Дворец науки



Автор: Карпенков С.Х.
Дата: 2014-11-03 19:39
Я видел в семейном альбоме моего тестя одну фотографию с изображением строящегося главного здания МГУ, которое вырастало прямо в чистом поле. Неужели в то время на территории города Москвы на Ленинских горах находились поля? – спросил Сергей Корнеевич.
– Из документов следует, – начал отвечать его коллега Иван Савельевич, – что в 1947 году в день 800-летия Москвы при большом стечении народа на Ленинских горах возле вишнёвого сада была торжественно открыта закладная, бронзовая доска с выбитой надписью: «Здесь будет сооружено 32-этажное здание».
– Неужели вишнёвый сад уничтожили?
– Его не уничтожили, а бережно перенесли на территорию будущего Ботанического сада МГУ, который закладывался во время строительства университетского комплекса. Этот сад уникален – на его территории собрана обширная коллекция множества растений умеренных широт земного шара, включающая более семи тысяч видов. Самые живописные его части – дендрарий и альпинарий. По своей структуре территория Ботанического сада не однородна – она геометрически строго разбита прямыми аллеями. Здесь выращивают не только плодово-ягодные, но и декоративные растения, и проводят различные опыты по выведению их новых сортов.



– Строители создали не только Ботанический сад, где студенты и аспиранты проходят практику, а преподаватели и сотрудники вместе с ними проводят научные исследования, но и огромную, уникальную, парковую зону вокруг главного здания университета с липовыми, яблоневыми и берёзовыми аллеями. Особенно она красочна и нарядна перед главным входом и между химическим и физическим факультетами, где всё сделано по всем строгим правилам паркового искусства.  
– На первый взгляд может показаться, что дворец науки на Ленинских горах в великолепном обрамлении чудесного парка с газонами, цветниками и фонтанами создан не руками человека. На самом же деле здесь трудились тысячи высококлассных специалистов, которым доверили такое ответственное, но почётное и благородное дело – строить дом науки, который во всех отношениях был новым и уникальным.
– Я слышал, что здесь трудились заключённые. Так ли это? – спросил Сергей Корнеевич.
– Достоверно известно, что в многочисленный приукрашенных рапортах об ударной стройке на Ленинских горах сообщалось, что высотку возводят три тысячи комсомольцев-стахановцев. И в этом – лишь небольшая доля правды. На самом деле на стройке, конечно, работали и молодые люди, многие из которых одновременно учились либо в вечерней школе, либо в вечерних вузах. Но таких строителей было сравнительно немного. Подавляющее большинство составляли всё же заключённые: опытные каменщики, монтажники, электросварщики, плотники, столяры, маляры и другие специалисты. Для передислокации такой высококвалифицированной рабочей силы в конце 1948 года в МВД был издан приказ об условно-досрочном освобождении из лагерей несколько тысяч заключённых, проявивших высокий профессионализм на строительных работах. Таким немногочисленным счастливчикам предстояло трудиться на стройке МГУ до их освобождения. Для них рядом с деревней Раменки, недалеко от строитель-ного объекта, была построена режимная зона со сторожевыми вышками и колючей проволокой. На стройке работали и военнопленные немцы. Активное участие в строительстве принимали профессора, преподаватели и сотрудники университета под руководством ректора сначала академика А.Н. Несмеянова, химика-органика, а потом и академика И.Г. Петровского, математика. Такое участие начиналось с первоначального согласования проектной документации и продолжалось плоть до завершения строительства и снабжения учебных аудиторий и научных лабораторий современным оборудованием и новейшей техникой. Работали на стройке студенты и аспиранты, которые учились на вечерних отделениях университета. Многие же студенты и аспиранты дневных отделений всех факультетов помогали благоустраивать парковую территорию вокруг университета.
– Как рассказывал мой покойный тесть Иван Акимович, на важнейшую стройку МГУ были направленны, кроме того, лучшие специалисты из военных строительных организаций. Ивана Акимовича высоко ценили на работе как высококлассного инженера-строителя. Он принимал участие в подготовке проектов и сооружении многих строительных объектов оборонного назначения, и, в частности, строил доки для атомных подводных лодок в Северодвинске, откуда его вызвали с семьей в Москву и, обеспечив квартирой, направили на стройку МГУ. Иван Акимович рассказывал, что на работе трудились все добросовестно и каждый строитель, вне зависимости от занимаемой должности, выполнял свою работу на высоком профессиональном уровне. Напряжённая и ответственная работа сплачивала и объединяла всех, и невозможно было понять, кто из них заключённый, которого после смены отправят под конвоем на зону, а кто – вольнонаёмный, возвращавшийся после работы домой к своим родным и близким либо в общежитие. Среди строителей было немало способных изобретательных лю-дей. И об этом свидетельствует одна забавная история, случившаяся на стройке примерно за год до её завершения. И о ней поведал мне Иван Акимович. Нашёлся среди многих узников один сообразительный умелиц, соорудивший из фанеры и проволоки самодельное летательное устройство, подобное современному дельтаплану, и пустился в свободное воздушное плавание. О дальнейшей судьбе этого смелого и отчаянного беглеца никто достоверно не знает, но быстро распространилась разные домыслы. Согласно одному из них, воздухоплаватель перелетел Москву-реку и, успешно приземлившись в Лужниках, благополучно скрылся. Другой домысел – беглецу не удалось осуществить свои планы: его расстреляли в воздухе охранники. Бытовала ещё одна версия: летуна захватили на земле чекисты, и о его поступке стало известно «великому вождю», который велел отпустить отважного изобретателя. Говорили, что крылатых беглецов было двое, спланировавших с высотки на самодельных крыльях. Одного из них подстрелили, а другой улетел в сторону Лужников.
– Возведение гигантского комплекса МГУ была поистине всенародная стройка, – продолжил Иван Савельевич. – Строительные заказы выполняли более 500 предприятий. Украина поставляла гранит, Грузия и Узбекистан – мрамор, Челябинск и Днепропетровск – металлоконструкции, Ленинград и Рига – электрооборудование, Белоруссия – строительные материалы и мебель. Косвенное участие в строительстве принимали и все люди, каждый на своём рабочем месте, в том числе и наши родители. Хотя они непосредственно и не строили здание МГУ, но, выплачивая непосильные налоги, вносили свою весомую лепту во возведение дома науки на Ленинских горах.
– Благодаря высокой степени организации труда и высокому профессионализму грандиозная стройка была произведена в рекордно короткие сроки. Дом науки на Ленинских горах торжественно открыли первого сентября 1953 года. Сталин не дожил до этого события около полугода. Если бы это открытие состоялось при его жизни, то, возможно, университет носил бы не имя не М.В. Ломоносова, создателя университета, а имя И.В. Сталина, инициатора строительства нового комплекса на Ленинских горах. Переименование МГУ заранее планировалось приурочить ко дню открытия новых университетских корпусов. Уже были заготовлены металлические буквы для нового названия и сделана разметка для их установки под карнизом главного входа. Но время внесло свои коррективы, и всё стало на свои места.



Увлёкшись своим разговором, собеседники не заметили, как оказались снова на смотровой площадке. Облокотившись о полированный до блеска гранитный парапет с фигурными точёными подпорками, они несколько минут постояли молча, любуясь вечерней Москвой, залитой мерцающими огнями. Потом они повернулись лицом к главному зданию. Перед ними открылась чудесная панорама университетской площади с аллеями и цветниками, подсвеченными уличными фонарями. А за площадью во всей красе предстал главный корпус, залитый золотистыми лучами осветительных фонарей. О своём родном университете они знали многое. Знали, что в главном здании университета, расположились факультеты со своими аудиториями и научными лабораториями, ректорат и администрация. В нём же находятся читальные залы, библиотека, музей, спортивные залы, плавательный бассейн, актовый зал на 1500 мест и дом культуры на 800 посадочных мест. К главному зданию с двух сторон примыкают приземистые широкие корпуса общежития, а в крайних, угловых четырёх корпусах расположены квартиры профессоров и преподавателей. Кроме главного здания, к открытию нового комплекса университета были построены отдельные корпуса для физического, химического и биолого-почвенного факультетов, трёхзальный спортивный павильон, разные площадки для занятия спортом на открытом воздухе, за-вершена закладка Ботанического сада и сданы в эксплуатацию многие другие объекты различного назначения. Спустя полвека, в 2003 году под руководством ректора МГУ, академика В.А. Садовничего началась застройка новой территории за Ломоносовским проспектом, и к 250-летнему юбилею университета здесь был открыт интеллектуальный центр – Фундаментальная библиотека МГУ.  Великолепное высотное здание университета высотой около 240 метров орга-нично вписалось в Воробьёвы горы и подняло их на небывалую высоту. Многие годы оно было одним из самых высоких в мире. Это уникальное здание хорошо видно издалека, за десятки километров и как бы парит на фоне серебристых облаков и тянется к небу, к звёздам, символизируя тем самым полёт мысли и стремление человека поведать тайны и приобщиться к самому драгоценному и возвышенному – к знаниям, а венчающая его пятиконечная звезда, сияющая золотом в солнечном свете, свидетельствует, что двери университета отрыты для всех покоривших Воробьёвы горы со всех пяти континентов земного шара.  

Профессор Карпенков Степан Харланович