Вмешательство политики в науку



Автор: BR News
Дата: 2018-01-12 12:25
Минобрнауки отправил на дополнительную экспертизу учебник по новейшей истории для 10-х классов. Совет Федерации не устроило, как в нем подаются события на Майдане. Как следует из опубликованного протокола декабрьского заседания, речь идет об учебнике «История России. Начало XX — начало XXI века» авторства Олега Волобуева, Сергея Карпачева и Петра Романова, выпущенном издательством «Дрофа». В октябре прошлого года сенатор от Крыма Сергей Цеков упомянул данное пособие во время пленарного заседания. Он процитировал отрывок про украинские события 2014 года и возмутился, что, как он выразился, «кровавый путч в Киеве» называется «революцией». Председатель верхней палаты Валентина Матвиенко сочла такую подачу материала провокационной. Она предложила комитету по образованию и науке «специально изучить разделы учебников по истории, посвященные присоединению Крыма». Давать оценку «остро дискуссионным» событиям современности и вообще вносить их в учебники истории не следует. Такое мнение выразил учитель истории гимназии 1543 на Юго-Западе Алексей Кузнецов. «Я убежден, что не только о событиях 2014 года на Украине, но и вообще о событиях 2014 года где-то еще, в школьных учебниках рассказывать не надо, — ометил он. «Не дело школьной истории давать какую-то оценку остро дискуссионным событиям, раскалывающим целые народы или большие общности. Так можно докатиться до того, что школьная история станет не неким спокойным изложением событий, а провокационной вещью. Этого надо избегать любой ценой», — отметил А.Кузнецов. При этом А.Кузнецов подчеркнул, что, высказывая претензии к учебнику истории, Совет Федерации занимается не своим делом. «Видимо, это для того, чтобы люди не забыли, что в стране есть верхняя палата парламента, которая ничем больше о себе напомнить не может. К тому же это чрезвычайно опасный ход в международно-правовом плане. Вспомните, какая истерика начинается в России, когда кто-то на официальном уровне в иностранных государствах нежелательным образом комментирует какие-то наши события. С какой стати глава Совета Федерации позволяет себе давать оценки произошедшему в соседнем государстве, я не понимаю», — заключил он.




Владислав Иноземцев, экономист: "государство, по-моему, вообще не должно иметь отношения к этому вопросу. И так было в 90-е годы — это были не самые плохие времена, когда было несколько учебников истории, которые разрабатывались группами специалистов. И школьные учителя могли выбирать те или иные учебники для ведения своих занятий. На мой взгляд, вопрос исторических учебников и вообще такого рода текстов заключается в том, что они не должны искажать реально происходившие события, факты. Что касается их оценок, они могут быть совершенно различные. История — наука идеологическая, она не предполагает какого-то четкого унифицированного подхода. С разных сторон исторических процессов они видятся очень разным образом. Поэтому мне кажется, что это совершенно неправильно — требовать какой-то государственной оценки единообразия в этих вопросах. Да, в Киеве произошла революция в 2014 году. Да, народ, вышедший на улицу, снес правительство Януковича. Можно говорить, был ли он законным, был ли он незаконным, незаконно ли произошла эта революция… Но революция в октябре 1917 года была столь же незаконной. Но несмотря на это, она была революцией, и никто не спорит, даже не сомневается, что она таковой была.

Николай Усков, главный редактор журнала Forbes Russia:"Знаете, я по образованию историк и честно говоря, всегда был против вмешательства политиков в ту или иную оценку. Мне всегда казалось сомнительным диктовать как писать учебники по истории. Потому что надиктовали за 70 лет советской власти до такой лжи чудовищной. Что когда запрет сняли, люди просто погрузились в депрессию. Они впервые вообще узнали за несколько лет, я-то более-менее с детства это знал, потому что у меня книжки правильные дома были. А большинство людей не знали, в какой чудовищной стране они прожили. И догадывались, но не представляли себе масштаба. Вот эта попытка диктовать, как писать учебники, как историкам работать, что им исследовать, чего не исследовать. Как давать оценки. Ни к чему хорошему никогда не приводит. В конечном итоге история — это зеркало. Мы смотримся в наше прошлое для того, чтобы понять, кем мы являемся во многом, мы нынешние. И очень важно чтобы это зеркало было чистым, и мы видели правильное отражение. Для этого существуют определенные методики исторических исследований. И я не вполне могу быть согласен с оценкой, что в Киеве произошла народная революция или просто революция, то, что происходили события, которые потрясли политическую систему, — да. Их оценка может быть такой, может быть другой. Вот если бы я писал сам эту главу, я бы примерно так описал. Потому что все-таки революция — это крупное событие очень. И чтобы что-то назвать революцией, нужно времена и перспективы. Ты должен увидеть, насколько это событие действительно повлияло на большие процессы. Возможно, окажется, что просто были беспорядки, которые сыграли важную роль на определенном историческом этапе, но в конечном итоге мало что поменяли. Вот в конечном итоге если Украина выйдет из-под орбиты России и станет европейской страной, а выйдет, не выйдет мы не знаем, ждать еще много времени. Но тогда можно будет говорить о том, что это важнейшее событие украинской истории. А возможно это останется мелким эпизодом в этой истории. И отношение к нему будет совершенно равнодушным. <...> Есть политические интересы России. Которые могут кому-то нравиться, не нравиться. Но таковы интересы. Россия естественным образом пытается сохранить Украину в орбите своего влияния. Очевидно, что политическому классу России и довольно значительной части населения не нравится, что Украина отходит от России. Или пытается отходить, откатиться от России. Что есть определенная политическая воля. И в этом контексте конечно члены Совета Федерации, наверное, бдительно следят за тем, как эти события оцениваются в СМИ, отдельными политиками. Вот Ксения Собчак сказала про Крым, про аннексию Крыма, сразу поднялась буча. Это понятно. Что в рамках того политического тренда, в котором мы находимся, очевидно, что любая попытка взглянуть по-другому на события 2014 года будет восприниматься в штыки. Это все естественно. Это политика. Я против того, чтобы эта политика в таком прямом виде выплескивалась в учебники истории и в какую-то серьезную литературу. Мы так далеко зайдем просто. В конечном итоге смысл революции 1991 года для России был в том, чтобы раз и навсегда прекратить то безобразие, в котором мы жили. Мы жили по краткому курсу ВКПб, в море бесконечной омерзительной лжи. Эта ложь производилась просто в гигатоннах каких-то. И мы не хотим туда возвращаться, по-моему. Я не понимаю, во всяком случае, зачем это народу. Может быть, политикам там удобно…".