Русское образование и Император Николай II



Автор: Дмитриева Анна
Дата: 2010-06-07 01:08

Рецензия на книгу Д.Л. Сапрыкина «Образовательный потенциал Российской Империи». Поворот явно произошел. Наш народ перестал хулить Государя. Мы «простили» ему огрехи правления... Но прежде чем «прощать», и даже поставить «огрехи» в «заслугу» стоит, наверное, разобраться, какой была политика Императора Николая II, как имеенно он правил? Хотя в последние уже десятилетия появилось целое море книг, посвященных Государю, очень немногие предстпавляют собой настоящее, научное изучение правления царя. Так появляются не только лекции преподавателей, но и труды действительно выдающихся и как минимум добросовестных ученых нашего врмени, в которых говорится о том, что «образовательной политики у Николая II не было». Те немногие исследования, что все-таки появляются, в силу специфичности научного труда как такового и соответсвующих тиражей не становятся широко известными и замалчиваются. К сожалению, скорее всего, такая же судьба ожидает новую работу, изданную ИИЕТ РАН - «Образовательный потенциал Российской Империи» Д.Л. Сапрыкина (М., 2009).

В этой работе автор разбирает ключевые вопросы образовательной политики Николая II и то, какой потенциал Последний Государь оставил в наследие Советскому Союзу. Проработав несколько лет над одной единственной темой - вопросом образовательной политики последнего царствования, изучив десятки документов в России и зарубежом, автор пришел к такому выводу: мы практически не знаем о том, как правил Император Николай II, а то, что мы как бы знаем зачастую оказывается ложью. В книге несколько раз наглядно показано, как в советских источниках (и, следовательно, зарубежных и современных российских работах, использующих как документы советские «данные») искажаются цифры, статистика таким образом, чтобы показать «безнадежную отсталость Российской Империи». Эта работа - только один из шагов на пути к «высветлению» неизвестной нам эпохи. Даже один этот вопрос, образовательный, еще требует серьезного труда не одного, а целого ряда ученых, а проделанную работу стоит назвать в первую очередь призывом к такому труду и иллюстрацией его насущной необходимости. Все же позволю себе привести некоторые выводы исследования.

Вопрос об «отсталости женского образования в Российской Империи». «В российских гимназиях уже в начале двадцатого века училось больше девочек, чем мальчиков, тогда как в большинстве европейских государств женское полное среднее образование сильно отставало от мужского вплоть до 60-ых годов ХХ века (впервые десятилетия в ведущих европейских странах девушки составляли не более 20% учащихся). Накануне революции 1917 года система гимназического и высшего образования для женщин в Российской империи была гораздо более развита, чем в Германии, Франции и Англии, несколько уступая лишь США» (с. 38). Так, например, в 1911 году в женских гимназиях Россиской Империи обучалось 337,2 тыс. человек. Тогда как во Франции в то же время в «школах для девушек» обучалось... 22, 0 тыс. человек (подсчеты, ссылки на документы, распределение по учебным заведениям и уточнение годов - см. на с. 35-36).

Вопрос об образовании крестьян и иудеев. Исследование не составило труда, так как цифры приводятся даже в доступном всем Новом энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона. Итоги таковы: крестьяне и нацменшинства в России учились в гимназиях, получали высшее образование - не все, конечно, но по соотношению с другими «ведущими» странами той эпохи (с другими! а не с двадцать первым веком, уж нельзя обвинять Петра Первого за отсутствие ПК!) у нас была чуть ли не самая демократичная в этом плане страна. По крайней мере подсчет показывает, что «индекс образовательных возможностей» (есть, оказывается, такое социологическое понятие) в Российской Империи у иудеев, армян и немцев был заметно выше, чем у русских. А русский крестьянин по сравнению с английским или французским имел больше шансов закончить университет.

Техническое образование. Автор показывает, что развитие технического образования (и среднего, и высшего звена) было одной из основных задач Государя, и он последовательно проводил эту политику в жизнь, не только указами, но даже выделяя личные средства. Царь создал множество институтов, открыл новые факультеты в старых университетах и создал новые. После открытия политехникумов в Санкт-Петербурге, Томске, Киеве и Варшаве на рубеже веков Россия обогнала в этом отношении другие европейские страны. Вывод оказывается действительно неожиданным: «Россия уже между 1904 и 1914 годами (вместе с США) стала мировым лидером в области технического образования, обойдя Германию» (с. 46). Это и дало кадровую основу успехов «советской» промышленности. Прежде, чем изумляться, посмотрите, на основании чего автор делает такие выводы. Смогли бы мы осуществлять гонку вооружений, полететь в космос, если бы не окончившее царские гимназии, университеты и институты поколение ученых и инженеров?..

Соотношение уровней образования. Сегодня мы часто сравниваем дореволюционные гимназии с нашим полным средним образованием, и автоматически приравниваем «соответствующие» уровни. Между тем «...простое сравнение программ говорит о том, что гимназия была учебным заведением более высокого уровня. Советская средняя школа...скорее соответствовала так называемым «высшим начальным училищам» (с.52). Часто, то, что изучали гимназисты в старших классах сегодня изучают студенты профильых вузов. Нет полного соответствия и между «церковно-приходской школой» и современной «начальной» школой.

Всеобщее начальное образование. Уже в 1908 году в Российской Империи получила силу закона программа введения всеобщего обучения, которая должна была завершиться между 1919 и 1924 годом. Основа российской «школьной сети» была создана между 1908 и 1916 годом, в частности, благодаря созданному Царем Школьно-строительному фонду Петра Великого. В Российской империи было 140 тысяч школ. В Российской Федерации сегодня имеем 55 тысяч школ при примерно таком же населении. При Николае II начальное образование стало бесплатным и общедоступным, а советская власть вновь на несколько десятилетий официально ввела весьма высокую плату за обучение. Не удивительно, что если в 1914 году в России училось около 11 миллионов школьников к 1922 году их осталось чуть больше шести миллионов. Так, что всеобщее образование в нашей стране состоялось с опозданием на десять лет, только в 1930 году, когда за один год по официальной советской статистике число школьников выросло почти в два раза до 20 миллионов.

Образовательная Политика Государя.Какой же она была? Из исследования Сапрыкина Д.Л. можно сделать такой вывод: образовательная политика Николая II стремилась к созданию образования, доступного всем слоям общества во всех частях Империи, развитию технического образования (и, соответсвенно, промышленности) и на привлечении общества (в первую очередь родителей учащихся) к активному участию в образовании детей.

На фото: Государь Николай II и Царица Александра, начало 1917 года

Принципиальное отличие состоит не в том, что Государь активно, планомерно и постепенно вводил всеобщее образование в Империи, вместо того, чтобы однажды декретом всех согнать в неподготовленные помещения. И не в том, что он предлагал бесплатное обучение при его необязательности, вместо того, чтобы сделать и платным, и обязательным. Отличие в политике в целом. Почему Советский Союз планомерно сокращал количество школ? Школы укрупнялись и сосредотачивались в городах и больших поселках, тогда как царь строил школы в «шаговой доступности» (трехкилометровой зоне - чтобы можно было пешком дойти) - от любой деревни Империи. Советский Союз в своей идеологии, законах и декретах, и на практике, выполняя принципы «Манифеста коммунистической партии», отрезал родителей от образования. Государь же призывал родителей к тому, чтобы они вместе с ним участвовали в образовании детей. Император Николай II начал масштабную реформу образования, должную «коренным образом» исправить существовавшую систему. И одним из первых пунктов реформы было привлечение общества в целом, семьи и родителей к полноценному участию в образовании детей. Чтобы это участие было не на бумаге, чтобы от такого участия выигрывали бы все участники, и в первую очередь дети и качество их образования - над этим работали специалисты, ставились эксперименты. Что-то осталось нереализованным, многое удалось сделать. Так, родители получили реальный механизи влияния на образование детей в школе через родительские комитеты (их деятельность и полномочия имеют мало общего с советскими и современными одноименными организациями); как это все могло осуществляться на практике неплохо показывает Типовой Устав родительских организаций, полностью приведенный в одном из приложений к книге). Также интеллигенция, в первую очередь непосредственно учителя, земства (органы реального самоуправления граждан) имели тот же практический механизм влияния на школу. Участие родителей в школьной жизни, их личный контакт с учителем оживили школу, создали возможность для истинного образования, несовместимого с коррупцией и бюрократической косностью. Показательно, что именно тема участия родителей в образовании детей была закрыта уже Временным Правительством, и последовательно и принципиально отвергнута в советской школе (об этом см. с. 92 и далее). Сотрудничество царя и народа, развитие общественного самоуправления - такие приоритеты политики Государя особенно ярко выразились в образовательной сфере. Народ не как быдло, а как активный отвественный субъект, как тот, кто вместе со своим Государем заботится о себе, о своих детях. Уважение к людям, а не презрение к серой управляемой массе.... Действительно, иногда кажется, что последний раз демократия была в нашей стране при царе. И, похоже, что без царя она оказывается невозможной...Но это все политика. Которая сегодня считается делом грязным. И не имеющим отношения к простым людям. И, все же, такие дела минувших дней, как образовательная политика Николая II, оказывается важной для нас, русских людей XXI века. Все эти вопросы непосредствеено касаются всех, кто имеет отношение к образованию. И не только власть имущих, но и нас, учителей, родителей. Понимание того, какой путь прошла наша школа, может объяснить многие из ее проблем, а их-то у нас более чем достаточно. На каких основаниях может строиться школа вообще, русская школа в частности. И, кстати, именно эпоха Николая II завершила поиски пути собственно русского образования, и его царствование может многое сказать о том, в чем особенность именно русской школы. И еще станет понятно, насколько советская школьная система является «отечественной»... Сверху нам говорят о реформе школы, постоянно меняются программы, названия и содержание обучения. Снизу мы встречаемся с криком о спасении «потерянного» поколения... Именно сегодня Государь и те изменения, которые он проводил в школе, те основания, на которых он строил образование могут помочь нам по-другому взглянуть на воспитание собственных детей. Государь призывал родителей к участию в образовании детей - а действительно ли это наше дело, или все-таки отдать их «в руки специалистов», в «хорошую школу» и забыть? А если отдать и не забыть - то, как строить отношения с учителем, с администрацией - права качать? Механизмы участия общества в школьной жизни столетней давности мало применимы к современной действительности, этот факт очевиден. Проблема в том, что реформа Николая II, похоже, сильно опередила время, и мы еще не готовы хотя бы некоторые элементы рассмотреть как применимые на практике. Но, может быть, она поможет сориентироваться в том жутком бедламе отечественной образовательной системы, в который попали мы и наши дети?


Другие материалы из раздела Дореволюционная Россия
Предыдущее:Загадка Великой Княжны Ольги
Следующее: Поруганная икона Государя
Лучшее по просмотрам:Грамотность в царской России
Последнее:Иверская икона