Партия кадетов после Брестского мира



Автор: BR doc
Дата: 2017-12-21 10:20
Доктор исторических наук Селезнев Ф.А.: Партия кадетов после Брестского мира: вопрос о выходе России из Первой мировой войны. Этноконфессиональные и национальные проблемы развития отечественной государственности в теории, программатике и политико-правовой практике российского либерализма: Сборник материалов Всероссийской научной конференции. 1 – 3 октября 2015 г. Орел, Приокский государственный университет.
В ходе работы над проектом, результаты которого выражены в ряде публикаций, в том числе и вышеуказанной, были выявлены основные тенденции и этапы развития историографии рассматриваемой проблемы. Для её решения была разработана модель взаимодействия элит внутри социума. Были исследованы факторы, повлиявшие на геополитический выбор контрэлиты. В этой связи был сделан вывод о том, что вопреки существующему в историографии устойчивому мнению, конституционные демократы никогда не поддерживали попыток русской дипломатии маневрировать между Антантой и Тройственным союзом. Они были солидарны с той частью правящей элиты, которая стремилась прочно встроить Россию в Антанту, а после начала Первой мировой войны – не допустить сепаратного мира с Германией. Чтобы обезопасить себя от шагов царя в этом направлении, либералы совместно с антантофилами в правительстве повели в 1915 г. кампанию против тех членов кабинета, которых считали склонными к примирению с Германией. В этой связи в рамках проекта была выдвинута гипотеза о том, что пропагандистская компания против военного министра В.А. Сухомлинова была связана с подозрением, что через него могли осуществляться тайные российско-германские контакты (миссия В.Д. Думбадзе). Взаимодействие кадетов и антантофильского крыла правящей элиты продолжилось и в 1916 году. Это показала введенная нами в научный оборот новая информация из записной книжки П.Н. Милюкова, хранящейся в ГАРФ, о его пребывании за границей в июле – сентябре 1916 года. В ходе этой поездки противники министра иностранных дел Б.В. Штюрмера, подозреваемого в склонности к сепаратному миру, снабдили Милюкова компрометирующими материалами на него. Также в рамках проекта были выявлены и опубликованы архивные документы, которые могут дать представление об отношении к проблеме сепаратного мира широких кругов русского общества. Это фрагменты выписок из перлюстрированных писем, отложившихся в ГАРФ. Названные документы показывают, что представители политической элиты и образованного общества относились к возможности сепаратного мира с Германией отрицательно. В тоже время во внеэлитных социальных группах с октября 1916 г. нарастают антивоенные настроения. Применение методов теории элит позволило нам сделать вывод о том, что Февральская революция стала результатом раскола правящего класса царской России, часть которого, чтобы предотвратить действительную или мнимую угрозу заключения Николаем II сепаратного мира с Германией пошла на союз с контрэлитой. Механизм пополнения контрэлиты, победившей в феврале 1917 г., был исследован при изучении обстоятельств назначения Л.Г. Корнилова главнокомандующим Петроградским военным округом. Вопрос о формирования круга приверженцев Л.Г. Корнилова был рассмотрен в проекте на примере биографии В.С. Завойко, ставшего идеологом Корниловщины. Был сделан вывод о том, что идеологию окружения генерала Л.Г. Корнилова в 1917 г. нельзя назвать контрреволюционной. Её основой было революционное оборончество. Приход к власти большевиков в ходе Октябрьской революции во многом был предопределен упорным стремлением их противников (Корнилов, партия кадетов) довести войну до победного конца в единении с западными союзниками. В ноябре 1917 г. борьба между группировками контрэлиты (большевики, эсеры, меньшевики, Центральная рада, войсковое правительство Дона) продолжилась. На её исход оказал влияние внешний фактор. Англичане и французы готовы были поддержать любое правительство, которое сможет восстановить Восточный фронт. Это предопределило гибель генерала Н.Н. Духонина, попытавшегося сделать Ставку верховного главнокомандующего в Могилеве центром формирования общенационального правительства, которое выведет Россию из войны. Лидеры Антанты связали восстановление Восточного фронта с большевиками и, дабы не толкнуть Советскую Россию в объятия Германии, закрыли глаза на разгон Учредительного собрания. При этом Брестский мир рассматривался Антантой как временная передышка, после которой Советская Россия возобновит боевые действия. В рамках проекта впервые было показано, что в сложившейся ситуации руководство партии Народной Свободы всерьез рассматривало вопрос о сотрудничестве с большевиками на платформе национальной обороны. Кадетский ЦК предложил местным партийным организациям решить, должна ли партия встать на лояльную к советской власти оборонческую позицию. Для этого Агитационная комиссия ЦК КДП командировала на места своих представителей. В рамках проекта был проанализирован отчет одного из них – В.Н. Бочкарева – о поездке в Нижний Новгород. Из него следует, что рядовые члены партии не хотели вступать в Красную армию, но готовы были отказаться от саботажа и признали допустимыми «деловые сношения с большевиками». Таким образом, внутренний противник – большевики – оказался для большинства кадетов менее страшным, чем внешний враг – Германия. Это показал произведенный в рамках проекта анализ обсуждения руководителями кадетской партии вопроса о возможности опереться на помощь немцев для свержения советской власти. П.Н. Милюков, несмотря на свой личный авторитет, не смог убедить руководство партии в необходимости освобождать Москву при содействии германцев. Большинство членов ЦК КДП приняло декларацию с отказом партии от власти, опирающейся на немецкие штыки. На их решение повлияла та же традиция, которая предопределила геополитический выбор кадетов накануне Первой мировой войны. Её приверженцы считали, что близость с Англией и Францией будет способствовать либеральным переменам внутри страны, в то время как связь с Германией предопределит торжество реакции. Поэтому, вопреки антивоенным настроения большинства населения России, конституционно-демократическая партия до конца Первой мировой войны (ноябрь 1918 г.) сохраняла твердую ориентацию на единение с Антантой, что и привело кадетов к историческому поражению.