Мещерский Владимир Петрович



Автор:
Дата: 2009-12-03 12:21

Мещерский Владимир Петрович (14 (26) января 1839, Санкт-Петербург — 10 (23) июля 1914, Царское Село) — князь, русский писатель и публицист, издатель-редактор газеты «Гражданин», камергер Александра II.
 
Был внуком Николая Карамзина (по материнской линии), за что получал специальную прибавку к жалованью (Карамзин был государственным историографом, и двор платил его семье пенсию). Родители Мещерского принадлежали к ближайшему окружению Пушкина.

В 1857 г . князь окончил Училище Правоведения и определился на службу в 5-й Департамент Сената. Однако работа с бумагами обладавшему холерическим темпераментом юноше показалась скучной и пресной, и он охотно поменял канцелярскую тишь на беспокойную службу полицейского стряпчего при следственном приставе в одном из петербургских участков. Перемена службы объяснялась также и более высоким материальным содержанием, что для Мещерского имело немаловажное значение, поскольку, несмотря на знатную фамилию, семья его располагала весьма ограниченными средствами.

Впрочем, и фамильные связи не потеряли былого значения. Благодаря родству с самыми блестящими аристократическими фамилиями России: Вяземскими, Голицыными, Чернышевыми, Клейнмихелями и др., князь с молодых лет был принят в лучших домах Петербурга. Пропуском к царскому двору послужило имя Карамзина. В 1861 г . Мещерский был назначен камер-юнкером. Обходительная любезность и общительность скоро сделали князя желанным гостем при дворе (по отзыву С.Ю.Витте, «приёмы Мещерского были всегда удивительно сладки и подобострастны»). В придворной среде князь получил прозвище «Вово» Мещерский. Особенно близко «Вово» сошелся с наследником престола Николаем Александровичем. Как рассказывал Б. Н. Чичерин, «его старались сблизить с великим князем вследствие того, что из всех петербургских молодых людей высшего общества он один имел некоторые умственные и литературные интересы».


Мещерский получил наибольшую известность как влиятельный консервативный публицист и консультант правительства (сперва Александра III, затем, после кратковременной опалы — Николая II), прославившийся своим предложением «поставить точку» реформам Александра II. Газета «Гражданин», которую он издавал, пользовалась субсидиями правительства. Некоторое время Мещерский работал вместе с Ф. М. Достоевским.

Репутация Мещерского, крайне одиозная среди либералов и левых, была не лучшей и в кругах консерваторов, многие из которых стремились отмежеваться от него.

Значительной распространенности достигли его по преимуществу сатирические романы из великосветской жизни, изд. иногда под инициалами К. В. М.: «Женщины из петербургского большого света», «Один из наших Бисмарков», «Лорд Апостол в петербургском большом свете», «Хочу быть русской», «Тайны современного Петербурга», «Ужасная женщина», «Реалисты большого света», «Князь Нони», «Граф Обезьянинов», «Ужасная ночь» и др.

Мещерскому принадлежат еще: «Очерки нынешней общественной жизни в России» (СПб., 1868), «В улику времени» (1879) и др.Его работы стали важной составляющей национальной идеологии русского государства. Последовательный противник либерализма и нигилизма Мещерский создал журнал-газету «Гражданин», которая стала мозговым центром национальных русских сил, где вырабатывались программы и требования в интересах русского народа. Политические взгляды Мещерского представляли собой синтез славянофильства и охранительства. Он выступал за усиление роли государства и русской национальной элиты и вытеснение из государственного аппарата либеральных и социалистических элементов. Вожди Черной сотни считали Мещерского своим предтечей, недаром в 1905 он стал одним из руководителей "Союза русских людей".

Размежевание с «бюрократическим либерализмом», в котором оказался замешан даже Победоносцев, стало последним важным этапом в самоопределении Мещерского как идеолога консерватизма (двумя предыдущими этапами можно считать размежевание с «аристократическим европеизмом» Шувалова — Валуева и с славянофильским «либерализмом» Аксакова — Чижова). Отвергнув последовательно идеи конституционализма частной поземельной собственности в конце 1860-х гг., свободу слова, печати, независимый суд и принцип самоуправления в виде земских учреждений в течение 1870-х гг., в конце 1880-х Мещерский признал даже бюрократию в лице самых верноподданных её элементов враждебной принципу того идеального самодержавия, которое могло бы стать «палладиумом России».

Князь весьма прозорливо предвидел печальные последствия падения самодержавия в России: «Допустим, — писал он, — самое невероятное: победу революционеров, — что же дальше будет, какие результаты, какая у них цель впереди?.. Ну, временное правительство учредят, ну, а потом? Потом, разумеется, прежде всего, хапнут деньги в банке и в казначействе. А потом? Потом… потом… Ну на день, на два хватит его, а потом? Потом разнесут. Потом другое временное правительство, опять разнесут…» 

У разбитого корыта окажутся и рабочие, во имя освобождения которых якобы совершается революции. «Допустим, что вы победите солдат русского Царя, — обращался Мещерский к рабочим, — как вы думаете, вам лучше будет? Ведь подумайте: с чего ваши благодетели начинают? С того, что вас признают годными только как пушечное мясо; ну, а когда они вашими трупами добьются власти, знаете, что вас ждёт: вы пикнуть не посмеете, а от голодной смерти вам не уйти, ибо они, ваши покровители, своих денег вам не дадут, а фабрик и заводов не будет, и всем, у кого не будет земли, придётся умирать с голоду…»
Неизбежен при ликвидации самодержавия и распад Российской империи: «С первым днём конституции, — предсказывал князь, — в гниющей интеллигенции начнётся первый час республики, а с республикою начнётся распадение России на части…»

В полной мере Мещерский проявил свои прогерманские симпатии в 1908 г . В период военной тревоги, поднятой аннексией Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией, князь решительно выступил против любого вмешательства России в балканские осложнения. Во время балканских войн 1912-1913 гг. он писал в «Гражданине»: «Довольно непрошенного участия России к судьбе балканских славян и пора покончить раз навсегда с рутинными традициями дипломатической славянофильской сентиментальности, стоившей нам сотни миллионов денег и потоки святой русской крови и ничего нам не приносившей, кроме позорной роли быть всегда одураченными этими квази-братушками… Кажется пора нашей дипломатии всё это ясно и твёрдо понять и на веки вечные покончить со сказкою о братстве России с какими-то авантюристами под именем балканских славян». Вопреки господствующему в русском обществе и правительственных кругах настроению князь дерзко заявлял: «Если бы наша восточная политика была дальновидна и умна, то мы не имели бы другой цели, кроме постоянного единения с Турциею и с Австриею по отношению к балканским славянским народам»

Князь В.П.Мещерский скончался в Царском Селе 10 июля 1914 г . в день предъявления Австро-Венгрией ультиматума Сербии…

Большинство некрологов в газетах и журналах, откликнувшихся на смерть князя, почтило его память как «ярого реакционера», который «не десять, не двадцать, не тридцать лет, а целые полвека имел “своеобразную смелость” стоять одиноко, имея против себя всю Россию»

Изучение жизненного пути В.П.Мещерского обнаруживает существенную эволюцию, которую претерпели его взгляды в течение пореформенных десятилетий. В первые годы царствования Александра II князь был убежденным сторонником реформ, горячо приветствовал освобождение крестьян и создание земских учреждений. Его сочувствие преобразованиям носило тогда славянофильский и националистический оттенок, и он видел в новом порядке вещей залог свободного «национального» развития России. Именно поэтому судебная реформа, скопированная, по мнению Мещерского, с иностранных образцов, вызвала у него более холодное отношение. Националистические симпатии князя получили сильный импульс в ходе польского восстания 1863-1864 гг. Мещерский безусловно разделял тогдашнюю великодержавную линию «Московских ведомостей» М.Н.Каткова.

Во второй половине 1860-х — начале 1870-х гг. программа «обрусения» окраин оказывается в центре внимания Мещерского. С целью воспитания будущего императора в «национальном» духе князь собирает у себя кружок из людей так называемой «русской партии» (К.П.Победоносцев, М.Н.Катков, И.С.Аксаков, В.А.Черкасский и др.) для собеседований с цесаревичем Александром Александровичем. Эта деятельность Мещерского приводит его в столкновение с «немецкой партией» П.А.Шувалова, приведшее к изгнанию князя из придворных сфер.

С целью сохранить идейное влияние на наследника Мещерский предпринимает с 1872 г . издание журнала «Гражданин». Пропагандируемые им со страниц журнала идеи свидетельствуют о существенной эволюции его взглядов по сравнению с началом 1860-х гг. Под влиянием своих многолетних поездок по провинциальной России в качестве чиновника особых поручений МВД князь постепенно разочаровывается в либеральных реформах. Начало самоуправления (земского, крестьянского и даже дворянского) оказалось, по его мнению, несостоятельным и губительным. Но еще более губительным признается им начало бюрократического управления. Выработка Мещерским принципов политического режима, исключавшего оба эти порочные начала, продолжается в течение 1870-х — 1880-х гг. По мере прояснения искомого идеала «небюрократического» самодержавия происходит размежевание князя со многими былыми единомышленниками: И.С.Аксаковым, К.П.Победоносцевым. Зато некоторые идеи Мещерского находят сочувствие на троне, временами князь становится наиболее доверенным и влиятельным советником императоров Александра III (особенно в конце 1880-х — начале 1890-х гг.) и Николая II (в первой половине 1900-х гг.).

После революции 1905 г . значение Мещерского как идеолога самодержавия и как советника царя начинает быстро убывать. В последние годы жизни князь переключается в своей публицистике на внешнеполитические темы, но и здесь его инициативы не возымели успеха. 
 


Другие материалы из раздела БИОГРАФИИ
Предыдущее:Величко Василий Львович
Следующее: Леонтьев Константин Николаевич
Лучшее по просмотрам:Колчак Ростислав Александрович
Последнее:Долматов Владимир Иванович