Реакция в народе на смерть Сталина



Автор: BR News
Дата: 2018-02-02 12:04
Из книги «Крамола. Инакомыслие в СССР при Хрущёве и Брежневе» (М., 2005): 4 марта Во время погрузки деталей каркасных домов на берегу реки Дон колхозник Белоусенко сообщил, что по радио передали о тяжелом состоянии здоровья Сталина, у которого произошло кровоизлияние в мозг. В ответ на это колхозник Г.М. Гладких заявил: «Взяли бы и отрезали ему ухо и сбили кровь». Потом добавил: «Козлам уши режут, и они живые остаются» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 39954). Степанова Ф.И., разнорабочая из Риги, в разговоре о болезни Сталина сказала: «Умрет, тогда лучше будет… он ничего хорошего не сделал, а только организовал колхозы» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 38416). Узнав о болезни Сталина, заключенный Лобачев Ф.Н. нецензурно выругался и сказал: «Может, умрет – нам будет легче». Лобачев с конца 1951 г. ругал советское правительство, Сталина, колхозы, говорил, что ждать амнистии нечего, на всех стройках работают заключенные, освободить их могут только американцы, когда победят СССР (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40208; Ф. Р-9474. Оп. 41. Д. 1454). Трус А.С., шахтер из Кемеровской области, 4 марта 1953 г. сказал знакомому: «Ты знаешь, ведь издыхает руководитель партии и советского государства. Хватит ему над нами издеваться». 10 марта говорил, что надо войну, зарабатываем плохо, все заработанное уходит на заем[93], «говорят, американцы издеваются над пленными, но это неправда, наоборот, издеваются здесь, в Советском Союзе, не только над военнопленными, но и над всем советским народом». На следствии показал, что был зол на советскую власть с тех пор, как партизаны расстреляли его мать и сестер (Трус был белорусом и во время войны служил в немецкой армии) (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 42348). Семенов А.П., прежде судимый, не работавший и живший без прописки в Тульской области, и раньше допускал антисоветские разговоры. А по показаниям свидетельницы, утром 4 марта 1953 г. она увидела сидящего на железнодорожных путях человека и «заговорила с ним о постигшем нас горе, то есть о заболевании вождя. На мои слова: «Слышал ли этот гражданин о заболевании вождя советского народа?» – сидящий передо мной гражданин, как я теперь знаю, по фамилии Семенов, со злобой мне ответил: «Вот хорошо, чтобы он (назвал имя вождя) скорее умер», – и засмеялся. За эти гнусные слова я Семенова обозвала подлецом, он же, перед тем как высказать свой враждебный выпад по адресу вождя, исполнил религиозный обряд, то есть перекрестился» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 41048). Биезайс Л.В., комсомолка, моторист из Вильнюса, 4 марта 1953 г. сказала коллегам: «У Сталина отнялась рука и нога, он сейчас подыхает», а 6 марта сообщила, что «Сталин сдох». В январе 1953 г. говорила о том, что до советской власти в Латвии жить было лучше (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 43114). Пацевичус В.А., радиотехник из Каунаса, при обсуждении с сотрудниками болезни Сталина, сказал: «Ветер подул из Кремля, сам заболел и лечить некому … всех хороших врачей посадили[94] » (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 38564). Моисеев Е.Ф., слесарь из Новосибирска, 4 марта 1953 г. «нетактично выразился» о Сталине: «Что мы сейчас сделаем, отсюда не поможем, своих рук не подложим» (ГА РФ.Ф. 9474. Оп. 40. Д. 1805). Сапунов М.Д., рабочий нефтепромысла из Северной Осетии, комсомолец, 4 марта 1953 г. во время сообщения по радио о болезни Сталина в присутствии заплакавшей сослуживицы рассмеялся и сказал: «Ну что же, заболел, на его место другого назначат». Другому сотруднику сказал: «Ну что же, сдохнет, и мы сдохнем» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40521).



Сергиенко В.А., казак, бывший кулак, прежде судимый за хищение колхозного имущества, станичник из Северной Осетии, «касаясь вопроса болезни вождя народов, выразился по его адресу нецензурными словами и с насмешкой сказал, «что наверное ему пайка не хватает, надо зарезать козла Никиту и послать ему на усиленное питание». Говорил, что Сталин «его провез по всей Вселенной» – «до самой Колымы». В 1950-1953 гг. ругал колхозы, хвалил единоличное хозяйствование (ГА РФ.Ф. Р-9474. Оп. 41. Д. 677). Степанов Ф.Г., бухгалтер из Львова, кандидат в члены партии, в дни болезни Сталина говорил сослуживцам, что книгу «Экономические проблемы социализма»[95] написали ученые, а Сталин только подписал, что, если он умрет, печалиться нечего, «можно подумать, что он большой гений, ничего, и без него все изменится», «умрет – какая мне разница, все равно денег больше не дадут»; «а вот когда мы с вами будем умирать, то и одного профессора не будет, будут по нашим головам ходить». Утверждал, что в буржуазных странах больше культуры и лучше материальные условия жизни, что после смерти Сталина многие выйдут из опалы, например маршал Жуков, что Николай II ушел в отставку, и Сталину надо было так поступить (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 41068).

5 марта Бурханов Г., татарин из Ташкентской области, 5 марта 1953 г. в квартире знакомых, когда те говорили о болезни Сталина, стал пить водку. В ответ на замечание сказал: «Пусть он сдохнет, а я пойду на его место» – и нецензурно выругался. Бурханов говорил, что «Вождь народов сидел, а другие за него воевали, вот я инвалид, а мне пенсию не платят». Свидетельница (русская) стала говорить, что Сталин всегда заботился о народе, приводя в пример своего мужа, который тоже инвалид и получает пенсию. Бурханов налетел на нее с кулаками и говорил, что русских надо всех перерезать (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 42662). Панфилов Ф.Н., железнодорожный контролер, 5 марта 1953 г. на Курском вокзале в Москве сказал сослуживцу по поводу смерти Сталина, что «свято место пусто не бывает» и что, вероятно, на это место уже есть кандидаты и может быть не хуже Сталина. В 1948-1953 гг. в разговорах критиковал советских руководителей, колхозы, говорил, что за границей живут лучше и т.д. Слушал и пересказывал передачи «Голоса Америки» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 43129). Сычев Н.Д., комсомолец, машинист Куйбышевского строительного управления, услышав о болезни Сталина, сказал: «Поскольку у т. Сталина анализ мочи был ненормальный, возможно, у т. Сталина было венерическое заболевание, может быть, схватил что-нибудь наподобие триппера» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 43166).

6 марта Кирзунов А.Г., прежде судимый, художник, без места жительства и работы, 6 марта 1953 г. в закусочной в г. Сухуми (Грузинская ССР) в нетрезвом состоянии заявил: «Грузинский царь умер, будет русский царь, и тогда мы вам покажем» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40051). Монов А.Н., пожилой заводской мастер с Верхней Волги, бывший член партии, прежде судимый по ст. 58, не пустил рабочих цеха на траурный митинг («нужно работать, таких митингов будет еще много»), сказал сотруднице: «Не распускай нюни». В момент похорон вождя решил огласить приказ директора завода о распределении смен. В 1952-1953 гг. вел «антисоветские разговоры» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 43419). Косаурихин Ф.П., не работавший, прежде судимый, живший в г. Южно-Сахалинске, в 1951 г. сказал, что решающую роль в победе в войне сыграл не Сталин, а Жуков; 6 марта 1953 г. в нетрезвом состоянии у винного ларька ругал Сталина и читал «антисоветские стихи» (ГА РФ.Ф. Р-9474. Оп. 40. Д. 1288). Бряхнэ Г.Д., столяр из Тирасполя, 6 марта 1953 г. «оскорбил Сталина». «Войдя в цех завода, пел какую-то песню. На замечание рабочих о том, что сегодня траурный день и петь не полагается, Бряхнэ ответил нецензурной бранью, добавив при этом, что вместо умершего вождя найдется другой», а все равно колхозы будут и дальше (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 42267; Ф. Р-9474. Оп. 41. Д. 553). Луцевич В.Н., жительница Ашхабадской области, 6 марта 1953 г. в нетрезвом состоянии ругала Сталина: при известии о его смерти сказала: «Туда ему и дорога» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40592; Ф. Р-9474. Оп. 41. Д. 1470). Левин 3. Е., член партии, помощник начальника станции Московской окружной железной дороги, 6 марта 1953 г. во время разговора о том, как много народа идет в Колонный зал для прощанием с телом Сталина и как трудно добраться, сказал: «Наш народ жалостливый. Если даже негодяй умрет, так и то его семье оказывают сожаление, а это все-таки вождь». По другой версии: «Что же удивительного, собаку задавят, и то народ собирается смотреть, а это вождя хоронят». В тот же день пересказывал слухи, «что сын т. Сталина не родной, что насильно пьет водку, жена жалуется на него т. Сталину и его сажают на гауптвахту[96] » (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 43005). Соколова В.И., немолодая учительница из Горьковской области, 6 марта 1953 г. в учительской комнате пересказала содержание передачи «Голоса Америки» о смерти Сталина и слух об отравлении Сталина врачом; кроме того, в марте 1952 г. на уроке истории «искажала советскую действительность»: сказала, что в 1928 г. при строительстве бумажного комбината выписывались машины и специалисты из Америки (ГА РФ.Ф. Р-9474. Оп. 40. Д. 559). Васильев С.В., путевой рабочий из Мурманской области, утром 6 марта 1953 г., зайдя в квартиру бригадира и услышав о смерти Сталина, снял шапку, ударил ею об пол и сказал: «Умер вождь, так теперь все будем свободные, колхозы распустят, и землю раздадут крестьянам». Днем на работе говорил: «Подумаешь, родной отец умер, хлеб от этого не подешевеет». 9 марта в момент похорон Сталина во время пяти минут молчания, когда все встали и сняли шапки, Васильев прикрыл шапкой лицо и стал смешить стоявших рядом девушек (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 43291). Иванов А.Т., киномеханик из г. Чарджоу, 6 марта 1953 г. в зале кинотеатра во время демонстрации фильма, когда на экране появился Сталин, крикнул: «За смерть Сталина, ура!» (был в нетрезвом состоянии) (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40278). Устин Б. С, заключенный, в дни болезни Сталина говорил, что если тот не умрет, то он, Устин, выбросится из окна, затем предлагал выпить на радостях по случаю смерти Сталина. 6 марта 1953 г., когда рабочие прибивали портрет Сталина над административным зданием пересыльной тюрьмы, к ним подошел Устин и сказал: «Какую (нецензурное выражение) вы вывешиваете». В 1941 г. заявлял, что выпьет за родину, а за Сталина пить не будет; в 1952 г. говорил, что Сталин украл труды Ленина и выдает за свои, что нет в продаже муки из-за неправильного руководства страной, что нам нужна война, которая не была закончена в 1945 г. по вине Сталина, что с Америкой надо покончить навсегда, «чтобы в будущем наши дети жили спокойно» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40928). Настасюк Г.И., колхозник из Молдавии, узнав о смерти Сталина, сказал: «Хорошо было бы не только Сталин, но и все коммунисты в течение 3-х дней погибли, тогда и колхозов не было бы». А на следующий день, во время разговора, что желающим попасть на похороны Сталина предоставляется бесплатный проезд, Настасюк сказал: «Пусть черти едут и смотрят на него». В 1949-1952 гг. ругал колхозы, говорил, что колхозники за работу ничего не получают, что Сталин руководит неправильно, весной будет война с американцами и советская власть падет (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 42080). Филюнин Н.Д., слесарь машинно-тракторной станции из Пензенской области, когда после сообщения о смерти Сталина трактористы завели в цехе разговор о том, из чего будет сделан гроб, сказал, что «из гнилых сосновых досок, на хороший гроб И.В. Сталин себе не заработал, встретятся на том свете с Лениным, К. Марксом и Энгельсом, пойдут в буфет и выпьют за встречу». Остаток дня распевал нецензурные частушки. В январе 1953 г. ругал колхозы (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 41921). Тарасова А.Н., работник телефонной станции Ленинградского морского порта, в дни траура по Сталину 6-7 марта 1953 г. сказала сослуживице: «Что вы плачете? У вас сын умер?»; свидетели также приводили ее слова: «Царствовал один, будет царствовать другой». 7 марта попросила выключить работавшее на полную мощность радио: «Мне надоело эту муть слушать, у меня голова болит» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 36. Д. 1494).

7 марта Попов Н.В., без определенных занятий и места жительства, в билетном зале станции Манзовка Приморской железной дороги (Приморский край) пел песни. По рассказам свидетелей, на слова: «Отец прекрати петь, сейчас тяжелое время переживает вся страна, умер товарищ Сталин» – Попов ответил: «Товарищу Сталину я говорил, что он проживет столько лет, сколько он прожил, так оно и вышло». После этого он нецензурно выругался «по адресу Коммунистической партии Советского Союза и Ленинского комсомола» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 68217). Непомнящих М.Ф., механик из Салехарда, был в гостях на праздновании дня рождения. Одна из женщин сказала, что сейчас траурные дни и выпивать не надо бы. Непомнящих стал говорить, что «у нас есть правительство во главе с вновь назначенным руководителем, но почему его назначили, а не другого, причем назвал фамилию, и сам же ответил, что он еврей, а евреев у нас притесняют», приводил в пример «дело врачей» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 42499). Пармановский И.П., шофер из Амурской области, в гостях сказал по поводу смерти Сталина: «Собаке собачья смерть» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 39905). Петров Ф.П., член партии, бригадир лесосклада из Чувашии, будучи пьяным, во время сообщения по радио о смерти Сталина стал браниться в его адрес. По показанию свидетельницы обвинения, Петров во время передачи «стал приставать» к ней «с предложением выйти за него замуж», а ругаться стал в ответ на ее слова, что в такой момент он ведет себя недостойно. (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40733; Ф. Р-9474. Оп. 40. Д. 531). Приходько И.Ф., бригадир трактористов из Ростовской области, пришел в общежитие пьяным, достал из кармана бутылку водки и обратился к присутствующим: «Выпьем за Сталина, за то, что он умер, спасибо ему, что он построил нам сто девяносто тысяч концлагерей». В это время по радио начали передавать новый состав правительства. Приходько сказал, что там делят портфели (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40932). Шаймарданов Ш. Ш, инвалид войны из Башкирии, пьяный буянил в доме соседа, нецензурно выразился по поводу смерти Сталина, а также сказал: «Это неплохо, на одного коммуниста будет меньше» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 38569; Ф. Р-9474. Оп. 40. Д. 948).

8 марта Крылова Н.А., неработавшая жительница Горьковской области, в чайной в нетрезвом состоянии, «увидав газету с фотографией похорон товарища Сталина И.В., стала целовать его изображение, заявляя, что таких людей в Советском Союзе больше нет, называя остальных членов правительства вредителями. Когда Крыловой сделали замечание, она нанесла побои одной гражданке» (ГА РФ.Ф. Р-9474. Оп. 40. Д. 802).; Атабулаев А., колхозник, узбек, в кишлаке, увидев плачущего соседа, «заявил с усмешкой: «Нашли о чем плакать», – и, выражаясь нецензурными словами по адресу покойного вождя, сказал: «Почему он не умер 15 лет назад, а умер только теперь. Если бы он умер тогда, то бы этих колхозов у нас не было, и мы бы жили гораздо лучше, чем живем теперь. Далее он сказал, что умирают еще лучшие люди, но по ним никто не плачет, а такие, как он, пусть мрут как, сравнивая вождя с животным, и тут же выразился нецензурными словами». 9 марта на центральной площади г. Сталинабада во время траурного митинга, когда начался артиллерийский салют, сказал: «Стреляйте, чтобы гроба его и костей не осталось, пусть помучается, как мучаемся теперь мы». С 1937 г. в разговорах «допускал антисоветские высказывания» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40818). Брилон А.М., библиотекарша из Саратова, в библиотеке городского комитета КПСС пересказала подругам иностранную радиопередачу о формировании советского правительства после смерти Сталина (ГА РФ.Ф. Р-9474. Оп. 40. Д. 484).

9 марта Кичкина А.Ф., уборщица из г. Сталино, после траурного митинга пыталась купить газету вне очереди. В ответ на замечание сказала стоящим в очереди у газетного ларька: «Он сдох, и вы все подохнете» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 38707). Бузинов С.П., столяр из Московской области, после траурного митинга говорил: «Хотя бы дали грамм по 200 водки, помянули бы умершего вождя», рассказывал анекдоты про Сталина и Молотова (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 68411). Пейт Я.И., немец, прежде судимый, колхозник из Северного Казахстана, в ночь с 9 на 10 марта 1953 г. после траурного митинга сорвал портрет Сталина, бросил в снег и растоптал. В судебном заседании признался, что был совершенно трезвый и, растоптав портрет, сказал: «Чтобы мои глаза тебя больше не видели», а также показал: «Я недоволен советской властью за то, что мне как немцу-спецпоселенцу приходилось часто являться в комендатуру расписываться, и за то, что меня посадили на 10 лет в тюрьму» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 38397).

10 марта Козак Н.Ф., электромонтер из Львовской области, подошел к витрине, где была газета с фотографией Сталина в гробу. Некоторые из присутствовавших говорили, что, несмотря на свои 73 года, Сталин в гробу выглядит молодо. В ответ на это Козак выругался и добавил: что он «картошку, что ли, ел с кислой капустой, или глотал пыль, как мы с тобой?» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 43090).

11 марта Скадайте О.М., библиотекарша из Вильнюсской области, 11 и 14 марта 1953 г. у себя дома и у знакомых рассказывала анекдот о смерти Сталина: «Перед смертью вождь Советского народа и КПСС якобы сказал, чтобы его сердце похоронили в Грузии, а мозг в Москве, и еще одну часть тела разрубить на 16 частей и отдать всем республикам, чтобы вспоминали, а то умер и ничего не оставил народу» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40766).

12 марта Градовский П.И., шофер из Одессы, на строительной площадке подошел к женщинам, смотревшим фотографии похорон Сталина в газете, «облокотился на девушек» и сказал: «Что вы смотрите (при этом выразился нецензурной бранью), что вождь сдох». По показаниям свидетельницы, «все мы возмутились, а стоявшая вместе с нами кладовщица […] назвала его паразитом. После этого неприятного для всех нас случая, мы разошлись и приступили к работе» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 41513; Ф. Р-9474. Оп. 41. Д. 2320).

14 марта Ращупкин Н.П., рабочий на пароходе из г. Минусинска, был в гостях, выпил и по поводу сообщения о похоронах Сталина сказал: «Подох и черт с ним, он прожил 73 года, а нам и этого не прожить, они там сидят, тысячи получают, да пузу наедают, а мы здесь работаем день и ночь за 100 руб. … Советскую власть создали не они, а мы» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 93717). 15 марта Лопатина О.К., колхозница из Бобруйской области, 15 марта 1953 г. пришла домой, где проходила вечеринка, «заметно выпившая и как зашла, стала танцевать». Кто-то из присутствующих стал закуривать, достал из своего кармана газету, развернул и сказал: «Смотрите, как похоронили товарища Сталина». Услышав это, Ольга Лопатина выкрикнула: «Сталин наш враг, он умер» – и нецензурно выругалась (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40974).

Март Котов М.Н., бондарь из Тулы, говорил, что он доволен смертью Сталина, который «из миллионов людей высасывал кровь». Называл коммунистов босяками. В 1951-1953 гг. ругал руководителей партии и советского правительства, колхозы, хвалил жизнь в царской России; говорил, что советская власть будет скоро уничтожена (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 92067). Санжикова М.Т., пожилая домохозяйка из Херсона, во время болезни и похорон Сталина говорила: «А ведь правда написано в Библии, что красный дракон умрет на 30 году своего царствования» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 38549). Ефремов Н.Е., заключенный, после смерти Сталина говорил: «У нас будет борьба за портфель, и эта борьба дойдет до стрельбы. Америка воспользуется этим, может объявить нам войну, застанет врасплох и освободит наш народ от тяжкой муки … хорошо, что умирают члены нашего правительства, колхозники будут радоваться, а то они ничего не получают на трудодни, а им пишут одни палочки. Евреи нас загнали в мешок, осталось только завязать. В Америке жизнь лучше. Ни в одной капиталистической стране нет таких жестоких законов, как у нас. В тюрьмах сидят много колхозников за 5-10 кг. соломы. В Америке заключенных кормят лучше, чем у нас. Вот прилетит самолет из Америки, выбросит оружие заключенным, и они с оружием выступят против своего правительства. У Сталина жена еврейка и протаскивает евреев на руководящие посты, после смерти Сталина евреям жить не дадут». Хвалил Троцкого как хорошего оратора (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40424). Семилетов И.Я., пчеловод из Тбилиси, во время траура по Сталину сказал: «Бог дал, и он сдох» – и что траурные флаги вывесили «для закрытия глаз». Считал, что жизнь в СССР должна измениться «в сторону реставрации капитализма». В 1950-1953 гг. говорил о скорой войне и поражении в ней СССР, рассказывал анекдоты, говорил, что колхозники живут бедно (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 40806).



Костюнин А.И., плотник из Горьковской области, в дни траура рассказал анекдот: «Одна старушка пришла к Калинину просить пропуск за границу. Калинин спросил, зачем ей пропуск туда, «везде хорошо, где нас нет», а старушка ответила, вот туда и я хочу, где вас нет». В 1952-1953 гг. говорил, что заслуги Сталина в Гражданской войне преувеличивают: «В то время о Сталине никто и не слышал, тогда гремел Троцкий и его речи звали за собой народ, и все заслуги того времени стали приписывать Сталину только когда он стал нашим вождем». Говорил, что выборы в СССР – это только проформа, «все равно у власти будут те, кто назначен партийной группой, у нас нет настоящей демократии» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 42566).

12 апреля Шамаев А.А., рыбак с Сахалина, дома при квартирантах в нетрезвом состоянии подошел к портрету Сталина, погрозил ему кулаком и сказал: «Ты дашь мне денег на выпивку или нет?» Потом нецензурно ругался: «Вот сегодня я пил лак, эту отраву надо пить не нам, а руководителям правительства», «вот умер Сталин – одним живоглотом стало меньше». «Называл вождя дерзкими похабными словами» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 43401). 11 мая Агеев М.Е., священник из Донецкой области, в зале ожидания станции Ханженково говорил: «Сталин напился человеческой крови, а теперь лежит и гниет в земле» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 68474).

Сентябрь 8 сентября Белов И.П., колхозник, на ст. Голутвин Московско-Рязанской железной дороги в нетрезвом состоянии кричал, стоя возле бочки с пивом: «Сталин, кровопивец, подох, подохнут и ему подобные». В жалобах утверждал, что буфетчица недолила ему водку, а когда он стал требовать долива, позвала милиционера, и они на него «оформили дело» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 43414). Скуратов И.Л., путевой рабочий Амурской железной дороги, говорил: «Вот приеду в Москву, зайду в мавзолей, выколю глаза этой грузинской морде (назвал фамилию вождя) и залью ему мочой глаза» (ГА РФ.Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 68212).

Из докладной записки министра государственной безопасности СССР С.Д. Игнатьева Г.М. Маленкову, Л.П. Берии, Н.А. Булганину, И.С. Хрущеву от 5 марта 1953 г. о реакции военнослужащих и вольнонаемных Советской армии и Военно-морского флота на известие о болезни И.В. Сталина[…] Офицер Морского Генерального штаба, капитан первого ранга: «Да, очень тяжело поверить, что нас постигло такое горе, надежда на партию, которая железной рукой должна будет пресекать малейшую попытку внести разлад в своих рядах и народе. Особенно надо быть беспощадным к врагам». Вольнонаемная работница военной базы Московского военного округа: «Как жаль, что он так тяжело заболел! Не приложили ли руку к его здоровью евреи?» […] Вольнонаемная работница штаба ВВС Московского военного округа: «В тяжелой болезни т. Сталина виновны те же врачи-убийцы. Это, видимо, они и т. Сталину давали отравляющие лекарства замедленного действия» […] Заведующий столовой в мотострелковой дивизии, старшина: «Заболел тяжело, можно через дня три ожидать… Тогда некому будет и пожаловаться. Сейчас, чуть что получится, говорят: «Товарищу Сталину пожалуемся», а тогда некому будет. Возьмем такой пример. Почему нет евреев в колхозах, а все они на высоких занимаемых постах? Был бы Ленин, то их бы не было, он всех их сослал бы в Палестину. Был бы Ленин, то и войны не было бы. А все же евреев не было бы, если бы был жив Ленин, а то они нас душат». Машинистка штаба мотострелковой дивизии: «Как-то боязно. После его смерти кто будет на его месте? Кто знает, что люди думают? Встанет кто-нибудь на его пост, а потом окажется врагом народа. А что, если будет война? Сейчас самый удобный момент к этому, тем более, что зима кончается, а война всегда начинается летом» […] Старший контролер отдельного КПП Главного управления пограничных войск МГБ СССР, капитан: «Мне кажется, что после правительственного сообщения о болезни т. Сталина в стране все остановилось» […] Солдат мотострелковой дивизии: «Интересно, кто же будет избран на место т. Сталина, если он умрет?» […] Полковник в отставке, еврей, член КПСС: «Судя по тону сообщения – это конец. Сейчас в ЦК КПСС начнутся раздоры и взаимная борьба за власть, секретарь ЦК КПСС … (в тексте документа пропуск. – Сост.) будет сейчас стремиться расставить на высокие руководящие посты близких ему людей, чтобы обеспечить себе единовластное руководство. Мы будем наблюдать такую же обстановку, которая происходила в период борьбы с оппозицией. Вообще наше положение и авторитет значительно ухудшатся и по вопросам внешней политики. Возьмите страны народной демократии, они сейчас, естественно, будут стремиться к большей самостоятельности и к освобождению от нашей повседневной опеки. Особенно это положение относится к Китаю, который и до сих пор чувствовал себя наиболее самостоятельно, а сейчас трудно сказать, как могут повернуться наши отношения, тем более, что США принимают все меры, чтобы вбить клин в наши отношения с Китаем. Вышинскому пришлось коснуться в своем ответе по вопросу о евреях, значит, за границей по этому вопросу ведут соответствующую кампанию. В связи с тем, что случилось у нас, естественно, придется идти на известные уступки в области внешней политики. Вышинскому трудно будет и дальше вести непримиримую политику, теперь придется идти на уступки, особенно в корейском вопросе. Вспомните меня, что через месяц война в Корее закончится, и это будет сделано в результате наших уступок». Начальник отдела в ВВС Московского военного округа, старший лейтенант: «Если [Сталин] умрет, то Россию растащат на куски». Начальник клуба артиллерийской базы: «Туда и дорога». (Дано указание документировать и арестовать). Сержант артиллерийской бригады Прикарпатского военного округа, латыш: «Ну и хорошо». (Дано указание документировать и арестовать.) Инспектор политического управления Прикарпатского военного округа, подполковник: «А стоит ли его лечить?» (Проводится оперативное расследование.) Солдат бронетанкового склада: «Сталин долго не протянет, да это даже лучше. Посмотрите, как все сразу изменится». (Проводится оперативное расследование) […] Офицер штаба ПВО Военного министерства, полковник: «А кто теперь будет вместо него? Теперь этот вопрос всех очень волнует». Старший лаборант кафедры Военно-инженерной академии имени Куйбышева: «Может произойти ускорение начала третьей мировой войны. Дело идет к войне, а здесь – это сообщение». Министр государственной] безопасности С. Игнатьев Документ воспроизводится по публикации В.И. Лазарева «Последняя болезнь Сталина (из отчетов МГБ о настроениях в армии весной 1953 г.)» // Неизвестная Россия. XX век. Вып. 2. С. 254–258[97]. «А разве Вас траур не касается?»

 Из заключения помощника прокурора Львовской области по специальным делам от 15 октября 1953 г. по делу Катрич Л.И.[…] Катрич Лия Исааковна, 1918 года рождения, по национальности еврейка, со средним образованием, уроженка г. Одессы, без определенного занятия, временно проживала в городе Львове, 12.IV-53 г. УМГБ Львовской области была арестована и привлечена к уголовной ответственности по ст. 54-10 ч. 1 УК У[краинской] ССР[…] Основанием привлечения к уголовной ответственности Катрич Лии Исааковны явилось то, что Катрич в траурные дни Советского народа, 8 и 9 марта 1953 года, находясь в помещении междугородной телефонной станции в г. Львове, среди работников телефонной станции высказывала свои антисоветские настроения, направленные в отношении смерти руководителя Коммунистической Партии и Советского Правительства. Антисоветские высказывания Катрич в отношении смерти руководителя Коммунистической партии и Советского правительства как на предварительном следствии, так и в судебном заседании подтверждены показаниями свидетелей, допрошенных по делу: […] Свидетель Шипилов Алексей Петрович […] показал: «8 марта 1953 года, примерно в 16 часов 30 минут, я находился в переговорном пункте Львовской междугородной телефонной станции, где работает моя жена Шипилова Татьяна Семеновна. Я был свидетелем, как к жене подошла гражданка Катрич Лия Исааковна и, увидев на груди жены траурную ленту по случаю смерти И.В. Сталина, Катрич Л.И., удивляясь, с насмешкой спросила у жены: «Что Вы сегодня в трауре?» Я, будучи возмущен этим поведением гражданки Катрич, в свою очередь спросил ее: «А разве Вас траур не касается?» Катрич Л.И., не сказав ничего, отошла от жены. Я как гражданин CCCR душевно переживая за понесенную нами утрату, счел своим долгом принять меры задержания Катрич Л.И. […] Свидетель Андреева Вера Владимировна показала: […] Утром 9 марта 1953 года примерно в 8 часов 30 минут Катрич Лия Исааковна пришла на переговорный пункт и заказала для переговоров г. Проскуров, в это время на смену телефонистке, принявшей заказ у Катрич, пришла Шипилова, в адрес которой Катрич Л.И. высказала ругательство. Услышав это, я подошла к Шипиловой с целью узнать о возникшем скандале. Когда я подошла к Шипиловой, то Катрич в это время в моем присутствии со злорадством заявила: «Чтобы Вы всю жизнь траур носили и слезами на Сталина плакали» […] На основании приведенных доказательств Львовский областной суд дважды выносил обвинительный приговор по делу, признавал виновной Катрич в антисоветских высказываниях по отношению смерти руководителя коммунистической партии и Советского правительства. Катрич Лия Исааковна виновною себя в предъявленном обвинении не признала и объяснила, что со свидетелями она находится в ненормальных взаимоотношениях, а в связи с этим свидетели дали ложные показания. Верховный Суд У[краинской ]CCР рассматривая дело в кассационном порядке, пришел к выводу о наличии противоречий в показаниях свидетелей и признал обвинение недоказанным. На основании изложенного прихожу к заключению, что Катрич Лия Исааковна вполне обоснованно была привлечена к уголовной ответственности, а также вполне правильно и обоснованно была осуждена Львовским обл[астным] судом по ст. 54-10 ч. 1 УК У[краинской ]ССР. Однако учитывая наличие в деле определения Верховного Суда украинской] ССР о прекращении дела и то, что по данному делу представление председателя.Львовского областного суда на неправильное прекращение дела Верховным Судом У[краинской ]ССР отклонено Верховным Судом СССР, в связи с этим прокуратура области не приносила представления в прокуратуру СССР на предмет опротестования определения Верховного Суда У[краинской ]ССР по делу Катрич. Поэтому ПОЛАГАЛ БЫ: Надзорное производство по данному делу прекратить, дело возвратить в УМВД Львовской области для хранения в архиве. ГА РФ.Ф. Р–8131. Оп. 31. Д. 40510. Л. 3–6. Подлинник. Машинопись. 

Из постановления помощника прокурора Молдавской ССР по специальным делам от 27 ноября 1953 г. о проверке архивно-следственного дела по жалобе Карпа Г.И. Карп Григорий Иванович, 1882 года рождения, уроженец и житель села Четырены, Унгенского района, Молдавской] ССР, молдаванин, грамотный, беспартийный, кулак, без определенного места работы. Карп Г.И. обвиняется в том, что, являясь в прошлом членом буржуазно-националистической партии «царанистов» и кулаком и будучи враждебно настроен к советскому строю, высказывал клеветнические измышления и злорадствовал по поводу болезни руководителя партии и Советского правительства, то есть в преступлении, предусмотренном ст. 54-10 ч. 1 УК У[краинской ]ССР. Приговором Верховного Суда Молдавской ССР о 6 мая 1953 года Карп Григорий Иванович осужден по ст. 54-10 ч. 1 УК У[краинской ]ССР на 10 лет заключения в ИТЛ с последующим поражением в избирательных правах сроком на 5 лет. […] Проверкой архивно-следственного дела установлено, что совершенное преступление Карпа Г.И. подтверждается показаниями свидетелей, как на предварительном следствии, а также и судебном. […] Допрошенный в качестве свидетеля Буликан П.В. показал: «По существу моего заявления, я хочу рассказать о том, что 4 марта 1953 года, примерно часов в 6–7 вечера, я находился в Четыренской мельнице, куда пришел в нетрезвом виде Карп Григорий, отчества не знаю, и в присутствии меня, Горинчея Константина Михайловича и других колхозников со злостью стал рассказывать о том, что он сейчас слышал по радио, что (называет имя вождя) парализовало, отнялась рука и нога. После этого Карп во всеуслышанье добавил, что и выпали зубы, которые были похожи на зубы собаки. Затем Карп подошел к группе людей, которые ожидали очереди, и среди них стал высказывать свое недовольство, о чем он конкретно говорил, я не слышал, но отдельные фразы слышал о том, что раньше они жили очень хорошо, а при власти (назвал имя руководителя Советского Союза) жить стало хуже, ибо все забирает он». […] Обвиняемый Карп Г.И. как на предварительном, а также и судебном следствии виновным себя не признал. На основании изложенного считаю, что оснований для удовлетворения жалобы не имеется, а поэтому, руководствуясь ст. 360 УПК У[краинской] ССР, постановил: Приговор Верховного Суда М[олдавской] ССР от 6 мая 1953 года в отношении Карпа Григория Ивановича считать правильным. За отсутствием оснований к принесению протеста в порядке надзора на приговор Верховного суда М[олдавской] ССР, жалобу Карпа Григория Ивановича оставить без удовлетворения. […] ГА РФ.Ф. Р–8131. Оп. 31. Д. 41400. Л. 6-10. Подлинник. Машинопись.

Заключение заместителя прокурора Читинской области по специальным делам от 29 мая 1953 г. по делу Казаковой Г.А.Казакова Галина Альфонсовна, 1923 года рождения, уроженка ст. Шимановская, Амурской области, русская, гражданка СССР из семьи служащего, член ВЛКСМ, с высшим педагогическим образованием, до ареста работала учителем истории в 4 средней школе г. Читы. Судом Казакова признана виновной в том, что, работая учительницей в средней женской школе № 4 г. Читы, среди учащихся вела антисоветскую агитацию. 7 марта 1953 года во время проведения урока возводила клевету против руководителей партии и Советского] правительства, высказывала против них антисоветские измышления. 20 апреля 1953 года Читинский обл[астной] суд осудил Казакову по ст. 58-10 ч. 1 УК к 10 годам лишения свободы и 3 годам поражения в правах. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 12 мая 1953 года, рассматривая дело Казаковой, приговор оставила в силе, а жалобу осужденной без удовлетворения. 8 заявлении на имя Секретаря ЦК КПСС т. Хрущева Н.С. отец осужденной Казаков А.И. считает преступление дочери случайностью, что он, его жена и дочь Казакова Г.А. по своей прошлой деятельности беспорочны, что сам он член КПСС с 1924 года. В заключение просит дело производством прекратить. Из материалов дела видно, что жалоба не может быть удовлетворена, так как Казакова Г.А. совершила тяжкое государственное преступление. Работая учительницей, Казакова среди учащихся вела антисоветскую агитацию клеветнического характера. Так, 7 марта 1953 года во время проведения урока истории в 9 «а» классе Казакова допустила клеветнический выпад против руководителей ЦК КПСС и Советского правительства. В этот же день по окончании занятий, находясь в пионерской комнате школы, в присутствии учащихся: Пахомовой, Тырымовой, Михаловской и Штейн – Казакова распространяла антисоветские клеветнические измышления в адрес одного из руководителей Коммунистической партии и Советского правительства. Вина Казаковой подтверждается ее личным признанием и показаниями свидетелей Тырымовой Е.Н., Пахомовой Г. С, Жуковской А.В., Котовой А.А. и Михаловской Н.С. Ученица 9 класса Тырымова Е.Н. в судебном заседании показала: «Казакова Г.А. у нас была преподавателем истории и 7 марта 1953 г. на уроке истории после митинга на вопросы учениц и вообще Казакова рассказывала: при жизни т. Ленина т. Сталин, якобы, занимал незаметный пост. 0 дипломатах Казакова сказала, что дипломат – это тот человек, у которого слова расходятся с делом. Если он говорит о мире, то получается наоборот, при этом допустила такую ошибку, не сказав, что это дипломаты капиталистических стран. На вопрос учениц, почему на пост Председателя Совета Министров назначен Маленков, а не Молотов, она ответила, якобы он был снят с этой должности как несправившийся, поэтому и назначен Маленков… Мы спросили, почему Аллилуева[98] рано умерла? Она ответила, что она была отравлена по специальному заданию как враг народа, чтобы не скомпрометировать т. Сталина. Казакова рассказала нам, что когда т. Сталин находился в ссылке, то имел несколько жен и детей». […] На вопрос суда Казакова ответила: «…виновной я себя признаю полностью … На уроке истории на вопрос, почему за т. Сталина назначен т. Маленков, а не Молотов? Я ответила, что когда-то в свое время т. Молотов не справился с этой задачей и был отстранен от этой должности … Затем мне был задан такой вопрос, будет ли т. Маленков называться вождем? Я ответила: если он оправдает доверие, то будет… Мне был задан вопрос, почему она (Аллилуева) так рано умерла? Я ответила, что она была отравлена как враг народа, чтобы не скомпрометировать т. Сталина…» Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 428 УПК, постановил: Приговор Читинского областного суда от 20 апреля 1953 года по делу Казаковой Галины Альфонсовны считать правильным, а мера наказания избрана в соответствии содеянного. Жалобу Казакова Альфонса Иосифовича оставить без удовлетворения. Дальнейшее производство по делу в надзорном порядке прекратить. Дело вернуть в читинский областной суд[99]. ГА РФ.Ф. Р–8131. Оп. 31. Д. 38002. Л. 24–26. Подлинник. Машинопись.

Из заключения помощника прокурора Красноярского края по специальным делам от 4 июня 1953 г. по делу Басова Б.А.Приговором Красноярского краевого суда от 11 апреля 1953 г. по ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР осужден к 10 годам лишения свободы и 3 годам поражения в правах Басов Борис Александрович, 1939 г. рождения, грамотный, б[ес]п[артийный], не судим, до ареста работал рентгенотехником в краевой больнице г. Красноярска. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 28 апреля 1953 года приговор Краевого суда оставлен в силе. Краевой суд признал Басова виновным в том, что он 5 марта 1953 г. в нетрезвом состоянии в ларьке в присутствии гр[ажда]н Степаненко и Муравьева высказал антисоветскую клевету на одного из руководителей Коммунистической партии и Советского правительства. В предъявленном обвинении Басов виновным себя не признал и показал, что он был пьяный и ничего не помнит. […] Допрошенный в судебном заседании свидетель Степаненко показан: «5 марта 1953 г. я на базаре встретил Муравьева и мы зашли в ларек, туда же зашел и гр. Басов, которого я не знал. Кто-то из посетителей заговорил о состоянии здоровья одного из руководителей партии и правительства, на что Басов ответил: «Пусть он умирает, на его место найдутся десятки людей». Кто-то ответил: «Найдутся-то найдутся, но не такие, и миллионы людей будут о нем плакать», – на что Басов ответил: «Не плакать, а радоваться будут миллионы людей», – присутствующие были возмущены такими словами, я и Муравьев задержали Басова» […] В своей жалобе Басов указывает на то, что его осудили неправильно, что в ларьке, где он пил, было много народу, но всех не допросили, что антисоветских высказываний он не допускал […] На основании изложенного, полагал бы, за отсутствием оснований к принесению протеста в ходатайстве Басову Борису Александровичу о пересмотре дела отказать[100]. […] ГА РФ.Ф. Р–8131. Оп. 31. Д. 38248. Л. 5–6. Подлинник. Машинопись.