Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Художественная литература о белогвардейцах Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
igorigor
младший унтер-офицер


Зарегистрирован: 19.12.2009
Сообщения: 298

СообщениеДобавлено: Пн Янв 18, 2010 7:52 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

С. Бабаян, "ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ", "РОТМИСТР НЕЖЕНЦЕВ", Москва, изд. "Вагриус", 1994 год
Image Image
Аннотация:
Сергей Бабаян окончил Московский авиационный институт, работал в различных НИИ и КБ, но главной его страстью стала российская история.
Его первый роман "ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ" рассказывает о судьбе участника Ледяного похода Белой армии. Драматические события тех лет мы видим глазами ротмистра Виктора Неженцева, вместе с ним попадаем в обезлюдевший после октябрьского переворота Петроград, оказываемся в самой гуще кавалерийской атаки, в армейском лазарете и среди тех, кто размышляет и спорит о судьбах России, истоках и причинах российской смуты.
Роман "РОТМИСТР НЕЖЕНЦЕВ" продолжает повествование о судьбе русского офицера в горниле Гражданской войны и рассказывает о полном опасностей одиночном рейде по кубанским степям во время Ледяного похода... Один из немногих уцелевших в арьергардных боях, Виктор Неженцев пытается пробраться на Дон и присоединиться к восставшим казакам, чтобы продолжать борьбу с большевиками.

""ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ
Наbеnt sua fata libelli*. ("Книги имеют свою судьбу (лат.)).

История рукописи этой книги должна быть замечательной. Должна быть - потому что о ней неизвестно почти ничего. В коротком комментарии было бы уместно сказать о ней так:
РУКОПИСЬ, НАЙДЕННАЯ НА АНТРЕСОЛЯХ.
О ее существовании незадолго до своей смерти рассказал моему старинному приятелю его дед, Петр Николаевич К***. Сказано было всего несколько слов: старик второй месяц лежал в больнице и был уже очень слаб; прошло несколько дней - и его не стало. Он сообщил, что какая-то рукопись - которую он почему-то назвал "парижской" - лежит в его квартире на улице Горького (тогда еще Горького) в прихожей на антресолях. И все. Из того, что может иметь хоть какое-то отношение к этой истории, известно еще одно: в 1945 году, вскоре после падения Берлина, Петр Николаевич, входивший в состав одной из репарационных комиссий, по какой-то служебной надобности на несколько дней приезжал в Париж. И вот теперь уже точно - все.
Через год после смерти деда мой друг нашел эту рукопись. Она лежала в старом портфеле под крокодила с письмами военной поры. Прочесть ее целиком Саша не смог: кроме того, что он читает исключительно научную и изредка фантастическую литературу, рукопись толщиной с энциклопедический том была написана в правилах дореволюционной орфографии и на бесчисленных ятях, ерах и десятеричных "и" Саша, по его выражению, "чуть не сломал глаза". Предполагая во мне некоторые литературные способности (быть может, потому, что сам он от изящной литературы бесконечно далек) и зная мою любовь к старой книге, он передал эту рукопись мне. Теперь, с его разрешения, я передаю ее Вам, читатель.
Вступление мое - сравнительно с тем, что я знаю о судьбе этой книги, - уже затянулось.
Не дело публикатора давать оценку неизвестного произведения неизвестного автора. Ограничусь самыми общими замечаниями.
Рукопись представляет собой 554 листа очень тонкой голубоватой бумаги (размер in 8*), мелко исписанных с двух сторон удивительно стройным - летящим - почерком. Сейчас так уже не пишут; по крайней мере, я никогда не встречал даже отдаленно похожей руки. О литературных достоинствах, как и предупреждал, я говорить не буду. Возможно, книга в чем-то и выиграла бы, если бы ее переписал профессиональный романист (а propos: я вовсе не хочу сказать, что она дурно написана; но книга, по моему глубокому убеждению, автобиографична, уже поэтому автор ее - не литератор). Возможно, она в чем-то и выиграла бы; но, во-первых, мне не хотелось множить печальные примеры нашей недавней литературной истории, а во-вторых - писательский профессионализм, достигнув определенной высоты, начинает, на мой взгляд, "поедать" уже самого автора: публика и критика довольны - а лица у писателя уже нет... Поэтому я позволил себе внести минимальные изменения - вместе с теми, на которых настояло издательство. Конечно, пришлось проститься с дореволюционной орфографией и тем самым лишить этот текст его благородного - немного тяжеловесного и в то же время изящного - старинного рисунка. Признаться, мне было жаль делать это: в свое время безжалостная расправа над вековыми конструкциями - пусть они и превратились в архаичные украшения - выхолостила русский язык (как сказал Алексей Толстой об обритом в одночасье боярине: "Босое лицо"...). Я боюсь, чтобы случившееся три четверти века назад не было началом конца: русский язьк слабеет, в последние годы - в устах и под пером русских людей - он все больше превращается в какого-то даже не интернационального, а скорее не помнящего родства лапидарного ублюдка... Но я отвлекся. Орфографию, конечно, я изменил, оставив лишь, с любезного разрешения издательства "Вагриус", прежнее написание некоторых слов, в котором дышит обаяние времени: черт через"о", "купе" и "кафе" через "э", "большевистский" в соответствии с нормами словообразования русского языка через "ц" ("большевицкий"), склонение украинских фамилий ("нет Савченки") и т. п. По настоянию редактора, я вынужден был разделить на отдельные предложения огромные синтаксические периоды - из опасения, что они окажутся неприступными терпению нынешнего читателя. Части пришлось разбить на простые пронумерованные главы: книга написана сплошным текстом, лишь кое-где разделяемым хронологическими отточиями; читать по двести страниц непрерывного, к тому же не изобилующего абзацами повествования - я согласен с редактором, нелегко. .. Название книги - "Господа офицеры" - мое: рукопись была без заглавия. Эпиграфы - в том числе открывающий книгу поставлены автором, кроме строки Мандельштама перед частью 2-й ("Петербург"): "Я вернулся в мой город" и т. д. подобрано мной - 2-я часть почему-то была без эпиграфа. Наконец, некоторые страницы (общим числом около тридцати) в рукописи отсутствовали; я написал их сам для связности изложения. Не сомневаюсь, что читатель заметит чужеродные места, несмотря на все мои усилия не выделиться из оригинала.
Надеюсь, он меня извинит: мною двигали самые благие намерения.
Кромe того, я взял на себя труд составления примечаний. Я посчитал их необходимыми: книга была закончена (судя по нескольким отчетливым реминисценциям из "Очерков русской смуты" А.И.Деникина и отсутствию более поздних) во второй половине двадцатых годов когда многие непринужденно упоминающиеся в тексте факты и лица были не просто известны, но и на слуху современников; кроме того, из-за насыщенности некоторых страниц узкопрофессиональными кавалерийскими, военными и просто устаревшими терминами массовому читателю трудно обойтись без глоссария. Заранее прошу извинить за неполноту примечаний и возможные вкравшиеся ошибки: я не историк, не философ, не кавалерист, не врач и т. д. - Я просто человек, которому Бог или случай вручил судьбу этой книги. Я чувствую нравственную ответственность за нее - в первую очередь перед собой, - как за участь подкинутого мне на крыльцо ребенка.
Теперь об авторе этой книги. Он неизвестен, и узнать его имя представляется едва ли возможным. По крайней мере, я здесь бессилен помочь. Фамилию Неженцев, которую автор по непонятным причинам дал своему герою (я полагаю - себе), носил командир Корниловского ударного полка подполковник Митрофан Осипович (Иосифович) Неженцев (1886-1918), погибший при штурме Екатеринодара. В романе он почему-то выведен под другой фамилией - Мезенцев (в отличие от подавляющего большинства действующих исторических лиц); главный герой не имеет к нему ни малейшего отношения.
Далее. Искать в петербургских жилищных архивах домовладельца строения 29 по Гороховой улице (двухэтажного, с львиными масками на замковых камнях, в 17-м году - светло-зеленого цвета) бессмысленно: дома, который бы соответствовал этому описанию, на участке Гороховой от Екатерининского канала до Фонтанки, к сожалению, нет. Военные архивы времен русско-японской и 1-й мировой войн, буде такие сохранились, для наших целей видятся мне бесполезными: самые малые войсковые единицы, о которых как о местах своей службы упоминает герой, - это кавалерийский корпус под командованием ген. П.И.Мищенко в 1905-м и 4-я кавалерийская дивизия в 1914 г. Едва ли поможет и историография 1-го Кубанского ("Ледяного") похода: в списке офицеров - его участников 2350 человек (правда, из них только 215 капитанов и ротмистров - но присвоил ли автор герою свое настоящее звание?..). Попытка определить его истинное лицо по занимаемой в Добровольческой армии должности, скорее всего, тоже обречена на провал: кавалерийский дивизион Глазенапа, в котором Неженцев получил эскадрон, был сформирован из донских партизанских отрядов; вероятнее всего, что в нем не было офицерского эскадрона... Есть, конечно, штрихи, которые автор, за их малозначительностью, едва ли потрудился придумать: год рождения 1884, военное образование - Николаевский кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище, Офицерская кавалерийская школа; наконец, в 1911 г. его полк (стоял в лагерях под Курском... Вообще непонятно, почему автор (в отличие, например, от бывших добровольцев-мемуаристов Р.Пауля и С.Гуля) столь надежно скрыл свое имя; быть может, именно потому, что это скорее художественное произведение, нежели мемуары... Тогда - опять может быть - в этом направлении и надо идти? И заниматься не архивными поисками, а сравнительною стилистикой?..
Уместно задать вопрос: почему эта книга не была издана в двадцатых-тридцатых годах в Европе, когда эмигрантские издательства публиковали практически всех, кто мог и хотел рассказать о безвременье революции и трагедии Белого дела? После прочтения этой книги, мне думается, на этот вопрос можно ответить так: среди эмигрантских политических группировок не было ни одной, которую эта книга более или менее болезненно не затронула бы...
И последнее. Не отказываясь от своего намерения избегнуть оценки, я единственно не могу не сказать: герой этой книги достоин сочувствия, а труд его - уважения. Feci quod potui, faciant meliora potentes*. (Я сделал, что мог, кто может, пусть сделает лучше (лат.)).

...Мы любим Россию не noтому, что гордимся ее иcтopиeй, - история многих государств достойна большего уважения. Мы любим Россию не пoтому, что здесь живет самый умный,честный и добрый нapoд, - многие народы Земли умнee,честнее и добрее русского. Мы любим Россию не пoтому, что она прекрасна: прекрасно все на Земле, что создано Богом, а березы растут и во Франции. Мы любим Россию не потому, что нам здесь хорошо жить: Россия не любит нaс, и мы обречены на изгнаниe. Мы любим Россию потому, что она наша Мать; мы здесь родились, ей мы обязаны жизнью. ""

От себя добавлю, что читал обе книги пять лет назад и, как говорят, "на одном дыхании"... Ничего подобного, ни до ни после, из художественной литературы по теме белогвардейцев не читал. До конца так и не понял, действительно ли это изложение СТАРОЙ РУКОПИСИ, или полностью работа самого автора ? Написано очень ярко и живо, как будто сам являешься участником тех событий и сопереживаешь их с самим главным героем. По этим книгам можно было бы снять отличный патриотический и исторический фильм... Но, где те русские продюссеры, которым интересна эта тема, ведь для остальных продюссеров - это не их "тема", а Кеосаяны, снимавшие трилогии-"мультики" про белых закончились.
Мнение мое и на истину не претендует. Интересно услышать МНЕНИЕ остальных, прочитавших эти книги ???...
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7368
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 26, 2010 11:35 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Книга "Белый Шанхай" о жизни потомков белогвардейцев вышла в России

18/03/2010
РИА Новости

МОСКВА, 18 мар - РИА Новости. Исторический роман "Белый Шанхай" Эльвиры Барякиной, в котором впервые российским читателям рассказывается о жизни русских эмигрантов в этой китайской провинции вышел в "РИПОЛ Классик", сообщили РИА новости в издательстве.

Как уточнили в издательстве, этот роман интересен тем, что в нем впервые так подробно и достоверно рассказывается о жизни русской колонии в Шанхае, основанной офицерами Белой армии. Много книг написано о русских поселениях в Харбине, а шанхайские эмигранты до сих пор оставались в тени.

"В Китае, Японии, США, Великобритании и Франции существует романтичный культ Старого Шанхая: города, который называли "Парижем Востока" и "новым Вавилоном". На Западе и в странах Дальневосточного региона о Старом Шанхае написано много книг, сняты десятки фильмов и телепрограмм. Но до Эльвиры Барякиной еще никто не писал о русских в Шанхае", - пояснила представительница пресс-службы издательства "РИПОЛ Классик".


По ее словам, Барякина вышла замуж за потомка одного из белых эмигрантов, приехавших в Китай в 1920-х годах. Писательница познакомилась с дальней родственницей мужа - 80-летней старушкой, которая и рассказала ей о русской колонии в Шанхае.

"В книге "Белый Шанхай" все составляющие захватывающего сюжета - приключения, драматические коллизии, яркие описания быта, любовь", - отметила собеседница агентства.

Она добавила, что материалы для романа пришлось искать по всему миру: от Москвы до Сиднея. Дело в том, что после прихода к власти Мао Цзедуна белые эмигранты были вынуждены покинуть Китай, многие из них перебрались в США и поселились в Калифорнии. Когда они умирали, их потомки приносили домашние архивы в университетские библиотеки, надеясь, что однажды они пригодятся исследователям русской эмиграции. Такими архивами пользовалась и Барякина.

Действие романа разворачивается в далеком 1922 году, когда в дельту Янцзы вошла эскадра - это был последний отряд Белой армии - четырнадцать военных кораблей, две тысячи беженцев. В трюмах - ни угля, ни продовольствия, только оружие. В богатом полуколониальном Шанхае белогвардейцев никто не ждал: власти испугались, что нищие эмигранты не сумеют устроиться и примутся за грабежи. Но русских все-таки пустили в город, и они сумели не только встать на ноги, но и создать на китайской земле свой уникальный мир.

Эльвира Барякина - писатель, журналист. В 2002 году переехала в Лос-Анджелес. В 2006-м основала образовательный ресурс "Справочник писателя", посвященный тонкостям издательского бизнеса. "Белый Шанхай" - первая книга задуманной писательницей трилогии о судьбах белогвардейских эмигрантов.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7368
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 26, 2010 11:36 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Немного дополню со слов автора романа:

Цитата:
В се началось с женщины по фамилии Фауст. Звали ее Евгения - она приходилась дальней родственницей моему мужу. В молодости, еще до Второй мировой войны, она жила в Шанхае.
- После революции туда приехали несколько десятков тысяч русских, - рассказывала она. - Это был целый мир, нечто совершенно уникальное. Вдоль реки Хуанпу располагались Французская концессия и Международное поселение, управляемое Великими Державами. Белые люди не подчинялись китайским законам, они создали в Азии почти Париж, почти Нью-Йорк, почти Вавилон. Но потом японцы оккупировали город, а в 1949 году Мао выгнал белых колонизаторов из страны. Несколько лет я вынашивала идею романа, но подступиться к нему было страшновато. О Китае я не знала ни-че-го.
Начала с азов, с учебников по китайской истории. Совершенно случайно нашла в магазине подержанных книг целую стопку довоенных мемуаров людей, живших в Шанхае в 1920-1930е годы: видно, кто-то из стариков собирал их, а потом наследники снесли все к букинистам.Еще одна замечательная находка - заброшенная библиотека при православной церкви в Лос-Анджелесе. До меня эти книги не перебирали лет десять. Старики-эмигранты уходили из жизни, а молодежь не интересовалась самиздатом, написанным дореволюционным шрифтом. Там, в пыли, в рваных коробках я нашла несколько тонких брошюр, написанных русскими, перебравшимися из Шанхая в Америку.Много материалов отыскалось в знаменитой Хуверовской башне - архиве при Стэнфордском университете. Там все хранилось на микропленке и я от руки делала выписки из никогда не публиковавшихся дневников полицейских, служивших в Международном поселении. Вот из этих лоскутов и был собран "Белый Шанхай". Я работала над текстом более полутора лет: каждый день по 8-10 часов, с редкими перерывами на недельный отпуск. Ездила в Китай - чтобы на все посмотреть своими глазами, побывала везде - от пестрого Кантона до тихих каналов Сучжоу.Я рассказывала посетителям своего блога, как продвигаются дела - очень уж хотелось увлечь их моей страстью. Публиковала старинные плакаты, пересказывала легенды, выкладывала видео. Попутно я написала несколько статей в Википедию - чтобы у любопытных читателей была возможность изучить подробности.В Китае существует некий культ Старого Шанхая: об этом городе, как об ушедшей под воду Атлантиде, написано бесконечное количество книг, сняты десятки фильмов. В англоязычной среде тоже есть эта субкультура. Но до меня никто еще не писал художественных произведений о русских в Шанхае - если не считать любительских рассказов, опубликованных лет 60-80 назад в местной прессе.Название книги пришло само собой: Шанхай, о котором я пишу, - это колония белых людей и в то же время - город, в котором поселились бывшие белогвардейцы.Мне хотелось написать роман, который бы соответствовал канонам классической русской литературы - с точно выверенными деталями и сложными неоднозначными героями. Что у меня получилось - оценят читатели.


подробнее о проекте: в ЖЖ автора : http://agent-marge.livejournal.com/
Официальный сайт книги: whiteshanghai.com/

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7368
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 02, 2010 1:16 am Ответить с цитатойВернуться к началу

1928 год: из книги атамана генерала П.Н.Краснова “Белая свитка”

-- … Вы про отца Гаврилу Проскуровскаго ничего не слыхали?

– Это который из донских казаков? Советской власти не покорился?

-- Государя-батюшку живым на выносе Святых Даров поминает?

– Уж не поминает больше. Слышно, в Почаев в монастырь подался, грех тяжкий замаливать.

– Что же такое с ним случилось?

– Было так, значит, по отдалению от власти ихней слободы отец Гаврила десять лет подряд за выносом Даров поминал: – «Благочестивейшаго, Самодержавнейшаго Великаго Государя нашего Императора Николая Александровича и Супругу Его Благоверную Государыню Императрицу Александру Феодоровну…», – и так до самого конца всё, как надо, по-старинному… И народу это, знаете, очень нравилось. Ровно луч света какого незримого во тьме сатанинской кромешной было то святое поминовение Царя-Великомученика.

И вот, значит, получает он указ от самого митрополита Сергия молиться за советскую власть. «Её, мол, радости – наши радости, её печали – наши печали». Так и прописано в указе. Крепко задумался и смутился отец Гаврила…

Однако помолившись, своего не оставил, продолжал поминать по-старому Государя. И вот через недолгое время после указа выходит он в воскресный день со Святыми Дарами и начинает: «Благочестивейшаго, Самодержавнейшаго Великаго Государя нашего»… Глянул… А у самого амвона, насупротив его кожаные куртки стоят… За револьверы хватаются…

Отец Гавриил крякнул, да нашёлся и продолжает:
– …Совнаркома и весь блаженнейший, справедливейший Ц.И.К., победоносное красное воинство и Наркомов его и всех членов Реввоенсовета Союза Советских Социалистических республик да помянет Господь Бог во Царствии Своем…

Значит, по митрополичьему указу всех сатанинских властителей помянул.

Повернулся потом посолонь и пошёл важно в алтарь.
«-- Что, мол, – думает, – съели?» …

Пришло время ему, как иерею, приобщаться. Говорит он молитвы, какие положено, с трепетом благоговейным поднимает воздУх, берётся за лжицу… Глядь, а чаша пустая. Исчезли Божиим велением Тело и Кровь Христовы, кощунственно оскверненные нечестивым поминовением.

…Как он докончил обедню, уж он и сам не помнил. Сказывают: выходит из церкви, разом белые стали его долгие волосы.

Созвал он к себе стариков и людей, кому особенно верил, поклонился им в ноги и говорит:
-- Простите меня, люди добрые, в согрешении моем. Сатану за Святыми Дарами помянул… Больше я вам не пастырь.

Тою же ночью собрался и ушёл навсегда из села. Говорят, наложил он на себя обет молчания: «Язык мой согрешил, впредь да умолкнет»…

Вот оно какое дело случилось! Ходит Господь между нами…

(П.Н.Краснов "Белая свитка": Берлин, 1928)

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
jucca
рядовой


Зарегистрирован: 15.10.2011
Сообщения: 2
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Сб Окт 15, 2011 11:26 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

меня в свое время очень потряс ФЛЕГЕТОН, Валентинова. Жанр определить трудно, гражданская война переплетается с каким-то выдуманным сюжетом из далекого прошлого, но если отбросить эти вставки получится книга в жанре мемуара белого офицера времен последнего Врангелевского похода. Рекомендую прочитать всем, книга написана очень сильно.



5 апреля 1921 года
Полуостров Галлиполи

С Эгейского моря дует теплый ветер, брезент наших палаток еле заметно подрагивает, а над желтым прибрежным песком с самого утра носятся громадные, совсем не похожие на наших крымских, чайки. Значит, все-таки весна..
Сегодня наше Богом проклятое Голое Поле затихло: неугомонный Фельдфебель с утра пораньше поднял Дроздовскую дивизию по тревоге и увел ее куда-то за холмы отрабатывать отражение десанта...
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB