Хронология и особенности рейда на Талабские острова осенью 1918 года. Часть вторая



Автор: Кругликов В.В
Дата: 2016-07-31 09:44

Изначально планируется произвести уничтожение комиссаров по совету поручика Борунова, а именно ударом приклада в затылок: со слов поручика – это мгновенная смерть без лишних мучений. «…Я на войне убил прикладом немца наповал». Первого выводят Яна Залиту, по общему уговору ему сообщают о том, что его ведут на допрос, но удар прикладом сбивает его с ног, сам приклад ломается, а комиссар, хватаясь за голову, падает раненый на палубу. Борунов, который бил, из-за качки промахивается, и приклад, лишь скользнув по голове, ломается об плечо комиссара. Борунову становится плохо, его рвет, он уходит в каюту, откуда не выходит до конца ликвидации. Перед этим с него снимают пальто, в которое заворачивают раненого Ивана Залиту, после чего его добивают прикладами. Привязав в качестве груза пулеметные ящики, тело скидывают за борт. После всего принимают решение расстреливать в затылок из револьвера, внезапно, по сигналу Пермикина, который стоит на носу, держа в руках веревку, протянутую к пароходному гудку в рубке. Звук гудка, сигнал к выстрелу, он же его перекрывает. Остальных комиссаров ликвидируют Минут, Горок и Бронин из одного нагана, который передают из рук в руки. Опасаются за действия Бронина, поскольку он хоть и самый хладнокровный благодаря медицинскому образованию, но в тоже время без пенсне ничего не видит, да и военного опыта у него нет. Палуба оказывается вся в крови, нормально на ногах могут стоять лишь Минут и Пермикин, они каждый раз окатывают палубу из ведер заборной водой. Пулеметных ящиков не хватают, по совету Бронина пытаются затащить тела на крышу рубки, для того, чтобы потом, связав их вместе выкинуть за борт, но это им не удается, на озере шторм, тела соскальзывают и падают. Приходится скидывать тела в воду без пулеметных коробок. К концу акции у Бориса Пермикина и Николая Минута все ноги мокрые, спустившись в трюм к топке, где находятся Кистерь и двое братьев Малашкиных, они переобуваются в новые носки, и, сняв сапоги, видят, что ноги у них не в воде, а в крови. Прибыв утром 21 октября на острова, объявляют, что пленных отправили судить в Псков. Однако талабчане не поверили и говорят между собой, что их «отправили в царство ершей».


В этот же день, Борис Сергеевич, пишет записку своему брату в Елизаровский монастырь (22) , чтобы он не переходил пока на сторону Псковского Добровольческого корпуса, а остался в монастыре, контролируя ситуацию, поскольку большевики могли приказать обстрелять острова из батареи капитана Смирнова (23). Если такой приказ последует, то выполнять его необходимо или с недолетом, или с перелетом, безопасно для населения. На островах же он прикажет жечь костры для имитации пожаров (24). Также просит переотправить сообщение о захвате островов в Чудскую флотилию, чтобы она раньше обговоренного плана переходила на сторону Псковского корпуса, поскольку без ее помощи тяжело будет отразить возможный десант на острова. Отправляет с этой запиской рыбака. Записку подписывает «Орловым». Вечером прибывает посыльный с ответом от Всеволода Пермикина, где тот сообщает о ближайшем обстреле острова. Ночью на 22 число происходит обстрел поселения батареей капитана Смирнова. Под руководством офицеров рыбаки исправно жгут костры, «показывая» тем самым, что острова горят. Снаряды ложатся или у красного берега или перелетают к эстонскому. Рыбаки понимают, что это возможно лишь благодаря предварительной договоренности «Этой же ночью меня разбудила стрельба капитана Смирнова. Стреляла она («батарея» - прим. В.К.) совершенно неприлично, даже рыбаки заподозрили, что их только пугают.» Днем 22 октября Борис Пермикин отправляет группу рыбаков на лодках в Раскопель, чтобы продублировать сообщение адмиралу Нелидову (25) .


Этим же днем на острова приезжает мужик из деревни, что на красной стороне вблизи Елизаровского монастыря, и впечатляется тем, что видит на островах: порядок и дисциплину, офицеров и вооруженных талабчан отдающих им честь, и это при полной анархии и отсутствии власти в других деревнях. Сообщает, что существуют и другие силы противодействия большевикам, которым надоела царившая анархия, добавляя, что эти силы готовы захватить и держаться до последнего патрона в Елизаровском монастыре. Каждый из офицеров получает должность на Талабских островах. Федотова отправили на родной Верхний остров, где он командует взводом, составленным из жителей этого острова, прапорщик Горок являлся его помощником. Минут назначается адъютантом, а Бронин при хозяйственной части. Борунову поручили командовать взводом из бывших красногвардейцев. Поскольку фамилия барона Кистерь не упоминаться, можно предположить, что он вернулся в Псков, всего скорее, уже в первые дни после рейда. Информация базируется на рассказе Пермикина, где барон Кистерь вообще не упоминается. У Минута, барон Кистерь, наоборот, упоминается, в том числе, говорится, что во время ликвидации он был в трюме с Брониным, далее в последующем перечислением должностей (у Минута ) на острове его уже нет. Если судить по отношениям Пермикина с бароном Кистерь в эмиграции и по тому, что последний опубликовал свой рассказ о десанте лишь после смерти Бориса Сергеевича, то ситуация между офицерами могла возникнуть конфликтная. Причины конфликта могут крыться и в том, что барон Кистерь был против его желания взят в данный рейд, а затем задействован в акции ликвидации, которую не поддерживал.

2.Удержание острова. Пополнение, участие других воинских соединений. Первые операции.

С 22 числа Пермикин начинает осуществлять вылазки на красный берег с целью ликвидации наиболее активных комиссаров и иных советских работников. В этом ему помогают местные крестьяне. 23 и 24 октября Пермикин занимается наладкой гарнизонной службы. Население каждого острова образовывало одну роту, кроме Талабска, где после прибытия пополнения ( в конце октября, начале ноября ориентировочно, прямых ссылок пока не обнаружено ) образовали две роты. В итоге Талабские острова обладали подразделением в батальон (26). 24-25 октября, с Советской стороны приходят крестьяне с просьбой дать оружия, но оружие им не выдают, зато Пермикин передает половину своего разового пропуска на фамилию «Орлов» и требует от них сообщать ему о любых передвижениях красных частей, нарушать их связь, перерезая телефонные и телеграфные провода, ловить комиссаров. Сигналом к активным действиям будет человек с Талабских островов со второй половиной разового пропуска. Предположительно, поскольку нет прямых упоминаний с датой отбытия, 25 октября он отправляется в Псков за пополнением и за оружием. Комендантом в его отсутствие остается штабс-капитан Минут. Приблизительно 26-27 октября появляется на острове 20-летния невеста одного из рыбаков. Молодая девушка с образованием, красивая, крепко сложенная, фанатично верящая в Советскую власть. Она начинает уговаривать население арестовать офицеров и вернуться к нормальной жизни, но ее ловят и приводят к Минуту. Тот делает ей внушение, но отпускает с условием того, что она уедет. Она уходит из штаба и тут же опять начинает обходить посты, тогда ее арестовывают повторно и отводят в помещение до приезда Пермикина. 26-го числа на островах узнают о переходе в Псков Всеволода Пермикина с Первым эскадроном (27) . 26-го октября он в Пскове, где изначально его отряд разоружается немцами, но затем оружие возвращается, и отряд поступает в распоряжение формирующегося Северного корпуса.


По одной из официальных версий современников (28), данные события нарушают разработанный план руководства Северного корпуса, т.к. не удается удержать в тайне план захвата территории и перехода подразделений на сторону Добровольческого корпуса. Узнав о переходе эскадрона Пермикина, на Советской стороне комиссары пытаются арестовать штаб полка и даже самого Балаховича. С трудом удается избежать этого, но на собрании офицеров принимается решение о переходе в Псков. Отряду особого назначения во главе с Балаховичем приказывают в первых числах ноября прибыть в Петроград, где по сведениям Балаховича, прямо на вокзале, полк должен быть арестован и разоружен. Для того, чтобы следить за погрузкой полка присылают 3-й эскадрон Советской дивизии (29). 27-го октября Борис Сергеевич Пермикин возвращается на острова уже в чине полковника (30). Привозит стрелковое оружие, официально объявляет остров территорией свободной от Советской власти. На острове служат молебен, водружают мачту, на которой развивается Российский флаг. Борис Сергеевич объявляет о создании Талабского полка, который возглавит лично (31). После этого он проводит допрос задержанной девушки (ее фамилия была Боровкина). Можно рассматривать данный эпизод, как эпизод характеризующий отношение к человеческой жизни в гражданской войне. Борис Пермикин, совсем недавно принявший жесткое решение о расстреле рыбаков, пытается объяснить свою позицию агитаторше и принимает решение о том, что бы ее отпустить. «Она требовала своего расстрела. Она вела себя нагло, - она думала, что я ее расстреляю. Я стал ей объяснять, что мы не дадим обижать и грабить: это наш укор, что правительство Керенского было очень либерально. Не считает ли она ошибкой, от меня начальника, что мы именно коммунистов считаем врагами.» Коммунистка не слушает его и требует расстрелять ее во имя светлого дела. На что он ей отвечает: «Мы не воюем с женщинами». Пермикин осознает, что она не может просто так уйти с острова без наказания. Он приходит к простой мысли и сообщает ей, что, расстреливать за агитацию ее не будет, а даст 10 розог при всем населении острова. Борис Сергеевич понимает, что после такого позора перед односельчанами девушка не появится на острове, а если появиться, то ее агитация будет вызывать лишь смех. Коммунистка плачет и просит не делать его этого, а лучше убить, поскольку это позор перед односельчанами, после которого она наложит на себя руки. Пермикин приказывает выстроить батальон, отправляет восемнадцатилетних ребят (самых молодых) за тоненькими прутиками для порки. Девушку кладут на лавку посреди улице, задирают юбку, под которой ничего нет, и дают 10 ударов розог. При каждом ударе она кричит, как от сильнейшей боли. После этого ее сажают в лодку и отвозят обратно на красный берег, добавив перед отправкой, что если ее поймают в следующий раз и это будет не Пермикин, то ее всего скорее повесят (32). 28-го октября прибывает мичман Трошин и сообщает, что Чудская эскадра под командой адмирала Нелидова готова перейти на сторону Северного корпуса и в данный момент идет через ряд озер в Псковское озеро. В этот же день с Пскова приезжает к Борису Сергеевичу его товарищ по университету, - Андрей Андреевич Навашин (33), с которым он в свое время готовился к государственным экзаменам. Товарищ заявляет, что является представителем нелегальной организации и ему нужно поговорить с Борисом Сергеевичем. Тот соглашается, предлагая поговорить чуть позже, поскольку абсолютно нет времени. Но вечером Навашин уезжает на Красный берег, так и не переговорив.
На следующий вечер (около 17.00) приносят письмо от комиссара, в котором написано, что арестована сестра Бориса Пермикина. Предлагается в течение 24 часов освободить остров иначе она будет расстреляна. Данное письмо он читает вслух при своих офицерах, оценив ситуацию, они ждут от него решения. Пермикин тут же отправляет корабль в Псков с требованием привезти проживающих там родственников комиссаров, которых только удастся найти. Той же ночью группа офицеров отправляется в Торошино, откуда привозит группу местных комиссаров. К утру следующего дня на Талабске находится 14 комиссаров с Торошино, несколько родственников известных Советских работников, в том числе тетка Свердлова (34). Пермикин показывает им письмо с требованием освободить остров и сообщает, что теперь они являются залогом безопасности его родственников и просит написать письмо в Торошино: «Я сейчас нахожусь в заложниках у ротмистра Пермикина.»

29 октября, на Псков с поднятым Андреевским флагом проходит Чудская эскадра, через несколько дней она идет обратно в сторону Юрьева. Скоро флотилия становится на постоянную дислокацию около островов, неся функцию прикрытия. Офицеры сходят на берег, но впечатление от них очень тяжелое, поскольку в основной массе это махнувшие на себя люди без всякой цели. «Офицеры. Ужасно - т.к. опустившиеся совершенно люди. Отдельные типы, - разбиты, раздавлены, никчемные люди, спившиеся, опустившиеся.» В этих же числах приходит баржа с двумя пушками, стреляющими до четырех километров, приезжают первые добровольцы, сначала двое офицеров-кокаинистов из отряда Балаховича, наказанных и сосланных на остров (35), затем молодежь в составе шести человек, из которых формируют штабных ординарцев. Пушки устанавливают на восточном склоне, на песчаной косе, из талабчан формируют артиллеристский расчет. Чуть позже приезжает капитан Макаров с пополнением, состоящим из мальчишек гимназистов, гардемаринов, кадетов в количестве 60-ти человек. Их поселяют в школе, командиром над ними становится Макаров, капитан конного гвардейского полка. Вот, что об этом пишет Минут, заменяющий на тот момент находящегося в Пскове Пермикина: «Они прибыли в своих формах, было несколько человек кадетиков, были морские кадеты. Многие пришли в гимназистической форме, со штанишками на выпуск. Их самих поместили в здание школы. Ребятами занимался Макаров», далее: «Чувствовалось, что гимназисты отлично держаться. Меня смертельно боялись, - руки по швам, воинский вид». Пермикин также писал о пополнении капитана Макарова: «…Тут все молодежь. Это была самая зеленая молодежь, просто мальчишки эти первые добровольцы. Эта партия принимала участие в набегах». Елизаровский монастырь, вместо перешедшего 1-го эскадрона, занимает небольшая Советская часть. Проведя несколько разведывательных вылазок, в которых рыбаки не участвуют, а лишь молодежь, решают осуществить первую серьезную вылазку и проверить, насколько хорошо подготовлен гарнизон (36). Колокол бьет тревогу, рыбаки садятся в лодки и отправляются на красный берег. Из-за бурного озера не удается пристать к берегу, тогда рыбаки прыгают в воду и по пояс в воде, подняв оружие над головой, выходят на берег. Сначала захваченным оказывается село Толбицы, к рассвету рыбаки под командой офицеров достигают Елизаровского Монастыря, дают бой, который оказывается полной неожиданностью для находящейся там части. Захватив монастырь, рыбаки забирают ящики со снарядами и остатки вооружения спешно покинувшего монастырь первого эскадрона (37). Ориентировочно данный набег был произведен 1 ноября 1918 года. После этого случая на красной стороне обеспокоенность ситуацией достигает наивысшей концентрации, и большевики начинают собирать около Талабских островов Красные части, а также подвозят два дальнобойных орудия для обстрела островов. В это же время Станислав Балахович в ночь с 7-го на 8-е ноября проходит через Торошино в сторону Пскова. За ними высылают погоню в составе одного эскадрона 3-й Советской дивизии, подкрепленной отрядом разведки. Отряд Балаховича успевает пройти между двух деревень Большое и Малое Болото, с помощью местных проводников, которые проводят их буквально по пояс в грязи по мосткам вдоль трясины. Эскадрон, посланный в погоню, не разобравшись в ситуации, пускается в атаку и попадает в трясину, где весь гибнет от ружейного огня Балаховцев. По прибытию в Псков, отряд Балаховича помещают для проживания в здание каторжной тюрьмы, где только что находился первый эскадрон есаула Пермикина (38). «У него бандиты были. Немцы их поселили в каторжную тюрьму. Адрес балаховского отряда отсюда, - каторжная тюрьма. Бывшие кавалеристы, крестьяне. Бывшие матросы. Просто уголовники, преступники, арестанты, которые выслуживались в чинах у Балаховича». За сутки до этого (ориентировочно 6-7 ноября 1918 года) большая часть 1-го эскадрона Всеволода Пермикина, спешившись отправляться на остров с целью усиления гарнизона с последующей высадкой на красной стороне для уничтожения батарей грозящих обстрелом гарнизону Талабска (39). 11 ноября (40) (по другим данным 9 ноября (41) ) происходит намеченная операция против советских войск (42) при поддержке Чудской флотилии, участие всего гарнизона и подразделения Всеволода Пермикина. Происходит высадка на красном берегу тремя составами: рыбаки, затем гимназисты, гардемарины, кадеты и войска для усиления из первого спешившегося эскадрона. В операции погибают 3 человека, в том числе один из гимназистов, сын псковского купца. В воспоминаниях о данном эпизоде, говорится, что отец мальчика очень сильно переживал и считал, что сын его погиб в авантюре. Большевикам удается увезти орудия, но они несут потери, и гарнизон захватывает большое количество трофеев и пленных. Данный эпизод можно считать конечной точкой сформировавшей воинское соединение Талабских островов, которое после переродилось в Талабский полк Северо-Западной армии. После данного рейда Талабск официально был объявлен крепостью, над ним был поднят Российский флаг, Пермикин назначен комендантом данной крепости, начальником озерных сил капитан Нелидов, а капитан Макаров начальником всех пехотных частей (43).

Заключение

25 ноября 1918 года пал Псков, до 29 ноября гарнизон Талабска находился на островах, удерживая их еще несколько дней. Рыбаки продолжают обстреливать из орудий другой берег материка, где проходит дорога в сторону Пскова (44). 29-го числа ситуация становится безнадежной, демонтировав батареи, побросав замки от орудий в озеро, все добровольцы с острова эвакуировались на эстонский берег в районе Юрьева, который еще был занят немцами. Позже, на основе данного добровольческого соединения, в составе Северо-Западной армии был сформирован Талабский полк (03.1919 г.). Полк являлся одним из лучших подразделений армии Юденича, участвовал во всех военных операциях вплоть до расформирования Северо-Западной армии в 1920 году. 

Примечания

(22) В тот момент брат Б.С.Пермикина числился командиром 1-го эскадрона особого отряда на службе у Советской власти. Эскадрон занимал Елизаровкий монастырь вместе с батареей капитана Смирнова, что находилось всего в нескольких километрах от Талабских островов на суше.

(23) Батарея капитана Смирнова входила в состав 1-го эскадрона, которым командовал брат Пермикина , Всеволод Пермикин.

(24) Для острова был страшен обстрел артиллерией, в связи с тем, что дома стояли очень тесно друг к другу, и если бы вспыхнул один, то неминуемо сгорели бы все ( В.К ).

(25) Нелидов Дмитрий Дмитриевич (28.04.1881–4.06.1957)Капитан 2-го ранга (6.12.1914). Окончил морской кадетский корпус (1901), Минный офицерский класс. Служил на Черном и Балтийском морях. Начальник Рижской речной флотилии (31.10.1916). Командовал Чудской флотилией красных (1918). Перешел на сторону Псковского корпуса с 4 пароходами из 5 28.10.1918 года. После поражения Юденича пробрался на Черное море, где командовал транспортом "Шипка", с которым ушел в Бизерту. После гражданской войны жил в Польше, откуда был вывезен немцами в Германию. Прибыл в США (05.1951). Умер в Нью-Йорке. Похоронен на Морском кладбище Ново-Дивеевского монастыря.

(26) Л.Ф.Зуров «Формирование северной армии» Белая Гвардия, 2003 год №7

(27) Можно предположить, что под руководством комиссара Фабрициуса, который был комиссаром, приставленным к особому полку Булак-Балаховича к которому принадлежал и эскадрон брата Бориса Пермикина, было произведено расследование по выявлению личности «штабс-ротмистра Орлова». Возможно удалось выяснить связь «Орлова» и Всеволода. В отряд к Пермикину младшему приезжает комиссия из нескольких комиссаров, для того, что бы выяснить, не являться ли он тем самым «Пермикиным», которого ищут в Петрограде. Поскольку Всеволод был человеком простым и хлебосольным, то он первым делом сажает их за стол и угощает, под предлогом того, что такие вещи не решаются на ногах, к тому же нужно отпраздновать первую годовщину Советской власти. Когда комиссары уже изрядно оказываются под воздействием алкоголя, возникает некий «политический конфуз», Тишка, денщик брата преданный до глубины ему человек подавая на стол, случайно называет его барином. После этого комиссары сообщают, наконец, ему цель своего приезда, что для выяснения обстоятельств должны арестовывать его и препроводить в Петроград. На что, Всеволод заявляет, что он не против такой постановки дела, но весь вопрос состоит в том, что есть ли тут люди готовые его арестовать. Он созывает свой эскадрон и сообщает, что его приехали арестовать, после чего говорит обращаясь уже к комиссарам, что если в течении получаса найдутся желающие его арестовать из состава его эскадрона, то он непременно поедет в Петроград с комиссарами /«Вы хотите меня арестовать? Спросите моих солдат. Кто будет меня арестовывать! Я Вам даю ½ часа.»/После чего ушел в дом, оставив во дворе комиссаров и солдат. Через полчаса он выходит и видит во дворе комиссаров, которых окружили солдаты 1-го эскадрона. «Раз такое дело»,- говорит Всеволод Пермикин, -«… то сегодня мы отправляемся во Псков, а Вы будете нам попутчиками». Таким образом, Всеволод переходит со своим отрядом демаркационную линию с немцами, по пути отправив со станции Торошино всем известную телеграмму на имя Фабрициуса: «Сегодня день великого завоевания народа. Мы. Красная армия и кавалерия, приветствуем своего политического комиссара и друга тов.Фабрициуса, которого поздравляем с праздником годовщины, и хотим со своей стороны победить или умереть за свободу дорогой нам родины под Вашим руководством.  Кричим в честь вас громкое дружеское «ура» свободы.Командир 1-го эскадрона Пермыкин» «Спутник большевика», октябрь-ноябрь №10-11 (62-63), Псков,1926 г. Статья В.Дроздова «Балахович в Пскове» используеться Н.Корнатовский «Борьба за Петроград».

(28) Л.Ф.Зуров «Формирование северной армии» Белая Гвардия, 2003 год №7

(29) «Отряд Балаховича. Февраль-декабрь 1918 года» «Архив Л.Ф.Зурова» опись 2, карт.4, ед.хр.13

(30) Ф.Г.Кочевин «Войны Толовы ( Талабский полк в контексте истории)». II Международная научно-историческая конференция, посвященная 85-летию расформированию Северо-Западной Армии ( 2005 год ).
(31) Там же

(32) Подтверждается материалом: «Из моих записок. Генерал-лейтенант Б.С.Пермикин» С.Г.Зирин «Белое Движение на Северо-Западе России и судьбы его участников, Материалы III Международной научно-исторической конференции в г.Пскове
(33) там же

(34) Воспоминания Я.Свердлова, где он дублирует данную информацию, рассказывая о том, как офицер Пермикин взял в заложники его тетку. Информация взята из: «Крах Германской оккупации на Псковщине» сборник документов, составитель А.Л.Фрайман. 1939 год

(35) видимо эти офицеры или были отправлены Балаховичем в Псков с сообщением, либо входили в отряд Всеволода Пермикина, который к этому времени уже перешел во Псков.

(36) Существует и иная версия, фигурирующая в рассматриваемых документвх со слов Минута Николая Викторовича и фигурирующая в данных записях. Согласно его словам в вылазке участвовала только молодежь. «После ухода Пермикина (Всеволода, -В.К ), красные прислали на смену какую то красную пехотную часть небольшую. Против них был произведен ночной набег, высадились в устье Толбицы и захватили вначале Толбицы, а потом Монастырь. Уходя обратно расстреляли комиссара, забрали пленных, человек двадцать.В вылазке рыбаки не участвовали».

(37) Л.Ф.Зуров «Формирование северной армии» Белая Гвардия, 2003 год №7

(38) «Отряд Балаховича. Февраль-декабрь 1918 года» «Архив Л.Ф.Зурова» опись 2, карт.4, ед.хр.13

(39) Л.Ф.Зуров «Формирование северной армии» Белая Гвардия, 2003 год №7

(40) Данная дата стоит в записях Л.Ф.Зурова

(41) Л.Ф.Зуров «Формирование северной армии» Белая Гвардия, 2003 год №7

(42) Там же

(43) Там же

(44) Жорж Журибеда «Судьба Рыбацкого причала» Лениздат 1987 год