Цитаты и высказывания о Белом Движении - часть пятая



Автор: Веригин Андрей
Дата: 2013-12-07 18:00
А.Р.Трушнович, Воспоминания корниловца: 1914—1934:
Мы, корниловцы, знали, что все обстоятельства против нас, и всё же шли против лавины, готовые при этом погибнуть. Чего мы хотели? Первая и главная наша цель была: уберечь Россию от разрушения и колонизации. Мы считали своим долгом выполнить обязательства, принятые Россией по отношению к союзникам, и старались сохранить армию и удержать фронт. Мы видели, что страну возглавили недостойные правители, видели, как разваливается империя, и её части, веками с ней связанные и обязанные ей всем, в трудный час от неё отрекаются. Мы чувствовали, что страну сознательно ведёт к пропасти хорошо организованная группа, располагающая средствами и опытом разрушения. Мы же, корниловцы, были носителями российской идеи, воинами трёхцветного флага. Для нас Россия была священным именем, и о себе лично мы никогда не думали. Мы верили, что русский народ опомнится, что «Русь поймёт, кто ей изменник, в чём её недуг и ради этого поворотного момента российской смуты хотели сохранить вождя и ядро, к которому могли бы примкнуть русские люди. Корнилов был символом всего русского, всего честного.

«Россия». Курск. 1919. № 8 от 10 октября:
 У всякого полка есть своя физиономия. Неистощим задор и молодечество дроздовцев. Непоколебимо спокойное мужество, неотвратимый порыв корниловцев. Но есть ещё один полк. Странен и неповторим его облик. Строгая, простая без единого украшения чёрная форма, белеют лишь просветы да верхи фуражек. Заглушенный мягкий голос… Сдержанность — вот отличительная черта этих людей, которых провинциальные барышни давно очертили „тонные марковцы“ 

Ветеран Алексеевского полка Борис Павлов:
 ... То, что пошло с Алексеевым и Корниловым на Кубань, трудно было бы назвать армией: только около 4000 человек нашлось на всю Россию, пошедших в этот поход. По численности это был только старого состава полк, правда, небывалый в истории России полк: В его рядах было два бывших Верховных Главнокомандующих, Командующий армией, командиры корпусов, дивизий, полков - и в то же время зеленая молодежь, место которой было еще сидеть на школьной скамье. И вот одним как бы батальоном этого небывалого полка был Партизанский полк, его история в Первом Кубанском походе - это история этого «небывалого» полка, то есть Добровольческой армии. Во всех боях этого похода Партизанский полк участвовал, и много безымянных могил Партизан-Алексеевцев разбросано по полям Кубани. … Состав полка был: молодые офицеры, юнкера, студенты, кадеты, гимназисты, казаки - в главном зеленая молодежь. Впоследствии цветами формы полка стали синий и белый - цвета юности, в память именно этой молодежи, пошедшей с Алексеевым и Корниловым в Первый Кубанский поход.
   

Командир дроздовцев генерал-майор А.В.Туркул:

 ...шел 1-й солдатский батальон, наш белый батальон, только что сформированный из захваченных красных. Среди них не было старых солдат, но одни заводские парни, чернорабочие, бывшие красногвардейцы. Любопытно, что все они радовались плену и уверяли, что советчина со всей комиссарской сволочью им осточертела, что они поняли, где правда. Вчерашние красногвардейцы первые атаковали Тихорецкую. Атака была бурная, бесстрашная. Они точно красовались перед нами. В Тихорецкой 1-й солдатский батальон опрокинул красных, переколол всех, кто сопротивлялся. Солдаты батальона сами расстреляли захваченных ими комиссаров. Дроздовский благодарил их за блестящую атаку. Тогда же солдатский батальон был переименован в 1-й пехотный солдатский полк. Позже полку было передано знамя 83-го пехотного Самурского полка, и он стал именоваться Самурским. Много славного и много тяжкого вынесли самурцы на своих плечах в гражданской войне. Бои под Армавиром, под Ставрополем, когда ими командовал израненный и доблестный полковник Шаберт, бои в Каменноугольном районе, все другие доблестные дела самурцев не забудутся в истории гражданской войны.

"И вот что ещё, Антон Васильевич..., - сказал Жебрак, - В японскую войну наш батальон, сибирские стрелки, атаковал как-то китайское кладбище. Мы ворвались туда на штыках, но среди могил нашли около ста японских тел и ни одного раненого. Японцы поняли, что им нас не осилить, и, чтобы не сдаваться, все до одного покончили с собой. Это были самураи. Такой должна быть и наша офицерская рота" (А. В. Туркул "Дроздовцы в огне").

Командир дроздовцев генерал-майор А.В.Туркул:

«Мы бились за русский народ, за его свободу и душу, чтобы он, обманутый, не стал советским рабом»

Речь генерала Врангеля. Севастополь, 10 апреля 1920 г.

 …После тяжелых шестидневных боев мы овладели плацдармами Крыма и прочно их за собой обеспечили.  Армия, после пережитых испытаний, спешно приводится в порядок, переформировывается. В самом ближайшем будущем я проведу целый ряд мер организационного характера, которые должны устранить часть недочетов, значительно затруднявших управление армией. Проведены уже отчасти в жизнь целый ряд мер для повышения нравственного уровня в войсках. В частях введены суды чести для офицеров, коим предоставлены широкие права до разжалования штаб-офицеров включительно.Наравне с заботами об армии, будет проведен целый ряд мер к разрешению наиболее назревших вопросов государственной жизни. Трехлетняя анархия, неоднократная смена власти, из которых каждая провозглашала программы, имеющие целью увлечь за собой симпатии населения заманчивыми обещаниями, исполнить каковые физически не могла никакая власть, - настолько усложнили целый ряд отраслей промышленно-экономической жизни, что разрешить это сразу нет никакой возможности. Примером может служить хотя бы земельный вопрос. Я стремлюсь к тому, чтобы разрешить наиболее назревшие вопросы, не превышая пределов фактической возможности. Создание для населения Юга России, занятого моими войсками, такого правопорядка, при котором население могло бы быть удовлетворено в своих чаяниях возможно шире – вот основные задачи власти. Мною намечен целый ряд мер, чтобы наибольшее количество земли могло бы быть использовано на правах частной собственности теми, кто в эту землю вложил свой труд. Мелкому крестьянину-собственнику принадлежит сельскохозяйственная будущность России, крупное землевладение отжило свой век. Улучшение материального благосостояния рабочих и удовлетворение их профессиональных нужд является одной из моих главнейших забот. Теперь о причинах наших бывших неудач. Причины эти чрезвычайно разнообразны. Резюмируя их, можно сказать, что стратегия была принесена в жертву политике, а политика никуда не годилась. Вместо того, чтобы объединить все силы, поставившие себе целью борьбу с большевизмом и коммуной и проводить одну политику, «русскую» вне всяких партий, проводилась политика «добровольческая», какая то частная политика, руководители которой видели во всем том, что не носило на себе печать «добровольцев» – врагов России. Дрались и с большевиками, дрались и с украинцами и с Грузией и Азербайджаном, и лишь немногого не хватало, чтобы начать драться с казаками, которые составляли половину нашей армии и кровью своей на полях сражений спаяли связь с регулярными частями. В итоге, провозгласив единую, великую и неделимую Россию, пришли к тому, что разъединили все антибольшевицкие русские силы и разделяли всю Россию на целый ряд враждующих между собой образований. Я вижу к воссозданию России совершенно иной путь. Несколько дней тому назад мною заключено соглашение с представителями всех казачьих войск, коим между мною и казаками установлены определенные взаимоотношения. Казачьи области остаются в своем внутреннем самоуправлении самостоятельными, их же вооруженные силы полностью подчиняются мне. В областях не казачьих, я объединил всю полноту гражданской и военной власти без всяких ограничений, причем при разрешении вопросов внутренней жизни, я намерен широко обращаться к помощи общественных сил. Мы в осажденной крепости и лишь единая твердая власть может спасти положение. Надо побить врага прежде всего, сейчас не место партийной борьбе. Когда опасный для всех призрак большевизма исчезнет, тогда народная мудрость найдет ту политическую равнодействующую, которая удовлетворит все круги населения. Пока же борьба не кончена, все партии должны объединиться в одну, делая внепартийную деловую работу. Значительно упрощенный аппарат управления мною строится не из людей какой-либо партии, а из людей дела. Для меня нет ни монархистов, ни республиканцев, а есть лишь люди знания и труда. На такой же точке зрения я стою в отношении к вопросу, о так называемой «ориентации». С кем хочешь, - но за Россию, - вот мой лозунг. В частности, касаясь германской ориентации, о которой так много пишут и говорят за последнее время, я не могу придавать ей серьезного значения. Германия, истощенная войной и занятая внутренними делами, едва ли может оказать реальную помощь другим странам. Не триумфальным шествием из Крыма к Москве можно освободить Россию, а созданием хотя бы на клочке русской земли такого порядка и таких условий жизни, которые потянули бы к себе все помыслы и силы стонущего под красным игом народа. 

Врангель П.Н. Записки. Кн.2. // Белое дело. Летопись Белой борьбы., Берлин, 1928. С. 43-44.

К вопросу о сути Белого Добровольчества.  Епископ Дионисий 

 Носителями идеи спасения погибающей Родины стали БЕЛЫЕ ДОБРОВОЛЬЦЫ,– особое движение, не похожее ни на что из прежде существовавших. Ни одна из политических партий, как правых, так и левых, не оказалась способна организовать и возглавить какое-либо значимое сопротивление большевикам. Объединение Белых Добровольцев не было политической партией, оно не было и просто мятежом профессиональных военных (как, например, позднее во многих латиноамериканских странах), хотя возглавляли его генералы. Большинство генералов и офицеров Императорской Армии не участвовали в Белом движении, а заняли выжидательную позицию или даже пошли служить большевикам. В ряды Добровольцев влилось большое количество учащейся невоенной молодежи и интеллигенции. Объединяла Белых Добровольцев Идея, а не принадлежность к военному сословию. И Добровольческая Армия при всех внешних признаках военной организации была не просто воинским соединением, а особым боевым братством, воскрешающим память о древних русских дружинах. (...)суть добровольчества состояла в жертвенном бескорыстном служении Родине. Чины и прошлые заслуги играли у добровольцев второстепенную роль, главным был выбор человека и его долг в настоящий критический момент. Политические взгляды тоже не считались существенными, важнее были нравственные и деловые качества. У добровольцев сложилась особая боевая дружба, особая атмосфера, основанная на взаимном доверии и верности, повышенная нетерпимость к подлости, предательству и другим аморальным явлениям. Генерал Деникин подробно на многих примерах описывает идеалы и быт Добровольцев. Отметим, что сам он был одним из главных организаторов этого движения и носителей его духа в течение всего своего командования. Добровольчество было ярким проявлением личного начала в человеке, личного сознательного жизненного выбора, личной ответственности за свои поступки, личной инициативы в деле. Этим оно отличалось как от слепого чиновничьего повиновения, снимающего с себя ответственность и перелагающего ее на “начальство”, так и от стадного чувства толпы, следующей общему примеру, идущей “с большинством на зло”. Поэтому история добровольчества – это история в лицах, ярких личностях героев Белой России, очень непохожих друг на друга по характерам, темпераменту, міровоззрению, не всегда уживающихся друг с другом, которых только чувство долга перед Родиной могло собрать воедино. (...)Атмосфера боевого братства, сложившаяся среди Добровольцев, исключала возможность появления у них диктатора, подавляющего всех своим авторитетом. Заключение в Быховской тюрьме и тяготы Ледяного похода уравняли даже в бытовом отношении начальников и подчиненных. Герои могли признать над собой другого героя, но не признали бы повелителя. Деникин был среди Добровольцев лидер, но не диктатор, первый среди равных, но не единственный и исключительный. Его сильная сторона была в коллегиальности, он был силен “своей командой”, а не только своими личными качествами. Он умел организовать и поддерживать единство довольно разных людей (первый триумвират Алексеева-Корнилова-Каледина), умел и сам поддерживать единство при формальном дуализме власти с генералом Алексеевым. Только после смерти Алексеева (сентябрь 1918 г) он принял титул Главнокомандующего Армией, отказавшись от титула “верховного руководителя”, до конца своего руководства оставался в чине генерал-лейтенанта, полученного в 1915 г. Ради единства русского дела он, вопреки советам своего окружения, подчинился адмиралу Колчаку, как Верховному Правителю России. Когда весной 1920 г Деникин почувствовал утрату доверия к себе со стороны ближайших соратников, он ушел в отставку. Даже враги отмечали его личную скромность, аскетизм и безупречную репутацию.

Генерал-майор М.Г. Дроздовский:

Большевизм лишил нас отечества, народной гордости, и мы объявили ему за то беспощадную борьбу на смерть, а не на жизнь. И пока мы не свергнем власти комиссаров, мы не вложим своего меча в ножны; и если не казачьи шашки скрестятся с красноармейскими, то уж во всяком случае, скрестятся с их штыками наши добровольческие штыки; но никогда и никогда не назовем мы большевистское оружие "братским". Мне хотелось бы, чтобы все ясно поняли мою мысль: пока царствуют комиссары, - нет и не может быть России, и только когда рухнет большевизм, мы можем начать новую жизнь, возродить свое отечество. Это наш символ веры. Не мщение, а государственная необходимость ведет нас по пути борьбы; мы знаем меру ответственности, и если вождям и деятелем большевизма нет ни прощения, ни пощады, то рядовым борцам, отрекшимся во имя родины от прежних преступных заблуждений, мы найдем место в наших рядах. Пусть забудут они свой мелкий эгоизм, подчинят свои классовые интересы патриотизму, и мы сумеем тогда забыть, как бы то ни было трудно, все перенесенные оскорбления и все испытанные мучения... Через гибель большевизма к возрождению России - вот наш единственный путь, и с него мы не свернем. Кто поддерживает комиссарскую "армию", тот не защищает, а губит Россию, тот враг нам, враг до конца. Бесполезны здесь лукавые изъяснения - они не обманут никого.  

А.Суворин. "Вестник Первопоходника", № 10 06.1962 г.

Доблесть в Армии Корниловского похода была необычайна. И она всё крепла в носителях ее с каждым боем, пусть число их с каждым же боем и уменьшалось. Дух железного Вождя увлекал их все выше и выше на пути доблести. Тут-то и совершались чудеса, истинные чудеса этой единственной в истории войн и мира армии. П.Зотов рассказывал: Раненый в обе ноги с раздроблением костей реалист екатеринодарского реального училища (фамилии, к сожалению, не знаю), не желая уменьшать числа бойцов цепи, сам пополз к полотну железной дороги, куда приполз через несколько часов с винтовкой и найденной по дороге цинковой коробкой с 300 боевыми патронами. У полотна он оставался неподобранным сутки, - и вот, когда я 24 марта в 2 часа ночи проходил с ротой по полотну, то услышал скромную просьбу подобрать раненого, если это будет возможным. И когда его, истекающего кровью, укладывали на бурку, он просил не забыть его винтовку и цинковую коробку с патронами.  Подпоручик (студент) Герман Дмитриевич Михайлов после двух разновременно полученных и неизлеченных ран шел в новый бой; по дорого он обратился ко мне и другим офицерам с такой просьбой: "если меня серьезно ранят, прошу не перевязывать и не выносить из боя, так как я сам застрелюсь, ибо не желаю увеличивать большой транспорт раненых". Такое же решение приняли и другие офицеры. На другой день, 1-го апреля, Михайлов был тяжело ранен в живот и незаметно для всех, в то время, когда к нему был послан санитар для перевязки, сам покончил с собой.  
- Слава Богу, я счастлив - я убит! - с этими словами оставил мир Петр Михайлович Васильев, смертельно раненый в том же бою, как и Г.Д.Михайлов, - при взятии станицы Андреевской.
 Вырывая из рук большевиков брод через реку Лабу под Некрасовской, три юнкера студенческого батальона ген.Боровского перешли по горло в воде реку и с криком "ура" выскочили из воды, обратив в бегство десятки большевиков, в панике бросивших три пулемета. Бой и в бою победа! Вот что было общим заветом в этой героической армии. Офицерский полк не знал ни одного отступления за все бои Корниловского Похода.

Генерал-лейтенант Роман Фёдорович Унгерн

«Я не знаю пощады, и пусть газеты пишут обо мне что угодно. Я плюю на это! Мы боремся не с политической партией, а с сектой разрушителей современной культуры. Почему же мне не может быть позволено освободить мир от тех, кто убивает душу народа? Против убийц я знаю только одно средство — смерть!»

Писатель Иван Шмелев 

Русский тот, кто никогда не забывает, что он Русский. Кто знает свою Историю, русскую Историю — великие ее страницы. Кто чтит родных героев. Кто неустанно помнит: «ты — для России, только для России!»

Генерал от кавалерии  Петр Николаевич Краснов 

...Генерал Врангель не обмолвился, когда сказал «прощай Родина», а не «прощай Россия»…Россия и русские уплывали с ним на кораблях.

Граф Б.А.Смысловский, капитан Императорской Армии, участник Белого Движения, генерал-майор Вермахта.
 
"Каждый солдат должен понимать свой манёвр", - сказал великий фельдмаршал Суворов, а теперь, во время национально-гражданских войн, это особенно нужно знать каждому офицеру, то есть понимать военно-политическое положение в бою и ещё раньше - в мирное время. Быть ко всему подготовленным и не дать вырвать из рук власть и победу, когда по самым строгим расчётам имеются налицо все данные, чтобы их получить. Сегодня, как никогда, в момент крушения всех духовных, моральных и политических ценностей, на твои плечи, русский национальный офицер, ляжет вся тяжесть спасения Родины, а потом и остального мира.

Валерий Шамбаров, писатель, "Белогвардейщина"

...Как погибла некогда Русь, заслонив собой Европу от монголо-татарских орд, так и Белое Движение, погибая в неравной схватке, спасло европейскую цивилизацию от большевистского нашествия. По крайней мере дважды. В первой половине 19-го, когда красные двинулись на запад, на соединение с венгерской и германской революциями, и летом 20-го, когда они прорывались через Польшу. (А можно добавить третий раз, в 22-м, когда размещение белых войск косвенно помешало экспорту революции на Балканы...) В первый, наиболее агрессивный период существования коммунизма, когда не угас ещё революционный энтузиазм в России, а Европа была расшатана войной и послевоенными потрясениями, белогвардейцы приняли удар на себя и уберегли её от глобальной катастрофы. Белое Движение на целых 10 лет отодвинуло реализацию коммунистических планов строительства "общества нового типа". Лишь в конце 20-х большевики смогли вернуться к проведению тех мер, которые пытались начать ещё в 18-м: коллективизации, раскулачивания и т. п. Встретив сопротивление, они вынуждены были отступить. Свернуть и завуалировать экономические и социальные авантюры, смягчить режим, хотя бы временно и внешне, замаскировать репрессии и сократить их масштабы. Но в конце 20-х обстановка была уже другой. И сталинизм, даже в его законченном бесчеловечном виде, уже не дотянул до первоначальных ленинских проектов создания жуткого государства-машины с всеобщей трудовой повинностью под вооружённым контролем, с продразвёрсткой и пайковым снабжением вместо товарно-денежных отношений, с физическим устранением всех, не вписывающихся в схему, с "быстрым и серьёзным наказанием" за любое отклонение. Т. е. до планов превращения страны в единый концлагерь с рабским трудом вместо последующего выделения в ней ГУЛАГов и пр. Фактически Белое Движение сорвало и похоронило эту чудовищную антиутопию. В обстановке революционного безумия, массового психоза, попирающего всё святое, уничтожающего все общечеловеческие истины и понятия, Белое Движение спасло и сохранило, хотя бы для потомков, честь России, её доброе имя. Честь и доброе имя русского народа. Белое Движение первым на планете столкнулось с таким порождением XX века, как тоталитаризм. И первым начало то, что сейчас мы называем "борьбой за права человека". Ведь если разобраться, то именно за права человека - на жизнь, на собственность, на гражданские свободы - оно сражалось и погибало.

Генерал-лейтенант Константин Викторович Сахаров

"Белогвардейщина зародилась на всех концах Руси, на всем необъятном пространстве, в каждом углу ее; и это был ответ Русского народа на то ужасное унижение, которое, как из бездонного ушата, вылили на страну и на народ творцы и углубители революционной смуты.
...
Если бы не проявилось белого движения, то пришлось бы с горьким сознанием поникнуть всем русским людям и опустить глаза; не будь белых, не было бы у России права сказать, что честь и честность в русском народе являются самыми сильными, самыми живучими его свойствами.
...
Проследите все белое движение, от его зарождения, через зенит славы, успехов, могущества и до упадка, — и нельзя не увидеть той простоты и естественности, какими все оно проникнуто. Людей поднимало и гнало на величайшие труды и лишения, на смерть, на подвиги — только чувство. Чувство оскорбленной чести за великую Родину, чувство мести низким растлителям родной армии и страны, чувство долга перед Россией. И это было настолько могуче, что двигались на это дело, собирались под белыми знаменами сотни тысяч, миллионы нас, русских. Не только настоящей книге не под силу, — думается, что многие и многие еще труды не в состоянии будут дать полное отражение всех перенесенных белыми лишений, жертв, трудов и подвигов, совершенных зачастую в обстановке почти полной безнадежности успеха. Но ими двигало горячее, сильное чувство и глубокая вера в правоту своего дела. И потому получались величайшие напряжения, удесятерялись силы, ломались гигантские препятствия, создавался самый успех. Во всем этом — красота белого движения, такая красота, которая приближает его не к завоевательным войнам, но к скромным, сияющим внутренним светом через чреду веков — Крестовым походам.

 (Внутренняя война 1918—1920 г.)