Россия без колхозов и тирании



Автор: Глезеров Сергей
Дата: 2013-02-22 16:43

Семьдесят лет назад, зимой 1943 года, на оккупированных врагом территориях нашей страны началось распространение «Смоленского воззвания» – «Обращения Русского Комитета к бойцам и командирам Красной армии, ко всему русскому народу и другим народам Советского Союза». Среди тех, кто подписал документ, был попавший в плен и перешедший на сторону немцев генерал-лейтенант Андрей Власов. Конечно, иначе как государственной изменой такой поступок назвать нельзя, однако невозможно игнорировать и тот факт, что во время Великой Отечественной войны для многих соотечественников антисталинские лозунги звучали привлекательно. О значении «Смоленского воззвания» для своего времени размышляет докторант Санкт-Петербургского института истории РАН Кирилл АЛЕКСАНДРОВ.

– Кирилл Михайлович, кто был автором «Воззвания» и о чем в нем говорилось?

– Текст документа – плод коллективного творчества нескольких представителей советской интеллигенции, объединившихся вокруг Власова осенью 1942 года. Большую роль в написании «Воззвания» сыграл Милетий Зыков – бывший корреспондент газеты «Социалистическое земледелие». В редактировании текста участвовал офицер отдела пропаганды капитан Николай фон Гроте – русский немец, служивший в годы Первой мировой войны в Ингушском полку Кавказской конной дивизии. Начиналось воззвание словами: «Большевизм – враг русского народа». Главный смысл «Воззвания» заключался в том, чтобы программные принципы (13 пунктов) русских противников Сталина были сформулированы и получили как можно более широкую известность среди соотечественников. Главные цели и задачи – отказ от колхозной системы и передача земли крестьянам в частную собственность, ликвидация принудительного труда, свобода религиозной жизни, хозяйственной деятельности, слова, собраний, печати, освобождение России от режима власти Сталина и заключение почетного мира с Германией. Конечно, хватало в «Декларации», особенно во вводной части, лживых штампов нацистской пропаганды – по поводу англо-американских капиталистов или о том, что Германия «не посягает на жизненное пространство русского народа и его национально-политическую свободу». Понятно, что Германия графа Штауффенберга не посягала, но Германия Гитлера и Гиммлера – посягала категорически. Правда, на удивление, как и позднее – в Пражском манифесте 1944 года, – власовцам удалось избежать в «Воззвании» каких-либо юдофобских сентенций. Уже в этом заключалось радикальное отличие документа от традиционной продукции ведомства доктора Геббельса. Русские противники Сталина, сколь бы ни выглядели утопичными их планы зимой 1943 года, внятно заявляли о том, какой бы они хотели видеть Россию – без Сталина и сталинской номенклатуры.

– Почему документ, подписанный в Берлине, был назван «Смоленское воззвание»?

– Действительно, пять советских граждан – генерал-лейтенант Андрей Власов, генерал-майор Василий Малышкин, бригадный комиссар Георгий Жиленков, журналист Милетий Зыков и бургомистр Смоленска Борис Меньшагин – подписали этот документ, увидевший свет 27 декабря 1942 года, в Берлине. Но в интересах морального воздействия сотрудники отдела пропаганды верховного командования Вермахта (ОКВ) указали, что «Обращение» подписано в оккупированном Смоленске. Группа немецких офицеров, симпатизировавших Власову, хотела, чтобы информация о комитете получила широкую известность среди населения оккупированных территорий. В последний момент подписи Жиленкова, Зыкова и Меньшагина были исключены руководителями немецкой военной пропаганды, они боялись ответственности, поскольку не согласовывали эту политическую акцию с начальником ОКВ Кейтелем. И «Воззвание» распространялось лишь с подписями Власова и Малышкина.

– Для кого декларация была предназначена в первую очередь?

– Изначально – для бойцов и командиров Красной армии на фронте. Комитет призывал «переходить на сторону действующей в союзе с Германией Русской Освободительной Армии». Так, вероятно, впервые широко прозвучало это словосочетание. На самом деле никакой армии в тот момент еще не существовало, да и сам Власов лишь недавно получил статус лица, официально освобожденного из плена. Однако защитники русского генерала из числа офицеров Вермахта, служивших в главном командовании сухопутных сил, по собственной инициативе организовали распространение «Воззвания» не только на фронтовой линии, но и в тылах армейских групп Восточного фронта, в первую очередь «Север» и «Центр».

– Известно ли, какова была реакция на «смоленское воззвание»?

– Она оказалась бурной и разной. Русский комитет, состоявший из пяти человек, существовал тогда лишь на бумаге, но уже к весне 1943 года о нем узнали сотни тысяч человек на оккупированных территориях. Они стали задавать вопросы, а из органов городских самоуправлений в Берлин посыпались письма и обращения. Возникло брожение в умах. В отчете группы армий «А», отступавшей с Северного Кавказа, подчеркивалось: «Декларация вызывает самый сильный интерес. Население ожидает дальнейших публикаций и действий в том же духе». Из группы армий «Север» сообщали: «Деятельность генерала Власова находится в самом центре внимания. Требуется немедленно придать действиям комитета подлинный характер, чтобы наша пропаганда не потеряла доверия у населения». Понятно, что советские патриоты и партизаны реагировали на «Воззвание» негативно. Однако и реакция нацистов оказалась враждебной. Альфред Розенберг, возглавлявший министерство по делам восточных областей, потребовал провести служебное расследование, чтобы выяснить, как произошло распространение «Воззвания» среди «подсоветского» населения в его зоне ответственности и кто из офицеров Вермахта этому способствовал. Расследование началось, но вскоре ушло в песок. С точки зрения управления, рейх представлял собой авторитарную анархию, в которой боролись друг с другом более пятидесяти разных ведомств, – и концов найти не смогли. Розенберг остался ни с чем, а офицеры штаба группы армий «Центр», готовившие покушение на Гитлера весной 1943 года, пригласили Власова в Смоленск.

– Как вы считаете, почему все-таки нацистские руководители не доверяли Власову? Боялись, что движение может выйти из-под контроля?

– В декабре 1944 года доктор Эберхард Тауберт, один из руководителей министерства пропаганды, ответил на этот вопрос в своем меморандуме так: «Власовское движение не чувствует себя настолько связанным с Германией, чтобы идти с нею на «пан или пропал». Оно имеет сильные англофильские симпатии и играет идеей возможной перемены курса». По оценке Тауберта, «Власовское движение не национал-социалистично», «не борется с еврейством и вообще не признает еврейского вопроса», а также «высмеивает национал-социалистическое мировоззрение». Генерал артиллерии Альфред Йодль высказывался еще более откровенно: «Только самые глупые телята идут за своим мясником: Русское освободительное движение – слишком взрывчатое оружие, чтобы им пользоваться».

– Сыграло ли «Смоленское воззвание» какую-то роль в ходе войны?

– Зимой 1943 года «Воззвание» превратилось из пропагандистской листовки в политический документ, сыгравший мобилизационную роль для врагов сталинского режима. По словам одного из чекистов, Власов стал знаменем для «контрреволюционного отребья всех мастей и оттенков, вплоть до монархистов». И «акция Власова» благодаря «Смоленскому воззванию» стала постепенно превращаться во Власовское движение. Нельзя отрицать, что в 1943 – 1944 годах идея России без Сталина – без колхозов и лагерей, без НКВД, ВКП(б) – нашла своих сторонников и среди военнопленных, включая командиров старшего и высшего звена, и среди части населения оккупированных территорий. Сторонники «Смоленского воззвания» считали, что в той исторической ситуации более опасным врагом для России остается не иностранный завоеватель, а враг «со стажем» – Сталин и номенклатура большевистской партии. Это была их принципиальная точка зрения, хотя и по поводу рейха зимой 1943 года уже никаких иллюзий не существовало. Кстати, именно поэтому враги Сталина заявили в «Смоленском воззвании», что они выступают за почетный мир с Германией, из которого неизбежно следует равноправие заключающих его сторон.

...В свое время Александр Солженицын сравнил Власова и его сторонников с конским табуном, метавшимся в горящей степи. Уместное сравнение для тех людей, которые семьдесят лет назад чувствовали себя оказавшимися между молотом и наковальней.

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10296587@SV_Articles


Лента новостей
В России необходимо восстановить монархию (2016-12-30 23:38)
В Чечне пройдет комплекс мероприятий памяти Авторханова (2016-12-30 14:57)
Всемирный Русский Народный Собор почтит память жертв большевистской революции (2016-12-30 14:25)
Россия без колхозов и тирании (2013-02-22 16:43)
Долгожданный подарок (2013-02-21 22:00)
Романовы сделали Россию великой державой (2013-02-20 20:27)
Новая станция метро в честь преступника! (2013-02-14 18:48)