Климат в будущем



Автор: С.Х. Карпенков
Дата: 2016-08-10 12:50
Результаты исследований с применением математических компьютерных моделей не оставляют сомнения в том, что при сохранении выбросов в атмосферу на прежнем уровне первым пострадает от большой жары Южное полушарие. Там станет гораздо жарче и суше, чем теперь. Повышение температуры всего лишь на два градуса уменьшит и без того скудные осадки примерно на 10 %. Пруды высохнут, почва растрескается, появятся пустыни в Южной Испании, Греции, на Среднем Востоке, не говоря уже о захвате африканскими пустынями новых тысяч квадратных километров ныне ещё живых территорий. Южные штаты США будут напоминать сегодняшние пустыни Аризоны и Невады.   В то же время в Северном полушарии тоже станет заметно теплее и влажнее. Германия, например, приблизится по климатическим условиям к теперешней Италии. В Сибири, где сейчас вечная мерзлота, будет дозревать пшеница. На побережье Балтийского моря, возможно, начнут расти тропические растения. Значит ли это, что в таких местах наступят райские времена? Климатологи не столь уж оптимистичны. Потепление будет сопровождаться частыми дождями, не всегда благоприятными для сельского хозяйства. 120-летняя погодная статистика наблюдений позволяет сделать вывод: в Северном полушарии постепенно изменяется пропорция между дождями и снегом. Европейцы вынуждены будут свыкаться с зимними дождями, особенно опасными ледяными, и с засушливым летом. На Севере появятся новые виды инфекции, до сих пор распространённые преимущественно в южных широтах. Тропическая малярия, жёлтая лихорадка – эти болезни в последние годы охватывают все большие территории Южной Америки, Азии и Африки. В новых климатических условиях ежегодно до 80 млн жителей Севера могут стать жертвами опасных для жизни заболеваний, характерных для Юга. Столкновение населения северных широт с неизвестными заразными болезнями – одно из опасных последствий изменения климата.  Кому же глобальное принесет пользу, а кому убытки? На этот вопрос, пожалуй, никто сегодня не может ответить определённо, хотя изменение климата – уже не научная гипотеза и не только достоверные показания чувствительных приборов, а явление, развёртывающееся у всех на глазах. Согласно прогнозам некоторых специалистов, северные государства – Россия и Канада – смогут увеличить производство пшеницы примерно на 30 %, тогда как, например, в таких южных государствах, как Пакистан или Бразилия, настолько же упадет её урожай. Вернее сказать, перемены климата ударят с разной силой по Югу, и по Северу. Бури и ураганы неведомой ранее силы будут атаковать не только экватор, но и средние широты. Возможно нашествие тайфуна, которого ещё не было на Земле: он будет способен сокрушить небоскрёбы Нью-Йорка или Токио и в считанные секунды уничтожить то, что создавалось несколькими поколениями людей.  К стихийным бедствиям могут привести тропические циклоны на огромных акваториях, где средняя температура превышает 26 °С. Сначала площади таких акваторий сравнительно невелики, но при продолжительном нагревании атмосферы они могут стать устрашающе большими. И тогда циклоны выйдут за пределы тропической зоны и появятся в океане у берегов Европы и в пределах Средиземного моря. Подобный циклон уже возникал и достигал берегов Ирландии, правда, в ослабленном виде.  В последнее время зимние бури особенно часто стали посещать Европу – континент не защищён горами вплоть до Урала. Раньше основным препятствием на пути сильных ветров с Атлантики был антициклон, такой массивный, что он, как высокий хребет, рассекал ветры с океана и направлял на юг и на север. В последние годы этот антициклон из-за мягких зим ослабел и не сдерживает ураганы, наступающие с запада. Области низкого давления стали проникать в Центральную и Восточную Европу. Ежегодно могут повторяться опустошительные наводнения той же силы, какую они продемонстрировали весной 1997 г., затопив многие большие города Европы. Одна из главных причин наводнений заключается в том, что многие реки искусственно спрямлены и перегорожены плотинами, из-за чего утрачены подготовленные природой места разливов. Есть и другие причины разгула водной стихии. Все чаще в Европе зимой идёт дождь, а не снег, и многие возвышенности всю зиму остаются без снежных покровов. Дождевая вода скатывается в ложбины и русла без задержки, почти мгновенно, а талая – медленно и постепенно.

 

Жители долин рек и морского побережья с приближением потепления будут страдать от периодических наводнений в разные времена года. В некоторых странах уже утверждаются законы, запрещающие строительство жилья в местах, подверженных стихийным природным катастрофам. Однако подобное законодательство в той или иной степени приемлемо для стран, занимающих сравнительно большие территории. А что делать такой стране, как Бангладеш, с её населением более 100 млн, расположенной в глубокой и протяжённой долине реки Брахмапутры, сливающейся затем с Гангом (обе реки – крупнейшие на планете), к тому же здесь вода будет поступать не только из верховьев реки, но и из моря? Такой вопрос остается пока без ответа.  Потепление климата поднимет уровень Мирового океана за счёт таяния ледников в горах, уменьшения ледяной шапки Антарктиды и температурного расширения воды. Наступающий океан в нынешнем столетии отнимет у суши вдоль берегов примерно 5 млн км² – это примерно половина площади территории Европы.  По подсчётам учёных, защита от наступающего океана густонаселённых низменных берегов, приморских городов и портовых сооружений обойдется в целом миру без малого в 500 млрд долл. Оплатить столь большие расходы, вероятно, смогут лишь индустриальные страны – развивающимся странам они не по карману. Развитые страны могут выделить для защиты своих берегов определённую долю совокупного национального дохода. Жителям же, например, Мальдивских островов, на которых самая высокая точка возвышается всего на 3 м над уровнем океана, придётся расплачиваться более чем третью валового национального дохода. Они будут вынуждены переселяться в более безопасные места.

 

Новейшие достижения палеоклиматологии позволяют утверждать, что компьютерные модели рисуют неполную, размытую картину того, что ожидает человечество, когда парниковый эффект проявится в полной мере, и это косвенно подтверждают результаты многолетней работы экспедиций на Гренландском ледяном щите (Гренландия считается своеобразной кухней европейской погоды). Здесь во льду пробурена скважина глубиной 3 км. Самые глубинные слои льда отложились в каменной скале около 250 000 лет назад. Мельчайшие воздушные пузырьки, включённые в лёд, дают важные сведения: по соотношению двух изотопов кислорода в них можно косвенно оценивать температуру воздуха.  Исследуя слои льда, образовавшегося примерно 125 000 лет назад, климатологи обнаружили странную закономерность: средняя температура за десять лет упала на 14 °С, и так продолжалось в течение 70 лет, а затем она вернулась к прежнему уровню. Такие изменения температуры повторялись несколько раз. Выводы гренландской экспедиции, проводимой европейцами, вызвали у некоторых учёных сомнения. Однако, когда американские исследователи в той же Гренландии на расстоянии 30 км от европейской скважины пробурили свою, полученные ими результаты подтвердили те же необъяснимые прыжки температуры.  Весь континент через десятилетия то погружался в северную сибирскую стужу, то разогревался до тропической жары. Температура в тёплый период превышала сегодняшнюю среднюю глобальную температуру всего на три градуса. В этом смысле тот период – некий аналог ожидаемого периода повышения температуры из-за парникового потепления. Что же произойдет, если подобное потепление приведет к такому же нестабильному климату – скачкам от холодных периодов к очень тёплым? Тогда европейцам придётся то приспосабливаться к жизни в пустыне, то замерзать подобно тому, как мёрзли неандертальцы во времена великого оледенения. Такая перспектива, конечно, страшнее, чем все другие сценарии предполагаемого изменения климата на Земле (правда, не все учёные разделяют эту точку зрения). К всеобщему потеплению растения приспособиться ещё смогут, как и вообще сельское хозяйство, но к резкому изменению высокой температуры на низкую – несомненно, нет. Предполагается, что драматический сценарий климата может быть вызван изменениями атлантических течений. В Атлантике в районе Исландии–Гренландии вращается сравнительно «тепловой вал». Поверхностный поток, несущий в 20 раз больше воды, чем все реки Земли, – известный под названием Гольфстрим – в этом месте остывает окончательно, поворачивает вниз и течёт на юг. Там вода, нагреваясь, всплывает вверх и снова течёт на север, неся с собой огромное количество тепла. Океан чрезвычайно чувствителен к изменениям климата. Например, циркуляция Гольфстрима может остановиться, если на каком-либо участке его пути, предположим, остывшая вода Гольфстрима не сможет, как обычно, опуститься на севере ко дну из-за того, что её разбавит пресная вода растаявших ледников и, потеряв солёность, станет легче, – а это может случиться при глобальном потеплении климата. Тогда природная «машина» для переноса тепла на север остановится. Европа по климату будет похожа на Аляску до тех пор, пока северная часть Гольфстрима не станет опять солонее.  
Только в последние 10 000 лет не было ощутимых помех в установившемся равновесии климата, оказавшегося стабильным. Но никто не знает причин этого! Человечеству предоставилась счастливая возможность жить в таких исключительно стабильных климатических условиях, и каждый человек должно помнить: производя те или иные действия, связанные с вторжением в биосферу, можно вольно или невольно нарушить установленное самой природой равновесие климата.
Библиографические ссылки
Карпенков С.Х. Концепции современного естествознания. Учебник для вузов, 12-е изд. М.: Директ-Медиа, 2014.
Карпенков С.Х. Концепции современного естествознания. Практикум, 6-е изд. М.: Директ-Медиа, 2016.
Карпенков С.Х. Экология. Учебник для вузов. М.: Директ-Медиа, 2015.
Карпенков С.Х. Экология. Практикум. М.: Директ-Медиа, 2014.
Карпенков С.Х. Экология. Учебник для бакалавров. М.: Логос, 2014.
Карпенков С.Х. Технические средства информационных технологий. 3-е изд. М.: Директ-Медиа, 2015.
Карпенков С.Х. Концепции современного естествознания. Справочник. М.: Высшая школа, 2004.

Профессор Карпенков Степан Харланович