Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Сталин Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Чт Окт 22, 2015 6:53 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Черный октябрь
Цитата:
На несколько дней Москва погрузилась в хаос: жители грабили магазины, штурмовали уходящие на восток поезда, жгли портреты Сталина. Исчез страх, а с ним — и советская власть

Цитата:
Обычно Сталин просыпался очень поздно и приезжал с дачи в Москву, в Кремль, часам к двенадцати. В ночь на 15 октября 1941 года он, видимо, почти не спал и распорядился собрать Политбюро необычно рано. Охранникам пришлось их будить.

В эти октябрьские дни в обороне Москвы возникла огромная брешь в пятьсот километров, которую нечем было заполнить. В любой день немецкие войска могли прорваться в город.

В девять утра члены Политбюро собрались в кабинете вождя. Сталин объявил, что всем нужно сегодня же, то есть пятнадцатого вечером, эвакуироваться. Он сам уедет из города на следующее утро, то есть 16 октября.

Страна зависела от Сталина. Когда он объявил, что руководство страны покидает столицу, все, кто узнал об этом, поспешили исполнить указание вождя. Они делились пугающей информацией со всеми знакомыми, и весть об оставлении города распространилась мгновенно. Началось нечто неописуемое.

Самый страшный день

Утром 16 октября в Москве впервые за всю историю метрополитена его двери не открылись. Метро не работало. Поступил приказ демонтировать и вывезти все оборудование. Закрытые двери метро сами по себе внушали страх и панику. Метро — самое надежное транспортное средство. Главное убежище во время ежедневных налетов авиации врага. Уж если метро прекратило работу, значит, город обречен…

Жителям никто не сообщал, что происходит. Власть, занятая собственным спасением, забыла о своем народе. В Москве не топили. Закрылись поликлиники и аптеки.

Руководителей страны и города охватил страх. Стала ясна слабость системы, казавшейся столь твердой и надежной, безответственность огромного и всевластного аппарата, трусость сталинских выдвиженцев. Думали только о собственном спасении, бежали с семьями и личным имуществом и бросали столицу на произвол судьбы. Организованная эвакуация превратилась в повальное бегство.

Лев Ларский скоро уйдет на фронт, после войны станет художником. А осенью сорок первого он еще учился в десятом классе 407-й московской школы. Утром 16 октября он оказался на шоссе Энтузиастов:

«Я стоял у шоссе, которое когда-то называлось Владимирским трактом. По знаменитой Владимирке при царизме гоняли в Сибирь на каторгу революционеров — это мы проходили по истории. Теперь революционеры-большевики сами по нему бежали на восток — из Москвы. В потоке машин, несшемся от Заставы Ильича, я видел заграничные лимузины с «кремлевскими» сигнальными рожками: это удирало Большое Партийное начальство! По машинам я сразу определял, какое начальство драпает: самое высокое — в заграничных, пониже — в наших «эмках», более мелкое — в старых «газиках», самое мелкое — в автобусах, в машинах «скорой помощи», «Мясо», «Хлеб», «Московские котлеты», в «черных воронах», в грузовиках, в пожарных машинах

А рядовые партийцы бежали пешком по тротуарам, обочинам и трамвайным путям, таща чемоданы, узлы, авоськи и увлекая личным примером беспартийных В потоке беженцев уже все смешалось: люди, автомобили, телеги, тракторы, коровы — стада из пригородных колхозов гнали!.. В три часа на мосту произошел затор. Вместо того чтобы спихнуть с моста застрявшие грузовики и ликвидировать пробку, все первым делом бросались захватывать в них места. Форменный бой шел: те, кто сидел на грузовиках, отчаянно отбивались от нападавших, били их чемоданами прямо по головам

Атакующие лезли друг на друга, врывались в кузова и выбрасывали оттуда оборонявшихся, как мешки с картошкой. Но только захватчики успевали усесться, только машины пытались тронуться, как на них снова бросалась следующая волна… Ей богу, попав впоследствии на фронт, я такого отчаянного массового героизма не наблюдал…»

Облик города, оставленного властью, пораженного страхом и безнадежностью, мгновенно изменился. Во второй половине дня начался хаос. Разбивали витрины магазинов, вскрывали двери складов. Тащили все под лозунгом: не оставлять же добро немцам. Анархия неминуема там, где нет власти. Но, вообще говоря, в Москве власть не менялась. Сколько бы чиновников ни сбежало, оставалось еще предостаточно. В городе полно было чекистов, милиции, войск. Но никто ни во что не вмешивался.

Во власти толпы

Начальник московского управления Наркомата внутренних дел старший майор госбезопасности Михаил Иванович Журавлев докладывал своему начальству в наркомате:

«16 октября 1941 года во дворе завода «Точизмеритель» имени Молотова в ожидании зарплаты находилось большое количество рабочих. Увидев автомашины, груженные личными вещами работников Наркомата авиационной промышленности, толпа окружила их и стала растаскивать вещи. Разъяснения находившегося на заводе оперработника Молотовского райотдела НКВД Ныркова рабочих не удовлетворили. Ныркову и директору завода рабочие угрожали расправой

На Ногинском заводе № 12 группа рабочих напала на ответственных работников одного из главков Наркомата боеприпасов, ехавших из города Москвы по эвакуации, избила их и разграбила вещи

Директор фабрики «Рот Фронт» (Кировский район города Москвы) Бузанов разрешил выдать рабочим имевшиеся на фабрике печенье и конфеты. Во время раздачи печенья и конфет между отдельными пьяными рабочими произошла драка. По прибытии на место работников милиции порядок был восстановлен».

Начальство действовало по принципу «спасайся кто может». Многие руководители, загрузив служебные машины вещами и продуктами, пробивались через контрольные пункты или объезжали их и устремлялись на Рязанское и Егорьевское шоссе. Все остальные пути из Москвы или уже были перекрыты немецкими войсками, или обстреливались. По Рязанскому шоссе шли толпы. Начался исход из Москвы

Писатель Аркадий Алексеевич Первенцев тоже пытался уехать из города вместе с женой. Он был писателем более чем процветающим, имел собственную машину с шофером. Но дорогу перекрыла огромная толпа:

«Несколько человек бросились на подножки, на крышу, застучали кулаками по стеклу. Под ударами кулаков рассыпалось и вылетело стекло возле шофера. Машину схватили десятки рук и сволокли на обочину, какой-то человек поднял капот и начал рвать электропроводку. Десятки рук потянулись в машину и вытащили жену.

Красноармейцы пытались оттеснить толпу, но ничего не получилось. Толпа кричала, шумела и приготовилась к расправе. Я знаю нашу русскую толпу. Эти люди, подогретые соответствующими лозунгами 1917 года, растащили имения, убили помещиков, бросили фронт, убили офицеров, разгромили винные склады… Это ужасная толпа предместий наших столиц, босяки, скрытые двадцать лет под фиговым лист-ком профсоюзов и комсомола. Армия, защищавшая шоссе, была беспомощна. Милиция умыла руки. Я видел, как грабили машины, и во мне поднялось огромное чувство ненависти к этой стихии.

Я посмотрел на их разъяренные, страшные лица, на провалившиеся щеки, на черные, засаленные пальто и рваные башмаки, и вдруг увидел страшную пропасть, разъединявшую нас, сегодняшних бар, и этих пролетариев. Они видели во мне барина, лучше жившего во времена трагического напряжения сил при всех невзгодах пятилеток и сейчас позорно бросающего их на произвол судьбы».

Советский человек превратился вовсе не в носителя высокой морали, самоотверженного и бескорыстного труженика. Жизнь толкала его в противоположном направлении. О революционных идеалах твердили с утра до вечера. Но люди видели, что никакого равенства нет и в помине.

Аркадий Первенцев показал документы. Настроение толпы изменилось. Его, как писателя, пропустили. Украли, правда, пиджак и теплые унты на волчьем меху, об утрате которых он будет потом сильно сожалеть. Вошедшая во вкус толпа бросилась грабить очередной правительственный автомобиль ЗИС-101:

«Из него летели носовые платки, десятки пар носков и чулок, десятки пачек папирос. ЗИС увозил жирного человека из каких-то государственных деятелей, его жену в каракулевом саке и с черно-бурой лисой на плечах. Он вывозил целый магазин. Из машины вылетел хлеб и упал на дорогу. Какой-то человек в пальто прыгнул к этому хлебу, поднял его и начал уписывать за обе щеки…»

Взорвать город!

Сталин распорядился подготовить к взрыву основные промышленные предприятия и другие важнейшие объекты Москвы. 10 октября взрывчатка была доставлена на заводы. Уничтожению подлежали не только предприятия оборонной промышленности, но и хлебозаводы, холодильники, мясокомбинаты, вокзалы, трамвайные и троллейбусные парки, мосты, электростанции, а также здания ТАСС, Центрального телеграфа и телефонные станции… Иначе говоря, жизнь в городе должна была стать невозможной. Рабочие увидели, что предприятия готовят к уничтожению. Информация о том, что они заминированы и могут быть взорваны в любую минуту, подбавила масла в огонь.

Из докладной в Наркомат внутренних дел:

«На заводе № 8 около тысячи рабочих пытались проникнуть во двор. Отдельные лица при этом вели резкую контрреволюционную агитацию и требовали разминировать завод.

В связи с тем, что на заводе № 58 не была выдана зарплата, рабочие ходили толпами, требуя денег. Со стороны отдельных рабочих имели место выкрики: «Бей коммунистов!» и др.».

17 октября передовые части вермахта достигли Химок. До Москвы немцам оставалось девятнадцать километров. Профессор-литературовед Леонид Тимофеев записал в дневнике:

«Для партии и вообще руководства день 16 октября можно сравнить с 9 января 1905 года. Население не скрывает своего враждебного и презрительного отношения к руководителям, давшим образец массового безответственного и, так сказать, преждевременного бегства. Это им массы не простят».

Драпали все. И в те годы появилась злая шутка. Спрашивается:

— На какой ленточке медаль «За оборону Ленинграда»?

Ответ:

— На муаровой.

— А медаль «За оборону Москвы»?

— На драповой!..

Люди в страхе бросились на вокзалы и штурмовали уходившие на восток поезда.

«17 октября. Курский вокзал, — вспоминал полковник-артиллерист Павел Коваленко. — В зале вокзала негде ступить — все лестницы, где можно только поставить ногу, заполнены живыми телами, узлами, корзинами… Ожил в памяти 1919 год — год разгара Гражданской войны, голода, разрухи и тифа…»

Журналист Николай Вержбицкий записывал в дневнике горькие наблюдения:

«18 октября. Все ломают головы над причинами паники, возникшей накануне. Кто властный издал приказ о закрытии заводов? О расчете с рабочими? Кто автор всего этого кавардака, повального бегства, хищений, смятения в умах? Кипит возмущение, громко говорят, кричат о предательстве, о том, что «капитаны первыми сбежали с кораблей», да еще прихватили с собой ценности… У рабочих злоба против головки, которая бежала в первую очередь.

Истерика наверху передалась массе. Начинают вспоминать и перечислять все обиды, притеснения, несправедливости, зажим, бюрократическое издевательство чиновников, зазнайство и самоуверенность партийцев, драконовские указы, лишения, систематический обман масс, газетную брехню подхалимов и славословие

Страшно слушать. Говорят кровью сердца. Неужели может держаться город, у которого такое настроение? И опять — все в тумане. В очередях драки, душат старух, давят в магазинах, бандитствует молодежь, а милиционеры слоняются по тротуарам и покуривают. «Нет инструкций…» Да, 16 октября 1941 года войдет позорнейшей датой, датой трусости, растерянности и предательства в историю Москвы. И кто навязал нам эту дату, этот позор? Люди, которые трубили о героизме, несгибаемости, долге, чести…»

Кто тут главный трус?

В учреждениях отделы кадров жгли архивы, уничтожали документы и телефонные справочники. Зато бросили действительно секретные документы, которые не должны были попасть в руки врага. Сотрудники обкома и горкома партии первыми благополучно смылись из столицы. 17 октября вечером они были уже в полной безопасности, в Горьком. Личный багаж прихватили, а казенный потеряли.

18 октября заместитель наркома внутренних дел Серов доложил Берии:

«Сегодня, в 15 часов, при обходе тоннеля Курского вокзала работниками железнодорожного отдела милиции было обнаружено тринадцать мест бесхозяйственного багажа. При вскрытии багажа оказалось, что там находятся секретные пакеты МК ВКП (б), партийные документы: партбилеты и учетные карточки, личные карточки на руководящих работников МК, МГК, облисполкома и областного управления НКВД, а также на секретарей райкомов города Москвы и Московской области».

Перепуганные сотрудники московского партаппарата бросили на Курском вокзале самые секретные материалы. Если бы немцы вошли в город и эти ящики попали в руки гестапо, все оставшиеся в городе видные члены партии были бы обречены на уничтожение.

В тот же день, 18 октября, начальник московской милиции Романченко доложил заместителю наркома Серову:

«Распоряжением Московского комитета ВКП (б) и Московского совета о расчете рабочих предприятий, кои подлежат уничтожению, и об эвакуации партийного актива жизнь города Москвы в настоящее время дезорганизована… Районные комитеты партии и райсоветы растерялись и фактически самоустранились от управления районом… Считаю необходимым предложить горкому партии временно прекратить эвакуацию партийного актива».

Чекисты не без злорадства сообщали, что партийные чиновники драпанули и бросили город на произвол судьбы. Аппаратчики же считали, что чекисты к ним несправедливы. Московские руководители валили вину друг на друга.

Второй секретарь горкома партии Георгий Попов возложил вину на своего прямого руководителя — первого секретаря Московского обкома и горкома Александра Щербакова:

«Я поехал в Московский комитет партии. Там было безлюдно. Навстречу мне шла в слезах буфетчица Оля. Я спросил ее, где люди. Она ответила, что все уехали. Я вошел в кабинет Щербакова и задал ему вопрос, почему нет работников на своих местах. Он ответил, что надо было спасать актив. Людей отвезли в Горький. Я поразился такому ответу и спросил: а кто же будет защищать Москву?

Мы стояли друг против друга — разные люди, с разными взглядами. В тот момент я понял, что Щербаков был трусливым по характеру».

Из секретной справки горкома партии:

«Из 438 предприятий, учреждений и организаций сбежало 779 руководящих работников. Бегство отдельных руководителей предприятий и учреждений сопровождалось крупным хищением материальных ценностей и разбазариванием имущества. Было похищено наличными деньгами за эти дни 1 484 000 рублей, а ценностей и имущества на сумму 1 051 000 рублей. Угнано сотни легковых и грузовых автомобилей».

Заведующий организационно-инструкторским отделом горкома партии Сергей Наголкин представил Щербакову записку: «О фактах уничтожения партийных билетов 16—17 октября 1941 года в Москве»: «Выявлен 1551 случай уничтожения коммунистами своих партийных документов. Большинство коммунистов уничтожили партдокументы вследствие трусости в связи с приближением фронта».

Страх охватил даже аппарат ЦК партии, который требовал от всей страны и от армии самопожертвования: ни шагу назад! Умереть, но не отступить!.. Так должны были поступить все остальные. Только не они сами.

Заместитель начальника 1-го отдела НКВД (охрана руководителей партии и правительства) старший майор госбезопасности Шадрин доложил заместителю наркома внутренних дел Меркулову:

«После эвакуации аппарата ЦК ВКП (б) охрана 1-го Отдела НКВД произвела осмотр всего здания ЦК. В результате осмотра помещений обнаружено:

1. Ни одного работника ЦК ВКП (б), который мог бы привести все помещение в порядок и сжечь имеющуюся секретную переписку, оставлено не было.

2. Все хозяйство: отопительная система, телефонная станция, холодильные установки, электрооборудование и т.п. оставлено без всякого присмотра.

3. Пожарная команда также полностью вывезена. Все противопожарное оборудование было разбросано.

4. Все противохимическое имущество, в том числе больше сотни противогазов «БС», валялось на полу в комнатах.

5. В кабинетах аппарата ЦК царил полный хаос. Многие замки столов и сами столы взломаны, разбросаны бланки и всевозможная переписка, в том числе и секретная, директивы ЦК ВКП (б) и другие документы.

6. Вынесенный совершенно секретный материал в котельную для сжигания оставлен кучами, не сожжен.

7. Оставлено больше сотни пишущих машинок разных систем, 128 пар валенок, тулупы, 22 мешка с обувью и носильными вещами, несколько тонн мяса, картофеля, несколько бочек сельдей и других продуктов.

8. В кабинете товарища Жданова обнаружены пять совершенно секретных пакетов…»

Начальники без оглядки бежали из Москвы, считая, что война проиграна. Поразительно, какими трусливыми они все оказались. Бежали, даже не видя врага, те самые люди, которые других отправляли умирать на поле боя! Запрещали сдаваться в плен даже в безвыходной ситуации — требовали застрелиться!

В ожидании Гитлера?

У многих москвичей было ощущение конца света. Ожидали краха и распада России. Или, во всяком случае, падения советской власти. По существу, город был брошен на произвол судьбы.

«Когда паника была, во дворе сжигали книги Ленина, Сталина, — рассказывала Антонина Котлярова. В сорок первом она окончила восемь классов и поступила токарем на станкостроительный завод имени Серго Орджоникидзе. — Паника была ужасной. Видела, как по мосту везут на санках мешками сахар, конфеты. Всю фабрику «Красный Октябрь» обокрали. Мы ходили на Калужскую заставу, кидались камнями в машины, на которых начальники уезжали…»

Вечером 16-го и весь день 17 октября рвали и жгли труды Ленина, Маркса и Сталина, выбрасывали портреты и бюсты вождя в мусор.

Вот эти рассказы — самое поразительное свидетельство реальных чувств и настроений многих людей. В стране победившего социализма, где толпы ходили под красными знаменами и восторженно приветствовали вождей, в одночасье — и с невероятной легкостью! — расставались с советской жизнью.

Сталин словно растворился. А с ним — партийный аппарат. Куда-то пропали чекисты, попрятались милиционеры. Режим разваливался на глазах. Он представлялся жестким, а оказался просто жестоким. Выяснилось, что система держится на страхе. Исчез страх, а с ним — и советская власть.

Картину дополняет историк литературы Эмма Герштейн:

«Кругом летали, разносимые ветром, клочья рваных документов и марксистских политических брошюр. В женских парикмахерских не хватало места для клиенток, «дамы» выстраивали очередь на тротуарах. Немцы идут — надо прически делать».

Далеко не все москвичи боялись прихода немцев. Эмма Герштейн вспоминает, как соседи в доме обсуждали вопрос: уезжать из Москвы или оставаться? Собрались друзья и соседи и уговаривали друг друга никуда не бежать:

«Языки развязались, соседка считала, что после ужасов 1937-го уже ничего хуже быть не может. Актриса Малого театра, родом с Волги, красавица с прекрасной русской речью, ее поддержала.

— А каково будет унижение, когда в Москве будут хозяйничать немцы? — сомневаюсь я.

— Ну так что? Будем унижаться вместе со всей Европой, — невозмутимо ответила волжанка
».

Многое, что связано с этим днем, по-прежнему держится в секрете. Большинство документов, даже протоколы заседаний бюро горкома и обкома партии, в московском партийном архиве все еще нераскрыто. За трусость, преступную в военное время, наказали очень немногих. И не тех, кто едва не сдал город. Сталин, который никому и ничего не прощал, по существу, повелел забыть октябрьский позор. Иначе пришлось бы признать, что знаменитых сталинских наркомов как ветром сдуло из города, что партийные секретари праздновали труса, что вознесенные им на вершину власти чиновники оказались ни на что не годными, что вся созданная им политическая система едва не погубила Россию

«Набросайте план отхода»

В дни, когда очень многих охватывали отчаяние и страх, когда люди как никогда нуждались в поддержке, мысли москвичей точно обращались к Сталину: где он, почему молчит?

16 октября, колеблясь, решая для себя, что делать, Сталин потребовал ответа на главный вопрос у командующего Западным фронтом Жукова: смогут ли войска удержать Москву? Георгий Константинович ответил, что он в этом не сомневается.

— Это неплохо, что у вас такая уверенность, — сказал довольный Сталин.

Он боялся уезжать из Москвы. Понимал, какое это произведет впечатление: многие и в стране, и за границей решат, что Советский Союз войну проиграл. Покинув Москву, Сталин вообще мог утратить власть над страной. Пока он в Кремле, он — вождь великой страны. Как только сядет в поезд — превратится в изгнанника. Тем не менее Сталин приказал Жукову:

Все же набросайте план отхода войск фронта за Москву, но только чтобы кроме вас, Булганина и Соколовского никто не знал о таком плане
, иначе могут понять, что за Москву можно и не драться. Через пару дней привезите разработанный план.

Заместитель главы правительства Николай Булганин был у Жукова членом военного совета фронта, генерал-лейтенант Василий Соколовский — начальником штаба. Составленный ими план Сталин утвердил без поправок.

Готовы умереть в бою

Когда бездарные и неудачливые генералы потеряли свои войска, когда большие начальники позорно бежали из столицы, когда одни готовились встретить немцев, а некоторые дамы устремились в парикмахерские — делать прически, другие сказали себе: «Это мой город, немцы войдут в него только через мой труп». Они занимали боевые позиции по всей Москве. Москвичи не испугались, не струсили, не отдали себя на милость Гитлера. Они собирались сражаться за каждый квартал, за каждую улицу и дом.

То, что сделала тогда столичная молодежь, считавшаяся изнеженной и не готовой к суровым испытаниям, заслуживает высочайшего уважения. Московская молодежь стала живым щитом, заслонившим город. Сколько славных, талантливых, не успевших раскрыться молодых людей погибло тогда в боях.

Учившиеся на историческом факультете ИФЛИ Александр Зевелев и его друзья вступили в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения. В те октябрьские дни бригада заняла позиции в центре Москвы.

«Строем, с песней идем по улице Горького — сектору обороны, порученному нашему взводу, — вспоминал Александр Израилевич. — В недостроенном здании — напротив редакции газеты «Известия» — мы с Феликсом Курлатом оборудуем пулеметное гнездо. В расчете я — номер один, Феликс — номер два».

Среди бойцов бригады особого назначения был будущий академик Александр Ефимович Шейндлин:

«Мы получили винтовки старого образца. Некоторым из нас выдали маузеры в деревянных кобурах явно дореволюционного времени. Наше отделение состояло в основном из старшекурсников Института истории, философии и литературы. Моими товарищами оказались будущие поэты Семен Гудзенко и Юрий Левитанский.

Нас разбили на группы для охраны различных районов Москвы. До прихода нашей части даже мосты через Москву-реку не охранялись. Наша группа патрулировала нынешнюю Тверскую улицу».

Я представляю себе, о чем думали и что ощущали юноши, которые заняли свой первый боевой рубеж в самом центре нашего города. В Москве нашлось много людей, которые сказали себе: немцы не пройдут. Они и не прошли…

novayagazeta.ru/society/48918.html

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Вс Окт 25, 2015 8:35 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Анастас Микоян:
Цитата:
Ведь это невозможное дело: Верховный Главнокомандующий ни разу не выезжал на фронт!

Впрочем, один раз поехал. Отвлекусь от основного текста ради этого эпизода. Зная, что это выглядит неприлично, однажды, когда немцы уже отступили от Москвы, поехал на машине, бронированном «Паккарде», по Минскому шоссе, поскольку оно использовалось нашими войсками и мин там уже не было. Хотел, видно, чтобы по армии прошел слух о том, что Сталин выезжал на фронт. Однако не доехал до фронта, может быть, около пятидесяти или семидесяти километров. В условленном месте его встречали генералы (не помню кто, вроде Еременко). Конечно, отсоветовали ехать дальше — поняли по его вопросу, какой совет он хотел услышать. Да и ответственность никто не хотел брать на себя. Или вызвать неудовольствие его. Такой трус оказался, что опозорился на глазах у генералов, офицеров и солдат охраны. Захотел по большой нужде (может, тоже от страха? не знаю), и спросил, не может ли быть заминирована местность в кустах возле дороги? Конечно, никто не захотел давать такой гарантии. Тогда Верховный Главнокомандующий на глазах у всех спустил брюки и сделал свое дело прямо на асфальте. На этом «знакомство с фронтом» было завершено и он уехал обратно в Москву.

"Так было. Размышления о минувшем"

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 02, 2015 1:04 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 08, 2015 2:26 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Был ли нужен Сталин для экономического развития России?

slon.ru/economics/byl_li_nuzhen_stalin_dlya_ekonomicheskogo_razvitiya_rossii-1006101.xhtml
Цитата:
В исследовании «Был ли нужен Сталин для экономического развития России?» мы используем современные макроэкономические модели и все доступные на сегодняшний день данные для того, чтобы изучить, насколько успешной была экономическая политика Сталина в 1928–1940 годах. Наши расчеты показывают, что – даже если не рассматривать трагические последствия репрессий, террора и голода – экономические результаты сталинской индустриализации нельзя признать успешными. Политика коллективизации и некомпетентность в планировании привели к существенному падению эффективности как в сельском хозяйстве, так и в промышленности. Катастрофическое снижение уровня жизни в 1928–1940 годах перевешивает все гипотетические долгосрочные плюсы политики Сталина.

Дискуссия о Сталине как «эффективном менеджере» ведется не только в России. Например, в недавнем обзоре всемирной экономической истории «Всемирная экономическая история: Краткое введение» (2011) известный историк Роберт Аллен приводит советскую индустриализацию как один из немногих (вне Западного мира) примеров успешной трансформации аграрной экономики в индустриальную. В бестселлере прошлого года «Почему нации терпят поражение» Дарон Асемоглу и Джеймс Робинсон пишут о том, что сталинская индустриализация – это жестокий, но результативный способ уничтожения барьеров для перемещения ресурсов в современный промышленный сектор (а именно это необходимо для роста и развития).

Историю невозможно отрицать. Сталинская индустриализация состоялась. В течение 12 лет (1928–1940 годы) в Советском Союзе была построена современная промышленность (а ведь в 1928 году почти 90% экономически активного населения было занято в сельском хозяйстве).

Но эти цифры не означают, что сталинские решения были верными. Вполне возможно, что индустриализация прошла бы и без Сталина, причем с меньшими издержками. Для того чтобы ответить на вопрос «был ли нужен Сталин?», мы собрали все имеющиеся на сегодня данные об экономическом развитии России и Советского Союза и использовали только недавно появившиеся методы макроэкономического моделирования структурных трансформаций. Именно сочетание новых данных и новых методов исследования позволило нам количественно оценить различные сценарии «альтернативной истории» и сравнить их с тем, что произошло на самом деле.

Краткий ответ на вопрос в заголовке статьи – нет. Даже если не рассматривать репрессии и голод, а учитывать только экономические показатели, даже если делать допущения и предположения в пользу гипотезы «эффективности Сталина», мы не нашли никаких доказательств того, что сталинская экономика опережает – в краткосрочной или долгосрочной перспективе – альтернативные сценарии. Мы сравниваем сталинскую экономическую политику с экстраполяцией роста экономики Российской империи, с экстраполяцией роста советской экономики при НЭПе, а также с экономикой Японии. До Первой мировой войны японская экономика находилась примерно на том же уровне и развивалась примерно теми же темпами, что и российская. В отличие от Советского Союза, Японии, впрочем, удалось провести индустриализацию без репрессий и без разрушения сельского хозяйства – и добиться при этом более высокого уровня производительности и благосостояния граждан.

В нашей работе мы подробно изучаем процесс сталинской индустриализации. В теории экономического развития индустриализация – это перемещение ресурсов (в первую очередь трудовых) из низкопроизводительного сельскохозяйственного производства в промышленное. На этой стадии развития разрыв в производительности труда между сельским хозяйством и промышленностью составляет 5–10 раз, поэтому такое перераспределение сопровождается быстрым экономическим ростом. Конечно, значительное перемещение ресурсов никогда не происходит гладко, особенно в странах с неразвитыми рынками продукции, труда и капитала. Поэтому очень важно понять, как именно устроены барьеры, которые препятствуют процессу индустриализации. Наша модель как раз и позволяет количественно оценить барьеры в различных экономиках и, например, сравнить величину барьеров в сталинской и царской экономиках. С точки зрения нашего анализа дореволюционная экономика была, конечно, неэффективной. Это неудивительно – институт общины сдерживал возможности и стимулы для переезда из села в город, неразвитость финансовых рынков и отсутствие конкуренции препятствовали инвестициям в промышленный сектор. Сталину удалось существенно снизить барьеры для перераспределения труда и для капвложений в промышленности. Мы показываем, что одним из самых важных элементов экономической политики Сталина была политика «ценовых ножниц». Государство «покупало» у крестьян зерно по заниженным ценам или просто конфисковывало «излишки». Неизбежное резкое снижение уровня жизни (и, в отдельные годы, страшный голод) в деревнях, естественно, привело к массовому переезду крестьян в города – и росту промышленности. Кроме того, отобранное у крестьян зерно шло на экспорт для закупки современного оборудования.

Проблема в том, что политика коллективизации сопровождалась резким падением эффективности. Экспроприация земли и имущества крестьян, репрессии в отношении самых эффективных (кулацких) хозяйств, а также «ценовые ножницы» привели к существенному снижению производительности в сельском хозяйстве. В то же время неумелое планирование, гигантомания, огромный приток плохо обученной рабочей силы привели к падению производительности и в промышленности. К концу 1930-х годов производительность в сельском хозяйстве вернулась к дореволюционному тренду, но производительность в промышленности отставала даже и от него (и была в полтора раз ниже, чем в 1928 году!).

Для того чтобы сравнить издержки, связанные с падением производительности, и экономические выгоды от перемещения ресурсов из села в город, мы используем общепринятые в экономике критерии благосостояния населения. Оказывается, что в 1928–1940 годах сталинская индустриализация привела к огромным потерям благосостояния – 24%. (Другими словами, каждый житель Советского Союза потерял четверть потребления за эти годы).

Возможно, эти жертвы были оправданы необходимостью инвестиций в промышленность, которая принесла бы отдачу в долгосрочной перспективе? Чтобы ответить на этот вопрос, мы оцениваем гипотетические долгосрочные выгоды сталинской индустриализации. Мы предполагаем, что Второй мировой войны не было, так что промышленность не была разрушена, а продолжала расти и развиваться в «мирном режиме». В этом сценарии мы можем оценить верхнюю границу гипотетических долгосрочных выгод сталинской индустриализации. Такие выгоды составляют 16% уровня благосостояния. Когда мы сопоставляем дисконтированные издержки и выгоды, оказывается, что даже при самых благоприятных для сталинских сценариев предположениях его политику нельзя назвать успешной.

Помимо экстраполяции дореволюционных трендов, мы также рассматриваем и сценарий, в котором советская экономика продолжила бы развиваться по законам «Новой экономической политики» (НЭП). Оказывается, что сталинская индустриализация проигрывает и этому сценарию – как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе.

Еще менее привлекательной сталинская индустриализация выглядит по сравнению с японской. До революции российская и японская экономики развивались аналогичными темпами и имели похожие барьеры развития. Поэтому вполне реальным можно считать сценарий, в котором барьеры в российской экономике не остались бы на дореволюционном уровне, а снизились до соответствующих показателей в Японии. В этом случае российская экономика существенно превзошла бы сталинскую и в краткосрочной перспективе, и в долгосрочной перспективе – чистые потери благосостояния в сталинском сценарии составили бы около 30%.

Итак, на вопрос «нужен ли Сталин?» мы можем дать только один ответ – твердое «нет». Даже не учитывая трагические последствия голода, репрессий и террора, даже рассматривая лишь экономические издержки и выгоды – и даже делая все возможные допущения в пользу Сталина – мы получаем результаты, которые однозначно говорят о том, что экономическая политика Сталина не привела к положительным результатам. Мы считаем, что сталинскую индустриализацию не следует использовать в качестве истории успеха в развитии экономики. Сталинская индустриализация – пример того, как насильственное перераспределение значительно ухудшило производительность и общественное благосостояние

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Вт Мар 08, 2016 6:56 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Сталин о советских рабах:
Цитата:
Правильно ли вы предложили представить список на освобождение этих заключенных? Они уходят с работы. Нельзя ли придумать какую-нибудь другую форму оценки их работы — награды и т.д.? Мы плохо делаем, мы нарушаем работу лагерей. Освобождение этим людям, конечно, нужно, но с точки зрения государственного хозяйства это плохо
...
Будут освобождаться лучшие люди, а оставаться худшие. Нельзя ли дело повернуть по-другому, чтобы люди эти оставались на работе — награды давать, ордена, может быть? А то мы их освободим, вернутся они к себе, снюхаются опять с уголовниками и пойдут по старой дорожке. В лагере атмосфера другая, там трудно испортиться
...
Давайте сегодня не утверждать этого проекта, а поручим Наркомвнуделу придумать другие средства, которые заставили бы людей остаться на месте

Сталин на заседании Президиума Верховного Совета, 25 августа 1938

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Вт Мар 29, 2016 10:34 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Как военачальник

Сталин - Блюхеру:
Цитата:
Скажите, товарищ Блюхер, честно: есть ли у вас желание по-настоящему воевать с японцами? Если нет у вас такого желания, скажите прямо, как подобает коммунисту, а если есть желание, я бы считал, что Вам следовало бы выехать на место немедля.

Мне непонятна Ваша боязнь задеть бомбежкой корейское население, а также боязнь, что авиация не сможет выполнить своего долга ввиду тумана. Кто это вам запретил в условиях военной стычки с японцами не задевать корейское население? Какое вам дело до корейцев, если наших людей бьют пачками японцы! Что значит какая-то облачность для большевистской авиации, если она хочет действительно отстоять честь своей Родины? Жду ответа

Волкогонов, Дмитрий Антонович - Сталин. Политический портрет [troshka.ru/militera/bio/volkogonov_dv/06.html]

Цитата:
Сталин мало ценил политически подозрительных военных-профессионалов и полагался на энтузиазм и «здравый смысл» подлинных революционеров. В телеграмме Ленину с Петроградского фронта 16 июня 1919 г. Сталин со смешной бравадой и вызовом писал: "Морские специалисты уверяют, что взятие Красной Горки с моря опрокидывает морскую науку (речь шла о взятии одного из фортов под Петроградом. – О. Х.). Мне остается лишь оплакивать так называемую науку. Быстрое взятие Горки объясняется самым грубым вмешательством со стороны моей и вообще штатских в оперативные дела, доходившим до отмены приказов по морю и суше и навязывания своих собственных. Считаю своим долгом заявить, что я и впредь буду действовать таким образом, несмотря на все мое благоговение перед наукой."

Сталинское бахвальство, судя по всему, позабавило Ленина. Зная, что форт Красная Горка был на самом деле взят с суши, а не с моря, как заявлял Сталин, Ленин оставил на телеграмме помету: «??? Красная Горка взята с суши»

Олег Хлевнюк - Сталин. Жизнь одного вождя

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Вт Мар 29, 2016 10:45 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Бедняжка - параноик, который боялся собственную охрану
Цитата:
Помню, после заседания пришли мы в этот зал, и, еще не садясь за стол, Сталин вдруг сказал: «Заметили, сколько их там стоит? Идешь каждый раз по коридору и думаешь: кто из них? Если вот этот, то будет стрелять в спину, а если завернешь за угол, то следующий будет стрелять в лицо. Вот так идешь мимо них по коридору и думаешь...»
Я, как и все, слушал это в молчании. Тогда этот случай меня потряс. Сейчас, спустя много лет, он мне кое-что, пожалуй, объясняет в жизни и поведении Сталина, не все, конечно, но кое-что

Беседы с Адмиралом флота Советского Союза И.С. Исаковым [hrono.ru/libris/lib_s/simonov30.php]

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Вт Мар 29, 2016 10:53 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Коммунист о Сталинском "патриотизме" и отношении к Церкви:
Цитата:
Сталиным - Сталиным. К нему сегодня кто только примазаться не пытается: и попы, и русские нацисты (это к грузину-то!) и "православные коммунисты" и бог знает кто еще.

Тут надо конкретно спорить и объяснять, что знаменитый сталинский тост со словами: "...Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза" - никак не означает националистического доминирования русского народа, ибо тост начинается словами: "Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа и, прежде всего, русского народа." То есть Сталин, утверждая первенство русского народа в части численности и, связанного с этим определенного культурного доминирования, например, "русский язык, как язык межнационального общения", совершенно не имел в виду, грузины - это "русские", а не советские грузины (и забудьте про национал-апокрифы). Надо конкретно развенчивать религиозные мифы: восстановление патриаршества о время войны имело очевидную тактическую природу. Пережитки прошлого клерикального мракобесия оставались через всего-то двадцать пять лет прошедшие после революции и в условиях войны было бы нелепо не использовать верующих в интересах сохранения страны. Но вся образовательная политика, как и должно быть в цивилизованной стране в СССР, была атеистической, научной и, тем самым, убийственно для клерикалов всех мастей, не только православных. И т.д.

sl-lopatnikov.livejournal.com/?skip=10

Что же, совершенно верное утверждение:

Image

Image

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Вт Апр 05, 2016 10:57 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Ф.Ф. Раскольников

Открытое письмо Сталину


Опубликовано: "Новая Россия" 1939г., также см. Неделя. 1988. № 26 и в кн.: Открывая новые страницы… Международные вопросы: события и люди / Сост. Н.В. Попов – М.: Политиздат, 1989. – с. 313-320.

Фёдор Фёдорович Раскольников родился в январе 1892 года в семье священника в Петербурге. Учась в 5 и 6 классах реального училища, дважды принимал участие в забастовках 1905-1906 гг. В 1910 году студентом политехнического института вступает в большевистскую партию. Работает в большевистских газетах «Звезда», «Правда», «Голос Правды». В 1912 году арестован и обвинён в антигосударственной деятельности и после суда выслан за границу. Амнистирован по поводу 300-летия царского дома Романовых 20 февраля 1913 года. В августе 1913 г. призван на военную службу, но получил отсрочку на год. Активно участвует в событиях 1917 года в Кронштадте и Петербурге. Награждён орденом Красного Знамени на посту командующего Волжско-Камской флотилии за руководство в кампании 1918 г. В 1920 г. командовал Каспийской военной флотилией. В 20-30-е годы работает полпредом Советского Союза в Афганистане, Эстонии, Дании, Болгарии. В конце августа 1939 г., находясь в Ницце, тяжело заболел и был доставлен в частную клинику. 12 сентября скончался. Является автором двух книг «Кронштадт и Питер в 1917 году» и «Рассказы мичмана Ильина», включённых в сборник «На боевых постах» (Воениздат. 1964г.). Первое издание книги «Кронштадт и Питер в 1917 году», вышедшее в 1925 г., в 1937 г. было включено в списки для обязательного изъятия из библиотек и последующего уничтожения
Цитата:
Я правду о тебе порасскажу такую,
Что хуже всякой лжи...

Сталин, вы объявили меня «вне закона». Этим актом вы уравняли меня в правах – точнее, в бесправии – со всеми советскими гражданами, которые под вашим владычеством живут вне закона.

Со своей стороны отвечаю полной взаимностью: возвращаю вам входной билет в построенное вами "царство социализма" и порываю с вашим режимом.

Ваш "социализм", при торжестве которого его строителям нашлось место лишь за тюремной решеткой, так же далёк от истинного социализма, как произвол вашей личной диктатуры не имеет ничего общего с диктатурой пролетариата.

Вам не поможет, если награждённый орденом, уважаемый революционер-народоволец Н.А. Морозов подтвердит, что именно за такой "социализм" он провел пятьдесят лет своей жизни под сводами Шлиссельбургской крепости.

Стихийный рост недовольства рабочих, крестьян, интеллигенции властно требовал крутого политического маневра, подобно ленинскому переходу к нэпу в 1921 году. Под напором советского народа вы "даровали" демократическую конституцию. Она была принята всей страной с неподдельным энтузиазмом.

Честное проведение в жизнь демократических принципов демократической конституции 1936 года, воплотившей надежды и чаяния всего народа, ознаменовало бы новый этап расширения советской демократии.

Но в вашем понимании всякий политический манёвр – синоним надувательства и обмана. Вы культивируете политику без этики, власть без честности, социализм без любви к человеку.

Что сделали вы с конституцией, Сталин?

Испугавшись свободы выборов, как "прыжка в неизвестность", угрожавшего вашей личной власти, вы растоптали конституцию, как клочок бумаги, выборы превратили в жалкий фарс голосования за одну единственную кандидатуру, а сессии Верховного Совета наполнили акафистами и овациями в честь самого себя. В промежутках между сессиями вы бесшумно уничтожали "зафинтивших" депутатов, насмехаясь над их неприкосновенностью и напоминая, что хозяином земли советской является не Верховный Совет, а вы. Вы сделали всё, чтобы дискредитировать советскую демократию, как дискредитировали социализм. Вместо того, чтобы пойти по линии намеченного конституцией поворота, вы подавляете растущее недовольство насилием и террором. Постепенно заменив диктатуру пролетариата режимом вашей личной диктатуры, вы открыли новый этап, который в истории нашей революции войдёт под именем "эпохи террора".

Никто в Советском Союзе не чувствует себя в безопасности. Никто, ложась спать, не знает, удастся ли ему избежать ночного ареста, никому нет пощады. Правый и виноватый, герой Октября и враг революции, старый большевик и беспартийный, колхозный крестьянин и полпред, народный комиссар и рабочий, интеллигент и Маршал Советского Союза – все в равной мере подвержены ударам вашего бича, все кружатся в дьявольской кровавой карусели.

Как во время извержения вулкана огромные глыбы с треском и грохотом рушатся в жерло кратера, так целые пласты советского общества срываются и падают в пропасть.

Вы начали кровавые расправы с бывших троцкистов, зиновьевцев и бухаринцев, потом перешли к истреблению старых большевиков, затем уничтожили партийные и беспартийные кадры, выросшие в гражданской войне, вынесшие на своих плечах строительство первых пятилеток, и организовали избиение комсомола.

Вы прикрываетесь лозунгом борьбы «с троцкистско-бухаринскими шпионами». Но власть в ваших руках не со вчерашнего дня. Никто не мог "пробраться" на ответственный пост без вашего разрешения.

Кто насаждал так называемых «врагов народа» на самые ответственные посты государства, партии, армии, дипломатии?
– Иосиф Сталин
.

Прочитайте старые протоколы Политбюро: они пестрят назначениями и перемещениями только одних «троцкистско-бухаринских шпионов», «вредителей» и «диверсантов». И под ними красуется надпись – И. Сталин.

Вы притворяетесь доверчивым простофилей, которого годами водили за нос какие-то карнавальные чудовища в масках.

– Ищите и обрящите козлов отпущения, – шепчете вы своим приближённым и нагружаете пойманные, обречённые на заклание жертвы своими собственными грехами.

Вы сковали страну жутким страхом террора, даже смельчак не может бросить вам в лицо правду.

Волны самокритики «не взирая на лица» почтительно замирают у подножия вашего пьедестала.

Вы непогрешимы, как папа! Вы никогда не ошибаетесь!

Но советский народ отлично знает, что за всё отвечаете вы, «кузнец всеобщего счастья».

С помощью грязных подлогов вы инсценировали судебные процессы, превосходящие вздорностью обвинения знакомые вам по семинарским учебникам средневековые процессы ведьм.

Вы сами знаете, что Пятаков не летал в Осло, М. Горький умер естественной смертью и Троцкий не сбрасывал поезда под откос.

Зная, что всё это ложь, вы поощряете своих клеветников:

– Клевещите, клевещите, от клеветы всегда что-нибудь останется.

Как вам известно, я никогда не был троцкистом. Напротив, я идейно боролся со всеми оппозициями в печати и на широких собраниях. Я и сейчас не согласен с политической позицией Троцкого, с его программой и тактикой. Принципиально расходясь с Троцким, я считаю его честным революционером. Я не верю и никогда не поверю в его сговор с Гитлером и Гессом.

Вы - повар, готовящий острые блюда, для нормального человеческого желудка они не съедобны.

Над гробом Ленина вы принесли торжественную клятву выполнить его завещание и хранить как зеницу ока единство партии. Клятвопреступник, вы нарушили и это завещание Ленина.

Вы оболгали, обесчестили и расстреляли многолетних соратников Ленина: Каменева, Зиновьева, Бухарина, Рыкова и др., невиновность которых вам была хорошо известна. Перед смертью вы заставили их каяться в преступлениях, которых они не совершали, и мазать себя грязью с ног до головы.

А где герои Октябрьской революции? Где Бубнов? Где Крыленко? Где Антонов-Овсеенко? Где Дыбенко?

Вы арестовали их, Сталин.

Где старая гвардия? Её нет в живых.

Вы расстреляли её, Сталин.

Вы растлили, загадили души ваших соратников. Вы заставили идущих за вами с мукой и отвращением шагать по лужам крови вчерашних товарищей и друзей.

В лживой истории партии, написанной под вашим руководством, вы обокрали мёртвых, убитых, опозоренных вами людей и присвоили себе их подвиги и заслуги.

Вы уничтожили партию Ленина, а на её костях построили новую партию «Ленина-Сталина», которая служит удачным прикрытием вашего единовластия.

Вы создали её не на базе общей теории и тактики, как строится всякая партия, а на безыдейной основе личной любви и преданности вам. Знание программы первой партии было объявлено необязательным для её членов, но зато обязательна любовь к Сталину, ежедневно подогреваемая печатью. Признание партийной программы заменяется объяснением любви к Сталину.

Вы – ренегат, порвавший со вчерашним днём, предавший дело Ленина. Вы торжественно провозгласили лозунг выдвижения новых кадров. Но сколько этих молодых выдвиженцев уже гниёт в ваших казематах? Сколько из них вы расстреляли, Сталин?

С жестокостью садиста вы избиваете кадры, полезные, нужные стране. Они кажутся вам опасными с точки зрения вашей личной диктатуры.

Накануне войны вы разрушаете Красную Армию, любовь и гордость страны, оплот её мощи. Вы обезглавили Красную Армию и Красный Флот. Вы убили самых талантливых полководцев, воспитанных на опыте мировой и гражданской войн, во главе с блестящим маршалом Тухачевским.

Вы истребили героев гражданской войны, которые преобразовали Красную Армию по последнему слову военной техники и сделали её непобедимой.

В момент величайшей военной опасности вы продолжаете истреблять руководителей армии, средний командный состав и младших командиров.

Где маршал Блюхер? Где маршал Егоров?

Вы арестовали их, Сталин.

Для успокоения взволнованных умов вы обманываете страну, что ослабленная арестами и казнями Красная Армия стала ещё сильней.

Зная, что закон военной науки требует единоначалия в армии от главнокомандующего до взводного командира, вы воскресили институт военных комиссаров, который возник на заре Красной Армии и Красного Флота, когда у нас еще не было своих командиров, а над военным специалистами старой армии нужен был политический контроль.

Не доверяя красным командирам, вы вносите в Армию двоевластие и разрушаете воинскую дисциплину.

Под нажимом советского народа вы лицемерно вскрываете культ исторических русских героев: Александра Невского и Дмитрия Донского, Суворова и Кутузова, надеясь, что в будущей войне они помогут вам больше, чем казнённые маршалы и генералы.

Пользуясь тем, что вы никому не доверяете, настоящие агенты гестапо и японская разведка с успехом ловят рыбу в мутной, взбаламученной вами воде, подбрасывая вам в изобилии подложные документы, порочащие самых лучших, талантливых и честных людей.

В созданной Вами гнилой атмосфере подозрительности, взаимного недоверия, всеобщего сыска и всемогущества Наркомвнутрдела, которому вы отдали на растерзание Красную Армию и всю страну, любому «перехваченному» документу верят – или притворяются, что верят, – как неоспоримому доказательству.

Подсовывая агентам Ежова фальшивые документы, компрометирующие честных работников миссии, «внутренняя линия» РОВСа в лице капитана Фосса добилась разгрома нашего полпредства в Болгарии – от шофера М. И. Казакова до военного атташе В. Т. Сухорукова.

Вы уничтожаете одно за другим важнейшие завоевание Октября. Под видом борьбы с текучестью рабочей силы вы отменили свободу труда, закабалили советских рабочих, прикрепив их к фабрикам и заводам. Вы разрушили хозяйственный организм страны, дезорганизовали промышленность и транспорт, подорвали авторитет директора, инженера и мастера, сопровождая бесконечную чехарду смещений и назначений арестами и травлей инженеров, директоров и рабочих как «скрытых, еще не разоблаченных вредителей».

Сделав невозможной нормальную работу, вы под видом борьбы с «прогулами» и «опозданиями» трудящихся заставляете их работать бичами и скорпионами жестоких и антипролетарских декретов.

Ваши бесчеловечные репрессии делают нестерпимой жизнь советских трудящихся, которых за малейшую провинность с волчьим паспортом увольняют с работы и выгоняют с квартиры.

Рабочий класс с самоотверженным героизмом нёс тягость напряжённого труда и недоедания, голода, скудной заработной платы, жилищной тесноты и отсутствия необходимых товаров. Он верил, что вы ведёте к социализму, но вы обманули его доверие. Он надеялся, что с победой социализма в нашей стране, когда осуществится мечта светлых умов человечества о великом братстве людей, всем будет житься радостно и легко.

Вы отняли даже эту надежду: вы объявили – социализм построен до конца. И рабочие с недоумением, шёпотом спрашивали друг друга: «Если это социализм, то за что боролись, товарищи?».

Извращая теорию Ленина об отмирании государства, как извратили всю теорию марксизма-ленинизма, вы устами ваших безграмотных доморощенных «теоретиков», занявших вакантные места Бухарина, Каменева и Луначарского, обещаете даже при коммунизме сохранить власть ГПУ.

Вы отняли у колхозных крестьян всякий стимул к работе. Под видом борьбы с «разбазариванием колхозной земли» вы разоряете приусадебные участки, чтобы заставить крестьян работать на колхозных полях. Организатор голода, грубостью и жестокостью неразборчивых методов, отличающих вашу тактику, вы сделали всё, чтобы дискредитировать в глазах крестьян ленинскую идею коллективизации.

Лицемерно провозглашая интеллигенцию «солью земли», вы лишили минимума внутренней свободы труд писателя, учёного, живописца. Вы зажали искусство в тиски, от которых оно задыхается, чахнет и вымирает. Неистовство запуганной вами цензуры и понятная робость редакторов, за всё отвечающих своей головой, привели к окостенению и параличу советской литературы. Писатель не может печататься, драматург не может ставить пьесы на сцене театра, критик не может высказать своё личное мнение, не отмеченное казённым штампом.

Вы душите советское искусство, требуя от него придворного лизоблюдства, но оно предпочитает молчать, чтобы не петь вам «осанну». Вы насаждаете псевдоискусство, которое с надоедливым однообразием воспевает вашу пресловутую, набившую оскомину «гениальность».

Бездарные графоманы славословят вас, как полубога, «рождённого от Луны и Солнца», а вы, как восточный деспот, наслаждаетесь фимиамом грубой лести.

Вы беспощадно истребляете талантливых, но лично вам неугодных русских писателей. Где Борис Пильняк? Где Сергей Третьяков? Где Александр Аросев? Где Михаил Кольцов? Где Тарасов-Родионов? Где Галина Серебрякова, виновная в том, что была женой Сокольникова?

Вы арестовали их, Сталин.

Вслед за Гитлером вы воскресили средневековое сжигание книг
.

Я видел своими глазами рассылаемые советским библиотекам огромные списки книг, подлежащих немедленному и безусловному уничтожению. Когда я был полпредом в Болгарии, то в 1937 г. в полученном мною списке обречённой огню литературе я нашёл мою книгу исторических воспоминаний «Кронштадт и Питер в 1917 году». Против фамилий многих авторов значилось: «Уничтожать все книги, брошюры, портреты».

Вы лишили советских учёных, особенно в области гуманитарных наук, минимума свободы научной мысли, без которого творческая работа учёного становится невозможной.

Самоуверенные невежды интригами, склоками и травлей не дают работать в лабораториях, университетах и институтах.

Выдающихся русских учёных с мировым именем - академиков Ипатьева и Чичибабина, вы на весь мир провозгласили «невозвращенцами», наивно думая их обесславить, но опозорили только себя, доведя до сведения всей страны и мирового общественного мнения постыдный для вашего режима факт, что лучшие учёные бегут из вашего "рая", оставляя вам ваши благодеяния: квартиру, автомобиль, карточку на обеды в совнаркомовской столовой.

Вы истребляете талантливых русских учёных
.

Где лучший конструктор советских аэропланов, Туполев? Вы не пощадили даже его. Вы арестовали Туполева, Сталин!
Нет области, нет уголка, где можно было бы спокойно заниматься любимым делом. Директор театра, замечательный режиссёр, выдающийся деятель искусства Всеволод Мейерхольд не занимался политикой. Но вы арестовали и Мейерхольда, Сталин.

Зная, что при нашей бедности кадрами особенно ценен каждый культурный и опытный дипломат, вы заманили в Москву и уничтожили одного за другим почти всех советских полпредов. Вы разрушили дотла весь аппарат Народного комиссариата иностранных дел.

Уничтожая везде и всюду золотой фонд нашей страны, её молодые кадры, вы истребили во цвете лет талантливых и многообещающих дипломатов.

В грозный час военной опасности, когда острие фашизма направлено против Советского Союза, когда борьба за Данциг и война в Китае – лишь подготовка плацдарма для будущей интервенции против СССР, когда главный объект германо-японской агрессии – наша Родина, когда единственная возможность предотвращения войны – открытое вступление Союза Советов в Международный блок демократических государств, скорейшее заключение военного и политического союза с Англией и Францией, вы колеблетесь, выжидаете и качаетесь, как маятник, между двумя «осями».

Во всех расчетах вашей внешней и внутренней политики вы исходите не из любви к Родине, которая вам чужда, а из животного страха потерять личную власть. Ваша беспринципная диктатура, как гнилая колода, лежит поперёк дороги нашей страны. «Отец народов», вы предали побеждённых испанских революционеров, бросили их на произвол судьбы и предоставили заботу о них другим государствам. Великодушное спасение жизни не в ваших принципах. Горе побеждённым! Они вам больше не нужны.

Европейских рабочих, интеллигентов, ремесленников, бегущих от фашистского варварства, вы равнодушно предоставили гибели, захлопнув перед ними дверь нашей страны, которая на своих огромных просторах может гостеприимно приютить многие тысячи эмигрантов.

Как все советские патриоты, я работал, на многое закрывая глаза. Я слишком долго молчал. Мне было трудно рвать последние связи не с вашим обречённым режимом, а с остатками старой ленинской партии, в которой я пробыл без малого 30 лет, а вы разгромили её в три года. Мне было мучительно больно лишаться моей Родины.

Чем дальше, тем больше интересы вашей личной диктатуры вступают в непрерывный конфликт и с интересами рабочих, крестьян, интеллигенции, с интересами всей страны, над которой вы измываетесь как тиран, дорвавшийся до единоличной власти.

Ваша социальная база суживается с каждым днём. В судорожных поисках опоры вы лицемерно расточаете комплименты «беспартийным большевикам», создаёте одну за другой привилегированные группы, осыпаете их милостями, кормите подачками, но не в состоянии гарантировать новым «калифам на час» не только их привилегий, но даже права на жизнь.

Ваша безумная вакханалия не может продолжаться долго. Бесконечен список ваших преступлений. Бесконечен список ваших жертв, нет возможности их перечислить.

Рано или поздно советский народ посадит вас на скамью подсудимых как предателя социализма и революции, главного вредителя, подлинного врага народа, организатора голода и судебных подлогов.

17 августа 1939 г

istmat.ru/index.php?menu=1&action=1&item=119

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Ср Май 11, 2016 6:49 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Демография сталинской эпохи

Демографические катастрофы как норма жизни
Цитата:
Даже те скромные успехи, которые действительно имели место, относятся только к "нормальным" годам, которые, в сталинское время" постоянно перемежались годами катастрофическими. Демоскоп уже писал о связанных с этими катастрофами демографических потерях, в частности им были посвящены темы номеров 4 и 25-26. Но тема эта далеко не исчерпана, многое до сих пор еще не выяснено.

Если говорить только о годах сталинского правления, то они были отмечены самыми большими в истории России военными потерями, прежде всего во Второй мировой войне. Сталин сделал все, чтобы скрыть их истинные масштабы.

Названная им величина потерь - "около семи миллионов человек" - была обнародована в феврале 1946 года, хотя, по свидетельству военных историков, "в то время руководству страны были известны более точные данные - 15 млн. погибших"12. Но впоследствии и эти данные оказались преуменьшенными и их пришлось пересматривать.

По последней советской официальной оценке, приведенной М. Горбачевым в мая 1990 года в связи с празднованием 45-летия Победы, война унесла почти 27 миллионов жизней советских людей. "Никогда прежде в нашей стране не было такого количества потерь. Даже за восьмилетний период двух войн - Первой мировой и гражданской с их широкомасштабными операциями, а также тифозными, холерными, малярийными и прочими эпидемиями было убито, умерло от ран и болезней почти в три раза меньше - 10,3 миллиона человек"13. Напомним, что это была все-таки мировая война, в которой участвовало 61 государство с общим населением 1,7 млрд. человек. На долю СССР пришлось от трети до половины всех мировых потерь в этой войне. Для СССР же, имевшего к началу войны примерно 195 миллионов человек, это означало потерю 14% предвоенного населения.

Сталинская оценка потерь СССР во Второй мировой войне была пересмотрена, но созданная Сталиным и его окружением мифология неизбежности этих потерь сохраняется до сих пор. И сейчас считается хорошим тоном вспоминать о героизме военных лет и замалчивать вопрос об ответственности генералиссимуса за неподготовленность к войне, за бездарность военных операций на первых ее этапах, за "затратный" метод добывания победы ценой немыслимых человеческих жертв.

На фоне огромных потерь во Второй мировой войне 127 тысяч безвозвратных потерь (да еще 265 тысяч раненых, контуженных, обожженных, обмороженных и т.п.) за три с половиной месяца войны с Финляндией (декабрь 1939-март 1940) кажутся почти мелочью. Но может быть стоит сравнить эту тоже лежащую на совести Сталина мелочь, скажем, с потерями во Второй мировой войне таких стран, как США (300-400 тысяч по разным оценкам) или Англия (350-450 тысяч).

Вторая группа катастрофических демографических потерь сталинской эпохи связана с голодом. В предыдущем номере Демоскопа приводились оценки числа жертв голода 1933 года. Согласно сравнительно недавним оценкам по СССР они составили 7-7,5 миллиона, по России - 2,2 миллиона человек. Но был и еще один голод, послевоенный. Он стал результатом засухи 1946 года, начался в декабре и продолжался до сбора урожая 1947 года. Голод охватил не только южные зернопроизводящие районы, но и нечерноземную зону, вплоть до Ленинградской области, затронул даже Москву. В ответ на засуху правительство сняло с государственного снабжения хлебом (отняло хлебные карточки) более 28 миллионов сельских жителей. Исследователи полагают, что главной причиной голода было стремление правительства любой ценой сохранить и увеличить стратегические запасы продовольствия. По некоторым оценкам, людские потери в результате голода в СССР составили около 1 млн. человек.

Наконец, третий источник катастрофических демографических потерь, ставший чуть ли не фирменным знаком всей сталинской эпохи, - политические репрессии.

Первые десятилетия советской истории были отмечены кровавыми вспышками красного и белого террора, сопровождавшегося огромными демографическими потерями. Но если потери от белого террора относятся только к годам гражданской войны и входят в общий счет связанных с ней потерь, то с "красными" политическими репрессиями дело обстояло иначе. Особого размаха они достигли именно в сталинскую эпоху, начиная с 1929 года, и проводились в массовых масштабах до самой смерти Сталина. Счет жертв репрессий, в том числе и обусловленных ими преждевременных смертей, идет на миллионы, но точное их число все еще не известно. Не исключено, что сталинские репрессии поглотили в СССР больше жертв, чем самые кровопролитные войны.

Огромное число людей было просто расстреляно. Согласно появившейся однажды официальной информации, "в 1930-1953 годы по обвинению в контрреволюционных, государственных преступлениях судебными и всякого рода несудебными органами вынесены приговоры и постановления в отношении 3778234 человек, из них 786098 человек расстреляно". Конечно, и 786 тысяч расстрелянных - это немало, в два-три раза больше боевых потерь США во Второй мировой войне. Но не исключено, что эта информация все же преуменьшает число расстрелянных.

Пока судить об общих масштабах расстрелов можно только на основании разрозненных локальных сведений, таких, например, как справка, приведенная в "Ленинградском мартирологе". "С 1922 по июля 1937 г. в Петрограде-Ленинграде были расстреляны 2248 человек… С августа 1937 г. масштабы расстрелов резко увеличились. Тогда было создано Левашовское кладбище. "Судя по актам о приведении приговоров в исполнение здесь погребены 46771 человек, из них 40485 человек расстреляны по политическим мотивам". Если только в Ленинграде, только на одном кладбище и только начиная с 1937 года захоронено более 40 тысяч расстрелянных, то цифра в 786 тысяч расстрелянных по всему СССР за 1930-1953 годы может казаться преуменьшенной.

Но гибли ведь не только от расстрелов. "Кроме того, и это мы знаем точно, очень многие сгинули в лагерях и тюрьмах, не будучи приговоренными "судом" к смерти". Гулаг расцвел в 1930-е годы, существовал и пополнялся и в годы войны, не исчез и после ее окончания. Более того, в конце войны массовые репрессии вновь усилились и не прекращались до 1953 года. Наряду с "обычными" репрессиями, поводом для которых нередко служили очередные политические кампании, появились и новые их формы. В советских лагерях оказались сотни тысяч советских граждан, вернувшихся на родину после плена или принудительных работ в Германии. Продолжались и "обычные" репрессии. Общее число заключенных в тюрьмах, колониях и лагерях в начале 1950-х годов приблизилось к 2,8 миллиона человек.

К этому времени почти сошла на нет первая волна массовых сталинских репрессий - "кулацкая ссылка" Новой формой репрессий стали депортации народов. Массовые высылки из присоединенных к СССР стран Балтии, западных областей Украины и Белоруссии начались еще перед войной. В годы войны были депортированы немцы, финны, греки, а в конце войны - целые "наказанные" народы: карачаевцы, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары, турки-месхетинцы. Суммарное количество советских граждан, депортированных внутри СССР в военные и послевоенные годы, составило приблизительно 2,75 миллиона человек.

Известно, что смертность в лагерях, в ходе депортаций, в местах поселений депортированных была ужасающе высокой, так что, учитывая масштабы явления, демографические потери здесь были намного большими, чем от прямых расстрелов. По одной из оценок (Д. Волкогонова), в результате сталинских репрессий с 1929 по 1953 год в СССР погибло 21,5 миллиона человек. Но пока вряд ли можно считать эту оценку исчерпывающей или строго доказанной. Хотя за последние 10-15 лет секретные архивы приоткрыли свои двери и в научный оборот поступила огромная закрытая ранее информация, очень многое остается еще за семью печатями. "Бывший архив КГБ СССР…, - писал не так давно один из высоких архивных чинов. - Почище сердца Кащея Бессмертного, надежно упрятанного в глухих лесах, он по-прежнему величественно недосягаем... В этом архиве - море информации об империи ГУЛАГ. Без нее все имеющиеся исследования по данной теме можно считать только предварительными набросками".

Годы войн, вспышек голода и подъема массовых репрессий буквально "прошили" "сталинскую эпоху". Начиная с 1929 года, их было больше, чем "нормальных", спокойных лет. Соответственно нелегко отделить "нормальную" смертность, рассуждая о которой можно говорить об успехах здравоохранения, санитарной гигиены, достижениях медицины и т.п., от катастрофической смертности людей, отброшенных в почти первобытные условия. Это были два разных мира, но не взаимодействовать между собой они не могли. И в военное, и в мирное время сталинщина неизменно демонстрировала циничное пренебрежение человеческой жизнью и препятствовала выработке такого понимания ценности жизни, без которого никакие научные или технологические достижения, никакие новые лекарства или методы лечения не могут принести прочного успеха в борьбе со смертью. Все это дало о себе знать потом, когда Сталина уже не было в живых, не было и очевидных демографических катастроф, а СССР и его сердцевина - Россия надолго забуксовали на том пути, по которому другие страны с триумфом двигались ко все более и более высокой продолжительности жизни

demoscope.ru/weekly/2003/0103/tema04.php

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Ср Май 18, 2016 12:42 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Цитата:
Выезжал ли на фронты И.В. Сталин? Мне известна лишь одна его поездка. Это было в первых числах августа 1943 года в период подготовки Смоленской операции. Тогда Главнокомандующий побывал на командных пунктах Западного и Калининского фронтов, где и состоялась его встреча с командующими этими фронтами генералами армии В.Д. Соколовским и А.И. Еременко. Поездка заняла двое суток. О других выездах на фронт Сталина мне ничего неизвестно. Думаю, что их и не было»

Василевский А.М. Дело всей жизни. 1973. С.131

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Ср Май 18, 2016 2:11 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Бардак Иосифа Сталина

Действительно ли существовал «порядок» в тоталитарном Советском Союзе
Цитата:
...Представьте себе: три молодые летчицы готовятся отправиться в далекий рискованный спортивный перелет. Их покровители достают для них один из лучших самолетов и не жалеют ни сил, ни ресурсов, чтобы этот перелет получился удачным. И вот старт. Сразу после взлета выясняется: радиосвязь работает ненормально, то есть приемник в порядке, а вот передатчик почему-то взял и замолк. Но летчицы решают не возвращаться — в конце концов, зачем им это радио? Есть компас, есть карты. Но вскоре возникает еще одна проблема: штурман открыла астролюк для наблюдения за звездами, и потоком воздуха из кабины сразу же высосало роскошные карты. Запасных нет: их летчицам не положили... И еще одна проблема: выясняется, что отсутствует измеритель количества бензина в баках (а этих баков целых 17). Вовремя не переключишь с выработанного на полный — остановятся моторы. Поэтому приходится переключать, руководствуясь интуицией, а не показателями приборов. Но ничего — вслепую, в тучах, без связи, имея только компас, летчицы пролетели несколько тысяч километров и приблизились к конечному пункту полета, и тут — взвыла сирена: бензин кончился, сейчас остановятся моторы. Штурман выпрыгивает с парашютом просто над лесными чащами (потому что при вынужденной посадке носовая кабина очень опасна), пилот умело сажает самолет на высохшее болото. Летчицы разворачивают предназначенную именно для таких случаев аварийную радиостанцию, однако выясняется, что им забыли положить батареи для нее. Ничего, есть динамо-машина, радио оживает, но на запросы никто не отвечает (потом уже выясняется, что запасная частота на случай аварии была указана старая, недействительная...). Девушек начинают искать, и в конце концов их находит рядовой пилот на небольшом гидроплане. К месту посадки немедленно вылетают два больших самолета с начальством, спортивными комиссарами, врачами, корреспондентами — и тот же гидроплан. В результате спешки два больших самолета сталкиваются в воздухе недалеко от места посадки летчиц; уцелели лишь четверо из нескольких десятков людей, находившихся у них на борту. В конечном итоге летчиц вывозят, пышно встречают, а тела тех, кто летел им на выручку, на полвека остаются гнить в лесной глуши...

Это не «черная комедия» производства Голливуда и не контрпропагандистский рассказ в стиле «на Западе человек человеку — волк», и не скетч на грани фола авторства Михаила Задорнова, в начале и в конце которого юморист обязательно затягивает: «Ну, американцы... Ну, дураки...». Нет, это изложение основных моментов полета трех советских летчиц — Гризодубовой, Расковой, Осипенко — на Дальний Восток в 1938 году — тогда, когда в СССР царил, в чем уверена даже некоторая часть оппонентов «вождя всех народов», железный и нерушимый сталинский порядок.

В действительности же этот мнимый порядок скрывал под собой ужасный бардак. Причем абсолютно тотальный и абсурдный — от Москвы и до самых окраин.

БУМАЖНЫЕ САМОЛЕТЫ И ТАНКИ

Современный российский исследователь Борис Соколов — одновременно и специалист по военно-политической истории ХХ века, и профессиональный литературовед. Возможно, именно вторая профессия — умение работать со словом, внимание к нюансам текстов самого разного пошиба — и позволила ему сделать сенсационное открытие. Оказывается, данные о производстве танков и самолетов в СССР в 1941—1945 годах существенно завышены. Возможно, даже вдвое. А по меньшей мере — на 10—15 тысяч. Это, оказывается, нетрудно доказать, если внимательно вчитаться в известную книгу председателя Госплана, первого заместителя председателя советского правительства Николая Вознесенского «Военная экономика СССР в период Отечественной войны», сравнивая приведенные в ней по годам данные о производстве алюминия и броневой стали (вероятно, несколько завышенные с пропагандистской целью, но никак не заниженные) с ежегодными цифрами выпуска танков и самолетов, приведенными в официальной истории войны. И даже учитывая поступление алюминия и стали по ленд-лизу, никоим образом нельзя было выпустить столько боевых машин — просто не из чего было их «клепать». Аналогичная ситуация и с самолетами, даже принимая во внимание использование специально обработанной древесины в советском авиапроме. Получается, пишет Соколов, что «всего в распоряжении советской промышленности в первые 2,5 года войны должно было быть около 405 тыс. тонн бронестали, тогда как только на производство 30 тыс. танков Т-34 ее могло уйти до 600 тыс. тонн». А еще же было выпущено, по официальной статистике, 23,3 тысячи других танков и самоходных пушек, среди них и тяжелые КВ различных модификаций, на которые шло больше броневой стали. Но не забывайте — иногда в отходы или брак на танковых заводах шло до половины бронелиста. Так сколько же реально было выпущено танков в СССР? И чем в действительности оперировал товарищ Сталин, лично распределяя танки по фронтам?
Впрочем, вполне вероятно, что значительная часть этих танков, которых не могло быть, существовала не только на бумаге. Во-первых, в число новых могли включать отремонтированные танки; во-вторых, грозные на вид Т-34 в 1942 году, вероятно, делались еще и из неброневой стали. А что было можно сделать, когда сверху спускали явно нереальные планы выпуска и строго требовали их выполнения?

А то, что Сталин нередко оперировал «бумажными» боевыми единицами, лишний раз подтверждают воспоминания командующего Дальней авиацией маршала Александра Голованова. Время действия — октябрь 1941 года: «Вскоре я был вызван в Ставку и там встретился с командующим ВВС. Ставились задачи фронтовой авиации. Нужно было прикрыть выгрузку стрелковой дивизии на одной из фронтовых станций.
— Вы можете это выполнить? — обратился Сталин к Жигареву (тогдашнему командующему Военно-воздушными силами. — С.Г.).
— Могу, товарищ Сталин, — ответил Жигарев.
— А хватит ли у вас на все истребителей? — последовал опять вопрос.
— Хватит, товарищ Сталин.
— Ну, хорошо. Мы об этом сообщим фронту, — сказал Сталин. Получив задание для своей дивизии, я попросил П. Ф. Жигарева принять меня, чтобы уточнить нашу дальнейшую боевую работу.
— Хорошо, поедемте со мной. Действительно, мне на вас жаловались, что вы не всегда выполняете поставленные штабом ВВС задачи.

По приезде в штаб ВВС был вызван начальник штаба, чтобы срочно выделить полк истребителей для прикрытия выгрузки войск. Начальник штаба, не сходя с места, сказал: «Вы же, товарищ командующий, знаете, что истребителей у нас нет». Положение Жигарева оказалось не из легких... Раздался звонок по «кремлевке». Звонил Сталин, спрашивал — дано ли распоряжение о выделении истребителей. Что же ответит Жигарев?! «Истребители, товарищ Сталин, выделены. С утра прикрытие выгрузки войск будет обеспечено». Посмотрев на начальника штаба, я встретил его изумленный взгляд. Мы с недоумением смотрели на Жигарева, который, как ни в чем не бывало, положил трубку и спросил меня, какие есть вопросы»

Через полгода, правда, генерал Жигарев «спекся»: масштабы его лжи и непрофессионализма стали слишком уж грандиозными (не были переброшены на фронт с заводов 700 самолетов, готовых к бою, потому что командующий ВВС вовремя не послал экипажи, чтобы перегнать эти самолеты, — и пытался свалить всю вину на производственников). И что? Пошел под трибунал? Нет — был отправлен служить на Дальний Восток, не потеряв ни одной звездочки на погонах...

С авиацией связаны и другие, не менее интересные по-своему истории. Вот одна из них. В конце 1930-х годов авиаконструктор Поликарпов подготовил к запуску в серию истребитель И-180. По своим летным данным и вооружению он полностью был способен конкурировать с новейшим немецким Ме-109 Е. 1 мая 1939 года И-180 принял участие в воздушном параде над Красной площадью в Москве. 29 июля 1939 года вышло постановление Комитета обороны при Совнаркоме СССР «О введении в серийное производство модифицированных самолетов-истребителей в 1939 году», по которому выпуск И-180 возлагался на авиазавод №21 в городе Горьком. Но директор завода... отказался выпускать этот самолет. Руководство авиапрома и ВВС принимало одно постановление за другим, на завод приезжал сам нарком Михаил Каганович (брат почти всесильного Лазаря) — все напрасно. 30 января 1940 года выходит новое грозное постановление — начать серийный выпуск И-180 с февраля, поскольку все чертежи давно на заводе, все готово к серии — и ничего. Ноль. Завод продолжает выпускать уже устаревшие И-16 конструкции того же Поликарпова, пока в конце года директор завода №21 не запускает в серию ЛаГГ-3, который по всем характеристикам (в том числе и по технологичности производства) существенно уступает И-180.

Скажете, этого быть не могло? Нет, могло быть еще и не такое.
В 1942 году были проведены успешные фронтовые испытания (малыми сериями) лучшего советского пикировщика времен войны Ту-2 и лучшего истребителя И-185. Первый пошел на конвейер в серию только в 1944 году, второй так и не был запущен в производство (в 1945 году Ла-7 приблизился к нему по летно-тактическим данным, но не обогнал). Почему? Историки ищут объяснения то ли в характере Сталина, то ли в кознях приближенных к вождю авиационных деятелей, то ли в каких-то случайностях. Но разве дело в частичных вещах? Дело в системе. Но обобщения — потом, а сейчас — еще один блок фактов. Который замечательно характеризует сталинскую плановую экономику.

ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ В ЛЕСАХ ПОВОЛЖЬЯ

Завод «Красное Сормово», как следует из самого его названия, стоит в волжском городе, который в советские времена был переименован в честь пролетарского писателя Горького. Мощный завод этот, унаследованный советской властью из царского прошлого, выпускал суда, вагоны, трамваи, паровозы, а также артиллерийские снаряды разных калибров (кстати, самим фактом своего существования отрицая болтовню о Сталине, который якобы бы принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой). И вот вдруг на расположенный вдалеке от морей-океанов завод 14 июня 1929 года приходит задание... строить подводную лодку «с целью освоения производства и создания строительной базы с доведением сооружения до 20 подводных лодок на случай войны».

И вот 23 февраля 1930 года на берегах Волги была заложена подводная лодка Щ-304 под громким названием «Комсомолец». Несмотря на название, эта серийная «щука» (как прозвали моряки лодки серии Щ) была не творением гения советских инженеров, а копией поднятой в Кронштадте британской субмарины времен Первой мировой войны L-55. Но дело не в копировании, а в факте серийного построения подводных лодок (а вскоре заложили еще одну «щуку», затем поступил приказ на протяжении пяти лет построить еще 26 лодок этой серии) за тысячу с лишним километров от моря. Но партия сказала «надо»...

Поэтому поспешно построили еще и плавучий док, и в мае 1933 года «Комсомолец» был отправлен через Волгу, а затем — Мариинскую систему каналов (где док с подводной лодкой тянули... лошадьми) в Ленинград для достройки. И только летом 1934 года лодка Щ-304 после ликвидации всех неполадок была передана флоту.
А потом цирк кончился и начался настоящий кавардак. Вагоны, трамваи, паровозы пришлось отставить. Заводу то давали задание построить два сухогруза для последующего переоборудования их в речные авианосцы, то ему планировали выпуск подводных лодок другой серии с двигателями, скопированными с немецких дизелей концерна MAN (интересно: у власти в Берлине Гитлер, а СССР свободно покупает лицензии на выпуск дизелей для субмарин), то, в придачу к этому, поступала директива о выпуске еще и других лодок — серии Н («Немки», как их неофициально называли, потому что это была полностью немецкая разработка концерна DEMAG, тоже проданная в середине 1930-х Гитлером Сталину). Не успел завод их освоить, как добавились еще и малые подводные лодки — «малютки», как называли их моряки. А еще же нужно было построить, кроме специальных доков для перевозки подводных лодок по Волге и каналам на Балтику и Белое море, большие железнодорожные транспортеры, чтобы везти их на Тихий океан или Черное море... Одним словом, в феврале 1938 года на заводе накопилось 14 недостроенных субмарин разных серий. Не хватало буквально всего — оборудования, металлических листов, торпедных аппаратов. И, понятное дело, квалифицированной рабочей силы. Что делать? Чтобы кое-как выполнить план, на заводе ставили на подводные лодки бракованные металлические листы, некондиционное оборудование и тому подобное. Как результат — перед введением субмарин в состав флота их приходилось достраивать на флотских базах, а нередко и делать на них капитальный ремонт с заменой 30—50% оборудования. А потом, во время боевых действий, у краснофлотцев абсолютно закономерно главной проблемой становилась не борьба с врагом, а борьба с собственным боевым кораблем.

К началу советско-немецкой войны на «Красном Сормово» в разной стадии готовности накопилось целых 24 подводные лодки. И тут пришел приказ: выпускать танки Т-34. Это был вполне закономерный шаг — использовать мощное предприятие, на котором традиционно выпускался подвижной состав железных дорог, для выпуска танков. Вот только более 10 лет ушло на производство сухопутно-речным «Красным Сормово» подводных лодок, что далось заводчанам с огромным трудом, а когда началась война, оказалось, что все прошлое следует забыть и срочно переучиваться назад...

Это что касается того бардака, который царил на высших ступенях власти, в головах самого Сталина и его окружения, когда принималось решение о массовом выпуске подводных лодок за тысячу километров от ближайшего моря.

КУДА ТАМ НЕМЕЦКИМ ДИВЕРСАНТАМ...

Такой бардак не мог не отразиться на всех сферах жизни СССР. Вот один лишь пример. За полтора месяца до войны с Германией какие-то красноармейцы случайно прервали линию связи, соединявшую командование Особого Западного военного округа и аэродром Белостока (этот город, который сейчас является польским, тогда был областным центром Беларуси). Как прервали? Документы не описывают этого действа, но, очевидно, никто не лез специально на столбы и не сбрасывал на землю километры провода. Скорее всего, какой-то грузовик наехал на телеграфно-телефонный столб и оборвал несколько десятков метров проводов. И вот в пограничной зоне шесть дней никак не могли решить, кто же конкретно должен отремонтировать связь — власти командования округом здесь оказалось слишком мало. Шесть дней в пограничной зоне аэродром, на котором базировались истребители, был без связи. Случай был слишком скандальным (потому что с этого аэродрома не поднялись самолеты, чтобы перехватить «Юнкерс», нарушивший воздушную границу,) — и потому задокументирован.

А сколько таких случаев не было задокументировано? Так нужны ли были немецкие диверсанты в ночь с 21 на 22 июня, чтобы разрушить линии связи Красной армии, или она сама куда более успешно делала это, игнорируя элементарные вещи?

Другой пример, совсем иного характера. Нарком авиационной промышленности Шахурин в воспоминаниях одним абзацем, как о чем-то малозначительном, рассказал, что 12 тысяч тонн дюралюминия во время войны почему-то очутились в Сибири, тогда как должны были поступить на все советские авиазаводы — в соответствии с потребностями. «Нужно было эти «избытки» срочно переправить всем нуждающимся. Но, шутка сказать, срочно переправить 12 тысяч тонн дюраля в разные концы страны! Рабочие грузили алюминий во внеурочное время... Помогли местные партийные и советские организации...» А тем временем авиазаводы стояли...

А впрочем, помог ли бы массовый и ритмичный выпуск даже самых лучших боевых самолетов? Снова обратимся к воспоминаниям наркома Шахурина. Действие разворачивается во время драматичной обороны Сталинграда:
«Отправляем самолеты своим ходом на ближайший военный аэродром. На самолете У-2 лечу на этот аэродром, хочу своими глазами увидеть, кому мы вручаем самолеты.
Лейтенантов среди летчиков не вижу, только сержанты. Спрашиваю:
— Какой налет имеете на боевых самолетах? Отвечают:
— Полтора-два часа, и то чаще всего на старых самолетах, редко кто летал на новых
.
Спрашиваю у командиров:
— Как будет происходить освоение новой материальной части?
— Теорию им объяснили во время учебы, познакомили и с особенностями самолетов, ну а здесь даем один-два полета и потом — на Сталинград. Время не ждет».

Может, нарком возмутился, может, стал требовать не гробить зря людей и технику? Нет. Он одобрил увиденное им — и даже через десятилетие, когда писал воспоминания, не переосмыслил свою позицию. И после этого кто-то удивляется, что летчики-асы (эксперты, как их называли коллеги) Люфтваффе, до фронта имевшие по полторы сотни летных часов, потом сбивали «сталинских соколов» сотнями, тогда как лучшие советские летчики имеют на счету чуть больше полусотни сбитых? Да и в советских летных установках и уставах, подписанных генералами и маршалами, нигде не сказано об «одном-двух полетах», однако — «время не ждет»...

ТУФТА ВСЕСОЮЗНОГО МАСШТАБА

Но, наверное, пора уже от примеров переходить к обобщениям. Одно из таких обобщений о системе, созданной Сталиным, — в классической уже книге другого Голованова, журналиста, о Сергее Королеве:
«Колыма раздиралась главным противоречием: с одной стороны, предназначалась она для уничтожения людей, с другой — для добычи золота. Но умирающий не мог добыть много золота, а здоровяк, добывающий много золота, не хотел умирать. Решение было выбрано половинчатое, но позволяющее выполнить худо-бедно обе задачи: высокие нормы. Единственный стимул для их выполнения — хлеб. Даже крепкий зек чаще всего норму выполнить не мог. Ему срезали пайку, он обессиливал и тем более не мог выполнить норму. Начинался лавинообразный процесс гибели зека, но его стремление жить поддерживало при этом сравнительно высокую производительность труда...

Сгноить зека дело не хитрое, но ведь неизвестно, когда пришлют новых, сколько их будет, и что это будут за люди. Скажем, узбеки или таджики вообще не могли работать на вечной мерзлоте, однако числились по документам, план спускался и на них и за план этот спрашивали и с простого бригадира, и с начальника Дальстроя комиссара госбезопасности III ранга Павлова. И у бригадира, и у комиссара выход был один — туфта.

Туфта — довольно емкое лагерное слово, обозначающее всевозможный обман официального руководства. Золотодобыча по самой своей природе создавала условия для пышного произрастания туфты: количество золота в породе колебалось в очень широких пределах, рядом стоящие бутары могли отличаться по своей производительности в 50 раз и более. Площадь снятых шорфов также могла «натягиваться» в немалых границах, равно как и объем добытой породы. Короче, все держалось на туфте — обмане, обсчете, приписках. Там, за колючей проволокой сталинских лагерей, — корни всех больших и малых фальсификаций, чуть не погубивших наше народное хозяйство многие годы спустя».

Ярослав Голованов. «Королев». Документальный роман. И еще одна цитата из него, непосредственно касающаяся нашей темы:
«Все — и вольные, и зеки — работали по 16—18 часов в сутки, и работа эта, вопреки всем «высочайшим» инструкциям режима, размывала различия между ними, рушила остатки отчужденности, которая все-таки существовала на Яузе, но уже не могла сохраниться на Иртыше. Еще неотступно ходили с зеками «попки», но ни в какие разговоры уже не вмешивались, одергивать зеков не смели... Из тюрьмы молодые зеки ухитрялись бегать по ночам к возлюбленным, а те человек двадцать, которые работали в конструкторском бюро, — оно разместилось в центре города в здании пароходства, — ездили из тюрьмы на работу в обычном трамвае в сопровождении одного-двух вертухаев, которые моментально теряли своих подопечных из вида в утренней трамвайной толчее.

Позднее, когда освоились, обжились, анекдотических ситуаций стало еще больше. Константин Ефимович Полищук задержался на заводе — все вертухаи ушли и забыли его. Он походил, побродил и решил идти домой сам. Через проходную его пропустили, а в тюрьму без сопровождающего пускать не хотели, долго пришлось уговаривать. Тем временем на Королева и Купленского, еще одного зека (соседа Полищука) — уже составляли бумагу, как на «соучастника побега».
Георгий Васильевич Коренев с товарищем получил задание «отстрелять» кабину Ту-2 трофейными немецкими пулеметами. Им выдали четыре пулемета, две тысячи патронов, выделили автомобиль, и они поехали на край аэродрома... с одним «попкой», вооруженным древней винтовкой.

— Слушай, парень, — крикнул Коренев, установив пулеметы, — часом, не знаешь, кто кого охраняет?
Кому нужна была вся эта комедия, почему огромное количество сильных молодых людей (около сотни туполевских зеков охраняли сотни полторы «свечек», не считая охраны всей зоны), так нужных фронту, не просто отсиживалось в тылу, но в это невероятно тяжелое время не принимали решительно никакого участия ни в каком производстве — ни в промышленном, ни в сельскохозяйственном, почему и зачем существовала эта армия паразитов, — никто объяснить не мог».

Кстати, в биографии Сергея Королева есть необычайно драматичный и очень показательный эпизод, удержаться от упоминания о котором я просто не могу. Когда будущего Главного конструктора после ареста и суда везли в товарняке и на пароходе через всю Россию на Колыму, его приговор уже был пересмотрен. 13 июня 1939 года пленум Верховного суда отменил приговор Военной коллегии этого же суда от 27 сентября 1938 года. Дело Королева было передано на доследование, поэтому его должны были немедленно доставить в Москву. Однако сталинская государственная машина работала так «эффективно», что несколько месяцев чекисты не могли найти человека, который был у них же в руках...

Вот такой был «железный порядок» в сталинские времена — будь то экономика, войска или «компетентные органы». Все работало одинаково.

МИЛЛИОНЫ «ЩЕПОК» СТАЛИНСКОГО ЛЕСА

А может, Сталин не знал о том бардаке, который царил в Советском Союзе? Знал. И очень хорошо знал. Вот фрагмент стенограммы совещания в ЦК ВКП(б) командного состава Красной армии по итогам войны в Финляндии (привожу с сохранением стилистики оригинала):
«СТАЛИН. Мы 44-ю дивизию просили узнать, сколько убито из этой дивизии, сколько попало в плен, не могут сказать, гадают, говорят тысячу. Оказывается книжка какая-то была. Приехали в каком составе, тоже неизвестно, по книге нельзя судить, так как часть бывает хворает, получает пайки в госпитале, часть в отпуске. Списочный состав дивизии нереальный, проверяли людей по книге. Действительный состав не отвечает тем записям, которые были сделаны в книге. Приехали сюда, сколько осталось в армейских или дивизионных, тоже неизвестно, сколько было на линии огня, неизвестно. Что делают — проверяют, перекличку делают — неизвестно. Не знали, сколько убыло, это остается неизвестным...

ХРУЛЕВ. Это не только в 44-й дивизии, это во всей армии.

СТАЛИН. 44-я дивизия кадровая.

ХРУЛЕВ. Вообще учет в армии личного состава и имущества поставлен настолько безобразно, что нужно принимать самые решительные меры, чтобы навести порядок... В результате отсутствия данных о численности было тяжело снабжать Ленинградский военный округ и северные армии. С тов. Тимошенко у нас были расхождения буквально на 200 тыс. едоков. Мы держались своей, меньшей цифры. Но у меня, товарищи, не было никакой уверенности, что прав я, не окажется ли, что он будет прав, у него на 200 тыс. больше, а потом начнут голодать.

СТАЛИН. Надо заставить людей считать.

ХРУЛЕВ. И Генеральный штаб численности действующей армии не знал в течение всей войны и не знает на сегодняшний день.

СТАЛИН. К сожалению.

ХРУЛЕВ. Главное управление Красной Армии не знало численности финского фронта во время войны и не знает на сегодняшний день. Мне, например, на II квартал по Ленинградскому округу по пайкам дают данные на 46 тыс. человек. Это только вузы и тыл, а где же армии? Этого они не знают, выясняют»

200 тысяч человек. Вот такое расхождение в данных по Финской войне между командующим фронтом и начальником тыла. Понятное дело, что для снабжения в качестве ориентира бралась более низкая цифра. Также понятно, что реальное количество бойцов на фронте было выше данных начальника тыла Красной армии Хрулева (тыловики всегда ошибаются, и только в одну сторону). Наверное, не на 200 тысяч. А на сколько? Сталин ограничился репликой — «нужно заставить людей считать». Все! А зачем же точность? Главное — результат.
А потом мы удивляемся, что количество погибших на фронтах следующей, уже советско-немецкой войны с одной стороны подсчитано с точностью до нескольких человек, с другой же — до нескольких миллионов.

Но, возможно, товарищ Сталин был таким неизлечимым либералом или слабым руководителем, что не мог наладить учет и выполнение уставов в армии? Может, директора заводов и местные партийные бонзы его не боялись и свободно делали все, что им заблагорассудится? Или массовый террор — это и была неудачная попытка наладить порядок в государстве?

На самом деле всеобщий бардак и был органичной формой существования такой полукриминальной разновидности тоталитарной власти, как сталинская, утверждает российская исследовательница Ирина Павлова. Она рассказывает, что западные историки были ошарашены, когда открыли для себя факт этого бардака:
«Получив в начале 90-х доступ к архивным документам 30-х годов, они были поражены открывшимися масштабами беспорядка, преступности и массового воровства в Советском Союзе. Исходя из своих западных представлений о том, как в подобных условиях должно действовать государство, они истолковали эти факты как свидетельство неэффективности и слабости власти, ее неспособности навести порядок в стране...

В действительности массовые проявления беспорядка для сталинской власти были теми самыми щепками, которые летят, когда рубят лес. Во-первых, они самой властью и провоцировались, а во-вторых, она смотрела на них сквозь пальцы как на неизбежный атрибут своей политики.

Власти такого типа можно сколько угодно и вполне справедливо предъявлять обвинения в произволе, беспорядке, коррупции и т. п., но при этом не следует упускать из виду, что как раз эта российская повседневность отвлекает народ от целей и задач верховной власти, распыляет его силы в постоянной борьбе за существование. Хаос и беспорядок, конечно, мешают, но они представляют для власти несравнимо меньшее зло, чем упорядоченное сопротивление, а потому нужно только удерживать беспорядок в определенных пределах».

Иными словами, сталинская центральная власть требовала от своих необразованных и хамоватых сатрапов главного — держать народ в повиновении, чтоб он даже теоретически не угрожал этой власти, а все остальное трактовалось как второстепенное. Именно в этом и заключался главный критерий эффективности этой системы. Личная лояльность номенклатуры Сталину, с одной стороны, и обеспечение господства класса номенклатуры, с другой стороны — вот и вся нехитрая формула тогдашней государственной власти, которая должна обозначаться в терминах современной мировой политической науки как power, то есть власть-сила, грубая, безответственная и бесконтрольная (тогда как власть в европейской системе координат — это state, власть-государство, подотчетная гражданам и подконтрольная законам).

Сталинская система агрессивная, она требует постоянной экспансии, постоянной войны с врагами и постоянной конфискации награбленного, поскольку органично бессильна обеспечить рост экономики, развитие «вверх», а не «вширь». А то, что строить сегодня паровозы, завтра подводные лодки, а послезавтра танки экономически невыгодно — не беда. Сталин как-то заметил, что главное — это не продуктивность хозяйства, а торжество «социалистических производственных отношений», то есть господство класса номенклатуры. В этой системе координат управленцу сидеть всю ночь на рабочем месте и ждать, не позвонит ли вдруг ему Сталин, важнее, чем умело руководить заводом. Государство имеет колоссальные ресурсы — поэтому «щепки» могут составлять миллионы людей и миллионы тонн продукции. А мощная система пропаганды докажет — и заложит это в подсознание будущих поколений, — что сталинский порядок был чуть ли не идеальным, что все работало как надо, а люди были честными и работящими.

Хотя, конечно, работящие люди в те времена были. Именно они вопреки системе делали то, что потом считалось (и считается до сих пор!) достижением той системы

day.kyiv.ua/ru/article/istoriya-i-ya/bardak-iosifa-stalina

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Ср Май 18, 2016 8:50 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Сталин и евреи

Евреи в семьях сподвижников Сталина
Цитата:
все русские сподвижники Сталина имели нерусских жён (все, кроме жены Калинина — еврейки):

жена Калинина — Екатерина Йогановна (Ивановна) Лорберг — эстонка (может бездоказательно утверждаться, что еврейка)

жена Андреева — Дора Моисеевна Хазан — еврейка

жена Молотова — Полина Семёновна Жемчужина (Перл Семёновна Карповская) — еврейка

жена Ворошилова — Екатерина (Голда) Давидовна Горбман — еврейка (крестившаяся перед свадьбой)

жена Кирова — Мария Львовна Маркус — еврейка

жена Куйбышева — Евгения Соломоновна Коган — еврейка


Евреи во власти
Цитата:
Как отмечает В. В. Кожинов, начиная с 1930-х годов центр власти постепенно стал перемещаться из Политбюро в Совнарком. В то же время 1930-е годы евреи часто назначались на высокие посты в Совнаркоме.

Заместителями председателя Совнаркома становятся Р. С. Землячка, Л. М. Каганович и Л. З. Мехлис, Б. Л. Ванников становится наркомом вооружения, С. З. Гинзбург — наркомом строительства, Н. М. Анцелович — наркомом лесной промышленности и др.

Как отмечает А. И. Солженицын, в 1936 году в правительстве СССР было 9 наркомов-евреев: Литвинов, Ягода, Лазарь Каганович, А. Розенгольц, И. Я. Вейцер, М. Калманович, И. Е. Любимов, Г. Каминский, З. Беленький.

В 1930-е Сталин официально показывал себя как убеждённый пролетарский интернационалист, последовательно выступал против антисемитизма и любых его проявлений.

В процессе чисток в верхних эшелонах власти был репрессирован ряд евреев-троцкистов, а также других действительных или мнимых оппозиционеров, но репрессии 1930-х годов в целом не носили антиеврейской направленности. Значительной была доля евреев в руководстве НКВД, особенно до прихода туда Л.П. Берия

Цитата:
В 1939 году наркомом иностранных дел вместо еврея Литвинова был назначен русский Молотов. Как утверждается в книге Чуева со ссылкой на самого Молотова, Сталин сказал ему: «Убери из наркомата евреев». Слава богу, что сказал! Дело в том, что евреи составляли там абсолютное большинство в руководстве и среди послов. Это, конечно, неправильно. Латыши и евреиИ каждый за собой целый хвост тащил. Причем, свысока смотрели, когда я пришел, издевались над теми мерами, которые я начал проводить…


Евреи в семье Сталина
Цитата:
Сталин был грузином (возможно с осетинскими корнями), однако его семья неоднократно породнилась и имела тесные связи с евреями, что является обсуждаемой в литературе, посвященной И. Сталину, темой.

Первая жена Сталина — Екатерина Семёновна Сванидзе, имела брата Александра, который был женат на Марии Анисимовне Сванидзе (урождённой Корона), принадлежавшей к богатой еврейской семье, происходившей из Испании. М. А. Сванидзе была осуждена 29 декабря 1939 года постановлением Особого совещания при НКВД СССР к восьми годам лишения свободы по обвинению в том, что «скрывала антисоветскую деятельность своего мужа, вела антисоветские разговоры, осуждала карательную политику Советской власти и высказывала террористические намерения против одного из руководителей Коммунистической партии и Советского правительства».

3 марта 1942 года была расстреляна по постановлению ОСО, посмертно реабилитирована. Сохранился ныне частично опубликованный дневник Марии Анисимовны, на который часто ссылаются многие исследователи жизни Сталина.

Анна Аллилуева, сестра второй жены Сталина Надежды Аллилуевой, работала в 1920 году в Одесской ЧК и вышла замуж за работавшего там же Станислава Реденса, в будущем видного чекиста, ставшего таким образом свояком Сталина. Реденс был арестован и расстрелян, когда во главе НКВД встал Л.П. Берия.

Старший сын Сталина Яков третьим браком женился на Юлии (Юдифи) Исааковне Мельцер (1911—1968), дочери одесского купца, для которой это был согласно дневнику М. А. Сванидзе то ли третий, то ли четвёртый брак (до Якова Юлия Мельцер была, в частности, замужем за наркомом внутренних дел Украины Н.П. Бессарабом, работавшим с Реденсом, что позволило Юлии познакомиться с Яковом). Многие авторы, опираясь на воспоминания дочери Сталина Светланы, отмечают, что Сталин якобы высказывал своё недовольство этим браком, усматривая в этом недовольстве антисемитизм, однако в воспоминаниях приёмного сына Сталина Артёма Сергеева и внучки Сталина Галины Яковлевны Джугашвили утверждается что враждебности у Сталина к Юлии Мельцер не было.

"Она (Юлия) не сомневалась, что „старику“ (Сталину) – понравится… Ма оказалась права. Все прошло отлично. „Старик“ без конца шутил, кормил Ма с вилки и первый тост поднял в ее честь. Вскоре „молодые“ получили уютную двухкомнатную квартирку недалеко от Садового кольца… Когда же наметилось мое появление, переехали снова, и на сей раз уже в огромную четырехкомнатную квартиру на улице Грановского" - пишет Г. Я. Джугашвили.

Цитата:
После скоропостижной смерти брата второй жены Сталина Павла Аллилуева в 1939 году его вдова Евгения вскоре вышла замуж за Николая Владимировича Молочникова, конструктора-металлурга и негласного сотрудника НКВД. Несмотря на свою русскую фамилию, Николай Молочников был евреем. Сталин был недоволен быстротой нового брака Евгении и перестал поддерживать с ней отношения, хотя раньше часто встречался с Павлом и Евгенией Аллилуевыми.

В 1942 году у 16-летней дочери Сталина Светланы случился роман с известным режиссёром Алексеем Каплером, который в то время был женат, имел поклонниц и любовниц. Для Каплера, которого сначала предупредили, этот роман закончился сравнительно мягким для того времени наказанием: 5-летней ссылкой в Воркуту по обвинению в незаконных связях с иностранцами. Сталин узнав о романе своей дочери, которая была ещё школьницей, по позднейшим воспоминаниям Светланы впал в гнев: «Ты посмотри на себя — кому ты нужна?! У него кругом бабы, дура! …Писатель! не умеет толком писать по-русски! Уж не могла себе русского найти

Первый муж Светланы, закончивший ту же школу что и она, Григорий Морозов, также был евреем


Сталин - отец основатель еврейского государства
Цитата:
Поддержка СССР и пять голосов стран «советского блока» — СССР, Украинской ССР, Белорусской ССР, Чехословакии и Польши, голосовавших «за» при принятии резолюции ООН № 181 о создании государства Израиль, оказались решающими, поскольку для её принятия требовалось большинство в 2/3. Перед предварительным и перед решающим голосованиями председатель советской делегации А. Громыко произнес речь с призывом голосовать «за». Когда Израиль был формально провозглашён 17 мая 1948 г. независимым государством, то США признало это государство де-факто, что не подразумевало полных дипломатических отношений. СССР признал Израиль через 2 дня и сразу де-юре, а также оказал помощь Израилю поставками оружия и боеприпасов.

В своих воспоминаниях Голда Меир пишет: "Кто знает, устояли бы мы, если бы не оружие и боеприпасы, которые мы смогли закупить в Чехословакии и транспортировать через Югославию и другие балканские страны в те черные дни начала войны, пока положение не переменилось в июне 1948 г. ... Несмотря на то, что Советский Союз впоследствии так яростно обратился против нас, советское признание Израиля 18 мая имело для нас огромное значение"

Про помощь Израилю в 1946—1948 г.г. оружием и специалистами пишет в своих воспоминаниях высокопоставленный работник спецслужб Павел Судоплатов.

cyclowiki.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD_%D0%B8_%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B8

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Сб Июн 25, 2016 2:37 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Доносительство в Сталинском СССР - предусматривалось особое наказание за не доносительство именно о политических преступлениях:
Цитата:
Впервые общая норма о недонесении была сформулирована в УК РСФСР 1926 г. Ст. 18 установила, что недонесение о совершенном или готовящемся преступлении влечет за собой применение наказания лишь в случаях, специально указанных в Кодексе.

В Положении о преступлениях государственных, принятом на третьей сессии ЦИК СССР третьего созыва в феврале 1927 г., было впервые указа­но, недонесение о каком именно преступлении влечет уголовную ответственность. Ст. 12 этого закона предусматривала ответственность за недонесение о всех контр­революционных преступлениях, а ст. 23 — за недонесение о таких особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления, как массовые беспорядки, бандитизм и фальшивомонетничество (ст. 16, 17 и 22 Положения). Таким образом, ответственность за недонесение предусматривалась 16 статьями Особенной части уголовного законодательства

law.edu.ru/article/article.asp?articleID=158462

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5817

СообщениеДобавлено: Сб Авг 13, 2016 3:17 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Интересно
Цитата:
В будущем мире, ради которого наши солдаты проливают кровь на бесчисленных фронтах, — говорил британский премьер своим, рассчитанным на историю, высокопарным слогом, — наши три великие демократии продемонстрируют всему человечеству, что они как в военное, так и в мирное время останутся верны высоким принципам свободы, достоинства и счастья людей. Вот почему я придаю такое исключительное значение добрососедским отношениям между возрожденной Польшей и Советским Союзом. Из-за свободы и независимости Польши Британия вступила в эту войну. Англичане чувствуют моральную ответственность перед польским народом, его духовными ценностями. Важно и то, что Польша — католическая страна. Нельзя допустить, чтобы внутреннее развитие там осложнило наши отношения с Ватиканом...

А сколько дивизий у папы римского? — внезапно прервал Сталин рассуждения Черчилля.

Британский премьер осекся. Он никак не ожидал такого вопроса. Ведь речь шла о моральном влиянии папы, причем не только в Польше, но и на всем земном шаре. А Сталин, еще раз подтвердив, что уважает только силу, вернул Черчилля на землю из заоблачных далей

Бережков Валентин Михайлович - Как я стал переводчиком Сталина: Глава шестая - Сталин и Черчилль [militera.lib.ru/memo/russian/berezhkov_vm/06.html]


Довольно интересное наблюдение. Оно хорошо коррелирует с самой сутью хомо советикус (советского человека). Советоиды брезгливо, с отвращением относятся с Николаю Александровичу Романову, считая его слабым человеком. Разумеется, в среде гопников (т. е. советских людей из Городского Общежития Пролетариата) те человеческие, душевные качества, которые в столь высокой степени были присуще Русскому Императору - а именно доброта, честность, милосердие, считаются проявлением слабости.

У них всё предельно просто: все, кто не может постоять за себя, автоматически не имеют права голоса, их мнения никто не спрашивают, с ними не нужно считаться, а можно делать всё, что захочется. Абсолютно людоедская логика в полной мере исповедуемая и проповедуемая главным людоедом - Сталиным.

Конечно, никакого особого дела до Папы и его интересов конкретно нам нет, но ведь дело-то не в Папе. Ведь у Православной Церкви то же, как известно, нет ни одной своей дивизии. Как говорил Полонский: «У кого нет миллиарда, могут идти в жопу». В Сталинской интерпретации "миллиард" нужно заменить на армию. Вот, например, у финов была весьма боеспособная армия, два раза предотвратившая попытку оккупации Финляндии. Поэтому с ними пришлось считаться. А вот с "прибалтиками" не пришлось:
Цитата:
В конце ноября 1938 г. состоялось заседание Главного военного совета. Главной темой обсуждений были советско-японские бои в июле и августе 1938 г. у озера Хасан.

Заключительный доклад сделал маршал Ворошилов, нарком обороны:
«…на западной границе мы имеем врага, не менее организованного, чем японцы… Сейчас, когда мы говорим о западном нашем участке, мы имеем в виду Германию; Польша, Румыния и всякие там Прибалтики, они у нас со счетов давным-давно сняты, этих господ мы в любое время при всех обстоятельствах сотрем в порошок»

Стенограмма заключительного слова К.Е. Ворошилова на вечернем заседании ВС при НКО СССР 29 ноября 1938 г.

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB