Бутовские новомученики - молитвенники за Россию



Автор: Галина Сиротинская
Дата: 2017-05-26 22:40

13 мая 2017 года в четвертую субботу по Пасхе Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл служил Литургию в храме новомучеников в Бутово (район Москвы). Там были вознесены молитвы Богу и новомученикам, там было отмечено 80-летие массовых казней 1937. В своей проповеди Патриарх говорил о подвиге новомучеников: "Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! Сегодня, в четвертую субботу после Пасхи, по сложившейся в новейшее время замечательной традиции мы собираемся здесь, на Бутовском полигоне. На месте умерщвления десятков тысяч неповинных людей, многие из которых душу свою положили за веру Христову, мы совершаем Божественную литургию, в которой участвуют священнослужители Московских городской и областной епархий, игумении и игумены монастырей, многочисленный народ Божий. На антиминсе, которым сделалась земля Бутовского полигона, мы возносим Господу бескровную Жертву и молимся об упокоении невинных. И, наверное, каждый, кто вспоминает невинно убиенных, думает о том, что только силой Божией и в ответ на молитвы мы можем получить от Господа времена мирные, исполненные справедливости и милостивого отношения к людям, которые навсегда исключили бы из нашей жизни опасность повторения того, что произошло в нашем Отечестве в страшные годы послереволюционного уничтожения веры и Церкви"...


Что же такое Бутово в русской истории 20 века? Это расстрельный полигон, политый кровью тысяч невинных русских людей всех возрастов и сословий. 31 июля 1937 года НКВД издал указ № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». После этого в ходе политических репрессий в Москве было вынесено и приведено в исполнение огромное количество смертных приговоров. Кладбища Москвы не могли справиться с таким потоком захоронений. Тогда в середине 1937 года НКВД были выделены два новых спецобъекта — Бутово и Коммунарка. На объект «Коммунарка» попадали представители партийного руководства и советской номенклатуры, офицеры РККА, инженеры, деятели культуры и искусства, работники НКВД, а на объекте «Бутово» расстреливались все остальные: рабочие, крестьяне, священники, кулаки, уголовники, бывшие белогвардейцы и прочие «антисоветские элементы». Больше всего людей было расстреляно 28 февраля 1938 года — 562 человека. На февраль 1938 года пришёлся пик расстрелов, что связано с дополнительной квотой на расстрел 4000 человек, утверждённой Политбюро ЦК ВКП(б) 31 января только для Московской области. Смертные приговоры жертвам репрессий были вынесены без состязательного судебного рассмотрения, с санкций внесудебных органов уголовного преследования — тройки УНКВД по Московской области, особой комиссии НКВД СССР, прокурора СССР, а также специальной коллегии Мособлсуда. Осужденных на расстрел привозили из московских тюрем в машинах с надписью «ХЛЕБ». На полигоне их размещали в длинном бараке, где проводилась перекличка и сверка людей с доставленными из тюрем документами. И только после этого им объявляли смертный приговор. Расстрел начинался после восхода солнца выстрелом в затылок из пистолета. Расстрелянных закапывали в 13 рвах, общая протяжённость которых составляла 900 метров. Ширина каждого рва была 4—5 метров, а глубина около 4 метров. Захоронения производились без уведомления родственников и без церковной или гражданской панихиды. Родственники расстрелянных стали получать свидетельства с указанием точной даты и причины смерти только с 1989 года. 31 июля 1937 года НКВД издал указ № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». После этого в ходе политических репрессий в Москве было вынесено и приведено в исполнение огромное количество смертных приговоров. Кладбища Москвы не могли справиться с таким потоком захоронений. Тогда в середине 1937 года НКВД были выделены два новых спецобъекта — Бутово и Коммунарка. На объект «Коммунарка» попадали представители партийного руководства и советской номенклатуры, офицеры РККА, инженеры, деятели культуры и искусства, работники НКВД, а на объекте «Бутово» расстреливались все остальные: рабочие, крестьяне, священники, кулаки, уголовники, бывшие белогвардейцы и прочие «антисоветские элементы». Больше всего людей было расстреляно 28 февраля 1938 года — 562 человека. На февраль 1938 года пришёлся пик расстрелов, что связано с дополнительной квотой на расстрел 4000 человек, утверждённой Политбюро ЦК ВКП(б) 31 января только для Московской области. Смертные приговоры жертвам репрессий были вынесены без состязательного судебного рассмотрения, с санкций внесудебных органов уголовного преследования — тройки УНКВД по Московской области, особой комиссии НКВД СССР, прокурора СССР, а также специальной коллегии Мособлсуда. Осужденных на расстрел привозили из московских тюрем в машинах с надписью «ХЛЕБ». На полигоне их размещали в длинном бараке, где проводилась перекличка и сверка людей с доставленными из тюрем документами. И только после этого им объявляли смертный приговор. Расстрел начинался после восхода солнца выстрелом в затылок из пистолета. Расстрелянных закапывали в 13 рвах, общая протяжённость которых составляла 900 метров. Ширина каждого рва была 4—5 метров, а глубина около 4 метров. Захоронения производились без уведомления родственников и без церковной или гражданской панихиды. Родственники расстрелянных стали получать свидетельства с указанием точной даты и причины смерти только с 1989 года. Кого расстреливали? Часто глубоких стариков, в буквальном смысле уже и без того лежащих на смертном одре. Так, чекисты схватили живущего на покое (на пенсии) 82 летнего старца митрополита Серафима (Чичагова). В прошлом блестящий аристократ и офицер, выпускние Пажеского корпуса и артиллерист, Леонид Чичагов участвовал в Русско-турецкой войне на Балканах 1877-78 за освобождение славянских стран и за храбрость был награжден георгиевским оружием. После войны он принял священный сан, а овдовев - монашество. Владыка составил житие преподобного Серафима Саровского. После революции продолжал нести тяжелый и опасный крест служения Церкви. В 1937 по приказу Сталина его явились арестовывать. Но передвигаться тяжело больной старик не мог. Тогда его поместили в машину "Скорой помощи" и отвезли в Бутово, где и расстреляли. Церковь прославила митрополита Серафима в лике святых как мученика.


Для Мурманска с историческим именем Романов-на-Мурмане судьбы реперессированных близки и понятны. Основал наш город святой мученик Государь Николай Второй, расстрелянный вместе с семьей коммунистами 17 июля 1918 года. А долгожданный морской храм Спас-на-Водах был освящен в 2002 году, и при создании его был заложен ковчег с мощами новомучеников Бутовских. Частицы мощей Бутовских новомучеников есть и в антиминсе храма (антиминс - особый плат с частицами муучеников, без которого не может совершаться Литургия). Вот потому и молятся Бутовские мученики о далеком северном городе, о процветании храма. Сегодня нам особенно нужна их молитва, потому что мурманчане собирают средства на возведение Преображенского кафедрального собора. Естественно, необходимо и изучение житий новомучеников в церковной школе Спаса -на- Водах, в приходских школах Мурманска и области, в средних школах, вузах. По возможности, надо совершать и паломничества в храм новомучеников в районе Бутово в Москве. Мы верим, что по моливам репрессированных, замученных в лагерях, раскулаченнх, растерлянных русских людей будут строиться и строиться православные храмы на Руси, в том числе и наш Преображенский собор.