Пакт Молотова-Риббентропа



Автор: BR stat
Дата: 2018-03-24 10:27
В современном рунете довольно часто тиражируется информация о том, что, де, союзничество СССР и нацистской Германии является мифом, а пакт Молотова-Риббентропа отнюдь не является чем-то из рядом вон выходящим и является обычной дипломатической практикой как того, так и современного времени. Так же часто упоминается так называемый "Мюнхенский сговор" как "аналог" данного пакта "с другой стороны". Причина тиражирования подобного утверждения понятна - признание СССР союзником и пособником Гитлера наносит очень серьёзный удар по всей советской мифологеме вообще и по широко культивируемому сегодня культ Победу в частности, чего, понятное дело, современная россиянская пропаганда допустить не может. Поэтому товарищи партийные "историки" любой ценой, не считаясь с потерями собственной репутации (если, конечно, таковая в положительном ключе вообще имеется) борются с данной "фальшивкой". Рассмотрим подробнее, почему СССР являлся союзником Третьего рейха по-факту и почему любые попытки "отмазать" его от этого заранее обречены на провал.

"Нормальная дипломатическая практика"

Утверждение о том, что пакт Молотова-Риббентропа является обычным дипломатическим договором о ненападении и что ничего экстраординарного в нём нет, является либо плодом предметной безграмотности и некомпетентности, либо вполне сознательной и целенаправленной попыткой дезинформировать (т. е. солгать, обмануть) аудиторию. Действительно, подписание договора о ненападении между странами является абсолютно нормальной и ни в коем случае не подсудной, даже наоборот, приветствуемой, практикой. Мало что в политике может быть важнее, чем мирное добрососедское сосуществование различных стран мира. Но пакт М-Р не был обычным договором о ненападении, т. к. он содержал в себе так называемый секретный дополнительный протокол. Данный протокол давно известен и опубликован (как в российской, так и в зарубежной печати), но по сей день при упоминании пакта М-Р определёнными "деятелями" его существование старательно умалчивается. На что рассчитывают при этом оные "деятели" не ясно, видимо на тотальную тупость, безграмотность, необучаемость и полное отсутствие памяти у своих слушателей и читателей. Так как он (секретный дополнительный протокол) достаточно короткий, приведём здесь его полностью:

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:
1) В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.
2) В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, границы сфер интересов Германии и СССР будут приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.
Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития. Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.
3) Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.
4) Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете


(текст взят с сайта hrono.ru, который ссылается на "Хрестоматия по отечественной истории 1914-1945 гг." С. 479). [Впервые опубликован за рубежом в сборнике "Nazi-Soviet Relations 1939—1941", Washington, 1948]



Наличие данного секретного дополнительного протокола, в котором стороны ставят на повестку дня вопрос о целесообразности существования независимого государства и его будущих границ, естественно, безоговорочно выводит пакт М-Р из категории обычных договоров ненападении. Если вдруг кто-то с этим не согласен - пусть предоставит список других различных договоров о ненападении между странами, где бы обсуждались подобные вопросы - этот список должен быть достаточно обширен, чтобы мы могли назвать это "нормальной" (т. е. общепринятой, распространённой) практикой. Нужно отметить, что обсуждение вопроса о "желательности сохранение независимого Польского государства и его границах", выглядит особенно циничным на фоне действовавших тогда договоров о ненападении между СССР и Польшей и между Польшей и Германией.



Вопрос же о том, является ли "нормальной дипломатической практикой" данный документ сам по себе (в отрыве от договора о ненападении и прочего) - вопрос дискуссионный и ответ на него во многом лежит скорее в области морали и этики. Сильные державы мира сего не раз и не два перекраивали карту мира и делил между собой сферы влияния и интересов. Признание такой практики нормальной (в попытке оправдать СССР) автоматически ставит счастливое государство рабочих и крестьян на один уровень с прочими "империалистическими хищникам" и поджигателями войны (коих так нещадно критиковала советская пропаганда), а войну СССР и Германии переводит из священно-сакральной области (в коюю её старательно запихивали все эти годы) в разряд обычной свары разбойников, не поделивших добычу между собой на сходке (оставляя народу роль простой шпаны, которая должна "мочить" друг друга за интересы "паханов").

"Нормальная дипломатическая помощь"

Как уже было сказано выше, СССР был союзником нацистской Германии не в силу, разумеется, заключения договора о ненападении и даже не в силу разграничения сфер интересов двух держав (хотя совместное перерисовывание границ и решение судеб чужого независимого государства - явно серьёзный шаг в эту сторону), а в силу их военного сотрудничества.

Из беседы наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова с послом Германии в СССР Ф. Шуленбургом от 25 мая 1940 г.:

В беседе Шуленбург поставил следующие вопросы:

1. О поставках нефтепродуктов.

Шуленбург сообщил, что им получен ряд телеграмм из Берлина, в том числе и от Риббентропа, с просьбами усилить поставку нефтепродуктов, что является чрезвычайно важным ввиду событий, происходящих сейчас на Западном фронте [разгар Французской кампании вермахта - прим.]. Вопрос о ценах на нефть улажен благодаря вмешательству Председателя Совета Народных Комиссаров тов. Молотова, за что ему весьма благодарны, и сейчас стоит только вопрос о программе поставок нефтепродуктов на ближайшие 5 месяцев. По этому вопросу ведутся переговоры между германскими хозяйственниками и «Союзнефтеэкспортом». Расхождения небольшие, достаточно только указания тов. Молотова для того, чтобы «Союзнефтеэкспорт» выполнил просьбу Германского правительства. При этом Шуленбург вручил тов. Молотову памятную записку по этому вопросу (Приложение № 1). Тов. Молотов ответил, что вопрос о желаемом количестве нефтепродуктов не вызывает возражений с советской стороны. Он говорил несколько часов тому назад по этому вопросу с тов. Микояном, и все предложения германского правительства приняты. Дано полное согласие. При теперешних операциях действительно нужны и автобензин, и газойль для немецкой армии, действия которой замечательно успешные.

2. О поставках зерна.

Шуленбург сообщил, что количество зерна, которое должно было быть отгружено до 20 мая с. г., составляло 140 тыс, тонн, фактически же за этот срок отгружено 63 300 тонн, из которых германскую границу перешли только 28 тыс. тонн, и просил тов. Молотова дать указания об увеличении зерновых поставок до размеров, предусмотренных заключенными договорами.


[АВП РФ, ф. 06, on. 2, п. 14, д. 155, л. 181—184]

Как мы видим, в самый разгар битвы за Францию, советская сторона поставляет Германии два крайне важных для любой современной воюющей армии ресурса - топливо и продовольствие, причём вопрос поставок топлива наиболее остро стоит перед Германией, которая, акцентируя на этом внимание советской стороны, просит дополнительно увеличить эти поставки, на что советская сторона во всём охотно соглашается (как с особой важностью самих поставок так и с вопросом увеличения объёмов), дополнительно выражая удовлетворение по поводу "замечательно успешных" действий немецких войск.

Следует отметить, что советская сторона и ранее была прекрасно осведомлена о об особой важности поставок нефтепродуктов для Германии.

Из телеграммы полномочного представителя СССР в Германии А.А. Шкварцева в НКВД СССР от 5 марта 1940 г.:

Шнурре просил не прекращать поставок нефти в Германию, которые хочет прервать Союзнефтеэкспорт ввиду отсутствия договоренности о цене. По словам Шнурре, Союзнефтеэкспорт на 200 процентов завысил цены на нефть. Соглашение о ценах будет достигнуто, сказал Шнурре, если не завтра-послезавтра, то через 10—12 дней. Пока же он просит продолжать поставку нефти Германии, за которую Германия рассчитается по условленным позже ценам. В нефти Германия крайне нуждается и придает особое значение непрерывности ее поставок. Перерыв же в поставках нефти поставил бы Германию в чрезвычайно серьезное положение и произвел бы невыгодное впечатление в Англии и других странах, а также свел бы на нет большие технические мероприятия, которые были проведены для осуществления удобной транспортировки нефти и которые себя уже оправдали

[АВП РФ, ф. 059, оп. 1, п. 315, д. 2174, л. 153—154]


Германия, в силу двух основных причин - ограниченности собственных запасов и широкой экономической блокады, для проведения масштабных военных операций остро нуждалась не только в нефтепродуктах и продовольствии, но и в поставках различных руд и металлов.

Из беседы наркома судостроения, главы торговой делегации в Германии И.Ф. Татевосяна с командующим ВВС, министром авиации Германии Рейхсмаршалом Г. Герингом  от 29 марта 1940 г.:

Тов. Тевосян начал с того, что о дружественных отношениях Советского Союза к Германии Герингу достаточно известно. Об этом авторитетно сказано нашим руководством в выступлениях тов. МОЛОТОВА, в беседах с тов. СТАЛИНЫМ. Эта дружба подтверждена хозяйственным соглашением от 11 февраля 1940 г., по которому мы взяли на себя серьезные обязательства помочь Германии дефицитным сырьем, металлом. Это доказано тем, что мы тут же после заключения договора начали грузить зерно, нефть. Больше того, мы грузим ежесуточно бензин и газойль, не дожидаясь заключения фирменного договора


[Архив бывшего Политбюро ЦК КПСС, ф. 3, on. 64, д. 668, л. 49—56.]

Нет смысла перечислять здесь весь спектр советско-нацистского экономического сотрудничества, читатель, пожелавший более подробно ознакомиться с этим аспектом, может обратиться, например, к сборнику "Оглашению подлежит: СССР-Германия 1939—1941 (Документы и материалы). Сост.-переводчик: Ю. Фельштинский". Ограничимся лишь краткой сводкой общих поставок:

В соглашении предусматривалось, что СССР будет поставлять в Германию:
1 000 000 тонн фуражного зерна и бобовых, на сумму 120 миллионов рейхсмарок
900 000 тонн нефти на сумму около 115 миллионов рейхсмарок
100 000 тонн хлопка на сумму около 90 миллионов рейхсмарок
500 000 тонн фосфатов
100 000 тонн хромитовых руд
500 000 тонн железной руды
300 000 тонн чугунного лома и чугуна в чушках
2 400 кг платины

Для обеспечения выполнения своих заказов СССР обязался поставить Германии в течение следующих 18 месяцев 11 000 тонн меди, 3000 тонн никеля, 950 тонн цинка, 500 тонн молибдена, 500 тонн вольфрама, 40 тонн кобальта. Кроме того СССР предоставлял скидку Германии на транзит её товаров по Транссибирской магистрали

Как мы видим, СССР обязался поставлять Германии (в обход экономической блокады) наиболее важные для её военной промышленности материалы. Разумеется, СССР поставлял всё это не бесплатно. В ответ он получал "недостроенный тяжелый крейсер «Лютцов» и оборудование, необходимое для завершения его постройки; образцы корабельной артиллерии, мин, торпед, перископов; образцы последних моделей самолётов; образцы артиллерии, танков, средств связи. Также образцы более 300 видов станков и машин: экскаваторов, буровых установок, электромоторов, компрессоров, насосов, паровых турбин, нефтяного оборудования и т.д".

Апологеты СССР любят указывать на этот факт (факт того, что СССР получал в ответ образцы военного и промышленного оборудования), однако, при всей важности образцов "артиллерии, танков, средств связи" и "экскаваторов, буровых установок, электромоторов" и тяжёлого крейсера "Лютцов" (который, забегая вперёд, не сыграл в годы войны никакой роли вообще), возможность обхода Германией экономической блокады и получения её остро дефицитных ресурсов в самый разгар войны, видится куда более важным. Сложно оценивать, как бы повернулась история, если бы СССР хотя бы не принимал участия в снабжении немцев столь важными ресурсами (не говоря уже о том, как если бы СССР принял самое активное участие в экономической блокаде Германии и даже всесторонней помощи Англии и Германии), однако, вероятно, тяжесть потерь советского народа в годы войны с Германией была бы куда меньшей (не факт, что Германия и вовсе бы рискнула пойти на такую авантюру). Впрочем, адептов СССР такая мелочь никогда особо не интересовала. Следует отметить так же, что в самом по себе факте экономического сотрудничества СССР и Третьего рейха нет чего-то особо предосудительного. До войны с нацистской Германией сотрудничало множество государств к обоюдной выгоде, однако с началом мировой войны (с началом Польской кампании вермахта) Германия была поставлена странами запада в условия экономической блокады, более известной как "Экономическая война" [см. en.wikipedia.org/wiki/Blockade_of_Germany_(1939–45) - интересно, что материал об экономической блокаде Германии совсем не переведён на русский, видимо, в РФ - наследнице СССР, активно помогавшем Германии в то же самое время, эта информация не слишком-то популярна].

Впрочем, справедливости ради, следует так же отметить, что в снабжении Германии участвовал не только СССР.

Пакт четырёх

В конце ноября 1940-ого года советская сторона передала в Германию согласие на вступление СССР в состав "Оси" на определённых условиях. Из беседы наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова с послом Германии в СССР Ф. Шуленбургомот 25 ноября 1940 г.:
 
Тов. Молотов сообщает условия, на которых Советский Союз согласен принять в основном проект пакта 4-х держав, а также говорит о тех выводах, которые исходят из этого сообщения.  В заключение т. Молотов говорит, что германской стороной был предложен один открытый текст и 2 секретных протокола. Советская сторона готова принять за основу предложенный текст и предлагает составить 5 секретных протоколов.

К слову о "секретных протоколах", как мы видим, в этой записке, переданной Шуленбургу, говорится о необходимости заключения сразу аж целых пяти таковых. Согласие советской стороны, однако, принято не было. Возможно дело было в выдвинутых СССР условиях, приведём их здесь:

1. Если германские войска будут теперь же выведены из Финляндии, представляющей сферу влияния СССР, согласно советско-германскому соглашению 1939 года, причем СССР обязывается обеспечить мирные отношения с Финляндией, а также экономические интересы Германии в Финляндии (вывоз леса, никеля).

2. Если в ближайшие месяцы будет обеспечена безопасность СССР в Проливах путем заключения пакта взаимопомощи между СССР и Болгарией, находящейся по своему географическому положению в сфере безопасности черноморских границ СССР и организации военной и военно-морской базы СССР в районе Босфора и Дарданелл на началах долгосрочной аренды.

3. Если центром тяжести аспирации СССР будет признан район к югу от Батума и Баку в общем направлении к Персидскому заливу.

4. Если Япония откажется от своих концессионных прав по углю и нефти на Северном Сахалине на условиях справедливой компенсации.

Сообразно с изложенным должен быть изменен проект протокола к Договору 4-х держав, представленный г-ном Риббентропом, о разграничении сфер влияния в духе определения центра тяжести аспирации СССР на юге от Батума и Баку в общем направлении к Персидскому заливу.

Точно так же должен быть изменен изложенный г. Риббентропом проект протокола — Соглашения между Германией, Италией и СССР о Турции в духе обеспечения военной и военно-морской базы СССР у Босфора и Дарданелл на началах долгосрочной аренды с гарантией 3-х держав независимости и территории Турции в случае, если Турция согласится присоединиться к четырем державам

[Архив Президента РФ, ф. 3, on. 64, д. 675, л. 108—116.]


Возможно Германия сочла подобные притязания неприемлемыми. Так или иначе, но принятие СССР в "Ось" не состоялось. Разумеется, даже упоминания о советском согласии вступить в "Ось" невозможно (по вполне понятным причинам) встретить в просоветских публикациях на тему советско-германских отношений.

После военной операции в Польше полковник Кребс, — он же был раньше помощником военного атташе в Москве, — получил приказ вести переговоры с Советским правительством о создании советско-германской смешанной комиссии для составления новых границ между СССР и Германией и самому быть членом этой комиссии. Перед отправкой в Москву Кребс был у Гитлера для получения заданий для работы в Москве. Гитлер приказал ему при установке границы строго соблюдать все для Германии выгодные стратегические соображения, как выгодные пункты для военной операции, и, впрочем, пойти всем желаниям и требованиям советской стороны навстречу, ибо, — как прибавил Гитлер, — если Советское правительство не пошло бы мне навстречу и мне не удалось бы заключить дружеский договор с Советским Союзом, я был бы принужден весь польский вопрос положить в длинный ящик. Об этой встрече и об этом разговоре с Гитлером Кребс рассказал в доме посла Шуленбурга в 1940 г. после завтрака в малом обществе в присутствии: Шуленбурга, фон Типпельскирх, Кэстринга, фон Вальтера, секретаря Грепнера и в моем присутствии. Из слов Гитлера ясно, что:

1. заключенный в Москве советско-германский дружеский договор был для Гитлера предпосылкой для объявления войны Польше

Иоганн Ламля
Потсдам, 24 июля 1946 г.
ЦА ФСБ России. К-512491. Л. 75—83. Подлинник. Рукопись. Автограф.


 
Отметим, что все это происходило в период Второй мировой войны, когда Германия особенно остро нуждалась в стратегическом сырье и продовольствии, будучи блокированной с моря (английские рейдеры контролировали все морские коммуникации), а СССР выступил фактически как союзник фашистской Германии

Советский оригинал секретного дополнительного протокола о границе сфер интересов Германии и СССР, подписанный Молотовым и Риббентропом 23 августа 1939 г. - хранится в АП РФ, Ф.3. Оп.64. Д.675а, Лл.3-4. Впервые полный текст советского оригинала секретного дополнительного протокола к ПМР вместе с его фотокопиями - был опубликован в журнале "Новая и новейшая история", 1993, №1, (стр. 83-95), в статье "Советско-германские документы 1939-1941 гг. из архива ЦК КПСС". Про то, как был обнаружен советский подлинник секретного дополнительного протокола к ПМР, можно прочитать в статье Б.Л.Хавкина (одного из публикаторов этого документа) - "К истории публикации советских текстов советско-германских секретных документов 1939-1941 гг."

Новый секретный дополнительный протокол к Германо-советскому договору о дружбе и границе между СССР и Германией (Москва, 28 сентября 1939 года)

Текст: 1000dokumente.de/index.html?c=dokument_ru&dokument=0027_gre&object=translation&st=&l=ru
Факсимиле: 1000dokumente.de/index.html?c=dokument_ru&dokument=0027_gre&object=facsimile&st=&l=ru


В тему инсинуаций о "подделке протокола", можно отметить, что он упоминается в следующих документах:

Ноябрь 1940 года [Док. №№ 159–199]
Документ № 179
Беседа председателя Совнаркома, наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова с рейхсканцлером А. Гитлером в Берлине
13.11.1940
Особая папка
Гитлер заявляет, что он думает продолжить ответы на вопросы, поставленные Молотовым во вчерашней беседе. Прежде всего он хочет остановиться на вопросе о пакте 3-х и его внутренних целях. Он хотел бы затронуть вопрос о советско-германских соглашениях, которые были заключены до настоящего времени. В связи с этим он останавливается на словах Молотова о том, что соглашение выполнено за исключением пункта о Финляндии. Молотов заявляет, что, собственно говоря, соглашение между СССР и Германией — это прежде всего пакт о ненападении, который, конечно, остается в силе. Можно говорить, следовательно, о выполнении секретного протокола, являющегося приложением к основному договору.


Продолжение следует...





Играю здесь онлайн игровые автоматы ссср с друзьями играем, ассортимент игр широкий.