По следам Георгиевских кавалеров



Автор: Сынча Светлана
Дата: 2016-03-05 11:23
Наши коллеги с Краснодарского края продолжают поисковую деятельность, направленную на сбор информации о казаках-Георгиевских кавалерах, оставшихся в советское время на Кубани. Предлагаем Вашему вниманию материал кубанского краеведа Светланы Сынчи.

Нам крестиком рубахи вышивали,
Крест на крест при прощании целовали,
Крестили, отправляя в дальний путь
И крест в награду вешали на грудь.

Было делом чести каждого казака вернуться домой с наградами, свидетельствовавшими о его храбрости и воинской доблести: «Иль лежать пластом, иль домой с крестом», «Или грудь в крестах, или голова в кустах", говорили в народе в старину. Благодаря помощи члена Фонда кубанского казачества Шкуро К.В. мне,в то время, ведущей «Казачьей страницы» в районной газете «Кореновские вести» удалось опубликовать составленные им списки 222 Георгиевских кавалеров из станиц нашего района удостоенных этих высоких наград в разные годы. И это далеко не полный список героев. Эти публикации вызвали много откликов.

 

Приходили дети и внуки тех, кто впервые прочитал о своих отцах и дедах. Со слезами на глазах благодарили за то, что через столько лет узнали о них и тех подвигах, что совершили их предки во имя защиты Отечества. Нашлись потомки тех награжденных, которые не было в списках. У некоторых сохранились старинные фотографии и даже награды.  Благодаря этим встречам, а так же мною лично проведенной архивной и исследовательской работе, мне удалось проследить дальнейший путь защитников Отечества*. Увы, дальнейшая их жизнь оказалась далеко не безоблачной. Многие из них погибли в Гражданскую войну, умерли от голода в 1932-1933 годах. Мне удалось отыскать следы их семей - некоторых жен, детей, которые тоже погибли от голода.  Находились следы самих награжденных умерших от голода и даже их родителей в возрасте 75-80 лет.  Материал, что удалось мне собрать, оказался трагическим.  Вот следы только тех, кого мне удалось отыскать: «Краснюк Иван, служащий в 16-м Кубанском пластунском батальоне. Награжден Георгиевской медалью 4-й степени № 306453. Приказ № 642 по Кубанскому казачьему войску от 16 сентября 1915 года, город Екатеринодар».

 

Очень симпатичный, совсем молодой он погиб в возрасте 22-23 лет в годы Первой мировой войны вскоре после награждения. К тому времени он был уже женат. Осталась молоденькая вдова, которая вырастила сына. Внучка Краснюка Ивана Кондратьевича живет в Краснодаре и внешне очень похожа на своего юного деда. Откликнувшись на публикацию, она приехала в Кореновск и привезла нам его фотографию. Позднее сын Георгиевского кавалера возглавлял в станице Кореновской колхоз «Красноармеец». Был его первым председателем.  Судьба Георгиевского кавалера Стеценко Федота Трофимовича оказалась более «милостивой» к нему. Он прожил достаточно долго и умер в 1970 годах. Отсидев за то, что родился казаком 10 лет в лагерях. На работу не брали. Выручали золотые руки и казачья сметка. Портняжил, шил обувь, ремонтировал швейные машинки. Тем и жил, растил детей, старался не вспоминать прошлое, не бередить душу воспоминаниями. «Дедушка Вольвач» воевал еще на Шипке в Болгарии и во многих других войнах. За героизм Леонтий Вольвач был удостоен медали и Георгиевского креста. Как рассказывают потомки, имел подворье у реки в районе нынешнего 4-го квартала. Занимался пчелами и имел большой сад, грушами из которого лакомилась, все округа и за которыми приплывали даже с другого берега реки. Уже старика его выгнали вместе с женой на улицу из родного подворья. Сердце не выдержало несправедливости - умер на третий день после выселения.  Потрясающе трагической оказалась судьба Журавского казака Матирного Матвея Порфирьевича. Награжденного Георгиевским крестом 25 мая 1915 года в селении Кудельки в Австрии: «За выдающиеся самоотверженность, мужество и храбрость, проявленные в боях с австрийцами». По рассказам его внучки с 1924 года он подвергался арестам каждые два года, но всегда возвращался домой. Он и его жена Анисья имели шестерых детей: Зою, Алексея, Василия, Петра и Павла, дочка Маруся умерла в младенчестве. Матвей Порфирьевич был всегда уверен, что останется, жив, говорил: « Я ни в чем не виноват, ничего плохого не сделал». Однако в 1938 году домой, после очередного ареста, он не вернулся. Больше никаких сведений семья о нем не имела. Бедствовали сильно. На все запросы семьи о судьбе отца получали один ответ: «Нет сведений». В годы Георгиевский кавалер Матирный Матвей Порфирьевич из станицы Журавской в заключении. На груди вместо наград № 160. Арестован в 1938 году. Расстрелян.  Галина Матвеевна старшая дочь Георгиевского кавалера работала прицепщицей на тракторе. В голод ей было 16 лет. Тайком с трактористом жарили на жестянке горстки ячменя, тем и выжили, а ночами в узелке носила по горсточке ячменя домой, там толкла его в ступке, кормила им остальных младших детей. Её мама говорила детям: «Смотрите, вы ничего не ели, это вам приснилось». Так и выжили. Потом Галина Матвеевна не зная ни одной буквы, выучилась и стала работать трактористкой в Журавском колхозе. Часто слышала в свой адрес: « Знаешь, кто твий батько, и где он?». Лишь в 1991 году узнали Матирные, что расстреляли отца без вины еще в 1938 году. Приказный Булан Леонтий, служащий во 2-м Черноморском полку. Награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 751019 18 октября 1916 года. Умер от голода в станице Кореновской в 1933 году.  Вахмистр Голобородько Григорий застрелился после зверского убийства станичного атамана, который был его другом. «Приказный Канюка награжден Георгиевским крестом 4-й степени 20 октября 1915 года в городе Несвиж. В бою 10 августа 1915 года, будучи фланговым дозорным, под сильным огнем противника обнаружил обход его и своевременно донес об этом». Сын приказного Канюка Семена Семеновича – Иван Семенович 16 лет умер от голода 09.06.1933 года, дочь Лукерья Семеновна 18 лет умерла от голода 09.07.1933. Приказный Короп Александр Харлампиевич тоже умер от голода в июне 1933 года в возрасте 52 лет. Приказный Сопильняк Иван Васильевич был награжден Георгиевским крестом 4-й степени 19 февраля 1915 года в селении Воля-Ржечинка в Австрии: «За разведку и доставление ценных сведений о противнике под сильным его огнем». Иван Васильевич был арестован и посажен в кореновскую тюрьму.  До сих пор родные не знают о нем ничего. Казак Цысь Фома умер от голода в 1933 году. Голодные, падающие от бессилия дети, закопали его в собственном дворе на четвертом квартале нашего города. Много сменилось в том доме хозяев и судьба захоронения неизвестна. В станице Дядьковской сын приказного Бабенко Трофима умер в возрасте 5 лет 29.06.1932 года. Сын приказного Бабенко Андрея Яков 15–летним скончался от голода 02.04.1933 года. Приказный Борейко Павел умер от голода в возрасте 47 лет 07.03.1933 года. Старший урядник Галай Алексей умер от голода в 47 лет 10.07.1933 года, а его дети двухлетний Антон Алексеевич умер 25.05.1933 года, а 14-летний Григорий Алексеевич 10.06.1933 года. Еще один Антон Петрович Галай был убит в бою с большевиками у своей станицы 21 апреля 1919 года. Приказного Глоба Ивана дочь 2-х месяцев от роду скончалась во время голода 24.03.1933 года. Приказный Горбиль Иван умер от голода 17.02.1933 года в возрасте 50 лет. Корнияш Николай Петрович получил Георгиевский крест 20 октября 1915 года в городе Несвиж: «На разведке, под сильным огнем противника добыл важные сведения и своевременно донес».  Брат Николая Петровича - Корнияш Марк Петрович 52 лет умер от голода 31.03.1933 года.  Кавалер двух Георгиевских крестов 3-4 -й степеней Крошка Иван Иосифович 32 лет и отец Иосиф Иванович оба умерли от голода в 1933 году.  Сын подхорунжего кавалера двух Георгиевских крестов Логвин Григория - Андрей Григорьевич скончался от голода 10.04.1933 года в возрасте 22 лет. Имя самого Логвин Григория занесено в « Краткий энциклопедический словарь по истории Кубани» как одного из самых героических казаков станицы Дядьковской.  Сын урядника Момот Семена - Петр Семенович 17 лет умер от голода 02.04.1933года.  Казак Нюня Терентий Кириллович: «В бою под сильным огнем противника, вызвался на опасное и полезное предприятие, которое совершил с полным успехом». За это был награжден Георгиевским крестом 4-й степени 20 октября 1915 года в боях за город Несвиж». Нюня Терентий Кириллович умер от голода 25.04.1933 года 47 лет от роду. Здесь же в списке и его дочь Анна Терентьевна, которая скончалась от голода 25.02.33 в возрасте 14 лет.  Казак Рева Петр умер от голода в 55 лет 08.03.33 года.  Сын казака Хилько Андрея Петр Андреевич умер от голода 05.03.1933 года.  Дочь Георгиевского кавалера казака Шевель Луки - Вера Лукинична в 14 лет умерла от голода 10.06. 1933 года.  Старший урядник Юрченко Георгий был удостоен Георгиевской медали 4-й степени 28 января 1917 года. Его сын - Владимир умер от голода 04.06.1933 года в возрасте 25 лет, сын Георгий умер 03.05.1933 года, было ему 11 лет, Василию -10 лет умер он тоже 03.05.1933 года.  В те месяцы, что шли публикации списков Георгиевских кавалеров, я попросила поделиться своими воспоминаниями старейшего казака Кубанского казачьего войска тогда еще 95- летнего Рой Николая Леонтьевича жившего в Канаде.  Вот, что он написал о Козьме Реве кавалере двух Георгиевских крестов, герое и гордости станицы Дядьковской, чьё имя так же вошло в «Краткий энциклопедический словарь по истории Кубани»: « Козьму Реву я знал. Он жил близко от нас. Умер он в тюрьме станицы Кореновской. Мне рассказывал его младший брат Андрей, что он поехал весною 1933 года в Кореновскую тюрьму забрать брата, что бы похоронить. Когда получил его тело, на нем были сотни вшей, никакой дезинфекции в тюрьме не делали, для того, что бы вши заедали арестованных казаков». От чего скончался Козьма Рева голода, нехватки воды, побоев, тифозных вшей мы теперь никогда не узнаем, но он разделил судьбы своих многих и многих станичников и односумов казаков.  В станице Платнировской Георгиевский кавалер казак Грива Михаил умер от голода 31.03.1933 года в возрасте 50 лет. Казак Гронь Николай 48 лет умер 27.03.1933 года.  Дочери младшего урядника Дубовка Кирилла Василиса Кирилловна 8 лет и Зинаида Кирилловна 5 лет скончались от голода в одну неделю 01.06.33 и 06.06.1933 года.  Интересна судьба сына хорунжего Онисима Верещаки награжденного Георгиевским крестом 16 ноября 1852 года «За отличия противу горцев за Кубанью». Его сын Яков стал большим общественным деятелем, шесть лет был атаманом станицы Платнировской, служил в областном правлении, был избран членом Екатеринодарской городской управы, в 1918-1920 годах служил сотрудником по делам снабжения. Эмигрировал. В эмиграции до последних дней исполнял обязанности секретаря Общеказачьего объединения Кубанской исторической комиссии. Умер в Белграде в 1938 году. Но ушедших в эмиграцию казаков было гораздо меньше, чем тех, что остались на родине в своих станицах. Да и сведения о них собрать еще труднее. Внучка казака Лебедь Степана Митрофановича, передала мне две фотографии: фото Степана Митрофановича в годы Первой мировой войны и фотографию Георгиевской медали 4-й степени «За храбрость» № 358781 на Георгиевской цвета «дыма и пламени» черно- желтой ленте. А вот, что стало известно из рассказа Марии Степановны Лебедь дочери Георгиевского кавалера: «Мой отец, Лебедь Степан Митрофанович родился в станице Платнировской в 1882 году, в семье потомственного казака Митрофана Михайловича Лебедь. В 1914 году вместе со станичниками- казаками Степан Митрофанович ушел на войну. Был ранен под Брестом. В этом бою проявил большую храбрость и мужество, за что и был награжден Георгиевским крестом. С боями дошел до Варшавы, где был ранен вторично. Его верный друг, боевой конь по кличке Васо, спас ему жизнь, вынеся его на себе с поля боя в расположение своего полка. Степана Митрофанович вместе с другими раненными сослуживцами отправили в госпиталь в Москву, где ему и другим его сослуживцам царь Николай Второй лично вручил медаль за храбрость и отвагу».  Вернувшись в станицу, Степан Митрофанович трудился на земле, растил и воспитывал четверых детей. В 1933 году умер от голода. Из всех детей выжила лишь Мария Степановна, она же и сохранила семейные реликвии.  Работая с архивными документами, я убедилась, что многие архивные записи за те годы носили следы явного уничтожения. Поэтому сенсационной находкой оказалась обнаруженная мною запись, о расстреле 25 казаков в 1933 году в станице Платнировской за якобы контрреволюционную деятельность, хотя революция закончилась давно, и на дворе был уже 1933 год, а голод выкосил почти всю станицу. Этот список, как и списки более 6 тысяч умерших от голода жителей наших станиц были изданы мною отдельной книгой «Уроки невыдуманной истории» в 2009 году*.  Среди расстрелянных в Платнировской 25 казаков были Георгиевские кавалеры Исаак Павлоградский и Иван Пархомовский.  Вот, что написано об Исааке Павлоградском в приказе № 345 по 2-му Черноморскому полку от 27 ноября 1915 года, город Несвиж: «За отличия в боях с 23 апреля по 16 мая 1915 года, награжден Георгиевским крестом 4-степени №750965.  Приказ № 294 по 2-му Черноморскому полку от 20 октября 1915 года, город Несвиж гласит: «В боях с 1 по 13 августа 1915 года, находясь при пехотных полках, самоотверженно выполнял свои обязанности по службе связи под сильным огнем противника. Благодаря его беззаветной храбрости и мужеству связь держалась и в критические минуты, когда телефонные провода перебивались пулями и снарядами».  По имеющимся данным Павлоградских в те годы умерло 6 человек: Таиса 2 лет, Нестор 19 лет, Николай 1 год, Петр 3 года, Яков 23 года, Прасковья 6 лет.  Шум Петр Филиппович отец Георгиевского кавалера 22.07.1933 года скончался от голода в возрасте 67 лет.  Георгиевский кавалер урядник Зозуля Трофим Анисимович и его семья были высланы из станицы Платнировской на хутор Казачий. В 1933 году он и вся его семья умерли там от голода. На южной стороне хутора Казачьего была общая яма, куда свозили умерших. Там их и похоронили. Обнаружила я в своих списках и их деда, отца Георгиевского кавалера - Зозуля Анисима Гордеевича 67 лет умершего 04.04.1933 года, тоже от голода.  По станице Сергиевской имеются записи о детях младшего урядника Алексеенко Филиппа - Степане Филипповиче 20 лет и Сергее Филипповиче умерших от голода 21.04. и 26.03.1933 года. Приказный Дробязка Григорий умер от голода в 45-летнем возрасте. Мною были найдены два казака полные тезки Топчий Семен Афанасьевич 47 и 55 лет - судьбы их одинаковы. Оба умерли от голода в 1933 году.  Поиск осложнялся отсутствием отчеств у многих казаков, как в списках Георгиевских кавалеров, так и в списках, погибших в боях и умерших от голода. Хотя многие из казаков подходят по возрасту и месту жительства.  Почти невозможно установить жен казаков, матерей умерших детей, хотя многие из женщин носят ту же фамилию и подходят по возрасту. Недоступны все еще материалы об ушедших в эмиграцию и высланных на север нашей страны. Все это, сузило круг поиска, но и те судьбы, что мне удалось проследить, являются типичными для того сурового времени и красноречиво рассказывают о многом.  О судьбах остальных Георгиевских кавалеров, славных сынов Кубани можно только догадываться  Донесенная до нас сквозь десятилетия память о героических подвигах, сохраняемая в тяжелейшие годы гонений казачества, хранимые часто с риском для жизни спасенные награды, фотографии родных и близких людей, это еще одно подтверждение того, что у народа нельзя отнять память. И правда о героических подвигах и деяниях наших предков доходит до нас сквозь десятилетия молчания.  

* Сынча С.М. «Уроки невыдуманной истории. Списки жертв голода по Кореновскому району Краснодарского края», г.Краснодар, изд. «Экоинвест»




Avtoruss-tradin.ru: опель с пробегом! ; Honda с пробегом