Уроженцы Украины в белом движении на раннем этапе Гражданской войны (октябрь 1917 – Первый Ледовый поход).


Статья харьковского историка, посвященная изучению участия уроженцев Украины в Белом движении
Автор: Евгений Трощак
Дата: 2009-02-17 16:43

В этой статье я не открываю новых источников, не провожу радикально-новых политических концепций. На мысль её написать меня сподвигло два факта из личной биографии. Во-первых, истфаковский опыт, когда чиновники от науки отказали делегировать нашего преподавателя на конференцию, посвящённую гражданской войне 1918-1921 гг. Объяснение было следующим «в Україні не було громадянської війни, у нас була національно-демократична революція та... російська інтервенція». Очевидно абсурдное утверждение однако проводиться в умы людей настолько активно, что чуть позже у меня случился следующий разговор с коллегой: Я - Мой двоюродный прадед был белым офицером и украинцем по национальности. Коллега – Белый офицер – украинец!?!

В самом деле, согласно исторической схеме, бытующей в нашей официозной исторической науке, ничем, кроме «національно-визвольніх змагань» этнические украинцы в период с 1917-1921 гг. просто не занимались. Каждое движение в «идеологически-правильном» направлении рассматривается современной исторической школой Украины разве что без помощи лупы – будь то «повстання полку полуботківців» или «украинизация» очередной разложившейся воинской части (которые, в большинстве своём потом так же быстро «большевизировались»!). Таким нехитрым образом создаётся иллюзия что белое движение – явление, Украине абсолютно чуждое (тут же любят цитировать и булгаковского Турбина с его пассажем о «гнусном наречии, которого и в природе не существует...). Но простой обзор источников показывает - были уроженцы Украины, считавшие своим домом всё российское государство, оказавшееся в 1917 году сразу под несколькими ударами – и были среди них те, кто не побоялся защищать его с оружием в руках.

«Белым движением», как неотъемлемой частью русской истории занимались и занимаются многие видные историки. Но на роли украинцев, или, скорее малорусов (поскольку термин «украинцы» в те годы часто носил политизированный характер – так называли самостийников) в самые первые и трудные месяцы его существования никто из них не акцентировал внимания. «Белая» Украина словно бы не существовала. Но она была.

В дни октябрьско-ноябрьских боёв в Киеве неприятие большевиков и Центральной Рады выказали почти все учащиеся военных заведений города. Соответственно, все военные училища Киева – Николаевское военное, Николаевское артиллерийское, Алексеевское инженерное были закрыты новой властью. Две роты юнкеров Константиновского военного училища участвовали в боевых столкновениях с большевиками, несколько десятков из них было убито, само училище было переведено в Екатеринодар.

На Харьковщине для защиты Временного правительства сторонниками Временного правительства был создал штаб, в состав которого входили губернский комиссар Кузнецов, штабс-капитан Ладнов, бывший морской министр Временного правительства Лебедев. Среди сил, на которые рассчитывал штаб, были юнкера Чугуевского военного училища, а также драгунский полк в Балаклее, запасной польский полк в Белгороде и 29-й бронедивизион в Харькове. 30 октября юнкера Чугуевского училища выдвинулись на Харьков но когда стало ясно, что город и железнодорожные пути уже заняты Красной Гвардией, а надежда на другие части не оправдалась, то наступление захлебнулось. Часть юнкреров разоружили красноармейцы, часть ушла на Дон – некоторые из них приняли участие в Первом Ледовом походе.



Отдельной и особо трагичной была судьба третьей Киевской школы прапорщиков. В ноябре 1917 г. она была переведена из Киева в Таганрог, где она вошла 11 января в состав Добровольческой армии. Начальником школы был полковник Мастыка, командирами рот – подполковники Дедюра и Макаревич. Однако история её как отдельной единицы стала короткой и печальной – во время мятежа в Таганроге 17-22 января 1918 г. большинство офицеров и юнкеров школы были убиты.



Особый и очень любопытный случай упоминается в энциклопедической работе Волкова «Энциклопедия гражданской войны. Белое движение» - о противобольшевистском восстании в Бердянске силами местных ветеранов из «Бердянского Союза увечных воинов», во главе с неким унтер-офицером Панасенко. Тогда попытку красных отбить Бердянск удалось отразить – хотя сам Панасенко погиб. Позже бердянские ополченцы оказали помощь отряду полковника Дроздовского, 70-75 из них присоединилось к этому белому формированию.

Ранняя история белого движения на Дону хорошо известна и описана. Беглецы из различных частей России, в том числе из Украины – юнкера, офицеры, студенты составили костяк Добровольческой армии. Ключевым моментом, который определял – быть или не быть белому движению на Юге России – был Первый Ледовый поход.

Остатки третьей киевской школы прапорщиков, не погибшие во время таганрогской резни, вошли в состав Сводно-Офицерского полка и Особого Юнкерского батальона.

В первый кавалерийский дивизион полковника Гершельмана входили офицеры ч-го Харьковского уланского и 11 Изюмского полков.

Часть юнкеров из Константиновского военного училища, переведённого в Екатеринодар, вошла в созданный там добровольческие формирования – в частности в пешую сотню «Отряда спасения Кубани».

В первом конном полку существовала Полтавская сотня.

В качестве отдельного чисто малорусского по составу формирования нужно вспомнить «карпато-русский отряд». На волне интереса к русскому движению Прикарпатской Руси о нём уже вспоминалось немало, укажу только основные факты. Создан он был в Ростове-на-Дону на базе общества эмигрантов из Австро-Венгрии «Червонная Русь». По призыву товарищей председателя общества Г.С. Мальца и Л.Ю. Алексевича ряд эмигрантов из Прикарпатской Руси, прежде всего – студентов, записались в Добровольческую армию. На момент Первого Ледового похода численность отряда составляла 44 человека. Организационно он входил в Чехословацкий инженерный батальон. Первыми командирами были Б.Н. Яцев, с 9 марта В.Р. Ваврик, который и выступил его летописцем, издав во Львове в 1923 году книгу «Карпаторусы в походе генерала Корнилова и Добровольческой армии» (недавно она стала доступна он-лайн).


***

Пытаться составить какой-то общий список малорусов, участвовавших в Первом Ледовом походе - занятие безнадёжное, их было просто слишком много. Достаточно обратить внимание как часто в произведении «Корниловцы» Романа Гуля (кстати говоря, уроженца Киева) мелькают при описании его соратников фамилии вроде Лойко, Ващенко, Кравченко...

Всё что можно сделать - назвать поимённо некоторых из наших земляков:

Булюбаш Евгений Григорьевич – уроженец Полтавы, выпускник Киевского кадетского корпуса. Некоторое время – комендант Новочеркасска. В Походе – командир 1-го офицерского батальона Корниловского ударного полка. В эмиграции, умер в США.

Ваврик Василий Романович (1889, Яснище, Галиция – 5(?).07.1970, Львов) Слишком известная фигура, чтобы о нём долго писать. Один из последних деятелей русского движения Галичины, сохранявший ему верность до последних лет жизни. Узник Терезина, потом – эмигрант. Участвовал в походе сначала в качестве рядового, потом произведён в чин капитана. Участвовал в Гражданской войне вплоть до эвакуации Крыма. Поэт, писатель, мемуарист.

Гордиенко Карп Павлович Родился в 1881 г., окончил Ялтинскую гимназию и Владимирское военное училище (Киев). Участвовал в походе в составе корниловского ударного полка. Позже командир батальона, еще позже – 1-го Корниловского полка. Умер во Франции.

Гравицкий Григорий Константинович (1883, Новгород-Северский – 1930, Москва) Окончил Новогород-Северское училище и Чугуевское пехотное училище. В годы Первой мировой войны – полковник, командир 428-го пехотного полка. В белом движении с 1918 года. С 10 августа 1919 – командир Сводно-Стрелкового полка, с 1 августа 1920 года – командир 2-го Марковского полка, затем начальник Марковской дивизии.Галлиполиец. В 1922 году вернулся в СССР. Арестован 30 августа 1930 года и расстрелян по делу «казачьего блока».

Горленко Сергей Петрович – участник похода в 3-й офицерской роте, позже – командир роты в Сводно-офицерском полку. В Русской армии до эвакуации Крыма, после – в эмиграции.

Кардашенко Александр Николаевич – выпускник Чугуевского пехотного училища, участник Первой мировой войны, георгиевский кавалер. Активный участник белого движения с 1918 года, с 19 ноября 1918 года – начальник штаба певрой пехотной дивизии, позже – командир Черноморского стрелкового полка.

Кириенко Иван Касианович (1888-1971) – одна из самый ярких и противоречивых фигур. Уроженец Киевской губернии и выпускник Киевского военного училища, участник Первой мировой войны и Георгиевский кавалер, он еще в августе 1917 года начал в Киеве формирования первого запасного Георгиевского полка. Принимал активное участие в боях с большевиками в октябре-ноябре, позже прибыл в Новочеркасск с группой из 25 георгиевских кавалеров. Участвовал в первых боях Добровольческой армии как командир Георгиевской роты, которая позже вошла в состав Корниловского полка. Участник Первого, а впоследствии и Второго ледового похода, генерал-майор при штабе Добровольческой армии. После 1920 года – в эмиграции.

Лесевицкий Николай Петрович (1873-1918) – окончил Полтавский кадетский корпус,Александровское военное училище. В конце 1917 года – генерал-квартирмейстер полкового штаба Кубанской армии. Во время Ледового похода оставлен больным в ауле. Расстрелян в марте 1918 года красными в ауле Горячий Ключ.

Марченко Дионисий Андреевич (? – 24.09.1968) Окончил учительскую семинарию,в годы Первой мировой войны – штабс-капитан, георгиевский кавалер. В Добровольческой армии с ноября 1917 года. Принимал участие в 1-м Ледовом походе в качестве рядового 1-й роты Офицерского полка, тяжело ранен. С 14 марта 1919 года капитан, комендант штаба корпуса Кутепова, позже командир 2-го батальона 1-го Марковского полка. В декабре 1919 – 29 сентября 1920 – командир того же полка. В эмиграции в Югославии.

Пиотровский Болеслав Иванович уроженец посёлка Балта (ныне – Одесская область), выпускник Чугуевского военного училища. В Первом Ледовом походе – капитан 4-й роты первого батальона корниловского ударного полка.

Ряснянский Сергей Николаевич – выпускник Полтавского кадетского корпуса Елисаветградского кавалерийского училища, академии Генштаба 1914 года. Участник Первой мировой войны, Георгиевский кавалер. Участник выступления генерала Корнилова в августе 1917 года, узник Быхова. В Добровольческой армии с ноября 1917 года. Участник Первого Ледового похода в разведывательном отделении штаба. Позже – начальник штаба конной группы Донской армии, эмигрант, проживал в Югославии. Был членом РОВС, позже – Российской национальной армии. Редактор «Вестника совета российского зарубежного воинства», умер в Нью-Йорке.

Симановский Василий Лаврович – уроженец Полтавщины, сформировал партизанский офицерский добровольческий отряд, позже влитый в третий офицерский батальон еще позже – в 1-й сводный офицерский полк. Участвовал в Первом Ледовом походе, после его окончания вернулся на Украину. Убит в Кобеляках петлюровцами. О нём упоминает Роман Гуль в воспоминаниях («Я унёс Россию») – «Потом (я) был полевым адъютантом командира полка – бравого полковника Василия Лавровича Симановского. В.Л. был кадровый боевой офицер, по крови чистый украинец, с «белым крестиком» в петлице – за храбрость. Большевизм (да и Керенского!) он ненавидел совершенно люто...».

Шевченко Павел Евгеньевич – родился в Рыльске (ныне Курская область) Георгиевский кавалер. В Добровольческой армии с ноября 1917 г., участник Ледового похода в составе 1-го офицерского полка, в бою 6-7 июля был ранен но остался в строю. В дальнейшем служил в марковском полку, начала во ВСЮР, потом в Русской армии. Эмигрировал, умер в США.

Щербович-Вечор Евгений Ольгердович участник похода в составе Киевского Константиновского военного училища, позже командир батальона Кубанского Алексеевского военного училища. Умер в 1925 г. в эмиграции.

Евгений Трощак, историк

Вы можете обсудить статью в данной теме на форуме.





Вся продукция полностью сертифицирована задвижка 30с41нж.