Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Русская Освободительная Армия Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5927
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2009 7:29 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

В этой теме предлагаю помещать материалы по такому факту советского периода, как борьба собственных граждан против государства. Никогда в истории человечества такого массового желания народа воевать против собственного государства еще не наблюдалось


В Русской зарубежной церкви считают генерала Власова патриотом, а не предателем

http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=31952

Нью-Йорк. 9 сентября. ИНТЕРФАКС - В Русской православной церкви за границей выразили несогласие с мнением тех, кто считает генерала Андрея Власова предателем России.
"На вопрос: "Был ли ген. А.А.Власов и его сподвижники - предателями России?" - мы отвечаем: "Нет, нимало". Все, что было ими предпринято - делалось именно для Отечества, в надежде на то, что поражение большевизма приведет к воссозданию мощной национальной России", - говорится в отзыве Архиерейского Синода РПЦЗ на книгу церковного историка, профессора Санкт-Петербургской духовной академии протоиерея Георгия Митрофанова "Трагедия России. "Запретные" темы истории ХХ века".
В ней автор среди прочего дает оценку личности и деятельности А.Власова. Точка зрения священника вызвала острую дискуссию в православной среде, в том числе среди потомков русской эмиграции.
Как отметил Синод, заявление которого публикует официальный сайт РПЦЗ, Германия рассматривались "власовцами" "исключительно как союзник в борьбе с большевизмом, но они, "власовцы" готовы были, при необходимости противостоять вооруженной силой какой бы то ни было колонизации или расчленению нашей Родины".
"Трагедия тех, кого принято именовать "власовцами", т.е. участников движения, на основе которого возникла Русская освободительная армия (РОА), поистине велика. Во всяком случае, она должна быть осмыслена со всей возможной непредвзятостью и объективностью. Вне такого осмысления историческая наука - превращается в политическую публицистику", - считают в РПЦЗ.


Православная церковь за рубежом реабилитировала генерала Власова

09.09.2009 г. http://lenta.ru/news/2009/09/09/patriot/

Русская православная церковь за рубежом не считает генерала Андрея Власова предателем. Об этом говорится в отзыве Архиерейского Синода на книгу протоирея Георгия Митрофанова "Трагедия России. Запретные темы истории XX века", размещенном на сайте РПЦЗ.

"Все что было ими (Власовым и его сообщниками) предпринято - делалось именно для отечества, в надежде на то, что поражение большевизма приведет к воссозданию мощной национальной России", - говорится в документе.

Более того, Синод заявил, что "в русском зарубежье, частью которого стали и уцелевшие участники Русской освободительной армии, генерал был и остается своего рода символом сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения исторической России".



Поэтому и открываю эту тему, как важную веху трагической советской истории.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.

Последний раз редактировалось: Дроздовский (Ср Сен 09, 2009 7:57 pm), всего редактировалось 1 раз
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5927
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2009 7:32 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

РПЦ: Интервью Отца Георгия Митрофанова:

Георгий Митрофанов: генерал Власов - человек, достойный сострадания
http://www.rian.ru/interview/20090821/181877230.html

© РИА Новости.
20:15 21/08/2009


В августе этого года исполняется 70 лет со дня подписания пакта Молотова-Риббентропа и секретных протоколов к нему. В этом сюжете нет окончательно чистых и окончательно нечистых сторон. Вторая мировая война породила невероятное количество коллизий, по отношению к которым невозможно занять окончательную позицию. Одна из них – судьба генерала Андрея Власова. Своей точкой зрения о его роли во Второй мировой войне поделился протоиерей Георгий Митрофанов, автор книги "Трагедия России: "запретные" темы истории XX века". Беседовал Александр Архангельский.

- Отец Георгий, может быть, самая больная тема из тех, о которых Вы говорите, – это тема генерала Власова. Потому что это русский человек, воевавший сначала с Советами против фашизма, затем с фашизмом против Советов, но идеи его были не советские и не фашистские. Однако же он все-таки попал в ловушку, потому что, уйдя из одной страшной тоталитарной системы, попадает в другую страшную тоталитарную систему и с ее помощью пытался освободить Россию от коммунизма. Вы как на эту проблему смотрите?

- Прежде всего, я не стал бы говорить об этой проблеме как о проблеме только лишь генерала Власова. Надо иметь в виду, что когда мы говорим об уникальных особенностях русской истории, мы часто принимаем за уникальное то, что было довольно обыкновенным. А вот то, что действительно было уникальным, упускаем из виду. Невиданный прецедент в мировой истории явила наша страна в годы Второй мировой войны, когда более миллиона советских граждан с оружием в руках воевали против того государства, которое существовало на территории России уже четверть века. Никогда в истории человечества такого массового желания народа воевать против собственного государства еще не наблюдалось. Мы забываем то обстоятельство, что главным ресурсом, на который мог опереться и генерал Власов, и другие деятели Русского освободительного движения, как они называли себя тогда, являлись 5 миллионов 800 тысяч пленных, из которых за годы войны почти 3,5 миллиона погибло.


Власов добился признания нацистами Комитета освобождения народов России.

Кто были эти пленные? Это были люди, которых предала собственная власть, поставившая их под ружье. Всем хорошо известен отказ Сталина оказывать помощь в содержании советских военнопленных уже летом 1941 года. И по существу, военнопленные оказались резервуарами не для будущей армии предателей – это была армия солдат, преданных собственной властью. И показательно именно то, что генерал Власов, прошедший типовой путь краскома (красного командира – как назывались советские офицеры до Второй мировой войны – ред.), оказавшись в плену, сумел во много переосмыслить не только и не столько то, что происходило вокруг него, а, прежде всего, то, что происходило с ним самим. Я напомню, что, не смотря на отрицательное отношение к этому Гитлера, германские вооруженные силы предпринимали неоднократные попытки создавать воинские части из числа советских граждан по разному принципу - национальному, социальному. И лишь только в 1944 году осенью генерал Власов добился того, чтобы ощущающее грядущий крах нацистское правительство согласилось признать русское антикоммунистическое правительство в изгнании (Комитет освобождения народов России), заключить с ним неформальное соглашение и дать им согласие на формирование русской армии, которая должна была бы воевать как союзная с Германией армия против Красной армии.

- Отец Георгий, но нацизм – зло.

- Так вот, здесь я хотел бы подчеркнуть следующий момент: Александр Исаевич Солженицын в свое время выдвинул очень интересный термин – «советско-нацистская война». И вот в этом термине великого русского писателя-патриота заключается прекрасная характеристика сути того обстоятельства, которая предопределила позицию генерала Власова и его многочисленных единомышленников. Случилось так, что коммунистический режим, за четверть века уничтоживший в России более 20 миллионов человек, развязал с нацистским режимом Вторую мировую войну. Через полтора года после начала этой войны союзники вступили друг с другом в конфликт. Началась война фашистской Германии против Советского Союза. И в этих условиях, по существу, для русского народа перспективы были очень неблагоприятны. Победил бы нацистский режим (хотя победить нацистскому режиму было невозможно – Германия не могла победить весь мир), победил бы коммунистический режим – победу русского народа трудно было ожидать при таком раскладе событий.


Коммунистический режим устоял и распространил свою власть на часть Европы



Победа русского народа в советско-нацистской войне могла бы произойти только в случае, если бы победила третья сила. Но случилось так, что в ходе этой войны коммунистический режим, уничтожавший русский народ до войны, не только представил себя в качестве жертвы нацистской агрессии - он сумел устоять, он сумел распространить свою власть на значительную часть Европы и, что самое страшное, он сумел уничтожить в этой войне еще 27 миллионов русских людей. И вот это было окончательное торжество коммунизма над Россией.

- Я все-таки возвращаю к своему вопросу: нацизм – зло?

- Безусловно, зло.

- Генерал Власов, использующий нацизм, участвует в этом зле?

- Я опять обращаюсь к Александру Солженицыну. В «Архипелаге ГУЛАГ» он написал: «Ничего бы не стоил русский человек, если бы, получив оружие из рук Сталина, он не попытался бы обратить его против Сталина». Да, трагедия генерала Власова оказалась в том, что у него не было союзника, который по существу отличался от Сталина. Гитлер и Сталин – это братья-близнецы. И победа той или другой силы должна означать очередное поражение русского народа. Мы сейчас не будем говорить о планах Власова и его сторонников, связанных с тем, что возможный конфликт западных союзников со Сталиным дал бы им возможность, уже после разгрома Германии, продолжить свою борьбу.


Служба в Красной армии была служением режиму, а не России


Очевидно для меня в личности генерала Власова, на самом деле, другое. Очевидно то, что он и многие его сподвижники, такие, как генералы Трухин, Меандров, – это были люди, прошедшие очень разный жизненный путь. И этот путь связал их созиданием коммунистической военно-политической системы. Они служили в Красной армии. В той самой армии, которая в значительной степени использовалась большевистским режимом для уничтожения собственного народа. Так вот то, что они в тяжелейших условиях войны, по существу, будучи настроены антинацистски (достаточно сказать, что генерал Трухин и генерал Меандров являлись членами Трудового союза, а эта организация боролась как против коммунистов, так и против нацистов), сделали самое главное в духовном отношении – они, по существу, перечеркнули всю свою прошлую жизнь, они признали, что вся их служба в Красной армии была, по существу, служением не России, а служением режиму, который уничтожал Россию.

- Но по факту служение в нацистской армии не является ли служением нацизму как таковому?

- А я хочу подчеркнуть, что они не служили в нацистской армии. И позиция генерала Власова, который хоть и попал в плен в 1942 году, но лишь в конце 1944 года возглавил Комитет освобождения народов России, заключалась в том, что он настаивал, чтобы его армия – вооруженные силы Комитета освобождения народов России – была не составной частью немецкой армии, но чтобы это была независимая в военном отношении вооруженная сила, подчиненная русскому правительству. И нацисты запоздало пошли на это. Так что они не служили в нацистской армии как таковой, в отличие, скажем, от казаков – многих тысяч русских казаков, которые воспринимали Вторую мировую как вторую гражданскую и служили именно в немецкой армии. Так вот, я хочу подчеркнуть в данном случае только одно: в военном отношении история русского коллаборационизма не так уж интересна. Среди «власовцев» большинство было обыкновенными советскими, которые пытались любой ценой выжить, – к этому их приучила советская действительность, но были и те, кто сознательно шел в ряды власовской армии для того, чтобы отомстить за те скорби, несчастья, которые претерпели они сами и их семьи в страшные годы коллективизации, голодоморов.

- За ними зло не шло?

- Я думаю, что ситуация для Россия была действительно в каком-то смысле слова безысходной. Спасение России заключалось только в том, чтобы оба тоталитарных режима рухнули в условиях войны. Многие руководители власовского движения надеялись на такой исход событий, хотя это во многом было утопично. Но для меня очень важно то, что во власовском движении особенно, я думаю, раздражает сейчас многих, - способность типовых советских людей в какой-то момент сказать, и сказать не словом, а делом, что вся их жизнь сознательная, творческая, позволившая им сделать карьеру в Красной армии, была служением злу и они готовы эту свою жизнь изменить, и изменить столь радикально, что готовы заплатить за это собственной смертью, что, собственно, и произошло.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5927
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2009 7:38 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Отец Г. Митрофанов:
"Трагедия Власова заключалась в том, что предателем он действительно был, но не в 1942 году, а в 1917-м, когда будучи еще совсем молодым человеком, он сделал свой выбор, пойдя служить в Красную Армию. А в годы Второй мировой войны, он попытался перестать быть предателем той России, которую он предал в годы войны гражданской, повернув свое оружие против Сталина. Поэтому трагедия Власова заключается в том же, в чем заключается трагедия более чем миллиона советских граждан, воевавших на стороне Германии от отчаяния, от боли за ту страну, которую у них методично отнимали все 20 лет советского периода", – заявил в ответ протоиерей Георгий Митрофанов.

"Мы должны задуматься вот над чем: каковой же была жизнь в нашей стране, если такое количество ее граждан оказалось в стане противника? История не знает прецедентов, чтобы более миллиона своих граждан воевали против собственного государства в годы войны. Причем противником их государства была система не менее бесчеловечная и безбожная, чем коммунизм – нацизм. И, тем не менее, они пошли по этому пути, воспринимая, как казаки, как генерал Краснов, Вторую мировую войну как вторую гражданскую", – добавил он.

"Власов очень определенно впоследствии характеризовал свою позицию. Ему, как очень многим советским военачальникам, прошедшим в период, когда 75% высшего офицерского состава Красной Армии было уничтожено, было просто страшно, – продолжил отец Георгий. – Ведь у нас сформировался такой офицерский корпус, который боялся собственного начальства больше, чем противника. Исходя из этого страха, многие наши генералы воевали таким образом, чтобы спасти свою жизнь ценой неимоверного числа жизней собственных солдат. Отсюда такое страшное соотношение потерь. Власов прекрасно отдавал себе отчет в том, что такое нацизм, но показательно другое – те немцы, которые поддерживали бывшего советского генерала, были как раз теми немцами, которыми гордится современная Германия: генерал-майор фон Тресков, полковник фон Штауфенберг – участники заговора против Гитлера. Их немцы считают теми людьми, которые отстаивали достоинство Германии, стремясь показать, что не все немцы – нацисты. Именно эта категория немцев была главными инициаторами попыток создания вопреки желанию Гитлера русского антикоммунистического правительства".

В книге представлены публицистические статьи и проповеди, написанные и произнесенные протоиереем Георгием Митрофановым на рубеже 1990-2000 годов. Основное внимание в них уделяется таким темам, как религиозно-философская критика коммунизма, осмысление опыта духовного и политического противостояния коммунизму некоторых выдающихся представителей Русской Православной Церкви, Русской Армии и русской духовной культуры, анализ современной духовно-исторической ситуации в России, безуспешно пытающейся совмещать в своей жизни подлинные идеалы девятисотлетней православной России и ложные идолы семидесятилетнего богоборческого СССР. Но главной темой размышлений протоиерея Георгия Митрофанова является все более усиливающееся историческое беспамятство современного российского общества, готовность многих его представителей второй раз в течение одного века предпочесть вечным ценностям христианства приходящие неоязыческие национально-политические утопии, в очередной раз превратить нашу страну из "России Христа" в "Россию Ксеркса".
В книге представлены публицистические статьи и проповеди, написанные и произнесенные протоиереем Георгием Митрофановым на рубеже 1990-2000 годов. Основное внимание в них уделяется таким темам, как религиозно-философская критика коммунизма, осмысление опыта духовного и политического противостояния коммунизму некоторых выдающихся представителей Русской Православной Церкви, Русской Армии и русской духовной культуры, анализ современной духовно-исторической ситуации в России, безуспешно пытающейся совмещать в своей жизни подлинные идеалы девятисотлетней православной России и ложные идолы семидесятилетнего богоборческого СССР. Но главной темой размышлений протоиерея Георгия Митрофанова является все более усиливающееся историческое беспамятство современного российского общества, готовность многих его представителей второй раз в течение одного века предпочесть вечным ценностям христианства приходящие неоязыческие национально-политические утопии, в очередной раз превратить нашу страну из "России Христа" в "Россию Ксеркса".
http://www.ladanspb.ru/shop/index.php?productID=2903

ОГЛАВЛЕНИЕ
К читателям
Духовно-нравственное значение белого движения
Слово на панихиде в день 90-летия основания Добровольческой армии
Слово на панихиде в день 90-летия гибели генерала Л. Г. Корнилова

Погребение совершилось. Произойдет ли примирение?
Монументальное изваяние исторического конформизма
Священноисповедник Агафангел - благовестник христианской свободы
Антон Владимирович Карташев - исследователь и делатель русской истории
Иван Ильин о коммунистическом периоде русской истории
Церковное возрождение в контексте военного конфликта двух тоталитарных режимов
В пленении и скорби. Русская церковь и советские военнопленные в годы второй мировой войны
Русская православная церковь и русское антикоммунистическое движение
Слово на панихиде в день 60-летия казни генерала П. Н. Краснова и его сподвижников
Слово на панихиде в день 60-летия казни генерала А.А. Власова и его сподвижников
Слово на панихиде по генералу А.А. Власову и его сподвижникам 1 августа 2007 г.
Слово на панихиде по генералу А.А.Власову и его сподвижникам 1 августа 2008 г.
В поисках вымышленного "православного" царства
Историческое беспамятство в траурных одеждах
Он пытался изменить ход истории
Теоретический соблазн или мировоззренческая мутация коммунистической идеологии
Личность и труды Александра Солженицына в творчестве протопресвитера Александра Шмемана
Память о новомучениках должна стать важнейшей доминантой духовной жизни Соловков
Послесловие

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5927
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2009 7:46 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Игумен Петр (Мещеринов)

(Выступление на презентации книги церковного историка, профессора СПбДА, члена Синодальной комиссии по канонизации протоиерея Георгия Митрофанова "Трагедия России. "Запретные" темы истории ХХ века" (СПб., издательство "Ладан", 2009) 19 мая в петербургском Музее Анны Ахматовой в Фонтанном Доме.)

Цитата:
В размышлении над прошлым России и Русской Церкви, оценивая их настоящее и думая об их перспективах, мы (то есть наше церковное общество) странным образом преуменьшаем значение советского периода отечественной истории (я уж не говорю о весьма ощутимой тенденции советское время восхвалять).

Большинству кажется: был такой эпизод в нашей жизни - и прошёл, и мы - вновь Великая Россия, вновь Святая Русь.

Но на самом деле большевизм Россию - не больше, не меньше - стёр с лица земли.

Традиции почти тысячелетнего духовного, культурного и общественного развития нашего отечества в советское время оказались не просто сломлены, а с корнем выкорчеваны и с жестокостью, не имеющей аналогов в истории, уничтожены.


Большевизм, по выражению Варлама Шаламова, смертельно растлил душу русского народа; лучшие его качества были целенаправленно и цинично сведены к нулю, а худшие - культивированы до максимальной степени. Россия как цивилизация и христианская культура, как живая преемственная традиция, закончила свое существование. Мы живём в совсем другой стране. Само слово "Россия", которое мы употребляем сейчас, является не синонимом исторической России, а абсолютным антонимом.

(Понятно теперь моим читателям, какую Россию я люблю, а какая вызывает только ужас и жалость? Для различения я даже не использую то же слово, потому что это нельзя назвать Россией - tapirr).

Такая точка зрения сейчас не только непопулярна, но идёт вразрез с сегодняшней идеологией - идеологией как общественной, так и, увы, церковной. Главная характеристика её - триумфализм: мы самые великие, самые духовные, у нас самая лучшая история и самое великолепное настоящее; а если и встречались кое-где у нас порой отдельные недостатки, то это потому, что высоконравственный и высокодуховный наш православный народ постоянно подвергался козням коварного, еретического, бездуховного и растленного Запада.

Короче говоря - мы встаём с колен (то, что при этом голова остаётся лежать на земле, мало кого заботит). От этого безумного морока можно было бы по-настоящему впасть в уныние, если бы среди него не раздавались, пусть даже и единичные, голоса людей, называющих вещи своими именами и оценивающих прошлое и настоящее с позиции исключительно евангельской и исторической правды.

В нашей Церкви - это автор презентуемой сегодня книги прот. Георгий Митрофанов. Он - пожалуй, единственный в общецерковном масштабе мыслитель, который говорит о значении советского периода нашей истории горькую, нелицемерную, очень неприятную, но - правду.

В этом своём "алкании", "жаждании" и говорении правды о. Георгий выступает, во-первых, как человек глубоко церковный. Я бы даже сказал, что в трудах о. Георгия прежде всего важен именно пастырский аспект; он пишет свои книги и статьи не для того, чтобы что-то разоблачить, кого-то опровергнуть и с чем-то поспорить. Тексты о. Георгия - это замечательный и, увы, редкий в наши дни пример исключительно христианской, то есть евангельской и церковной - и никакой другой - оценки того, о чём он пишет. О. Георгий свободен от идеологии, от какой бы то ни было конъюнктуры; и это в наше насквозь идеологичное и конъюнктурное время само по себе чрезвычайно важно и ценно именно с точки зрения христианского воспитания личности.

Во-вторых, о. Георгий (я знаю, что он относится к этому скептически, но я всё же буду настаивать на своём) предстаёт перед нами, как в этой книге, так и в остальных своих работах, как подлинный учёный-историк. Эта учёность только подчёркивается умением о. Георгия излагать свои мысли ясно, просто и доступно. Казалось бы - газетные и журнальные статьи (именно из них состоит его книга) но в каждой из них виден научный подход: всё аргументировано, все выводы опираются на бесспорный исторический материал; сам стиль лишён излишней публицистичности (чем, увы, часто страдают мои тексты), всё заставляет человека думать. В качестве примера приведу статью об А.В.Карташёве. В ней - минимум авторских выводов, написана она в "академическом" стиле; но само повествование об этом замечательном человеке и подбор его цитат говорит читателю о современной церковной ситуации больше, чем иная актуальная и пламенная публицистика.

"Нерв" размышлений о. Георгия, как я уже сказал - христианская оценка нравственной и духовной судьбы России XX века. Поэтому в его книге доминируют темы Белого движения, русской эмиграции и событий Великой Отечественной войны.

По мысли о. Георгия две важнейшие вехи того уничтожения России, о котором я говорил в начале своего выступления - это поражение Белого движения и победа СССР во Второй мировой войне.

Историческая Россия - не как государство, а как духовная, культурная и национальная традиция (фантастической иллюзией возрождения которой живут сегодня многие церковные люди) - погибла на полях Гражданской войны; её осколки ещё многие годы сохранялись в эмиграции.

О. Георгий даёт подлинную духовную оценку этому событию: народом нашей страны было отвергнуто христианское мировосприятие - и именно в этом главная причина того, что Белое движение не было поддержано русскими людьми.

Война же 1941 - 1945 гг. примечательна для церковно-исторического анализа о. Георгия тем, что победа в ней лишила наш народ и самой возможности покаяния. Поэтому столь пристальное внимание обращает автор на генерала Власова. Массовое сознание воспринимает его только как предателя; о. Георгий увидел в нём то осознание ошибочности выбранного Россией пути, которое должно было бы быть у всего нашего народа. Победа этот росток покаяния задавила окончательно.

После публикации таких текстов о. Георгия перед нами неизбежно встаёт вопрос: а что нам с этим делать?

Проще всего (и, я думаю, это будет обязательно проделано) начать шельмовать книгу и её автора, возмущаясь и донося по начальству о том, что о. Георгий оправдывает предателей и тем самым подрывает основы, очерняет наше прошлое, льёт воду на чужие мельницы и поступает непатриотично, а следовательно (в рамках нашего сегодняшнего мышления) - и нецерковно. Но, как я уже сказал, о. Георгий рассматривает всё исключительно с христианской и научно-исторической точки зрения (и, кстати, замечу в скобках - я не знаю большего русского патриота и более церковного человека, чем прот. Георгий Митрофанов). И проблема покаяния, поднятая им, требует самого внимательного подхода.

Я поясню свою мысль. Покаяние не есть какое-то кликушески-истеричное индивидуальное или социальное самобичевание, на практике приводящее не к приближению ко Христу, но к ещё более увеличивающейся неадекватности.

Покаяние начинается с трезвого осознания в свете Евангелия своего положения, с нравственной христианской оценки прошлого и настоящего - как личного, так и общественного.




Увы! большинство церковных людей сегодня проникнуты духом общества; дух подлинной церковности, который являет о. Георгий Митрофанов - удел частных (и очень немногих) лиц в Церкви… Но если так будет продолжаться, то Церковь Русская разделит судьбу России. Поэтому вопрос, поставленный о. Георгием (употребим название его другой книги) - является ли Россия "Россией Ксеркса иль Христа", - сейчас не только чрезвычайно актуален, но и стоит со всею серьёзностью перед нашей Церковью. Только ли "Русская" наша Православная Церковь, или она в первую очередь Христова? Если церковное сознание не поднимается выше осознания себя частью народной жизни, то логике этой народной жизни, как я её обрисовал, Церковь неизбежно и подчинится. Если же она всё же Христова, то она должна не только осознавать, но говорить, кричать, вопиять, взывать на всех углах о том покаянии, о котором и пишет о. Георгий… Я здесь высказываю, конечно, исключительно субъективное своё мнение; но вот таким образом передался мне "нерв" автора презентуемой сегодня книги.

И в заключение хотел бы отметить одно редкое качество автора, имеющее большое значение для меня лично. О. Георгий услышал призыв нашего Господа - "не бойтесь", и последовал ему. Сегодня презентация смелой книги. Я хочу сердечно поздравить автора и пожелать ему так же смело, умно, с евангельской любовью к Церкви и России продолжать своё служение - алкать и жаждать правды о Христе и пастырски учить этому других.
.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5927
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2009 11:41 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Андрей 57 писал(а):

Православная церковь за рубежом реабилитировала генерала Власова


Более подробно об этом:

Синод РПЦЗ не считает генерала Власова предателем
Зарубежные архиереи выступили в поддержку позиции протоиерея Георгия Митрофанова…
На своих сентябрьских заседаниях Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей коснулся полемики вокруг недавно вышедшей книги протоиерея Георгия Митрофанова "Трагедия России. "Запретные" темы истории ХХ века", сообщает официальный сайт РПЦЗ. "Нас огорчила бросающаяся в глаза ожесточенность спора, немирный и беспокойный дух, который явили некоторые из противников названной книги", – отмечается в сообщении.

"Трагедия тех, кого принято именовать "власовцами", т.е. участников движения, на основе которого возникла Русская Освободительная Армия (РОА), поистине велика, – говориться далее. – Во всяком случае, она должна быть осмыслена со всей возможной непредвзятостью и объективностью. Вне такого осмысления историческая наука – превращается в политическую публицистику. Нам думается, что для лучшего понимания происходившего в России – и с Россией, – в переломные годы минувшего столетия, следует избегать "черно-белого" истолкования исторических событий. Эти события по самой своей природе были настолько сложны, внутренне противоречивы и многослойны, что попытка охарактеризовать их каким-либо одним словом-понятием, заранее обречена на провал. В частности, именование деяний ген. А.А.Власова – предательством, есть, на наш взгляд, легкомысленное упрощение тогдашних событий. В этом смысле мы вполне поддерживаем попытку о. Георгия Митрофанова подойти к этому вопросу (а вернее, к целой череде вопросов) с меркой, адекватной сложности проблемы".

Архиерейский Синод РПЦЗ считает, что "генерал А.А.Власов был и остается своего рода символом сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения Исторической России". "Возможно ли было в условиях, в которых пришлось действовать ген. А.А.Власову и "власовцам", поступать иначе? Мы надеемся, что в будущем русские историки отнесутся к тогдашним событиям с большей справедливостью и беспристрастностью, чем это происходит в наши дни", – отмечают в РПЦЗ.

"Тем не менее, на вопрос: "Был ли ген. А.А.Власов и его сподвижники – предателями России?", мы отвечаем – нет, нимало. Все, что было ими предпринято – делалось именно для Отечества, в надежде на то, что поражение большевизма приведет к воссозданию мощной национальной России. Германия рассматривались "власовцами" исключительно как союзник в борьбе с большевизмом, но они, "власовцы" готовы были, при необходимости противостоять вооруженной силой какой бы то ни было колонизации или расчленению нашей Родины. Перефразируя известное высказывание покойного русского философа Александра Зиновьева, ген. А.А. Власов и его окружение, "целясь в коммунизм", прилагали все мыслимые старания, чтобы "не попасть в Россию". И эти настроения, эти стремления особо не скрывались во "власовской" среде, и потому-то ненавистники России и в самой Германии, и в других странах, делали все, от них зависящее, чтобы не допустить своевременного создания боеспособной Русской Освободительной Армии, и уж тем более – Русского национального правительства", – говорится в сообщении.

Одновременно Синод РПЦЗ направил протоиерею Георгию Митрофанову открытое письмо, в котором выразил ему "глубокую признательность" за его книгу. Как отмечается в письме, тексты протоиерея Георгия Митрофанова отличаются "православным видением", "которым еще часто жертвуют ради привычных схем и стандартов". В Синоде РПЦЗ полагают, что книга протоиерея Митрофанова способствует "освобождению от искаженных представлений, навязанных долгими десятилетиями владычества богоборцев".

Не скрывают члены Синода и причин своего удовлетворения книгой отца Митрофанова, отмечая, что они живут "в среде верных потомков Белого Движения и армии Власова". "Имя православного христианина Андрея Власова вызывает ненависть при неведении исторической реальности в силу тоталитарно-богоборческой пропаганды", – указывается в письме. "Ваша книга вызвала огромный интерес в среде эмиграции, у многих и вздох облегчения", – отмечает Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5824

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2009 12:40 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Я многое забыл,
Но помню до сих пор
Нелепый замысел стратегии бездарной
И гибель армии 2-й ударной...


«Горлышко» нашего прорыва у Мясного Бора держали части 52-й и 59-й армий. Оно то расширялось до нескольких километров, то сужалось до сотен метров. Снабжение шло по одной-единственной дороге и было недостаточным. Сначала гибли от недоедания кони, потом люди их съедали. Недаром говорят: человек живучее собаки. И то правда: собака понюхает и есть не станет. Мы же всех дохлых лошадей из-под снега вырыли и съели. От того начались у солдат кишечные расстройства. Бывало, штаны спустить не успеешь. Настоящее бедствие!

Немцы все видели, ведь рядом были, за какой-нибудь речушкой в десяток метров шириной. Какие насмешки, унижения, какое издевательство приходилось от них терпеть — ни приведи Господь!

«Рус, капут! Рус, сдавайсь! — ежечасно кричали по усилителю. — Именем фюрера вы все до единого приговорены к смерти!»

Их, мне кажется, бесило наше упорство. Уговаривали: переходи, и все тебе блага. «Из ада в рай — одна дорога, к нам перебегай!» — гласили немецкие листовки. Вся земля белела от бумажек со всевозможными картинками, расхваливавших «новый порядок», который ждал тех, кто перейдет к врагу.

Мы, уржумские мальчишки: Юрьев, Касаткин, Патрушев, Сбоев, Тихомиров, я, — отвергали саму мысль о сдаче в плен. Но не каждый мог выдержать те нечеловеческие условия, в которых мы оказались. Вражеская пропаганда, голод, лишения делали свое дело. Немцы рассчитывали на моральное разложение. Иногда это удавалось. Трое наших земляков — Черногаев, Лосев, Глухих — подались к немцам. На душе стало тяжко: вот только вчера они были с нами, а сегодня — среди фашистов. Распинаются, должно быть, о наших страданиях — втираются в доверие...

Почему же гитлеровское командование не шло на прямое физическое уничтожение армии, а тянуло, тянуло, тянуло?

Немцы воевали умело, по-умному, используя просчеты нашего командования. А бездарность нашего высшего эшелона была очевидной: Ставка во главе со Сталиным губила, не задумываясь, собственные войска, будто они состоят не из людей, а из насекомых. «Вперед! Ни шагу назад!» А что из этого выйдет и какой ценой — неважно. Вот и получилось, что немцы истребили в новгородских лесах малыми силами войск и техники русские части, превосходящие численностью в несколько раз. «Отец всех народов» рассчитывал выиграть зимнее наступление за счет морозов и жестоко ошибся.

Но, когда пришла весна, а с ней распутица, почему тогда не образумились? Вскрылись болота — ни одна машина не пройдет. Тут бы опомниться и повернуть войска назад, да где там! Снова погнали вперед, к заветной цели — на Любань!

Под Красной Горкой мы, вроде, вырвались на тактический простор. Взяли Болотицы, Рамцы, Вериговщину, Монастырскую Пустошь, до Любани оставался какой-нибудь десяток километров. Брали и Красную Горку. Но...

Большой простор требовал техники, а не лошадиного ржанья. У нас же не было уже ни того, ни другого. Распутица нарастала с каждым днем. Когда-то весна была в радость, а тут не до улыбок — одно горе, спасаемся на островках, как зайцы. Орудия надо обеспечивать, а снаряды — за тридесять земель. Лошадей поели — снаряды таскаем на себе, по пояс в воде. Немцы играют на губных гармошках, песенки распевают, издеваются: «Рус, куп-куп!» Им что: они в деревнях, на сухом месте, а мы, Иваны, снова в дураках. У многих на ногах валенки. Сменить же обувку нет никакой возможности. Мы понимали, как трудно все достается по весеннему бездорожью. Нужно и продовольствие, и боеприпасы, а тут еще летнее обмундирование...

P/s/

Где-то в конце июля на политинформации нам сказали: «Штаб 2-й ударной и ее командующий Власов сдались вместе с армией на милость врагу». Эта пущенная кем-то сплетня пошла-поползла из уст в уста по фронтам. Сплетня перерастала в клевету, клевета возводилась в истину. Кому это нужно было, не знаю, но в том, что герои 2-й ударной были оклеветаны напрасно — могу поклясться.

И. И. Калабин,
шофер, бывш. рядовой 839-го гап РГК


-> Иванова И. А. Трагедия Мясного Бора: Сборник воспоминаний участников и очевидцев Любанской операции. — СПб.: Политехника, 2005.

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5824

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2009 10:26 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Власов. Пленение.

Ранним утром 11 июля из недалекого леса в Туховежи вошли двое. Подошли к дому Василия Митина, постучались. Васька — так звали его соседи, с началом войны был призван в Красную Армию, но потом каким-то неведомым образом снова оказался в деревне. Домишко его стоял со стороны леса, откуда и пожаловали незнакомцы. Хозяин, вышедший на стук, увидел высокого военного в советской гимнастерке, галифе синего цвета, сапогах и небольшого роста женщину в пестрой кофте рядом с ним: «Поесть чего-нибудь не найдется?» Василий засуетился, затопил печку, согрел чайку, сварил картошки. «Немцы в деревне есть?» — спросил военный. «Сейчас нет, наезжают иногда. Староста вон напротив живет», — Василий показал на дом наискосок через улицу. Неожиданные гости поблагодарили за еду и вышли из избы. Деревня еще спала. Незнакомцы подождали, пока в доме старосты проснутся, и постучали в дверь.

«Высокий военный отдал отцу пистолет», — вспоминает Валентина Васильевна Васильева, старшая дочь старосты деревни Туховежи, живущая ныне в том самом доме в Туховежах, где семья Васильевых жила в войну, — «он был в гимнастерке без знаков различия, синих галифе, без головного убора и в очках. Они пришли к дому, когда мы еще спали. Проснувшись, я увидела, как они стояли у дома и разговаривали с отцом. Пистолет отец потом принес домой. Я не знаю, какой марки этот пистолет, я в этом ничего не понимаю, но он был плоский такой. Потом отец сказал нам, что это пистолет генерала Власова. Отец спрятал генерала и женщину в бывшую кладовую, где хранили зерно. Хотел запереть, но генерал попросил не запирать, чтобы можно было по надобности выйти. Васька Осипов, наш сосед, был при немцах полицаем. Ему отец приказал караулить кладовую, где прятался Власов с женщиной. Этих кладовых три было, житницами их называли. Туда складывали на хранение зерно нового урожая. Две побольше были, одна маленькая, деревянная. В нее и поместили Власова с женщиной. Эти кладовые стояли на въезде в деревню со стороны Ям-Тесово с левой и правой стороны дороги. Они еще после войны были, но сейчас их нет. Власова с женщиной кормили, носили еду им в кладовую. Отец хотел, чтобы они ушли, но они ночь в кладовой переночевали, дождались машину немецкую, которая утром ехала через деревню, и вышли к ней. Они о чем-то разговаривали с немцами. Власов отдал немцам еще один пистолет и сказал, что другой отдал старосте. Потом отец говорил: «Во, черт какой! Два пистолета у него было, оказывается»».

А вот что видела вторая дочь Василия Васильевича, Вера, живущая ныне в Санкт-Петербурге: «Машина шла со стороны Ям-Тесово. Она остановилась у кладовой. Кладовая закрыта не была, у нее внутренний замок был. Я потом после войны в этой кладовой работала, зерно принимала, хорошо помню. Генерал с женщиной вышли к немцам. Я не знаю, откуда немцы знали, что они там сидят. Они вышли, о чем-то с немцами поговорили, сели в машину и уехали. Машина была легковая, открытая. В ней сидели четыре человека. Власов отдал немцам пистолет. Я это видела. Стояли мы совсем рядом, хотя отец нас и гонял, не хотел, чтобы мы там были. Я видела, как Власов немцам свои бумаги показывал. Немцы из машины не выходили. Потом они посадили туда этих двоих и уехали в сторону Новгорода».

В прошлом году, в феврале, в нашей газете был опубликован мой материал «Пленение генерала Власова». В нем я довольно подробно цитировал отрывки из книги чешского автора Карела Рихтера, кстати, это вполне может быть и немец Карл Рихтер — национальность автора в книге никак не обозначена. Из этой книги я впервые узнал о Туховежах, прежде местом пленения Власова назывались совершенно другие деревни. На момент написания статьи я совершенно не подозревал, что в деревне Туховежи живут до сих пор непосредственные свидетели тех давних событий, и в их изложении история с Власовым предстанет несколько иначе. Существенно иначе.

По книге Рихтера получается, что Власова сдал немцам староста. Закрыл кладовую с пленниками на замок и, когда немцы проезжали через деревню вышел к ним и объявил, что задержал двух русских, возможно, партизан.

Из рассказа дочерей старосты картина выглядит совершенно по-другому. В нем есть две существенные детали.

1. Замка на кладовой не было — Вера Васильевна подчеркивает, что там замок был внутренним. У Рихтера же описано, как староста открывает навесной замок на пожарном сарае. Вера Васильевна утверждает, что Власов с женщиной (напомню, что это была его кухарка Мария Воронова) просто вышли из кладовой к немецкой машине.

2. По Рихтеру — к дверям сарая поставили автоматчиков, и переводчик крикнул: «Вы окружены! Выходите!» Автоматчиков не было — Вера Васильевна наблюдала все происходящее с расстояния метров в двадцать. Никаких автоматчиков не было, отпирания замка тоже. (Напомню, что Власов просил их не закрывать, чтобы можно было выйти «до ветра».)

А что же было?

Была добровольная сдача в плен!

Немцы, судя по писанию Рихтера, пытались несколько приукрасить фигуру Власова. История в изложении Валентины и Веры Васильевны выглядит совсем не героической: обычный переход на сторону противника без всяких там метаний и борьбы. Более того, судя по всему, осознанный.

У Власова была возможность просто уйти, несмотря на то, что его сторожил полицай Василий Осипов. «Сторожение» это было, по словам сестер Васильевых, совершенно формальным.

Кроме того, все, кто внимательно читал мое повествование, наверняка обратили внимание на одну деталь: старосту регулярно забирали с собой партизаны. Потом он благополучно возвращался в деревню к семье. Если был он настоящим фашистским холуем, его забрали бы всего один раз. Навсегда.

Будь у Власова желание попасть к партизанам — староста деревни Туховежи Василий Васильев мог бы его к ним вывести. Он знал, где их искать.

После войны бывший староста благополучно дожил свои дни, никем не преследуемый, и умер в своей постели на 65-м году жизни. Из «органов» к нему приезжали, о чем-то беседовали и мирно уезжали, пожав Василию Васильевичу руку. Если бы староста сдал славного генерала Власова — руки бы ему не пожимали, а выкручивали.

Есть и еще одно интересное свидетельство о Власове. Правда, в нем много вопросов без ответов.

После Туховежей наш путь лежал на Ям-Тесово — туда, где немцы застрелили и (по книге К. Рихтера) похоронили начальника штаба 2-й УА полковника Виноградова. Я надеялся найти свидетелей этого события, поскольку до сих пор никому не известно место захоронения Виноградова. Ям-Тесово, в отличие от Туховежей, большой поселок городского типа. Большим он был и до войны, поэтому там немцы обосновались серьезно и вели себя совсем не так, как в Туховежах. Жгли дома, расстреливали.

Видно, Богу было угодно, чтобы наша машина затормозила прямо напротив дома Клавдии Степановны Соболевской — единственной жительницы Ям-Тесово, которая жила в войну в этой деревне. Ее отца расстреляли немцы по доносу. Правда, в тот момент, когда немцы застрелили на улице Ям-Тесово полковника Виноградова, ее в деревне не было. Немцы угнали пятнадцатилетнюю Клаву вместе с другими жителями на строительство дороги в Лисино-Корпус.

Числа 15 июля 1942 г. немцы оповестили всех работающих на дороге, что сейчас к ним привезут советского генерала и он будет с ними говорить. Напомню, что в плен Власов сдался 12 июля. То есть прошло всего три дня. Через некоторое время подошла легковая машина, из которой вышел высокий очкастый человек, обратившийся к работающим по-немецки. Это был, как утверждает Клавдия Степановна, генерал Власов.

Я подверг ее слова сомнению: дескать, не может этого быть, по книге Рихтера пленного генерала повезли сначала в Сиверскую, а потом в Винницу. Клавдия Степановна ответила, что генерала видела, как меня сейчас видит, и хорошо помнит его лицо. У меня с собой была книга с фотографиями Власова на чешском языке. Клавдия Степановна сразу же опознала Власова: «Это он с нами разговаривал».

Непонятно только, почему он разговаривал с девушками по-немецки. Ведь не двойника же Власова немцы возили показывать советским людям, работавшим на строительстве дороги?

Долгие годы меня занимала вся эта история. Теперь в ней можно поставить точку: Власов сдался немцам добровольно! Все дальнейшее, происходившее с ним в качестве лидера антибольшевистского сопротивления под знаменами РОА и КОНРа, — логическое продолжение шага, который он сделал 12 июля 1942 г. в Туховежах.

А. И. Орлов,
журналист


-> Иванова И. А. Трагедия Мясного Бора: Сборник воспоминаний участников и очевидцев Любанской операции. — СПб.: Политехника, 2005.

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5824

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2009 10:33 am Ответить с цитатойВернуться к началу

В серии "Солдатъ" есть книга о РОА:

Сергей Дробязко , Андрей Каращук

Русская освободительная армия

Image

Книга в научно-популярной форме рассказывает о возникновении и деятельности Русской освободительной армии (РОА), входившей в состав вооруженных сил нацистской Германии. Главное место в книге отведено истории и причинам создания этой армии, ее организации, униформе, снаряжению и вооружению, знакам различия отдельных родов войск и формирований. Среди весьма немногочисленных изданий на эту тему книга выделяется исторической достоверностью, объективностью подхода к описываемым событиям, новизнойи полнотой привлеченных архивных документов и редких печатных материалов, содержит много уникальных фотографий и цветных иллюстраций.

Ее можно скачать в интернете.

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
marquis
прапорщик


Зарегистрирован: 08.01.2009
Сообщения: 755

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2009 10:38 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Монархист, уничтожением 2-ой ударной армии с немецкой стороны руководил фельдмаршал Манштейн. Относительно замысла наступления он написал примерно так "Мы бы никогда не организовали прорыва в такой местности". В конце концов окруженную армию растерляли тяжелыми орудиями. Единственным положительным эффектом ее наступления стало то, что немцы израсходовали запасы снарядов, заготовленные для штурма Петербурга. Как следствие штурм был отложен а потом и вовсе отменен. Тем не менее использовать войска (тем более ударные) в качестве пушечного мяса - худший из вариантов.

_________________
На все их вопросы
Един наш ответ:
У нас есть "Максим"
У них его нет.
(с) Британское колониальное творчество
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
marquis
прапорщик


Зарегистрирован: 08.01.2009
Сообщения: 755

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2009 10:45 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Еще хотелось бы отметить интересную вещь: как изветсно РОА была создана и приянла первое незначительное участие в боевых действиях в 1944 году. Однако в советских мемуарах можно найти упорминания о "власовцах" применительно к боевым действиям в 1942 и 1943 годах.

_________________
На все их вопросы
Един наш ответ:
У нас есть "Максим"
У них его нет.
(с) Британское колониальное творчество
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5824

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2009 11:00 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Власов. Биография.

Кем же был Власов? Отнюдь не из последних по степени известности и уважения генералов Красной Армии, свою военную карьеру сделавший целиком при советской власти, которой был обязан всем. Андрей Андреевич родился в 1901 году в деревне Лома-кино Нижегородской губернии в семье крестьянина-середняка (впоследствии советская пропаганда превратила его в кулака). В 1920 году добровольно вступил в Красную Армию и успел повоевать против Врангеля. После Гражданской войны остался в кадрах сократившейся почти в десять раз Красной Армии, — значит, был сочтен политически благонадежным и в достаточной мере овладевшим военной профессией. В 1929-м окончил Высшие командные курсы «Выстрел», через год стал членом партии, а в 1935-м поступил на первый курс Военной академии имени М. В. Фрунзе. Но окончить ее не успел. В 1938 году Власова направили в составе военной миссии в Китай помогать генералиссимусу Чан Кай-ши драться с японцами. Здесь будущий создатель РОА удостоился китайского ордена Золотого Дракона. Когда в 1939 году миссия вернулась в СССР, Власова назначили командовать 99-й стрелковой дивизией в Киевский особый военный округ. Там он немало преуспел как в искоренении «вредительства», так и в повышении уровня боевой подготовки подчиненных. Дивизию признали лучшей в Красной Армии, Власова наградили орденом Ленина, присвоили звание генерал-майора и в начале 1941 года назначили командиром 4-го механизированного корпуса. После немецкого нападения корпус Власова понес большие потери, но сумел в относительном порядке отступить к Киеву. Андрей Андреевич удостоился благодарности и был назначен командующим 37-й армии и комендантом города (его армия непосредственно обороняла подступы к столице Украины).

Власов отличался беспощадностью как по отношению к противнику, так и к собственным солдатам. Сохранилось письмо одного немецкого офицера родным, где рассказано о неудачной попытке армии Власова взять в августе 1941 года не слишком важную высоту под Киевом, продолжавшейся три дня кряду. Густые волны атакующих выкашивались немецкими пулеметами, громоздя перед окопами горы трупов, но уцелевшие одиночки продолжали бежать вперед. Немецкий офицер: «Если Советы могут позволить себе тратить столько людей, пытаясь ликвидировать столь незначительные результаты нашего продвижения, то как часто и каким числом людей они будут атаковать, если объект окажется действительно важным?» В этом отношении Власов ничем принципиально не отличался от подавляющего большинства советских генералов и маршалов. Чрезмерный расход солдатских жизней тяжким грехом в Красной Армии не считался.

В сентябре 1941 года вместе с основными силами Юго-Западного фронта Власов оказался в окружении и целый месяц лесами пробирался к своим. Если бы он уже тогда питал ненависть к Сталину и советской власти и задумал создать Русскую освободительную армию, сражающуюся на стороне Германии за избавление России от большевизма, то ничто не мешало ему сдаться в плен еще под Киевом. Но Андрей Андреевич предпочел пробираться к своим. Его принял лично Сталин и направил формировать новую 20-ю армию, которая позднее действовала в контрнаступлении под Москвой. За успешное руководство войсками Власову присвоили звание генерал-лейтенанта и наградили орденом Красного Знамени. 24 января 1942 года командующий Западным фронтом Г. К. Жуков дал Власову следующую характеристику: «Руководил операциями 20-й армии: контрударом на город Солнечногорск, наступлением войск армии на волоколамском направлении и прорывом оборонительного рубежа на р. Лама. Лично генерал-лейтенант Власов в оперативном отношении подготовлен хорошо, организационные навыки имеет (они пригодились и при формировании РОА. — Б. С). С управлением армией справляется вполне».

В марте 1942 года Власова назначили заместителем командующего Волховским фронтом и послали во 2-ю Ударную армию, наполовину окруженную в волховских болотах. В апреле тяжело заболел командующий 2-й Ударной генерал Н. К. Клыков, и Власов был временно назначен на его место. Вскоре немцы практически полностью перерезали коммуникации армии. Остался лишь узкий двухкилометровый коридор, насквозь простреливаемый артиллерией. По свидетельству Хрущева, Сталин рассчитывал, что Власов сумеет спасти 2-ю Ударную армию, а потом собирался назначить его командующим Юго-Западным фронтом.

-> Соколов Б.В. Оккупация. Правда и мифы. — М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2002. — 352 с.: ил. — (Историческое расследование). Научно-популярное издание. ISВН 5-7805-0853-4.

Кстати, Соколов дает иную карртину пленения Власова:

Однако немцам удалось рассечь боевые порядки армии. Власов вновь пытался лесами пробраться к линии фронта, но 11 июля 1942 года в деревне Туховежи Оредежского района Лейинградской области был выдан немцам местными крестьянами-староверами. Когда вражеские солдаты вошли в избу, где сидел Власов, он крикнул по-немецки: «Не стреляйте! Я генерал Власов».

3 августа 1942 года он обратился к германскому командованию с письмом, где предлагал создать русскую армию из военнопленных. Однако, повторю, вплоть до июля 1944 года РОА существовала лишь в пропагандистских целях. В эту армию формально вошли все части и подразделения русских добровольцев в вермахте, от рот до батальонов и полков, но фактически распоряжалось ими германское командование, а Власов не имел над солдатами и офицерами РОА никакой власти. Лишь в сентябре 1944 года после встречи Власова с Гиммлером началось формирование двух дивизий власовской армии. Но было уже поздно.

Власов выпустил ряд листовок, призывавших красноармейцев сдаваться в плен и начинать вооруженную борьбу со сталинским режимом. Критика советских порядков в этих листовках была справедлива, но вот образ немцев-освободителей доверия у населения и пленных не вызывал. Власов в письме «Почему я стал на путь борьбы с большевизмом», опубликованном в марте 1943 года, утверждал:

«Я видел, как тяжело жилось русскому рабочему, как крестьянин был загнан насильно в колхозы, как миллионы русских людей исчезали, арестованные, без суда и следствия. Я видел, что растаптывалось все русское, что на руководящие посты в стране, как и на командные посты в Красной Армии, выдвигались подхалимы, люди, которым не были дороги интересы Русского народа...

Я там, в болотах, окончательно пришел к выводу, что мой долг заключается в том, чтобы призвать Русский народ к борьбе за свержение власти большевиков, к борьбе за мир для Русского народа, за прекращение кровопролитной, ненужной Русскому народу войны за чужие интересы, к борьбе за создание новой России, в которой мог бы быть счастлив каждый русский человек.

Я пришел к твердому убеждению, что задачи, стоящие перед Русским народом, могут быть разрешены в союзе и сотрудничестве с Германским народом. Интересы Русского народа всегда сочетались с интересами Германского народа, с интересами всех народов Европы».


Позднее в коллаборационистских газетах Власов изображался едва ли не как новоявленный мессия, призванный спасти Россию от большевиков. Многие бойцы РОА считали его искренним бойцом с большевизмом.

Так, в симферопольской газете «Голос Крыма» 30 мая 1943 года можно было прочесть, как офицер РОА М. И. Пасичник «с особой радостью произнес: «Я видел генерала Власова!»

Эх, счастье Пасичника, что он не читал письма, которые его кумир в одно и то же время писал двум своим женам — законной и походно-полевой, каждую из которых уверял: «Ты у меня одна!» 14 февраля 1942 года в письме своей фронтовой подруге Агнессе Подмазенко, которая верила, что Власов на ней официально женился (он забрал у нее документы якобы для регистрации брака), Андрей Андреевич с восторгом описал встречу со Сталиным:

«Меня вызывал к себе самый большой и главный хозяин. Представь себе, он беседовал со мной целых полтора часа. Сама представляешь, какое мне выпало счастье. Ты не поверишь, такой большой человек и интересуется нашими маленькими семейными делами. Спросил меня: где моя жена и вообще о здоровье. Это только может сделать ОН, который ведет нас от победы к победе. С ним мы разобьем фашистскую гадину».

Только оказавшись в плену у «фашистской гадины», генерал в одночасье прозрел и превратился в идейного борца против «большого человека» и большевистского режима. Конечно, в подцензурных письмах ругать Сталина Власов никак не мог. И, вполне возможно, в глубине души по каким-то причинам не питал особо теплых чувств к Верховному Главнокомандующему. Однако у нас столько же оснований не верить в искренность заявлений Андрея Андреевича, что тяжелое положение рабочих и крестьян и преобладание на руководящих постах подхалимов подвигло его на борьбу с большевизмом бок о бок с германской армией.

14 ноября 1944 года в Праге под покровительством немцев и руководством Власова был создан Комитет освобождения народов России. В манифесте КОНР, в частности, говорилось:

«Борются силы империализма во главе с плутократами Англии и США, величие которых строится на угнетении и эксплуатации других стран и народов. Борются силы интернационализма во главе с кликой Сталина, мечтающего о мировой революции и уничтожении национальной независимости других стран и народов. Борются свободолюбивые народы, жаждущие жить своей жизнью, определенной их собственным историческим и национальным развитием».

Полгода спустя, в мае 1945-го, большинство авторов манифеста, сражавшихся за свободу на стороне Адольфа Гитлера, оказались в руках «плутократов», охотно передавших их «клике Сталина». На суде Власов был краток:

«Содеянные мной преступления велики, и ожидаю за них суровую кару. Первое грехопадение — сдача в плен. Но я не только полностью раскаялся, правда, поздно, но на суде и следствии старался как можно яснее выявить всю шайку. Ожидаю жесточайшую кару».

Ни один из двенадцати подсудимых — бывших руководителей РОА и КОНР — не пытался защищать идеи, за которые они будто бы боролись. Хотя терять им было нечего. Предчувствия насчет «жесточайшей кары» Власова и его соратников не обманули. 1 августа 1946 года все они были повешены. В 2001 году Военная коллегия Верховного суда России отказалась реабилитировать генерала Власова. И это решение справедливо. Ведь Андрей Андреевич пострадал не за убеждения, а за банальное предательство.

-> Соколов Б.В. Оккупация. Правда и мифы. — М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2002. — 352 с.: ил. — (Историческое расследование). Научно-популярное издание. ISВН 5-7805-0853-4.

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5824

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2009 11:03 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Власов. Возможная причина сотрудиничества с немцами:

В отличие от Воскобойника и Каминского, убежденных борцов с советской властью еще с довоенных времен, бывший командующий 2-й Ударной армией генерал-лейтенант Андрей Андреевич Власов стал противником Сталина не по убеждению, а силою обстоятельств, попав в июле 1942-го в германский плен. Шансов на продолжение карьеры в Красной Армии у него не осталось, это Власов отлично понимал. Пленных ведь Сталин не жаловал, и генералов в том числе.

Даже в случае советской победы Андрей Андреевич, при самых благоприятных для себя обстоятельствах, мог рассчитывать на какую-нибудь незначительную должность, вроде начальника военной кафедры в каком-нибудь вузе. Такова была судьба тех вернувшихся из плена генералов, кому посчастливилось избежать ГУЛАГа или расстрела.

Летом 1942-го казалось, что вермахт вот-вот одержит полную победу на Востоке. Немцы прорвали фронт на юге и рвались к Воронежу, Сталинграду и на Кавказ. И Власов решил, что надо поставить на Гитлера, возглавить РОА, а после германской победы и всю Россию, пусть в урезанных границах и зависимую от рейха. Но немцы вплоть до июля 1944 года рассматривали Власова лишь как орудие пропаганды. Листовки РОА, которые разбрасывались над советскими позициями, клеймили Сталина, колхозы, НКВД.

-> Соколов Б.В. Оккупация. Правда и мифы. — М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2002. — 352 с.: ил. — (Историческое расследование). Научно-популярное издание. ISВН 5-7805-0853-4.

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5824

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2009 11:34 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Власов. Свидетельства очевидцев.

Цитата:
На оставшихся в живых, измотанных до предела любанцев обрушивались все новые и новые беды... В 42-м наступила необычно ранняя теплая весна. Вспучились многочисленные болота и болотца, повыходили из берегов, образуя сплошные озера, реки и речки. Лежневки повсплывали, полая вода во многих местах разметала, унесла жерди и бревна. Армия уже доедала лошадей. Автотранспорт, и без того бездействовавший из-за отсутствия горючего, окончательно замер. Прямо под деревьями на мху и лапнике лежали сотни, тысячи раненых. Вывезти их на Большую землю не было возможности. В довершение всех бед тяжело заболел командарм Клыков, а присланный на смену ему генерал Власов в труднейших условиях окружения оказался не на высоте и в конце-концов, попав в плен, пошел на прямую измену Родине.


Г. И. Геродник, писатель, бывш. старшина 43-го олб

Цитата:
Писатель Иван Курчавов однажды рассказал об одной дискуссии, стихийно вспыхнувшей в пассажирском вагоне:

«...Человек в летах рассказывал окружающим его мужчинам и женщинам, будто генерал Власов точно расписал полкам и дивизиям 2-й ударной армии, где и когда нужно сдаваться в плен. Не выдержал я: "Врешь ты, говорю, братец, не отдавал Власов такого приказа". — "А вы что, за предателя Власова? — возмутился рассказчик. — Тогда откуда же взялась РОА — власовская армия?"»

Так начался спор о судьбах 2-й ударной. Оппонент Курчавова был глубоко убежден в своей правоте и занимал наступательную позицию.

Много писем с вопросами о Власове, о Любанской операции, о клеветнической версии, будто основой и ядром власовской РОА стала сдавшаяся в плен 2-я ударная, приходило и в Совет ветеранов 2-й УА. Большая почта на этот счет есть у каждого из наших ветеранов. Приведу характерные выдержки из двух таких писем.

Писал в июне 1987 г. бывший шахтер, ныне слесарь Николай Акимович Завгородний (г. Дегтярск Свердловской обл.):

«...Прочитал я воспоминания одного фронтовика о попытке прорвать блокаду Ленинграда в начале 1942 г. По словам автора, 2-я ударная армия дралась отчаянно и с честью выполнила свой воинский долг. На работе во время перекура рассказываю о содержании книги своим товарищам. Один из них буквально поднялся на дыбы. Говорит, каждому известно, что Власов открыл фронт и всю свою армию сдал немцам. И остальные слесаря были такого же мнения...».

В заключение письма Завгородний возмущался:

«Меня крайне удивляет это обстоятельство! Уже более сорока лет идет подобная болтовня. Где бы я ни был, слышу одно и то же: "Власов сдал одну армию немцам, потом ему дали вторую армию — так он и ту сдал". А вот у Ильи Эренбурга в его воспоминаниях написано так же, как и в той книге, которую я только что прочитал: вместе с Власовым сдалось в плен всего несколько человек... Так где же узнать правду?»


Цитата:
Где-то в середине июня в расположение бригады и 305-й сд в районе р. Глушица перебазировался КП 2-й УА. С этого времени я почти ежедневно встречался с И. В. Зуевым, находившимся постоянно в войсках. Власов в войсках не появлялся, а сидел сиднем в своей конуре. Не встал он в боевые порядки и тогда, когда все, от солдата до генерала, кроме прикрывавших фланги, в ночь с 23 на 24 июня пошли на штурм прорыва.


Цитата:
Роковой ошибкой было решение Ставки о ликвидации Волховского фронта, сказалось и безразличие к судьбе 2-й ударной, да и всего Волховского направления, генерала М. С. Хозина. Во время боев в окружении губительно сказались трусость и бездарность Власова.


-> И. X. Венец, полковник в отставке, бывш. комиссар 59-й осбр

Цитата:
Некоторые связывают 2-ю ударную с именем Власова, но они не знают настоящей правды.

Дело в том, что Власов не уводил с собой и взвода. Он был пленен с шестью подчиненными и уже позже, в 1943 г., возглавил так называемую РОА, не имевшую ничего общего с нашей 2-й ударной.


-> М. Т. Нарейкин, капитан в отставке, бывш. командир 3-го батальона 1002-го сп 305-й сд

Цитата:
Слева от нас занял оборону 1002-й сп 305-й сд под команованием командира полка майора Смирнова. Справа пять батарей нашего полка. 4-я батарея под командованием старшего лейтенанта Егорова была окружена и уничтожена немцами. Командир дивизиона капитан Масляков со штабом находился справа и сзади от нас, метрах в 100. Здесь нам сказали, что командующий 2-й УА генерал-лейтенант Власов с группой из 7 человек пошел выходить из окружения к партизанам.


-> А. С. Добров, майор в отставке, бывш. командир 5-й батареи 830-го an 305-й сд

Цитата:
В апреле заболел командарм Н. К. Клыков и был отправлен на лечение. Объявили, что командование 2-й ударной принял генерал Власов. Блиндаж командующего под семью накатами находился недалеко, но заходить туда могли только такие личности, как комдивы, комкоры, комбриги. Нам, маленьким исполнителям, редко удавалось кого-либо увидеть. Однако нового командарма я вскоре увидал.

Власов вышел однажды из своего блиндажа в сопровождении адъютантов и стал останавливать рядовых солдат, приказывая, чтобы мы проходили мимо него строевым шагом и отдавали честь.

Всех подробностей о Власове, как командующем, я знать не могу, но осталось впечатление, что именно с вступлением его в должность в армии стала ощущаться какая-то апатия, и с завоеванной территории войска начали отступать. Начались трудности со снабжением. Стали на себе, по колено в грязи, носить продукты через «коридор» у Мясного Бора, но скоро и этот проход был закрыт.


-> С. А. Сучелов, бывш. рядовой 285-го обе 2-й ударной армии

Цитата:
Впереди простор все шире и шире — мы прошли «коридор». Нам навстречу шли четыре танка Т-34. Мы ликовали. После узнали, что эти танки были посланы Мерецковым с его адъютантом, чтобы вывезти из окружения генерала Власова.


-> П. В. Рухленко, старший политрук, бывш. комиссар артбатареи 1102-го сп 327-й сд

Цитата:
На конец марта был назначен выход нашего штаба из окружения. Накануне мне приказали явиться в штаб 2-й УА и подать обед членам Военного совета. Когда я вошла в прихожую штабного блиндажа, то увидела топившуюся плиту, на которой стоял наш 8-литровый медный чайник с красиво изогнутым носиком. Справа был вход в помещение, где заседал Военный совет. После заседания я подала обед. Из чего он состоял, я уже не помню, запомнилась только высокая ваза посреди стола, доверху заполненная краснобокими яблоками.

Когда все разошлись, я собрала посуду и понесла сдавать ее начальнику АХЧ. Он спросил:

— А где чайник?

— Сейчас принесу, — ответила я и вернулась в блиндаж командующего. Чайник стоял на плите, но только я взялась за ручку, как из угла вышел адъютант командарма (кажется, майор) и стал отнимать чайник. Я говорю:

— Чайник наш, я за него отвечаю.

А он тянет чайник к себе и смеется:

— Было ваше, стало наше!

На шум из внутреннего помещения вышел генерал Власов и спросил:

— Что за шум, а драки нет?

Я отвечаю, запыхавшись:

— Нет, так сейчас будет!

Власов говорит адъютанту:

— Отдайте чайник девушке, а Вы (это он мне) зайдите ко мне.

Чайник остался на плите, а я пошла за генералом. Он сел на край стола, я — около стола. Власов поинтересовался, откуда я родом.

— Из-под Пскова...

— Где родители?

— Отец в партизанах, мама с двумя братьями и сестрой в оккупации.

Генерал меня успокоил, сказав, что скоро Ленинградская область будет освобождена и я встречусь с семьей.

— Где учились? — спросил.

Я ответила, что закончила Середкинскую среднюю школу и показала свидетельство с приличными оценками, которое хранила в кармане гимнастерки.

Власов надел на голову генеральскую папаху и спросил:

Вы видели фильм «Разгром немцев под Москвой»?

— Пока нет, товарищ генерал.

Так вот, когда будете смотреть, обратите внимание на генерала в папахе — это я.

Обязательно, — отвечаю я и спрашиваю, — товарищ генерал, Вы, наверное, и с Иосифом Виссарионовичем встречались?

— Неоднократно. И разговаривал с ним вот так, как мы с Вами сейчас говорим.


Потом Власов рассказал о Китае, где был военным атташе, какие китайцы работящие и как бедно живут; о Японии, быте и нравах японцев. Затем взглянул на часы и сказал: «Я вижу, Вы грамотная девушка, Вам надо учиться дальше. Завтра будет самолет на Москву. Подготовьтесь и летите. Здесь скоро будут страшные бои, и Вы погибнете».

Я, недолго думая, ответила: «Нет, товарищ генерал, пока Родина в опасности, я с фронта никуда не уйду!»

Он задумчиво посмотрел мне в глаза и сказал: «Другого ответа я от Вас и не ждал...» Проводил меня до двери, и больше я его не видела.


Цитата:
В июне 1942 г. меня перевели на работу в ППС № 790 (полевая почтовая станция вновь сформированного 6-го гвардейского корпуса). Корпус участвовал в следующей попытке прорыва блокады Ленинграда — Синявинской операции осенью 1942 г. Тогда-то, доставляя секретный пакет в штаб корпуса, я узнала, что генерал Власов — предатель. Об этом мне сказал знакомый офицер из оперативного отдела.

— Не может быть! — не поверила я. Тогда офицер показал мне листовку за подписью Власова, в которой он призывал наших бойцов сдаваться в плен, брататься с немцами и вместе бороться с ненавистным советским строем.

— Как же так? — поразилась я. — Ведь перед выходом из окружения я виделась с ним, даже разговаривала долго. Он предлагал мне лететь в Москву учиться, а сам предал армию и сдался в плен? Если б я знала тогда, что он станет предателем, я бы его пристрелила!

На листовке была и фотография Власова в гимнастерке без знаков отличия. Вот ведь как бывает...


-> З. И. Добровольская (Гусева), гвардии старший сержант в отставке,
бывш. заведующая столовой штаба НАГ

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5824

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2009 11:47 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Власов. Моральный облик.

В последнем номере журнала “Источник” (1998, № 4) опубликованы интимные письма 1941—1942 годов генерала двум дамам его сердца — законной супруге и “ппж” (фронтовой жаргон — полевая походная жена). Несчастные женщины были в войну осуждены и отправлены в лагерь, а письма Власова, видно, изъяли у них как “вещдоки”. Психологический облик автора этих писем существенно расходится с той романтизированной фигурой генерала, которая была создана усилиями второй эмиграции и поддержана в послеперестроечное время у нас.

Впрочем, почву для такой романтизации подготовила своей ложью и советская пропаганда. Утверждалось, что Власов, давний затаившийся враг советской власти и Сталина, завел в окружение 2-ю ударную армию и перебежал к немцам. Хотя после разгрома 2-й ударной Власов скрывался, пытаясь выбраться из немецкого кольца, почти три недели, с 24 июня по 12 июля. Я уже не говорю о том, что если переход на сторону немцев был им давно задуман, то, наверное, сподручнее ему это было сделать во время первого окружения, в которое он попал, — в сентябре 1941 года под Киевом. Но тогда он выбрался из немецкого “котла”, во время битвы за Москву успешно командовал армией, был награжден, стал генерал-лейтенантом.

В своих интимных письмах Власов не предстает человеком, у которого были самостоятельные взгляды, суждения, собственная идеология. Они написаны безликим, малограмотным, штампованным языком той поры и той среды (при публикации писем были сохранены орфография и пунктуация автора писем): “...Бьем фашистов и гоним их без оглядки. Прошли уже те времена когда они считали себя непобедимыми. Сейчас так удирают, что не поспеваем иногда их догнать”; “Крепко бьем фашистов, пощады не даем”; “Сволочей фашистов, нарушивших нашу мирную жизнь и разрушивших наш семейный очаг мы сейчас бьем на каждом шагу”; “Родина выше всего — за нее все и отдадим до последней капли крови”, и т.д. и т.п. Конечно, большинство этих писем посылалось почтой, проходило военную цензуру — учтем это, и никакого свободомыслия, а тем более критики существующих порядков Власов, естественно, не мог себе позволить. Но очень трудно, невозможно поверить, что оно ему тогда вообще было свойственно.

В этом меня убеждает один эпизод из его жизни, к которому он несколько раз возвращается в своих письмах. Никто не тянул его за язык все это рассказывать — не мог удержаться, его просто распирало от тщеславия и раболепного восторга. “Меня вызывал к себе самый большой и главный хозяин. Представь себе он беседовал со мной целых полтора часа. Сама представляеш какое мне выпало счастье. Ты не повериш такой большой человек и интересуется нашими маленькими семейными делами. Спросил меня: где моя жена и вообще о здоровьи. Это только может сделать ОН, который ведет нас всех от победы к победе. С ним мы разоб’ем фашистскую гадину”. После второй встречи со Сталиным — в письме любовнице: “Ты все-же не повериш какое большое у меня счастье. Меня еще раз принимал самый большой человек в мире. Беседа велась в присутствии его ближайших учеников. Поверь, что большой человек хвалил меня при всех. И теперь я не знаю как только можно оправдать то доверие, которое мне оказывает ОН”. Кстати, в книге “Люди, годы, жизнь”, рассказывая о встрече с Власовым во время московской битвы, Илья Эренбург вспоминал, что “несколько раз в разговоре он возвращался к Сталину”: “Товарищ Сталин оказал мне большое доверие...”, и тому подобное. Опубликованные нынче письма показывают, что память не подвела мемуариста...

И известные мне до этого факты, и только что прочитанные письма Власова сильно подрывают доверие к подлинности созданного в ряде книг и статей образа мятежного генерала, тайного непримиримого идейного противника Сталина и советской власти. Конечно, чужая душа — потемки, но все-таки рискну высказать предположение, что двигали Власовым совсем другие соображения. Оказавшись в руках немцев, он понял, что после разгрома его армии и плена дороги назад ему нет — если даже не посадят, не расстреляют, то на карьере наверняка можно ставить крест. Хочу напомнить еще о том, что в июле-августе сорок второго, когда Власов принимал роковое для себя решение, происходило на советско-германском фронте (о чем в связи с историей Власова почему-то не вспоминают, хотя, по-моему, это важно). Ведь тогда разгромлена была не только 2-я ударная армия, немцы захватили Крым, катастрофой закончилось наше харьковское наступление — немцы прорвались к Воронежу, Сталинграду, Кавказу. О том, на краю какой пропасти снова — после сорок первого года — оказались армия и страна, с неслыханной до этого прямотой говорил жестокий приказ № 227 (больше известный в армии под названием “Ни шагу назад!”) от 28 июля 1942 года. Через много лет после войны Алексей Сурков, вспоминая то страшное лето, писал: “...Даже нам, пережившим в 1941 году незалечимую боль отступления от границы до Подмосковья, масштаб разразившейся катастрофы показался ошеломительным”. Власову, особенно после пережитого тяжелого поражения его армии (участники проигранных сражений всегда склонны проецировать пережитое поражение на общее положение дел), вполне могло померещиться, что дело вообще идет к концу, Красной Армии уже не оправиться. Думаю, что Эренбургу принадлежит самая проницательная и точная характеристика этого человека и его поведения: “Власов не Брут и не князь Курбский, мне кажется, все было гораздо проще... Убеждений у него не было”. Он решил выслужиться, выдвинуться у новых “хозяев”, предложил им свои услуги. Если победит Германия, цитирую снова Эренбурга, “он будет главнокомандующим или военным министром обкорнанной России под покровительством победившего Гитлера. Разумеется, Власов никогда никому так не говорил, он заявлял по радио, что давно возненавидел советский строй, что он жаждет “освободить Россию от большевиков”...

-> Л. Лазарев "Факты — вещь упрямая"

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
marquis
прапорщик


Зарегистрирован: 08.01.2009
Сообщения: 755

СообщениеДобавлено: Чт Сен 10, 2009 11:47 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Монархист писал(а):

Ни один из двенадцати подсудимых — бывших руководителей РОА и КОНР — не пытался защищать идеи, за которые они будто бы боролись. Хотя терять им было нечего. Предчувствия насчет «жесточайшей кары» Власова и его соратников не обманули. 1 августа 1946 года все они были повешены.


Вообще на сталинских громких процессах все подсудимые каялись с завидным единодушием. О причиинах можно поразмыслить, возможно у кого-то были родственники, возможно людей ломали перед процессом - бывало что и расстреливаемые кричали "Да здраствует товарищ Сталин!" На счет нечего терять, помните "Белое солнце пустыни": - Ты хочешь сразу умереть или сначала помучаться?

_________________
На все их вопросы
Един наш ответ:
У нас есть "Максим"
У них его нет.
(с) Британское колониальное творчество
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB