Скорбный образ его будет всегда жить среди русских людей. Памяти адмирала Колчака



Автор: Вл. Абданк-Коссовский
Дата: 2014-02-08 02:15
Вслед за приходом к власти лихих удачников октября, Россия оказалась на краю гибели. Создание тысячелетней истории русского народа, могучий плод его творческого духа, изумительный по величине результат многовековых усилий, огромных лишений и бесчисленных жертв - Русское государство - было приговорено к смерти. Захватчики власти, эти ничтожные анонимы, известные только своей партии да охранному отделению, поставили своей целью русскими же руками обратить нашу родину в последний улус интернационального ханства. Современное правительство России в действительности ничто иное, как административный орган мировых темных сил, а потому, предстояла, и предстоит, долгая и упорная борьба с красными интервентами. Ведь в происхождении своем и по своему характеру большевизм есть самая настоящая интервенция иудо-масонского интернационала. В те ужасные дни, среди всеобщего тления и ужаса, среди измены и малодушия, среди звериного рева и рабьей покорности нашлись люди, которые готовы были отдать свои силы на дело освобождения России от интернационального рабства, ее устроения и спасения миллионов русских людей, томящихся в плену у красных. Так зародилась новая русская национальная армия. Несмотря на всю, казалось бы, безнадежность подвига, они вскоре выросла в огромное дело. Зажженный в Новочеркасске факел вызвал ответные огни и в других местах нашей обширной Родины. Постепенно возникли разные фронты. Прошел известный срок и они почти сплошным кольцом охватили войска красных. С юга стала продвигаться Добровольческая армия, от Архангельска наступали войска ген. Миллера, с запада, от границ Эстонией и Латвией, двигалась армия ген. Юденича, наконец с востока, от Урала армия адмирала Колчака. Под знаменами последнего, как Верховного Правителя России, должны были объединиться все противники большевизма.  Вице-адмирал А. В. Колчак, неразрывно связавший себя Белой борьбой, - принадлежал к числу наиболее доблестных сынов России. На протяжении всей своей яркой жизни он всегда находил в себе неиссякаемый источник и нравственных и физических сил для служении Родине, благо которой было для него высшим законом. По окончании Морского корпуса в 1894г., А. В. Колчак принимает видное участие в двух отважных полярных экспедициях, за которые наша Академия Наук награждает его большой константиновской золотой медалью. Эту редкую награду, кроме него, имели только три исследователя полярных стран. Назначенный начальником новой экспедиции, к устью р. Лены, А.В. Колчак, после объявления Японией войны России, едет по собственному желанию в действующую армию. В Порт-Артуре он командует миноносцем «Сердитый», совершившим ряд смелых нападений на сильнейшую эскадру противника, а последние два с половиной месяца осады командует сухопутной крепостной батареей. За Порт-Артур он награждается Золотым (георгиевские) оружием. Уважая храбрость, японцы ему одному из немногих оставили в плену оружие, а потом, не дожидаясь конца войны, предоставили свободу.  Затем Колчак привлекается к разработкам большой морской программы, будучи одним из создателей нашего морского генерального штаба. Во время Первой мировой войны А. В. Колчак отличается сначала в Балтийском море, где наш небольшой флот отстаивает побережье от нападений крупных морских сил противника, а в июне 1916 г. занял пост командующего Черноморским флотом, с производством в вице-адмиралы. За боевые отличия в эту войну он был награжден орденом св. Георгия IV ст.  Близкие к адмиралу люди рассказывают много интересных случаев из его жизни, в которых проявились особенности характера А.В. Колчака. Наиболее известна эффектная сцена, когда адмирал бросает в море свое георгиевское оружие, спасая его от матросов-большевиков. Обладая громадных влиянием на матросов, адмирал Колчак долго сдерживал после революции брожение в Черноморская флоте. Тем не менее он вынужден был уехать на дальний Восток, где принял участие в организации военных сил. Позже, по просьбе Омской директории, он занял пост министра по военным и морским делам. Жаждавшие твердой власти общественные крути уже тогда замышляли свержение Директории и остановили свой выбор на адмирале, наметив его в качестве диктатора. Его непорочная репутация служила залогом правильности выбора. Так адмирал Колчак, не знавший до последнего дня о павшем на него жребии, становится Верховным Правителем... 

 

В начале марта 1919 года Колчак начинает свое наступлении 10 марта белые захватывают Бирск, вскоре занимают Пермь и грозят Вятке. Конница Колчака уже поит своих коней в струях широкой Волги. Адмирал, видного, стремится своим правым флангом к армиям ген. Миллера, наступавшим от Ледовитого океана и Белого вторя. Отсутствие согласованности сильно вредит восточному фронту, красные наваливаются на Колчака и начинают его теснить. 15 июля взят ими Екатеринбург, 7 сентября - Тобольск, 14 ноября ставка Правителя - Омск. 7 января 1920 г. у Красноярска терпят поражение последние остатки колчаковской арми‚ а через месяц; 7 февраля, сам адмирал расстрелян в Иркутске... Он погиб, преданный союзниками. Кровь этого страстотерпца за Землю Русскую легла несомненно позором на союзные знамена, реявшие над головой адмирала, когда его выдавали на смерть иркутским партнерам большевиков.  Двадцать четыре года тому назад вера в союзников была еще велика. Союзники идут! Союзники спасут Россию! Их ждали каждый день. Их ждали на юге и на севере, на западе и в далекой Сибири и удивлялись их необъяснимой медлительности. Но союзники не спешили, им в сущности не было никакого дела до ужасов, творившихся в России. Это было «внутренним» делом русских и мир в него не вмешивался. Когда же деле зашло слишком далеко и коммунистические лапы грозили дотянутся до находящегося в России военного имущества союзников, - когда появилась угроза усиления австро-германской армии более, чем миллионом военнопленных из Сибири, когда стало нужным усилить свои войска находящимся в России корпусом чехов, когда, наконец, нужно было воспрепятствовать вывозу в изнемогавшую Германию; сырья из России, тогда союзники решились на интервенцию, проявив и в ней ту двойственность, которая им так свойственна.  Зима 1919-1920 года принесла первые жестокие разочарования, обрисовав предательскую роль союзников. Забудет ли когда-нибудь русский народ, простит ли когда либо союзников и чехов за предание красным палачам Верховного Правителя России, за позорный финал сибирской эпопеи, за сотни «поездов смерти», в которых погибло свыше тридцати тысяч женщин, детей, стариков, раненых и больных и трупы которых, как штабели дров, были разложены по сибирским жел. дор. станциям; за ледяной байкальский поход, поглотивших десятки тысяч русских людей с семьями, погибших на озере и ставших добычей волков и хищных птиц? Виновниками этой трагедии, равную которой трудно найти во всей мировой истории являются те самые люди, которые сейчас помогают Сталину и его еврейской шайке добить до конца русский народ.  Таким образом, не личным свойством адмирала Колчака надо приписать неудачу белого дела на Востоке России. Он сделал все, что мог, и сам - прошел свой крестный путь. До конца выполнила свой долг и доблестная армия Верховного Правителя. В полной оторванности от всего мира, окруженная врагами, эта оборванная, голодная, обессиленная горсть людей все же шла вперед к намеченной цели, совершала великий крестный путь по холодным необъятным просторам Сибири, пробиралась через тайгу и болота, дралась, побеждала почти без снарядов и патронов прокладывая себе путь штыками. Эти сказочные богатыри были чужими обманутому третьим интернационалом народу. Но они были тверды. Меж них не было изменников. Среди Сибирских вьюг и холодов одно чувство согревало их душу: желание, до конца выполнить долг солдата и русского человека, сохранить русское лицо, русскую честь среди всеобщего развала и чем скорее весь русский народ поймет смысл жертвенного подвига первых добровольцев, тем легче будет их последний сон в бесчисленных и преждевременных могилах. 

 

Колчаку не суждено было освободить нашу Родину от ее злейших врагов. Значит ли это, что вся борьба, поднятая им, обнаружила свою нищету, не достигла никаких результатов, а, напротив, принесла только вред, погубив множество молодых жизней и укрепив лишь, в конечном итоге, позиции большевиков? На этот вопрос мы ответим прекрасными словами, высказанными одним из вождей Белого движения: «Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступления большевистской власти и принести свою кровь и жизнь за разрушаемую родину, - это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей старого континента, обреченных на колонизацию пришельцев с Запада и Востока. К счастью, мы принадлежим к замученному, но великому русскому народу». Вот почему история бережно сохранит память об адмирале Колчаке, связавшем себя с идеей; во имя которой велась белая борьба – идеей великой национальной России. Он погиб на своем посту за чужие грехи, преданный людьми, которым он доверял. Скорбный образ его будет всегда жить среди русских людей, так как в лице его Россия лишилась одного из лучших своих сынов.   

Вл. Абданк-Коссовский.  Газета «Парижский вестник» Париж №87, от 19 февраля 1944 года, с.2.