Челюскинцы



Автор: BR doc
Дата: 2014-04-02 00:15
События упали как снег на голову. Все было тихо, спокойно; люди просыпались, работали, стояли в очередях, читали газеты и, не находя в них ничего интересного, откладывали их в сторону. И вдруг, правительственное сообщение: «В Северном Ледовитом океане утонул, раздавленный льдами, пароход «Челюскин». Вся команда, за исключением завхоза, благополучно высадилась на лед. Правительство принимает энергичные меры по спасению отважных полярников.» Событие само по себе не так уж велико. Ведь корабли тонут не в первый и не в последний раз, однако, на «советское безрыбье» и этот «рак» был «рыбой». Газеты запестрели кричащими заголовками, по радио зачастили концерты, посвященные героическому экипажу, в театрах, в честь «Челюскинцев», ставились вновь испеченные пьесы. Моментально все пришло в движение. Отошли на второй план слухи о голоде на Украине и в Белоруссии, потерял свою остроту и продовольственный вопрос в Ленинграде и Москве. Ведь само собой понятно: время-ли говорить о каких-то очередях, когда в Ледовитом океане гибнут люди и правительство делает все возможное, чтобы спасти их. На этот раз правительство действительно старалось. Из Москвы, Владивостока, Хабаровска, Камчатки в Арктику были посланы самолеты. В поселках, на берегу Ледовитого океана подготовлялись (правда, больше для пропагандных, чем для практических целей) собачьи упряжки; в Москве готовили к полету советский воздушный шар — то бишь дирижабль КВ-62. Но народ и после всего этого мог усумниться в искренности сталинской заботы. Сомнение нужно было рассеять.



— Для спасения героических челюскинцев — не жалеть средств, — воскликнула московская «Правда» и в ответ на это советский летчик Леваневский был направлен в Америку, где покупает (заметьте: покупает за наличные денежки) самолет и летит так же на помощь. Это мероприятие вызывает новый восторг советских газет. Стоимость американского самолета склоняется во всех падежах. Всем должно быть ясно, что средства действительно не жалеются, ведь американцы народ хитрый и самолет продали не по-дешевке. Словом, все было сыграно замечательно. «Сталинские соколы», не взирая на пургу, морозы, дождь и другие равносильные причины, прилетели на льдину, сели, забрали потерпевших аварию и ... улетели. Казалось, вопрос исчерпан и дело закончено. Но дело именно только и начиналось. Летчиков и «челюскинцев» вызвали в Москву, где им готовилась торжественная встреча. Газеты сообщали о каждом шаге спасенных и спасителей. Народ плакал от умиления. И действительно, что могло быть трогательнее: сам Сталин — вождь, учитель и т. д., оставив на время свои великие дела, принялся за устройство встречи героев: послал им приветственную телеграмму, а начальнику московской милиции приказал усилить революционную бдительность. Разве это не забота? Украшенный цветами, лозунгами, плакатами поезд с челюскинцами летел к Москве. На больших и малых станциях едущих встречали представители колхозов и заводов. Везде произносились речи, игрался «интернационал», хвалился Сталин. Радио днем и ночью гремело на всю страну, поднимая упавшее настроение советских людей. И вот челюскинцы прибыли в Москву, проехали по празднично убранным улицам и остановились у Кремля. Снова речи, снова «ура» Сталину. А на второй день московская «Правда» и «Известия» напечатали длиннейшие списки награжденных орденами Советского Союза. Но награды не выдавались за геройство. Особого геройства не было. Полярники-летчики и до этого совершали более тяжелые полеты. Весь шум по приказу Сталина был устроен совершенно по другой причине. 1932-33 годы были страшными годами. В стране вымирали от голода целые области и края. На Украине и в Белоруссии люди пожирали друг друга. В Сибири восставшие крестьяне захватывали селения и даже города. Ненависть к советской власти со стороны народа возрастала с каждым днем. И вдруг — утонул «Челюскин». Лучшего Сталин не мог бы придумать. Спасением гибнувших можно было затмить сознание рассвирепевшего народа. Большевики исполнили приказ Сталина, действительно, с большим мастерством. 

Вольдемар Блюм
Газета «За Родину» Псков №256(351), вторник, 2 ноября 1943 года, с.3.