Шатилов Павел Николаевич



Автор:
Дата: 2010-06-03 00:47

Шатилов Павел Николаевич (1881-1962) - генерал от кавалерии. Из дворянской семьи, его дед и отец были генералами. Отец — Николай Павлович Шатилов (1849—1919), помощник по военной части наместника на Кавказе, член Государственного совета.Окончил Пажеский корпус и Николаевскую академию Генерального штаба (1908). Из Пажеского корпуса был выпущен хорунжим в Лейб-гвардии Казачий Его Величества полк. С началом русско-японской войны переведен по собственному желанию в 4-й Сибирский казачий полк. Ранен и награжден орденами Св. Станислава 4-й, 3-й и 2-й степени с мечами и Св. Анны 4-й, 3-й и 2-й степени. По Генеральному штабу служил в Кавказском военном округе. С ноября 1910 — помощник старшего адъютанта (в разведывательном отделе) штаба округа. 6 декабря 1915 г. — полковник. С 16 декабря 1916 г. — командир Черноморского казачьего полка во 2-й Кавказской казачьей дивизии. Георгиевский кавалер. Последняя должность в Кавказской армии в конце 1917 г. — генерал-квартирмейстер штаба армии. Генерал-майор. В заключении в Тифлисской тюрьме (Мцхетский замок) за участие (соучастие) в мятеже генерала Корнилова, 09—12.1917. В Белом движении появился только в декабре 1918, прибыл (12.1918) в штаб генерала Деникина в Екатеринодар. Командир 1-й конной дивизии и конной группы (две дивизии), 03.01—04.1919. Отличился в боях при захвате Георгиевска, а также весной 1919 переправившись через заболоченные берега и водный рубеж реки Маныч восточное Бараниково. 1-я конная дивизия Шатилова ударом по коннице Красной армии у станицы Великокняжеской сыграла решающую роль в разгроме 30-тысячной группы советских войск на Кубани. (В результате этой операции власть Советов была изгнана из региона Северного Кавказа, а 1-я Красная армия командарма Сорокина фактически полностью разгромлена. В жестоких боях Белая армия побеждала умением и исключительной доблестью. Наиболее выдающимся представителем этой армии, по мнению многих военных историков, являлся генерал барон Врангель. Многие ценили его как выдающегося стратега, человека большого ума, исключительной энергии, несокрушимой воли, блестящего кавалерийского офицера. Благодаря ему в борьбе за Северный Кавказ свершился решительный перелом после разгрома красных под Ставрополем.

На фото: А.В. Кривошеин,  генерал П.Н. Врангель  и генерал П.Н. Шатилов (Севастополь, 22 июля 1920 г.)

В Добровольческой армии с конца 1918 г. Начальник 1-й конной дивизии в конном корпусе генерала Врангеля, а затем командир 4-го конного корпуса. Произведен генералом Деникиным в генерал-лейтенанты за успешные бои под Великокняжеской в мае 1919 г. С июня — начальник штаба Кавказской армии у командующего генерала Врангеля. Проявил военный профессионализм в боях за Царицын, который 18.06.1918 был взят Кавказской армией генерала Врангеля. С декабря 1919 г. по начало января 1920 г. — начальник штаба Добровольческой армии в период командования ею генералом Врангелем: В начале 1920 г., как и генерал Врангель, отчислен «в распоряжение Главнокомандующего» после того, как Добровольческая армия была сведена в корпус и общее командование принял командующий Донской армией генерал Сидорин. Большую часть конницы Деникин объединил в руках Врангеля. Под его началом оказалась и 1-я конная дивизия Шатилова. Манычская операция закончилась разгромом 30-тысячной группы красных. В эти дни особенно отличился Шатилов, переправившийся со своей дивизией через болотистый Маныч восточное села Бараниково и нанесший решительный удар по красным у Великокняжеской. Деникин поздравил Шатилова, произвел его в чин генерал-лейтенанта и назначил командиром 4-го конного корпуса. Остатки разбитых красных в панике бежали. Заново сформированная Кавказская армия под командованием Врангеля в составе четырех конных корпусов и одной пехотной дивизии безостановочно преследовала убегавшие остатки 10-й красной армии и конного корпуса Думенко. После трехнедельного преследования по безводным солончакам калмыцкой степи армия Врангеля подошла к Царицыну. Лишь после жестоких боев Царицын был взят (18.06.1919). В этих трудных боях Шатилов показал себя прекрасным кавалерийским начальником, храбрым и инициативным. Шатилов стал начальником штаба Кавказской армии (20.06.1919), сменив генерала Юзефо-вича. Осенью 1919 г. военное счастье изменило белым. Когда обозначился крах "похода на Москву" и Деникин осознал всю серьезность положения на фронте, он назначил (02.12.1919) Врангеля командовать отступавшей от Орла Добровольческой армией. Но было уже поздно. Остатки армии отступали, резервов не было. Между Врангелем и Деникиным углубился разлад. Врангель и Шатилов подали прошение об отставке и, по желанию Деникина, покинули Россию. На английском корабле они прибыли в Константинополь. В марте 1920 г., после кошмарной эвакуации остатков армии из Новороссийска, Деникин решил уйти с поста Главнокомандующего ВСЮР. На 21 марта 1920 г. он назначил заседание Военного совета в Севастополе для выбора себе преемника. Были приглашены и генералы, не занимавшие командных постов. Из Константинополя был вызван Врангель. Об отчаянном положении укрывшихся в Крыму остатков Белой армии Врангель знал хорошо. От британского Верховного комиссара в Константинополе адмирала де'Робека он узнал об адресованной Деникину ноте, извещавшей о прекращении помощи Великобритании белым армиям. Де'Робек сообщил также о телеграмме из Феодосии от начальника британской миссии на Юге России генерала Хольмана о решении Деникина сложить с себя звание Главнокомандующего. "Если Вам угодно будет отправиться в Крым, — сказал де'Робек, — я готов предоставить в Ваше распоряжение судно. Я знаю положение в Крыму и не сомневаюсь, что Совет, который решил собрать генерал Деникин для указания ему преемника, остановит свой выбор на Вас. Знаю, как тяжело положение армии, и не знаю, возможно ли ее еще спасти". — "Благодарю Вас, — отвечал Врангель. — Если у меня могли быть еще сомнения, то после того, как я узнал содержание ноты, у меня их более не может быть. Армия в безвыходном положении. Если выбор моих старых соратников падет на меня, я не имею права от него уклоняться". Узнав о решении Врангеля, Шатилов ужаснулся: "Ты знаешь, что дальнейшая борьба невозможна. Армия или погибнет, или вынуждена будет капитулировать, и ты покроешь себя позором. Ведь у тебя ничего, кроме незапятнанного имени, не осталось. Ехать теперь — это безумие!"  

Заклинания Шатилова не помогли. Утром 22 марта 1920 предоставленный Врангелю броненосец "Император Индии" бросил якорь на рейде Севастополя. Вместе с Врангелем прибыл и Шатилов, не приглашавшийся генералом Деникиным на Совет. Собравшийся под председательством генерала от кавалерии А. М. Драгомирова Военный совет единодушно отказался от выборов и предложил Деникину самому назначить преемника. На частном совещании генералы в необязательном для Деникина порядке назвали Врангеля. Деникин подписал приказ о назначении Врангеля главнокомандующим ВСЮР (22.03.1920). Врангель назначил Шатилова (24.03.1920) своим помощником. После отъезда генерала Махрова 16.06.1920 Шатилов стал его преемником на посту начальника штаба Русской армии (так стали именовать вооруженные силы юга России с И мая 1920 г.), во главе которой стоял генерал Врангель. Возрожденная волей Врангеля Русская армия творила чудеса. Вырвавшись из тесного Крыма на просторы Северной Таврии, она одерживала одну победу за другой. В тихий ясный июльский вечер Врангель и Шатилов сидели на террасе Севастопольского дворца. Впервые после приезда в Крым между ними завязалась откровенная беседа. "Да, мы сами не отдаем себе отчета в том чуде, которого мы свидетели и участники, — задумчиво сказал Шатилов. — Ведь всего три месяца тому назад мы прибыли сюда. Ты считал, что твой долг ехать к армии, я — что мой долг не оставлять тебя в эти дни. Не знаю, верил ли ты в возможность успеха. Что касается меня, то я считал дело проигранным окончательно. С тех пор прошло три месяца". — "Да, огромная работа сделана за это время, и сделана недаром. Что бы ни случилось в дальнейшем, честь национального знамени, поверженного в прах в Новороссийске, восстановлена. И героическая борьба, если ей суждено закончиться, закончится красиво". — "Нет, — продолжал Шатилов, — о конце борьбы речи теперь быть не может. Насколько три месяца тому назад я был уверен, что борьба проиграна, настолько теперь я уверен в успехе. Армия воскресла, она мала числом, но дух ее никогда не был так силен. В исходе кубанской операции я не сомневаюсь, там на Кубани и Дону армия возрастет численно". Задуманная Врангелем десантная операция на Кубани открыла перспективы освобождения казачьих областей и воссоздания широкого фронта борьбы. Вместе с провозглашенным (25.05.1920) Законом о передаче земли трудящимся крестьянам высадка на Кубани грозила подрывом основ коммунистического строя. Лихой кубанский кавалерийский генерал Улагай, под начальством Врангеля принимавший участие в штурме Царицына, был назначен командующим десантного отряда. Занятый государственными делами и руководством войск в Северной Таврии, Врангель поручил Шатилову общее руководство проведением этой важнейшей стратегической операции. Казалось бы, обычно инициативный и энергичный, Шатилов должен был вложить душу и тело в эту операцию. Но не тут-то было. Удачно высадившийся пятитысячный отряд вначале действовал быстро и энергично. К отряду присоединялись казаки-повстанцы, численность его росла, несмотря на потери в непрерывных боях. Затем отряд стал топтаться на месте, упустил драгоценное время и дал красным возможность сосредоточить превосходящие силы. Начальником штаба Улагая, по рекомендации Шатилова, был назначен генерал Д.П. Драценко. В ходе операции между Улагаем и Драценко возникли недоразумения, осложнившие и без того трудную обстановку. Упустив возможность победы, десант был разбит и вынужден вернуться в Крым. Горько сетовал Врангель на себя за то, что, понадеявшись на Шатилова, он мало вникал в выполнение поставленной десанту задачи. Ранней осенью 1920 г. Польша заключила перемирие с правительством Ленина. Армия Врангеля осталась в трагическом одиночестве. Сопротивляться вчетверо превосходящему в силах противнику было невозможно. Тем не менее армия Врангеля продолжала творить чудеса, отбиваясь от наступавших красных. Исход неравной борьбы уже легко было предвидеть. По приказу Врангеля командующий Черноморским флотом вице-адмирал Кедров, генералы Шатилов, Стогов и Скалон разработали план эвакуации войск и всех желающих выехать из Крыма за границу. В Крыму Шатилов был лишь пассивным исполнителем предначертаний Врангеля, за все семь месяцев отчаянной борьбы у "последней черты". 21 июня 1920 г., в связи с назначением начальника штаба Русской армии генерала П. С. Махрова на должность будущего командующего 3-й Русской армии в Польше, генерал Шатилов был назначен начальником штаба Русской армии генерала Врангеля и оставался на этой должности до 1922 г., когда начальником штаба был назначен генерал Е. К. Миллер. Произведен в генералы от кавалерии генералом Врангелем — за успешную эвакуацию из Крыма в ноябре 1920 г. С 1922 г. по 1924 г. — в распоряжении Главнокомандующего. С 1924 г. по 1934 г. — начальник 1-го отдела РОВСа во Франции.

Шатилов продолжал свою  деятельность как начальник 1-го отдела РОВС и тайную по своей «Внутренней линии» — НСНП. 24 октября 1933 генерал Неводовский Н.Д. послал Е.К.Миллеру рапорт о своем выходе из РОВС из-за постоянных недоброжелательных действий Шатилова. По словам Неводовского, свои действия Шатилов покрывал авторитетом Е.К. Миллера и выразил сомнения в законности производства Шатилова в чин генерал-майора и в праве ношения им высокой награды — ордена Св. Георгия 3-й степени. Копию своего письма Неводовский послал газете «Последние новости», которая охотно опубликовала его 26.10.1933. Разразился новый скандал. Наконец председатель Союза кавалеров ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия генерал от кавалерии фон Кауфман-Туркестанский разъяснил письмом в редакцию «Возрождение» статью 25-го статута: «Удостоенный Думою к получению ордена Св. Георгия 3-й степени награждается оным не иначе как с Высочайшего утверждения». Но монарха больше не было, иной верховной власти тоже. Шатилов был представлен к награде за отличие в боях у Битлиса. Награда, естественно, не была утверждена. Глава Русского Обще-Воинского союза генерал Е. К. Миллер заявил, что подобные обвинения следует оставить без внимания. В любом случае, не подвергались сомнению военные заслуги полковника Шатилова в боях у Битлиса, за которые он и был награждён. Спорным остался и вопрос о его производстве в генерал-майоры в дни развала Кавказской армии. После похищения генерала Миллера в 1937 г. отошел от активной деятельности. Оккупировав Францию в 1940—1943 гг., в ряде городов немцы арестовали членов РОВС, причастных к «Внутренней линии» (Национальный союз нового поколения). Среди арестованных оказались генерал Шатилов и полковник Киреев, после бегства Скоблина поставленный во главе объединения корниловцев. Под арестом и следствием Шатилов пробыл десять месяцев. Некоторые генералы РОВС хлопотали об освобождении Шатилова. Гестапо отпустило Шатилова на свободу.П.Н.Шатилов, в ряду других военных эмигрантов, подписал обращение к Гитлеру с благодарностью за освобождение России. Глава РОВС и особенно генерал фон Лампе, который в 1919 г. был генерал-квартирмейстером в штабе генерала Шатилова — штаба Кавказской армии Врангеля, всячески способствовали его реабилитации. Отведенному генералом Миллером от дел РОВС Шатилову они преподнесли звание почетного члена РОВС. Умер Шатилов от рака крови 5 мая 1962. Оставил обширные воспоминания, переданные им в Колумбийский университет, США, без права публикации до начала следующего века. Похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев де Буа.


Другие материалы из раздела БИОГРАФИИ
Предыдущее:Каннегисер Леонид Иоакимович
Следующее: Бредов Николай Эмильевич
Лучшее по просмотрам:Колчак Ростислав Александрович
Последнее:Долматов Владимир Иванович