Белая пропаганда, листовки барона Унгерна и генерал Деникин



Автор: Анна Соколова
Дата: 2018-05-25 10:23
Согласно оценкам современных исследователей, белые сильно проигрывали красным по части пропаганды, в том числе это выражалось и в меньшей зрелищности и доходчивости их листовок и плакатов. Они не умели так демагогически и с чувством врать, как красные. У белых не было определенного мнения по ряду вопросов, решение коих откладывалось до созыва Учредительного собрания после разгрома красных. А.И. Деникин был одним из ярких представителей этой политики «непредрешеченчества». Он был умным и честным человеком, который покинул Россию, увидев, что армия превращается в неуправляемую толпу, не слушающую приказов, добровольно отказавшись от власти в пользу барона Врангеля, который всячески стремился подсидеть его и плел интриги с этой целью. Генерал Деникин уехал из России почти без денег, увозя свою семью, а также сирот генерала Корнилова Л.Г. и сироту некоего белого офицера.



Среди белых предводителей было много профессиональных военных, но не было демагогов и политиканов, которые в избытке собрались среди большевиков. Ниже приводятся 2 плаката белой пропаганды и пара фото А.И. Деникина. На 1-м плакате белый богатырь собирается поразить красного дракона, который норовит пожрать церкви. На 2-м плакате белые при помощи архангела Михаила сталкивают большевиков с Лениным в ад, где им самое и место. Под каждым из фото генерала Деникина даны подробные примечания.



Далее я помещаю тексты трех сохранившихся листовок, которые распространяли унгерновцы. На всякий случай, замечу, что сам барон Унгерн их автором не является. Мне довелось читать некоторые его письма. Не будучи этническим русским, а только подданным Российской империи, Роберт Унгерн очень хорошо знал русский язык и писал грамотнее, чем автор этих листовок, чью пунктуацию я местами улучшила. Письма барона Унгерна обладают своеобразным стилем, местами витиеваты и образны, порой проскальзывают эсхатологические пассажи. Кроме того, он не любил канцелярщину и свел бумажный оборот к минимуму в своей дивизии. Так что, скорей всего эти листовки накропал кто-то из его штаба, сформированного по минималистическому принципу. Содержание листовок кратко охарактеризовано историком Кузьминым, как «антисемитизм и восхваление барона Унгерна». Написано, по моему мнению, очень наивно и трогательно. Я смеялась, когда это читала.



Стр. 224 из нижеупомянутой книги С.Л. Кузьмина: В отличие от красных, Унгерн не понимал значение пропаганды. Агитация велась в основном посредством циркуляров, рассылавшихся из (монгольских) министерств, расклейкой сообщений. Русско-монгольская типография в Урге (ныне г. Улан-Батор) печатала очень мало. Там были изданы эсхатологические выдержки из священных христианских книг. Краткие обращения унгерновцев к красным (видимо, листовки) из архива РГВА: "Солдаты Красной армии... Как Вам не стыдно бороться против правды, справедливости и порядка?... К чему Вас ведут наймиты жидов, хулиганы комиссары? Вам обещали мир и хлеб, а дали: войну и голод.. Опомнитесь пока не поздно и идите бороться вместе с нами... С нами Бог и барон Унгерн.

«Солдаты всеми презираемой армии… Бей жидов – спасай Россию… Не забывайте, что только жиды погубили и продолжают губить нас… Напрасно думаете, что правда и закон не восторжествует… Бог даст, скоро все громко воскликнем: «Ура… Государю батюшке Михаилу Александровичу».

Мое примечание – Благодаря скрытности большевиков, автор этой листовки еще не знает, что князь Михаил Александрович был тайно расстрелян красными вместе со своим секретарем Джонсоном еще в 1918. И еще кое-что напоминающее совр. образчики рекламы: «Бывшие сослуживцы... Недавно я осчастливился попасть служить в ряды войск Генерала барона Унгерна. Приняли отлично: одели, обули и накормили... О расстреле нет и помина. Вот где действительно торжествует правда и закон. Не сомневайтесь, братцы, идите к нам, несите оружие и будем снова вместе; начнем бить комиссаров».. (многоточия здесь – это не пропуски в тексте, а пунктуация оригинала)
Переписано мной с фото-копии из книги С.Л. Кузьмина «История барона Унгерна: опыт реконструкции».