Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Как это было Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Пн Дек 06, 2010 12:42 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Wit Александрович,благодарю Вас.
По ссылке зашел.


О современных красных.
Какими они были , такими и остались.

Там где есть возможность с ними "дискутировать", - forum-history.ru, например, спор с ними превращается в фарс.


Материалы о зверствах большевиков :
«…На гидрокрейсере «Румыния» лиц, приговоренных к расстрелу, выводили на верхнюю палубу, а там, посоле издевательств, пристреливали… На «Труворе» снимали с жертвы верхнее платье, связывали ей руки и ноги, а затем отрезали уши, нос, губы, половой член, а иногда и руки, и в таком виде бросали в воду. Казни продолжались всю ночь, и на каждую казнь уходило 15-20 минут… На крейсере «Алмаз» помещался морской военный трибунал. Офицеров бросали в печи или ставили голыми на палубу в мороз и поливали водой, пока они не превращались в глыбы льда…»


"...На металлургическом заводе в Таганроге, красногвардейцы бросили в пылающую доменную печь до 50 человек юнкеров и офицеров, предварительно связав им ноги и руки, в полусогнутом положении. Впоследствии останки этих несчастных были найдены в шлаковых отбросах на заводе.
Около перечисленных заводов производились массовые расстрелы и убийства арестованных, причем тела некоторых из них обезображивались до неузнаваемости.
Убитых оставляли подолгу валяться на месте расстрела и не позволяли родственникам убирать тела своих близких, оставляя их на съедение собакам и свиньям, которые таскали их по степи."
"...
В Евпатории несколько сотен офицеров … были после страшных истязаний связанными сброшены в море. Подобные же зверства имели место во многих городах Крыма, занятых большевиками: Севастополе, Ялте, Алуште, Симферополе…»

Красный, некто "М. К. ", пишет на это:

"---Зачем вообще казнили таким способом? Зачем вообще вся эта возня с доменной печью? Скорее всего, в печь просто покидали трупы, чтобы от них избавиться. Это могло отразиться на качестве чугуна и вызвать возмущение рабочих.(!!!) "


"Характерно, что подобная политика Советской власти проводилась повсеместно и во все время правления Ленина, а затем Сталина .Речь идет не только о "обычных" жестокостях военного времени. Это планомерное истребление людей сопротивляющихся, несогласных, или даже тех кто потенциально мог бы быть несогласным. "

красный отвечает:

"--Это вы сами придумали или услышали где?"

"В той же Катыни, например, помимо расстреляных польских офицеров и солдат есть огромные захоронения русских,(граждан СССР) убитых примерно в то же время."

Красный:

----"Ну, если все эти материалы такого же качества, как и катынские, то говорить вообще не о чем."

Действительно, с некоторыми , говорить не о чем.


Последний раз редактировалось: Manfred (Пн Дек 06, 2010 1:27 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Пн Дек 06, 2010 12:44 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Еще про Крым:
Вырвавшись из Советской России заграницу писатель И. Шмелев выпустил в Париже книгу «Солнце мертвых», посвященную «Окаянным дням» в Крыму. Это произведение Томас Манн, корифей современной германской литературы объявил одним из сильнейших произведений русского искусства.

В одной из первых глав Шмелев говорит нам о человеческих бойнях, устроенных красными в Крыму, а один из его героев, обезумевший от голода маститый доктор-химик, создает свою собственную систему подсчета количества жертв в тоннах человеческого мяса:
«Ну было устроить бойни, заносить цыфры для баланса, подводить итоги. ... показать, как «железная метла» метет чисто, работает без отказу. Убить надо было очень много. Больше ста двадцати тысяч. Убить на бойнях. Не знаю сколько убивают на чикагских бойнях. Тут дело было проще: убивали и зарывали. А то и совсем просто: заваливали овраги. А то и совсем просто-просто: выкидывали в море. По воле людей, которые открыли тайну: сделать человека счастливым. Для этого надо начать — с человеческих боен».
«Я даже высчитал: только в одном Крыму за какие нибудь три месяца! — человечьего мяса, растреленного без суда? — восемь тысяч вагонов, девять тысяч вагонов! поездов триста», подсчитал обезумевший от голода химик.
«Десять тысяч тонн свежего человеческого мяса, мо-ло-до-го мяса. Сто двадцать тысяч го-лов! че-ло-ве-че-ских ! !»,
закончил свой кровавый подсчет ученый. Крым опустошен и разорен, «вычищен до тла железной метлой» зловещего Бела Куна и его чрезвычайки:
«Пустынной набережной иду, мимо пожарища, мимо витрин, побитых и заколоченных. На них клочья приказов, линючие, трещат на ветре: расстрел... расстрел... без суда... на месте... Ни души не видно. И их не видно...»
Жалуются на судьбу свою, на советские порядки, бывшие люди, жалуются и чистейшей воды пролетарии. Пашка-рыбак вспоминает доброе старое, Царское время:
«Свобода то тогда была. У меня тройка триковая была, часы на двенадцати камнях, сапоги лаковые ...»
С возмущением, Пашка, говорит о кровавом терроре, который учинили его пролетарские братья:
«А что народу погубили! Которые у Врангеля были по мобилизации солдаты, раздели до гульчиков, разули, голыми погнали ... И все это проклятый Бэла Кун, у него полюбовница была... секретарша, «землячка» прозывается, а настоящая фамилия неизвестна... вот зверь, стерва!»


Размеры большевистского террора в Крыму, после ухода ген. Врангеля, превзошли все предвидения, даже крайних пессимистов, и Крым получил название Всероссийского кладбища. Сколько было уничтожено и замучено красными, после ухода всех тех, которые считали себя как-то скомпрометированными перед большевиками и опасались за свою безопасность? Принимая во внимание сообщения самих большевиков, всегда занижавших число своих жертв, можно довольно точно установить их количество.

Давая показания Лозанскому суду писатель Шмелев сообщил, что, по большевистским сведениям, число жертв исчисляется в 56 тысяч. А Шмелев был свидетелем важным. Разыскивая своего пропавшего сына, расстрелянного также большевиками в Крыму, он приехал туда в разгар красного террора и пережил голод.
На Швейцарском суде писатель заявил, что в Крыму, по сведениям которые он тщательным образом собирал, большевики расстреляли или убили другими способами (вешали, зарубали шашками, топили в море, разбивали головы камнями и т. д.) «больше 120 тысяч мужчин, женщин, старцев, детей».
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Wit Александрович
рядовой


Зарегистрирован: 19.10.2010
Сообщения: 60

СообщениеДобавлено: Вт Дек 14, 2010 2:33 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Спасибо.
Эти картины варварского, жесточайшего террора и зверств с первого поста, по-моему, с первого периода антирусской революции 1917-22 гг.
Со второго поста темы, которые касаются нaписанной мною выше указанной статьи - о геноциде русского народа после падения Крыма.

На сколько первые зверства могли быть объясняемые (никогда не оправданные !) кровавыми путями каждой революции (поэтому я против всяким революциям), тогда те уже после падения последней крепости Белой России - могут быть объясняемые только бандитской натурой коммунизма и его борцов.
И этой натуры они никогда не лишатся. До январской массакры в Вильно 1991 г. и до пуча Янаева.

Ваша оценка красных верна и справедлива.
Я позволил её цитировать на нашем форуме.
К сожалении с российской стороны у нас много красных, поклонников покойного, бандитского СС, а даже его пахана Джугашвили. А нормальных русских, россиян маловато. Больно маловато. Может боятся вступать в дискуссию с этой агрессивной толпой, волчьим стадом?
Мне один россиянин так написал о присутствующих на нашем форуме русскоязычных совках:
Уважаемый Вит! Я внимательно посмотрел форум, который Вы назвали. Послушайте совета бывалого человека: бросьте дискуссию с этими господами. Ничего хорошего из общения с ними не вынесете:ни новых знаний, ни доброго знакомства, ни эмоционального подъёма. Вы уйдёте из форума и все они потеряют сознание об обиды : Не с кем спорить! И либо перебьют друг другу морды либо разбегутся, как голодные половозрелые тараканы в поисках самок и жратвы.

Не обижайтесь, но мне Ваши собеседники совершенно не нравятся! ПУСТОТА. Да ещё и агрессивная. Вот несколько фактов:

Кто-то из них считает образцом Громыко. Я тоже по-человечески уважаю его. Но ведь Громыко-то не свои взгляды претворял в жизнь, а повторял то, что ему скажет властитель - Сталин, Хрущёв, Брежнев. Что было у Громыко своего?

Или упрёк в адрес Громыко, что он выдвинул Горбачёва. Но это же детский лепет! Разве в Политбюро кто-нибудь мог самостоятельно выдвигать на пост Генсека кого-либо. Просто вопрос решили, а Громыке поручили озвучить решение.

Кто-то из Ваших собеседников пишет:"..особенности польского мышления..." Тут я молчу: это вообще махровое мракобесие!

Одна барышня, претендующая на остроумие, ненавидя Колчака, заявляет гордо: "Заведу пса - назову Колчак". Я долго смеялся над абсолютной дуростью такого заявления.

Псов заводят из-за любви к животным. И имена выбирают так же, как что-то исключительно приятное. Барышня ненавидит Колчака. И пса так назовёт. Следовательно, она должна морить своего пса голодом, бить его, издеваться над ним. Но эта барышня не понимает своей тупости!
И Вы, Вит, общаетесь с такой публикой?



У меня вопрос к Вам - ваша оценка про ту красную заразу сходится с мнением моего друга?

Тогда что с ними сделать?



Не знаю дошли ли Вы до конца обсуждения этой статьи.
Там возник конфликт между мной а казалась бы разумной татаркой из Мск по теме жизненной дороги Максима Горького.
Я написал, что после его визита в Соловецком лагере и благородным запеве тамошним чекистам (описанным А.И. Солженицыным в Архипелаг ГУЛАГ), после его поддержки рабского труда при стройке Беломор-канала и официальным восхищением политикой Сталина в 30-ых, я не переношу его творчества, просто мне от него тошнит.
Вот что написала:
"Горький умер в 1936 году. Не мог ничего подписывать в 1937 году. И был бессеребренником. Всегда у него толпы народу жило в Италии, все, кому не лень, тянули денег с него.
Впрочем, мне надоело... Я поняла, если совсем не в чем винить человека, Вы начинаете придумывать обвинения, гадать, предпологать...
А Ваш Булгаков свой "Батум" писал именно после перечисленных Вами событий... Некоторые некоторым всё оправдают...
Вы не любите русскую культуру, Вы любите антисоветчину. В любом проявлении. И это - единственный критерий Вашей оценки.
Скушно."

http://bezwodkinierazbieriosz.salon24.pl/254539,28-11-poczatek-sowieckiej-rozprawy-z-oficerami-i-wrogami-ludu#comment_3636740

Как думаете - можно любить русскую культуру - Булгакова просто беспредельно, Тургенева, Есенина, Цоя и др. и одновременно ненавидеть советских попутчиков, хуже - продажных проституток, не обижая этих упавших дам и мужчин, сравнением с Горьким ?

_________________
Мы к смерти приговорены,
И лишь немногим срок отсрочен.
Живем мы, как во дни войны —
Миг мимолетен и непрочен.
Через войну, через тюрьму
Идя, как от страстей вечерни,
Несем мы дому своему (...)
Свое немеркнущее пламя.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
igorigor
старший унтер-офицер


Зарегистрирован: 19.12.2009
Сообщения: 313

СообщениеДобавлено: Ср Фев 16, 2011 10:40 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Губернатор всея нашей земли

http://www.novosti-n.mk.ua/analitic/read/?id=638 (читайте также многочисленные и эмоциональные комментарии к этой статье, зацепившей, как ни странно, многих "за живое" через 92 года...)

«Николаев. Командующему войсками Антанты на Юге России генералу д’Ансельму. Даю всем иностранным разбойникам четыре дня на сборы. В городе оставить оружие, провиант и знамена. Завтра в Чернобаевку прислать обоз - 15 000 пар заграничных сапог и 10 000 комплектов обмундирования. Если к обеду не будет исполнено, войду в город вечером. Все сыграют в ящик, пленных брать не буду.

Атаман всея Юга России, губернатор Таврии, Херсона, Николаева, Одессы, Александрии, Елисаветграда, Таганрога и всея нашей земли Никифор Григорьев. Февраль, 26 дня 1919 года ».


В штабе французского экспедиционного корпуса очень долго разбирались, что по-русски означает «сыграют в ящик». Сошлись на том, что у Григорьева проспиртованы мозги и что он вообще загадочная личность.

Никифор Григорьев был для современников, действительно, загадочной личностью. Он «освобождал» Николаев целых четыре раза. Дважды - от немецко-австрийских оккупантов, один раз - от объединенных войск Деникина и Антанты и один раз - от большевиков. О его биографии сегодня известно немного. Никифор Александрович Григорьев (Никифор Серветнык) родился в 1885 году в местечке Дунаевцы на Подолье. Затем семья будущего атамана перебралась в Херсонскую губернию. Там в селе Григорьевка молодой Серветнык принимает более благозвучную фамилию. В детстве Никифор смог закончить только двухклассную начальную школу. Недостаток общего образования давал о себе знать всю жизнь.

1905-й застает Григорьева в казачьих войсках на русско-японском фронте. Там он обретает опыт кавалериста, проявляет личную храбрость в боях. После окончания войны казачий урядник возвращается на Херсонщину. Восемь лет скучной жизни. Будущий атаман служит простым акцизным чиновником в уездном местечке Александрия, где у него с женой был небольшой дом.

С началом мировой войны двадцатидевятилетнего Григорьева мобилизовали в армию. Он становится прапорщиком 56-го пехотного полка на Юго-Западном фронте. В боях против германцев Григорьев показал себя смелым и опытным бойцом. Был награжден за храбрость Георгиевским крестом и дослужился до штабс-капитанского чина. После Февральской революции он некоторое время возглавляет учебную команду 35-го полка, расквартированного в Феодосии, а с осени 1917 года служит в гарнизоне Бердичева.

Штабс-капитан нравился рядовым солдатам вечной своей нетрезвостью и личной храбростью в бою. Расположение со стороны нижних чинов обеспечило офицеру Григорьеву членство в революционном комитете на Юго-Западном фронте русской армии. Побывав на съезде фронтовиков в 1917 году, он начинает "заниматься политикой", активно участвует в создании новой украинизированной армии, подчиненной Центральной Раде. Из добровольцев Григорьев создает ударный украинский полк, за что генеральный секретарь по военным делам УНР Симон Петлюра присваивает ему звание подполковника и поручает создавать вооруженные формирования в Елисаветградском уезде.

Вскоре власть от Центральной Рады переходит к гетману Скоропадскому. Никифор Григорьев сразу забывает о присяге и ПРЕДАЕТ правительство. За активное участие в перевороте он получает звание полковника и становится командиром одной из частей Запорожской дивизии армии гетмана. Перед крестьянским сыном открылись перспективы блестящей карьеры. Мощное Таращанско-Звенигородское восстание украинских селян против гетманского режима и немецких оккупантов заставило Григорьева искать новые ориентиры.

Теперь он ПРЕДАЕТ Скоропадского. По поручению Петлюры бывший гетманский полковник организует повстанческий отряд из 200 крестьян. Через некоторое время григорьевцы громят батальон карателей, захватывают четыре пулемета и пушку. Следующая победа принесла большие трофеи. Повстанцы разграбили австрийский военный эшелон на станции Куцивка, взяли большое количество патронов, гранат, винтовок и пулеметов. Захваченным оружием Григорьев вооружил полторы тысячи человек. Вскоре ему удалось объединить под своим руководством до 120 мелких повстанческих отрядов.

29 января 1918 года атаман опять идет на ПРЕДАТЕЛЬСТВО. Он отсылает в штаб украинских войск Директории такое заявление: «В Киеве собралась атамания, австрийские прапорщики резерва, сельские учителя и всякие карьеристы и авантюристы, которые хотят играть роль государственных мужей и великих дипломатов. Эти люди не специалисты и не на месте, я им не верю и перехожу к большевикам». В феврале 1919 года Григорьев становится командиром Красной Армии. На Южном фронте была сформирована Заднепровская советская дивизия Украинского фронта. В нее вошли: 1-я бригада – командир Н. Григорьев, 2-я – командир П. Дыбенко, 3-я – командир Н. Махно. Общее командование осуществлял Дыбенко. Александра Коллонтай была комиссаром этого формирования. Именно она дала Григорьеву очень живописную характеристику. Есть смысл привести цитату из ее воспоминаний полностью: «Не то торговец, не то чиновник, «из мелких», старого режима, может быть, мастер. Ничего воинственного, героического, «повстанческого» в облике. Приземистый, скорее широкоплечий, лицо тупое, с низким лбом и острыми, «себе на уме» глазами, которые упорно избегают пытливого взгляда собеседника, шаря по присутствующим бегло – пытливым взглядом. Так глядят люди, которые знают за собой что-то нечистое и вечно опасаются, не раскусил ли их собеседник. Выспренные речи и деланный пафос, выражающий «верноподданные чувства» недавнего петлюровца к советской власти и тут же преувеличено вульгарное выражение ненависти к буржуазии, намерение «утопить всю эту сволочь в собственной крови». Слова сильные, а веры в искренность говорящего нет».

8 мая 1919 года Никифор Григорьев совершает последнее ПРЕДАТЕЛЬСТВО в своей политической карьере. Он издает Универсал «К народу Украины и бойцам Красной Украинской Армии», который становится призывом к всеобщему восстанию под лозунгом «Вся власть Советам без чекистов, жидов и коммунистов». Большевистский фронт на юге Украины рухнул. На сторону атамана стали переходить части Красной Армии, недовольные продразверсткой и политикой московского правительства в деревне. Клим Ворошилов объявляет за голову предателя награду в 100 000 золотых рублей.

Если взять календарь и отметить крестиками дни пребывания атамана в Николаеве, то вся хронология уместится в 9 дней. 9 дней кромешного ада, погромов, грабежей и убийств.

Первый раз армия Никифора Григорьева без сопротивления заняла город 20 декабря 1918 года, вынудив войска Центральной Рады и немецкие части отступить к Одессе. Повстанцы разграбили в порту продуктовые магазины, сожгли два ломбарда на улице Черниговской и объявили демократические выборы в городскую Думу. Затем быстро покинули Николаев, опасаясь контрнаступления немцев со стороны Херсона. 31 декабря атаман опять вернулся в город, но пробыл здесь всего два дня, так как Антанта объявила города Херсон, Николаев и Одессу зоной своих интересов. Эти два дня прошли в реквизиции продовольствия и обмундирования, приготовленных немцами для отправки в Германию.

27 февраля 1919 года уже «советская» армия под начальством Григорьева в третий раз заняла город, освободив его от греко-французского экспедиционного корпуса. Войска Антанты оставили Николаев через 8 часов после ультиматума атамана. Григорьеву достались огромные трофеи: 20 орудий, бронепоезд, много пулеметов. К богатой добыче прибавились 7 паровозов и 5 танков (!), взятых на станции Колосовка. Это первые танки, захваченные повстанцами. По воспоминаниям очевидцев, к ним боялись приближаться три дня.
8 апреля атаман без сопротивления занял Одессу. Григорьеву достался самый богатый на Украине город, крупнейший порт и промышленный мегаполис. Одесса была центром интервенции армий девяти стран. Огромное количество амуниции, мануфактуры, продовольствия, оружия, боеприпасов были доставлены из-за границы для армий интервентов. Это богатство осталось в одесском порту. Григорьев вывез отсюда 38 эшелонов всякого добра. В херсонские и николаевские села были отправлены 20 тысяч комплектов антантовского обмундирования, 30 тысяч винтовок, 30 цистерн нефти и бензина. Атаман был на пике популярности, бойцы обожали своего командира за то, что он раздавал им большую часть захваченных трофеев. С его молчаливого согласия григорьевцы реквизировали, или попросту грабили, личное имущество мирных обывателей.

Четвертый раз Григорьев «навестил» Николаев 11 мая 1919 года как независимый лидер. К этому времени он порвал с большевиками и решил поддержать восстание николаевских матросов-анархистов под руководством Евграфова и Проскуренко. Разбив на Варваровском мосту слабый заградительный отряд, атаман вошел в город. Буквально на следующий день здесь начался самый масштабный за всю гражданскую войну еврейский погром. Зверски было убито около ста человек. Бандиты насиловали женщин и выбрасывали из окон грудных детей. Еврейская улица Черниговская (впоследствии Шолом Алейхама, Карла Либкнехта) выгорела дотла. Чудом уцелела хоральная синагога. Григорьева уже ничто не сдерживало. Бандиты вылавливали оставшихся в городе большевиков и расстреливали за железнодорожной станцией. Реквизировать личное имущество населения григорьевцы не успели. 13 мая в город вошла Красная Армия.

В средине мая 1919 года повстанческое движение Григорьева охватило все южные и юго-восточные уезды Украины. В алкогольном бреду атаману грезилась гетманская булава – символ абсолютной власти. У него в строю находилось около 30 тысяч человек. Нужно было грамотно распорядиться этой силой. Деникинцы, большевики, Директория, Антанта, анархисты Махно и масса мелких атаманов создали «мутную воду» гражданской войны в Украине, где каждый пытался ловить свою рыбу. Только талантливый политик и стратег мог выжить в этой ситуации.

Григорьев не был талантливым политиком, поэтому совершил ошибку. Он прибегнул к опыту "молниеносной эшелонной войны". Посадив большую часть своих войск в поезда, он двинул их на Полтаву (не дошли 20 км), Киев (не дошли 80 км) и Екатеринослав (взяли город). У "эшелонной войны" были серьезные недостатки: вооруженная сила растворялась в огромном пространстве Украины. Атаман распылил войска, не выбрав направление главного удара. Он наводнил повстанцами огромный регион от Днестра до Днепра, от Черного моря до окрестностей Киева. Разрозненные части григорьевцев были разбиты превосходящими силами противников.

Григорьев оказался не готов отказаться от способа мышления казацкого урядника. Его воинственный антисемитизм оттолкнул всех перспективных союзников. Через пять дней наступление повстанцев выдохлось. Атаман вступает в союз с армией Нестора Махно и одновременно ведет тайные переговоры со ставкой Деникина о совместных действиях против анархистов. Махновская контрразведка раскрыла планы Григорьева.

27 июля 1919 года на крестьянском сходе в селе Сентово Елисаветградской губернии Нестор Махно при большом стечении народа выстрелил Никифору Григорьеву в голову. Биография предателя-авантюриста завершилась.

Публичная казнь «губернатора всея нашей земли» предотвратила последнее предательство талантливого авантюриста. Отряды григорьевцев влились в армию Махно. Через месяц о Никифоре Александровиче Григорьеве уже никто не вспоминал.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Wit Александрович
рядовой


Зарегистрирован: 19.10.2010
Сообщения: 60

СообщениеДобавлено: Сб Фев 19, 2011 1:09 am Ответить с цитатойВернуться к началу

igorigor,

Интересная история, спасибо за статью. Персонаж Григорьева не сильно известный.
В сравнении с его армком коллегой и командиром П. Дыбенко ("2-я – командир П. Дыбенко, 3-я – командир Н. Махно. Общее командование осуществлял Дыбенко"), которого известную "победу" под Псковом 23/02/1918 г. скоро будет страна отмечать как День Защитника Отечества.

_________________
Мы к смерти приговорены,
И лишь немногим срок отсрочен.
Живем мы, как во дни войны —
Миг мимолетен и непрочен.
Через войну, через тюрьму
Идя, как от страстей вечерни,
Несем мы дому своему (...)
Свое немеркнущее пламя.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
igorigor
старший унтер-офицер


Зарегистрирован: 19.12.2009
Сообщения: 313

СообщениеДобавлено: Пн Фев 28, 2011 12:30 am Ответить с цитатойВернуться к началу

В дополнение к материалам по Багреевке на странице 8:

Крымские новомученики, Ялта в омуте истории
13 февраля – Собор новомучеников и исповедников Российских

miloserdie.ru/index.php?ss=20&s=22&id=14541
*******
Здесь уходили в путь последний
restin.crimea.ua/article.php?id=4308
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Вс Мар 27, 2011 12:15 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Тяжелый пушечный бронеавтомобиль "Путилов-Гарфорд".

Image

Из состава бронемашин выпуска царских времен в РККА служили тяжелые броневики «Путилов-Гарфорд», построенные на американском грузовом шасси «Гарфорд» (Garford), снабжавшиеся 76-мм пушкой и 3—4 пулеметами. Они участвовали в уличных боях в Петрограде и использовались во время Гражданской войны. В 1923 году оставшиеся в Совдепии машины были переведены на железнодорожный ход и оставались на вооружении Красной Армии до 1931 года.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6637
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 23, 2012 3:46 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

"ДРОЗДОВЦЫ В ОГНЕ"

Я сошел с коня у вокзала. Зал первого класса с огромными окнами. После товарищей, правда, как всюду, мерзость, разгром, отвратительный мусор и пакость. Обычный след советской черни, Числа: все пожрано, изгваздано, бессмысленно изодрано и точно бы выблевано.
На стене я увидел большой плакат. На нем в военной форме царского времени, при генеральских погонах и регалиях, недурно изображен генерал Николаев. Плакат советский, пропагандный, под ним крупно напечатано:
«Красный генерал Николаев, расстрелянный под Петербургом Юденичем за то, что отказался служить у белых и объявил, что служит Советам по убеждению».
Может быть, там было понаписано и еще что, но смысл я передаю точно.
Я остановился перед красным генералом Николаевым и свистнул. Вот так встреча! Николаев был командиром бригады в той самой 19-й пехотной дивизии, в которой я тянул лямку штабс-капитаном во время великой войны. Как мне не знать генерала Николаева, кто его не знал в нашей дивизии!
В царские времена это был самый зверь, беспощадный к солдату, грубый с офицером, подхалим перед начальством. Кто знал генерала Николаева, тот помнит его подлую грубость, низость, жестокость. А теперь, оказывается, он угодил в советские герои, в красные генералы: шкурный карьеризм укатал Николаева до большевистского плаката. Юденич расстрелял его за дело.
А.В. Туркул

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Вс Апр 29, 2012 2:35 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Cборник воспоминаний "Кадеты и юнкера в Белой борьбе и на чужбине". Обратили на себя внимание, в частности, мемуары кадета Л.Сердаковского "Чему Господь свидетелем меня поставил", в которых, в свою очередь, привлекло следующее (последний абзац приведенной цитаты и вовсе заставил по-доброму улыбнуться):
__
Советская историография и литература о гражданской войне так цинично лжива и тенденциозна, что массовому читателю трудно добраться до истины - что же действительно происходило в один из самых трагических и жертвенных периодов тысячелетней русской истории. Но, слава Богу, органическая жажда к чтению и мужество отдельных советских редакторов и писателей в России помогают правде пробиться через эти завалы лжи. Постепенно отмирают выдуманные мифы о каких-то "14 походах" Антанты, о вооруженной интервенции капиталистических стран, о гениальной стратегии Ленина, Троцкого и Сталина, о классовой сущности гражданской войны и т. д. В 1964 году известный советский публицист Юрий Смолич, возражая против официального упрощения истории войны, писал:

"Но - только ли аристократы и отпрыски буржуазии пополняли ряды армий Колчака, Деникина, Врангеля и Петлюры? (Петлюра прибавлен здесь ни к селу ни к городу, очевидно, чтобы разжижить белогвардейский бульон)... Разве мало молодых людей из неимущих классов поглотило белое движение? Разве мало погибло их на полях гражданской войны за "единую, неделимую"?
Я вспоминаю мой класс в гимназии, которую я окончил. То была демократическая по тем временам гимназия в рабочем городке, и учились в ней дети чиновников, мелких служащих, квалифицированных рабочих, крестьян-середняков. В нашем классе не было детей потомственных аристократов; только сын 'захудалого помещика и сын чиновника, дослужившегося до статского советника... Эти мои сверстники - гимназисты, студенты, прапорщики военного времени - стали под знамена белых отнюдь не для того, чтобы отстаивать для помещиков землю, для банкиров - их капиталы. Они верили... в необходимость торжества, справедливости и порядка. Только они не ведали, что творили, не знали ни что такое справедливость, ни каков должен быть этот порядок...".
А знали - за какую справедливость и порядок боролись будущие маршалы Тухачевский, Блюхер и Егоров, политруки Уншлихт, Гамарник, Булин, Осепян и Амелик и комкоры и командивы Корк, Уборевич, Эйдеман, Якир, Ковтюх, Дыбенко, Федько и тысячи репрессированных в 30-х годах командиров красной армии, получивших в награду за свои подвиги в войне против белых пулю в затылок от своих же чекистов? В этом массовом пожирании революцией своих собственных детей есть историческая справедливость и последовательность. Если бы цвет красной армии и видных чекистов расстреливали белые, это было бы естественно, в этом была бы логика борьбы по ленинскому "кто кого". Но гибнуть по приговору своей же "любимой и всезнающей" компартии, от пуль своих же товарищей-чекистов - это страшный моральный удар, крушение смысла всей их жизни. Поэтому в стране не может не идти переоценка политических ценностей. Я лично в этом убедился.

В 1972 году мы с женой, проходя по узкой улочке старого Иерусалима, столкнулись с группой израильских фотографов и журналистов, сопровождавших какую-то молодую пару. Острые глаза жены сразу определили, кто это: известный танцор Валерий Панов и его жена Галина, только что вырвавшиеся в Израиль. Когда мы познакомились, я в шутливом тоне предупредил Панова, что я "белогвардеец". Я всегда говорю это при встрече с эмигрантами-евреями, чтобы они знали с кем имеют дело. Реакция Панова была неожиданной и очень для меня приятной.
"Белогвардеец? Да это герои, честные люди! Они первые взялись за оружие против коммунистов. Это трагедия, что они не победили. Галина, могла ли ты мечтать, сидя в Советском Союзе, что скоро увидишь настоящего белогвардейского офицера?"
Панов, которого я считал представителем той социально-этнической группы, в которой меньше всего можно было ожидать симпатий к белым, и я обнялись. Сопровождавшие его израильские чиновники, упорно называвшие его "гражданин Панов" (от "товарища" отстали, к "господину" не пристали), не были в восторге от этого объединения. Я вспомнил остроту, ходившую среди недавних советских граждан, эмигрировавших в Израиль: "От большевиков уехали, к меньшевикам приехали".
http://xxl3.ru/kadeti/serdakovsky.htm

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Пт Июн 08, 2012 1:35 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Из отчета красноармейцев

Цитата:
№ 118
Запись рассказа общественного раввина м. Смела Киевской губ. Меня уполномоченным Редакционной коллегии М. Рекисом о погромах в местечке, произведенных частями ВСЮР в в августе, ноябре-декабре 1919 г.
5 апреля 1920 г.
Из материалов Редакции
Поступило в Редакцию 18 апреля 1920 г.
Деникинщина в Смеле
Опрос г-на Меня, общественного раввина м. Смела


Перед уходом своим из Смелы представители Советской власти созвали общее собрание всех граждан и предложили ему в целях безопасности местечка избрать свой представительный орган на период междувластия (между своим уходом и приходом деникинцев). Евреи, зная уже все ужасы межвластья, пришли в большом количестве на собрание — их было несколько сот человек. Был составлен комитет охраны. В комитет охраны были с умыслом выбраны только русские. Сама же охрана (караул) состояла из 50 чел. русских и евреев. Для изыскания средств была избрана финансовая комиссия так называемого прямого (по состоянию) обложения под председательством г-на Меня. Оружие охране (караулу) было оставлено паркомом. Комитету охраны были даны директивы, что при вступлении новой власти они должны представиться ей от имени населения, спросить, чего новая власть желает и требует и т.д. При случае эксцессов комитет должен был вмешаться и защитить жителей перед новыми властями.

5 августа большевики окончательно оставили Смелу. 6 [августа] днем комитет охраны узнал, что передовой отряд (Волчий отряд)[1] генерала Шкуро должен прибыть из Черкасс в Смелу в ночь с 6 на 7 августа. Охрана дежурила всю ночь. Среди ночи появился первый деникинский разъезд. Увидев евреев в охране, деникинцы со злобой и криками: «А, жиды у вас в охране», набросились на охрану и разоружили ее. Наступило 5.30 утра (7 августа в среду). Г-н Мень проснулся и вышел на улицу. Повсюду на улицах стояли толпы евреев, ждавших с нетерпением деникинцев (все население ожидало их с большой радостью). Слышался барабанный бой. И в то же самое время поползли первые тревожные слухи: ограбили на рассвете двух резников, где-то убили и т.д. Мимо дома Меня начали проходить войска. Из одной группы отделились вдруг два казака и с криком: «Давай оружие!» схватили Меня, обыскали его и забрали 1750 руб. денег.

После этого казаки спросили: «Ты жид или нет?» «Еврей», — ответил раввин. «А где твоя квартира?» «Здесь». Казаки вошли в дом г-на Меня и учинили полнейший разгром.

В 10 часов у церкви было торжественное молебствие (с речами попов), игра и пение «Коль славен» и т.д. Русское население ликовало.

После молебствия начался всеобщий и страшный погром. Еврею больше нельзя было показать носа на улицу. Отовсюду неслись страшные раздирающие крики убиваемых и насилуемых. Г-н Мень нанял русскую женщину, которая вывесила на окнах и дверях дома иконы и никого из громил не впускала. Так он спас свой дом и семью.

Страшный погром длился 7, 8, 9, 10 и 11 августа.

Власти еще не было никакой. На второй день 8 августа к раввину приползло несколько евреев и набросилось на него с упреками: «Почему Вы ничего не предпринимаете для спасения чести наших детей-дочерей? Пускай нас грабят, но не насилуют наших девушек». Евреи между прочим сообщили, что в богадельне спрятано 35 девушек. Раввин решился и отправился в сопровождении нескольких евреев (между ними аптекарь Вертубский) к генералу начальнику дивизии Маркевичу[2].

Депутацию заставили долго ждать. Первые слова при приеме были: «А вы почему не зовете меня Вашим превосходительством?» (раввин назвал его «господин генерал»). Раввин Мень обратил внимание генерала на творившиеся ужасы-убийства (за это время уже было зарегистрировано 14 убийств и изнасилований). В особенности г-н Мень настаивал на прекращении вакханалии изнасилований. «А разве я могу забыть, что жидовский комиссар в Ростове убил мою мать и мою сестру?» — был ответ генерала. «Мои солдаты озлоблены против коммунистов, а все коммунисты — евреи. Мы не можем допустить жидовского царства в России».

На слова г-на Меня, что невинные малолетние девочки, едва увидевшие свет, ничего общего не имеют с политикой и здесь совершенно ни при чем, генерал ответил: «Первые 4—5 дней мои ребята должны погулять. Ничего не поделаешь, мои казаки хорошие вояки, но и хорошие грабители. Убейте Троцкого, и все прекратится».

Во время разговора депутации с генералом послышались вдруг душу раздирающие нечеловеческие крики. Оказалось, что против дома генерала на улице два казака гнались за одной еврейской девушкой. Один из насильников нагнал ее и втянул к себе на седло. Г-н Мень тут же обратил внимание генерала на страшную сцену и просил спасти девушку. Генерал окликнул солдат и велел выпустить девушку-жертву. Вахмистру был отдан приказ дать казакам тут же на месте по 25 розог. В еврейскую богадельню, где находилось 35 девушек, генерал обещал послать охрану.

11 августа Волчий отряд покинул Смелу. Остался только один эшелон на ст. Бобринская. В местечке была объявлена мобилизация для офицерской караульной роты и назначены начальником гарнизона полковник Бример и комендантом штабс-капитан Кухарец (бывший учитель училища) — оба из местных жителей. Начальник гарнизона восстановил комитет охраны и финансовую комиссию для изыскания средств на содержание охраны. В караулы охраны начальником гарнизона откомандировались так же и офицеры. На смену комитету охраны прибыла в середине сентября государственная стража. Стражники были составлены из местных бандитов-григорьевцев, начальство же стражи прибыло по назначению. Начальство это состояло из пристава Янцевича и трех помощников (Эмануилов, Федоров и Гирдяев). Задача их состояла в том, чтобы всячески драть шкуру с еврейского населения. Взятки были прямо неимоверны, нестерпимы. Пристав потребовал денег 25 тыс. руб. в первый же день прибытия и ни за что не хотел уступать в цене. Этот же пристав Янцевич потребовал с евреев дать также взятку в 15 тыс. руб. черкасскому уездному начальнику полковнику Артамонову, что евреями и было сделано.

Эшелон казаков, стоявший на [ст.] Бобринской, продолжал беспрерывные налеты на еврейское население м. Смела: среди бела дня стаскивали пальто, сапоги, кошельки и т.д. Казаки задавали стереотипный вопрос: «Ты жид?» Если еврей заявлял себя русским, то ему неизменно предлагали произнести слово «кукуруза», дабы убедиться, не картавит ли он.

Евреи обращались за защитой к караульной роте офицерской, но оттуда постоянно отвечали, что они бессильны бороться с казаками, что евреям следует потерпеть, пока казаки уйдут и не придут другие, более дисциплинированные пехотные части и т.д.

Но впоследствии оказалось, что это время было наиболее «хорошим», благополучным.

В половине ноября (начало деникинского выступления) пришел Преображенский полк с полковником Романовым во главе. Полковник остановился у жителя Ярославского. Наутро к раввину пришел Ярославский и сообщил ему, что Романов выразил свое удивление и возмущение по поводу того, что к нему еще не явилась еврейская депутация и раввин. Евреи наспех собрали 25 тыс. руб. и поспешили к Романову. Последний принял деньги и обещал оберегать спокойствие. Между прочим, на жалобы депутации на то, что преображенцы уже успели совершить несколько грабежей, Романов ответил, что это могут быть и банды, а могут быть и солдаты, «ибо они (т.е. солдаты) не могут забыть, как евреи-коммунисты стреляли в них и обливали их кипятком».

(«Особенно, — рассказывал доблестный воин, — отличалась между ними одна девушка-еврейка. Она все время стреляла с верхнего этажа»). «Но, правда, — добавил Романов, — мы с ними, евреями, хорошо расправились — в Прилуках был страшный погром и убийства». После получения взятки Романов созвал своих офицеров и просил их присматривать за солдатами, дабы они не безобразничали. При расставании с депутацией полковник Романов просил ее прислать ему 50 пар белья, несколько пудов подсолнечного масла и несколько пудов сахара.

По уходе преображенцев (первые числа декабря) в Смелу вошел знаменитый конный Дроздовский полк. Снова началась погромная вакханалия. Главное участие в ней принимали на этот раз офицеры, солдаты были уже наиболее милостивые. Евреи решили обратиться к полковнику Приходько и попробовать умилостивить его взяткой. Взятку в 120 тыс. руб. поднесли раввин Мень и православный Лундышев. При этом Мень и Лундышев обещали Приходько, что население все пойдет ему навстречу, лишь бы Приходько обеспечил спокойствие и предохранил от бесчинств. Приходько обещал, и, действительно, заметно было, что меры принимаются. Двое дроздовцев (солдаты) были публично выпороты, двое же публично расстреляны. Полк был выведен смотреть на экзекуцию и казнь «для внушения». После этого бесчинства, за единичными исключениями, прекратились. К числу этих исключений относятся и подвиги некоего Ульянова, помощника коменданта полка, человека необыкновенной жестокости и порочности. Так как Ульянов (помощник коменданта) был у верхов власти, то евреи никак не осмеливались и боялись его разоблачить и все сносили. Проделки Ульянова были невероятны. Так, назначенный руководителем охраны молитвенного дома по Львовской ул. (Ротмистровская клойз[3]), где помещались погромленные беженцы окрестных истребленных местечек, [таких] как Ротмистровка, Телепино, Медведовка, Каменка и др., Ульянов сосал с несчастных беженцев последние соки. Еженощно он вымогал и обирал их на 5—7 и 10 тыс. руб. (при вымогательствах угрожая им присылкой казаков, истреблением и т.д.). Раз Ульянов послал к раввину Меню караульного с требованием немедленно явиться. «Отправьтесь сейчас на ст. Смела к генералу, квартирующему там в отдельном вагоне и реабилитируйте нас, офицеров. Сообщите, что дроздовцы себя идеально ведут и что в местечке полное спокойствие». Оказалось, сообщил он явившемуся раввину, что приехал какой-то генерал и сильно гневался на гарнизон, про который он слышал много дурного в смысле грабительства и насилий над мирным населением.

Еврейское население заставило г-на Меня пойти и исполнить желание Ульянова. Раввин отправился на станцию на подводе в сопровождении двух конвойных. У станции г-н Мень однако остановился и объявил находившимся здесь евреям, что он к генералу не идет, ибо не в силах заниматься реабилитацией таких негодяев. На ту пору случился на станции местный комендант, поручик Грищенко, с детства хорошо знавший г-на Меня. За сумму в 3 тыс. руб. он взялся сходить к генералу и попросить его от имени населения, ввиду идеального поведения Дроздовского полка, выпустить приказ, по которому дроздовцам предлагается продолжать нести охрану и гарнизон города. Этот приказ Грищенко вручил Меню и был последним передан Ульянову. Последний успокоился. Дроздовцы ушли в среду 17 декабря. Перед уходом они объявили евреям, что с ними, дроздовцами, им было «хорошо», но что последние части «покажут себя» — будут ужасны.

И оно действительно так оказалось.

Раньше прошел Белозерский конный полк. Было сравнительно благополучно (происходили только отдельные налеты).

В пятницу утром в 10 часов вступили (из Черкасс) чеченцы штаба генерала Моллера[4]. В течении двух часов они совершили неописуемые ужасы. Помимо грабежей и бесчисленных насильствований было изрублено 27 чел. Трупы валялись по улицам и заполняли некоторые дома. Труп одного еврея Янкеля Рама был в особенности изувечен (между прочим, голова была отрублена). Количество раненых, скончавшихся от ран, значительно превосходит число убитых на месте.

И теперь многие из раненых продолжают умирать от разных ампутаций.

Количество калек (ампутированных, безглазых, безруких) крайне велико. Число вдов и сирот также велико.

Эпидемии. Среди скученного населения развитие эпидемий было невероятное. Полное отсутствие белья, физическое и моральное истощение, голод, отсутствие лекарств этому развитию способствовало. Пострадало главным образом беженское население окружных местечек.

Бегство. Бегство из м. Смела повальное. Едут на юг. У раввина Меня в последнее время взято свыше 100 метрик (это для пропуска). Пропусков пока выдано свыше 300. Имущество и последнее состояние ликвидируются за бесценок[5].
Опрос производил М. Рекис

ГА РФ. Ф. Р-1339. Оп. 1. Д. 438. Л. 30-32. Копия.

1. «Волчий отряд» (в действительности — Волчий дивизион) состоял при 1-й Кавказской казачьей дивизии. См. комментарий к док. № 123.

2. Имеется в виду Шифнер-Маркевич Антон Лейнгардович (Михайлович) (1887—1921) — генерал-майор Генштаба. Участник Первой мировой войны. В Белом движении: принял участие в формировании добровольческих частей на Румынском фронте. В августе 1918 г. зачислен в Добровольческую армию. Начальник штаба в партизанской бригаде А.Г. Шкуро (развернута в 1-ю Кавказскую конную дивизию). Во ВСЮР — начальник штаба 3-го Кубанского казачьего корпуса генерала Шкуро. С мая 1919 г. — начальник 1-й Кавказской конной дивизии в составе 3-го Кубанского корпуса. Генерал-майор. Ранен в боях на Перекопе. Скончался в лагере Галлиполи.

3. Клойз — в Центральной и Восточной Европе помещение (обычно при синагоге), где изучают Талмуд и раввинистическую литературу.

4. По-видимому, имеется в виду Моллер Александр Николаевич (1895—1945) — полковник, командир лейб-гвардии Финляндского полка. В Донской армии; весной — летом 1918 г. — начальник отряда Северного отряда войск Хоперского района, до августа 1918 г. — начальник лейб-гвардии Финляндского полка; до марта 1919 г. — начальник 2-й Донской стрелковой бригады, затем — в распоряжении дежурного генерала штаба Донской армии, с 2 сентября 1919 г. — командир 1-го Сводно-гвардейского пехотного полка, затем в своем полку 1-й Гвардейской пехотной дивизии, с 23 сентября и с 12 октября 1919 г. — командир 2-го Сводно-гвардейского полка и 1-й бригады Гвардейской пехотной дивизии, в ноябре-декабре 1919 г. командовал группой из гвардейских частей, с февраля 1920 г. — командир остатков 2-го Сводно-гвардейского полка. Участник Бредовского похода. Генерал-майор. В эмиграции с 1921 г. Умер в Германии.

5. В докладе Киевской комиссии Евобщесткома о положении в Смелянском районе на 10 июня 1921 г. при обзоре положения в м. Смела подчеркивалось, что "количество евреев в Смеле увеличилось на 25%. Уплотнение квартир превзошло всякую фантазию. Беженцы без белья, теплого платья и обуви ютились семьями в 7—8 чел. в одной комнате 4x4 аршин. Эти невозможные условия жизни, начиная с осени 1919 г. — предоставили эпидемии тифа и других болезней вырвать у евреев, особенно беженцев, еще несколько сотен жертв, ни в чем не повинных, никому не нужных.... Самооборона [была] организована в м. Смела в октябре 1920 г., всего из 30 чел., имея 5—6 винтовок. Эта группа лиц старалась приобрести от обывателя, где только возможно, ружья за деньги. 13 марта 1921 г. благодаря поездке местных представителей в Харьков центр санкционировал самооборону в Смеле и обещал возможное содействие. Сейчас в Смеле имеется до 600 чел. вооруженных в самообороне. Они несут гарнизонную службу, выставляя ежевечерне до 100 чел. на заставах и заменяя воинские части.

Представители воинских частей относятся к еврейской самообороне дружелюбно и всячески поддерживают ее; отношение местных гражданских властей различно в зависимости от состава людей в том или ином отделе. Еврейское население относится в высшей етепени дружелюбно к самообороне, видя в ней единственно возможную самозащиту и спасение от оперирующих в наших окрестностях банд. Христианское же население отчасти симпатизирует ей, отчасти боится ее. Самооборона состоит преимущественно из еврейских трудовых элементов, состав ее контролируется политтройкой из представителей местного паркома, совпрофа и рот участка терполкокруга. В карательных экспедициях самооборона участия не принимает. Списки жертв в погромах, учиненных организованными бандами Григорьева, Деникина и Голого, в нашем районе, без сомнения, неполны и неточны, потому что в период погромов ни погребальные братства, ни ЗАГС не могли быть на высоте, а в некоторых маленьких местечках таких учреждений или совсем не существовало, или прекратили свое существование из-за отсутствия подходящих людей, которые занимались бы этим делом. Мы старались составить эти списки из таких местечек совместно с группой выходцев из этих мест и тщательно проверить их; и все-таки можем с уверенностью сказать, что число жертв, показанное нами в списках, менее действительного количества еврейских мучеников".

Заведующий информ[ационно]-статист[ическим] отделом» (ГА РФ. Ф. Р-1339. Оп. 1. Д. 438. Л. 34).

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Вс Июл 01, 2012 10:00 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Только через 1,5 года после начала Гражданской войны в России, впервые с 1917 г., шанхайское генконсульство определило свое официальное отношение к событиям в России и к воюющим на родине сторонам. В июне 1919 г. им был официально опубликован призыв к российским резидентам в Китае поддержать белые армии Колчака. Это было сделано со страниц англоязычной газеты «North China Daily News», в которой было опубликовано буквально следующее:

«Согласно приказу Посла России в Пекине Генеральное консульство России в Шанхае специально сообщает россиянам подчиненных ему территорий следующее. По решению Омского собрания от 8 апреля 1919 г. всем, кто соответствует нижеследующим требованиям, необходимо поступить в армию:

1. Рожденным в январе-феврале-марте 1897 г., и в 1898–1899–1900–1901 гг.;

2. Морским и армейским офицерам, а также различным служащим моложе 50-ти лет;

3. Провизорам (изготовителям лекарственных препаратов), санитарам, хирургам, врачам, вспомогательным хирургическим сестрам, женщинам-врачам и медсестрам – вышеперечисленным категориям россиян необходимо в течение 7 дней явиться в Консульство России и подать соответствующее заявление».

После данной публикации около 150 русских резидентов откликнулись на призыв и спустя несколько дней были отправлены в Сибирь для службы в Белой Армии.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Пн Авг 20, 2012 12:57 am Ответить с цитатойВернуться к началу

1920 год в Таврии
«:,,...Конница..... наткнулась на батальон красных. Китайцы встретили нашу кавалерию залпами с колена. Отчаянные потери.... Быстрая атака опрокинула китайцев. Человек триста захватили в плен.

У многих были на пальцах золотые обручальные кольца..., в карманах портсигары и часы.... сбитые в черный войлок волосы, плоские темные лица...

Все триста китайцев были расстреляны....» (с) А.В. Туркул

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6637
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 17, 2012 7:24 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

з воспоминаний А. Г. Невзорова, участника "Ледяного" похода:
«Вопрос о пулеметах и артиллерии нас заботил. Но с пулеметами дело решилось просто: к нам явились две женщины-прапорщика с двумя пулеметами Максима. Они уже были в боях, и одна из них была легко ранена в руку. Тем, как держали себя эти два прапорщика, можно было только восторгаться: они спокойно лежали за своими “максимами” и по приказанию открывали огонь. /…/ Это были сестры Мерсье. Вера и Мария Мерсье окончили в 1917 г. Александровское военное училище и были произведены в прапорщики. С ноября 1917 г. находились в Добровольческой армии и участвовали в 1-м Кубанском (“Ледяном”) походе в составе пулеметной роты Корниловского ударного полка. Вера погибла в этом походе, а Мария продолжала служить в армии и была убита в 1919 г. под Воронежем».

Посмотрите на эту супружескую пару (жена с "Георгием" и орденом за "Ледяной поход", муж - без наград):Красавица с кинжалом – Ванда Бузун, батальонный адъютант (Алексеевский полк). Рядом ее муж штабс-капитан Петр Бузун, командир того же батальона.

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Пн Янв 07, 2013 1:10 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Б.А. Штейфон вспоминал:

Цитата:
Если в первый период существования Добровольческой армии война обеими сторонами велась, в сущности, на уничтожение, то к указанному периоду уже не наблюдалось прежнего озлобления. Пленные офицеры и солдаты, если они не были коммунистами, обычно и без особых формальностей принимались в ряды полонившего их полка. По неписаным добровольческим законам, все пленные считались собственностью той части, какая их взяла. Часть пленных из числа лучше одетых оставалась при полку, и ими пополнялись роты. Остальные, если они не были нужны, отправлялись в тыл, где и передавались корпусным и армейским комендантам. Существовали ли по вопросу о пленных какие-либо общие инструкции, изданные главным командованием, я не знаю. Думаю, что таковые были изданы, но лично до меня они не доходили.

Сама жизнь выработала известные правила отбора пленных, каковые и применялись командирами полков с теми или иными, но, в общем, незначительными вариациями.

Обычно каждая группа пленных сама выдавала комиссаров и коммунистов, если таковые находились в их числе. Инородцы выделялись своим внешним видом или акцентом. После выделения всех этих элементов, ярко враждебных белой армии, остальная масса становилась незлобивой, послушной и быстро воспринимала нашу идеологию. За редким исключением, большинство были солдатами в период Великой войны и потому после небольшого испытания ставились в строй. Они воевали прекрасно. В Белозерском полку солдатский состав на 80–90 процентов состоял из пленных красноармейцев или из тех мобилизованных, которые служили раньше у большевиков, а затем при отходе сбежали.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6637
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 02, 2013 4:09 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Фото: Отъезд генералов Дитерихса и Вержбицкого из Гирина (у вагона поезда). (апрель?) 1923г. Слева: ген.Ястребцов, в центре: ген. Вержбицкий, полк. фон Вах, ген. Дитерихс, ген. Молчанов.

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB