Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Воспоминания ветеранов ВОВ Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2350

СообщениеДобавлено: Вс Апр 03, 2011 10:52 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Из воспоминаний Рабинович Григория Алексеевича ( - Родился 25/8/1922 года в селе Ракитное Киевской области в семье портного.) ветерана 350 ой Стрелковой дивизии :

Цитата:
"...Многие не особо радовались освобождению от оккупации. Не могут забыть один эпизод, когда мы выходили из Житомирского окружения. Ночью, пробравшись через болото, заходим в какое-то село, рядом со мной идут два бойца-нацмена, говорят между собой по-узбекски. У крайнего дома стоит женщина, услышала в темноте нерусскую речь и радостно воскликнула: "Слава Богу! Немцы вернулись!". У нас был один офицер, туркмен по национальности, так он ее за эти слова на месте пристрелил..."


Цитата:
«…я воевал сержантом в пехоте, помощником командира стрелкового взвода. Воевать довелось в составе 2-х дивизий, в 350-й СД и в 180-й СД, выходить из двух окружений - "Харьковского" и "Житомирского", пройти с боями Украину, Румынию, Венгрию, Австрию...»

«Ракитное было большим селом, являлось райцентром, и в нем, в равной пропорции, жили украинцы, евреи и поляки, так с первых дней войны многие соседи-украинцы не скрывали своей радости, что немцы на нас напали, а мужики заявляли вслух: "Если призовут, дальше Днепра не пойдем". Повестку на призыв я получил на шестое июля, собрали 80 призывников в колонну, и, в сопровождении школьного военрука, повели пешим ходом на Полтаву. По дороге украинцы сбежали из колонны, и когда мы подошли к днепровской переправе возле Канева, то среди призывников остались только евреи и совсем немного украинцев (почти все - сыновья сельских парт.активистов и советских работников) .»

«…На фронт ехали почти без остановок, по "зеленой улице". Выгрузили нас где-то в Ростовской области. Маршевая рота прибыла в дивизию, и мы ахнули от удивления - стрелковые полки на две трети состояли из нацменов, русских бойцов была только треть, а как воюют такие дивизии, все уже знали, включая немцев, многие красноармейцы почти не знали русский язык. Меня назначили помощником командира стрелкового взвода.
Взоводом командовал младший лейтенант Ларцев, родом из Моршанска, другим сержантом во взводе был Сергей Сыровежкин.
Только прибыли на передовую, вскоре пошел слух, что мы в окружении.
И тут начался отход, похожий на организованный "драп", почти до самого Сталинграда, вдоль Дона до Волги. Наших войск на всем этом пространстве, кроме частей своей дивизии, мы не видели. Вечером роем ячейки и окопы, а ночью приходит связной из батальона - "Приказано отступать". Откатывались к Волге фактически без боя…»

«Когда подошли к Сталинграду, то весь город уже горел, немцы бомбили Сталинград круглосуточно... На подступах к городу мы снова вступили в бой, но нас надолго не хватило, немцы всегда искали, где стоят национальные дивизии, зная, что это самое слабое место в нашей обороне... Там такие жестокие бои были... Лучше не вспоминать...»


Г.К. - «Г.К. - Ваше отношение к политработникам?
Г.Р. - Скажем так - нейтральное, старался держаться от них подальше. В бою я политработников ни разу, рядом, в первой цепи, не видел. И никогда не слышал, чтобы кто-то, поднимая в атаку, или непосредственно в бою, кричал: "За Сталина!". Не было такого, заявляю твердо, мне в атаки пришлось на войне десятки раз подниматься...
Мне несколько раз предлагали вступать в партию на фронте, специально приходили агитировать на вступление даже в роту, на позиции - я неизменно отказывался по причине своей молодости... В принципе, всю необходимую в армии политработу за комиссаров спокойно делал один человек, писатель Илья Эренбург, его статьи мы на передовой ждали с нетерпением, это был прекрасный публицист и каждое его слово находило отзыв в наших солдатских сердцах, благодаря его статьям, мы знали : за что воюем, с кем воюем, и что обязаны сделать для своей Родины. Для нас Эренбург был кумиром, своего рода духовным наставником, и когда в мае сорок пятого года в нашей армейской газете "Суворовский натиск" напечатали разгромную статью московского академика Александрова "Товарищ Эренбург упрощает", в которой он пытался низложить авторитет Эренбурга в армейских рядах, то я сам слышал, как офицеры крыли этого Александрова последними словами, возмущаясь, что как он посмел поднять руку на Эренбурга.

Г.К. - Отношение к работникам Особых Отделов?
Г.Р. - Напрямую с ними не сталкивался, но, как и все остальные, "смершевцев" побаивался. Эти "особисты" имели неограниченную власть и добра от них никто не ждал.
Г.К. - Вам пришлось воевать и с мадьярами и с румынами. Как Вы оцениваете их боевые качества?
Г.Р. - Румын за серьезных вояк никто не держал, и когда под Яссами они капитулировали и стали разбегаться по окрестным полям, то их даже не вылавливали, мы знали, что румыны в спину не выстрелят и сами скоро придут сдаваться в плен.
Мадьяры воевали с нами яростно, да и гражданское венгерское население относилось к нам враждебно, с ненавистью, чего скрывать... Но мадьяры, по моему мнению, уступали немцам в стойкости, я помню, как они организованно, сдавались к нам в плен, побатальонно, шли строем, впереди командиры батальонов на конях.

Отношение к пленным немцам и к "власовцам" - каким оно было в Вашем батальоне?
Г.Р. - В бою в плен старались не брать, так как не было свободных, лишних бойцов для охраны и конвоирования пленных. Это не было "фронтовым законом", но случалось неоднократно - всех, кто под руку попался, - " в расход"... Большое начальство об этом не знало, в роте, среди "старых солдат", была круговая порука, своих не выдавали...
Я лично пленных отказывался расстреливать... В Трансистрии, помню, взяли одного в плен, и мне старший лейтенант Мамакин приказывает: "Пристрели его!", я ответил: "Не буду!", и Мамакин, бывший детдомовец, "босяк", и просто, неплохой человек, понял меня, давить не стал, и сказал: "Ладно, я сам его порешу"...
С "власовцами" как-то оказались лицом к лицу, нас разделяла фактически только железнодорожная насыпь, они кричали нам с той стороны: "Коммуняки, мы вас всех перестреляем!", материли наших последними словами, а бойцы кричали им проклятия в ответ.
Г.К. - Перед боем пили?
Г.Р. - Я как-то раз выпил перед атакой "сто грамм наркомовских", так у меня сразу голова " кругом пошла". С той поры на фронте почти не пил, свои "наркомовские" отдавал товарищам, только в конце войны, в Австрии и в Венгрии, немного пил местное сухое вино. Я вообще к спиртному в армии относился резко отрицательно.
Насмотрелся со стороны... Такое сочетание как - "канистра пойла, оружие в руках и плохой характер" - было опасным, и нередко заканчивалось трагедиями...
Многие погибли из-за водки... В Винницкой области мы зашли в местечко Теплик, где на центральной площади немцы оставили нам бочку спирта. Все сразу кинулись к ней, черпали спирт, чем только можно, получилась дикая свалка. Какой-то капитан в полушубке попробовал прекратить бардак, так его пьяный солдат пытался штыком заколоть... За Тепликом спиртзавод, опять все перепились, а тут немцы переходят в контратаку... И на эти "грабли" мы часто наступали...
В конце 1944 года нас перебросили на выручку казакам-кавалеристам, попавшим в окружение. Мы подоспели вовремя, иначе бы всех казаков перебили до единого.
Ночью расположились на отдых, и в дом, где ночевал мой взвод, заваливается пьяный капитан-кавалерист, в грязном обмундировании. Бойцы меня разбудили, мол, у нас гость, офицер. Я встал, предложил капитану выпить, и услышал в ответ: "С жидами не пью!". Я его просто выкинул из дома...»

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2350

СообщениеДобавлено: Вс Апр 03, 2011 10:53 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

«…Г.К. - Какие бои были для Вас самыми тяжелыми?

Г.Р. - Для меня лично.., надо подумать ... Если сейчас не вспоминать Сталинград и "Харьковское окружение", то... Наверное, бои в Будапеште.

От нашего полка после завершения городских боев, без учета штабных, в строю осталось всего 70 человек... Страшные, непрерывные уличные бои.

Одна атака на офицерское училище чего нам стоила...

Помню, как мы затаскивали 45-мм орудие на второй этаж, чтобы стрелять по корпусу училища, размещенном в старом крепостном здании с толстыми каменными стенами. Перед училищем была большая открытая площадь, вымощенная камнями, мы пытались ночью подобраться к училищу через окрестные дома, прилегающие к площади, но тут появился наш командир, майор Белаш, и приказал: "По площади, ползком, вперед!", а там каждый метр пристрелян... Не атака, а настоящее самоубийство…»


«…Г.К. - Когда первый раз Вас ранило?
Г.Р. - На выходе из "житомирского окружения". Мы попали под шквальный немецкий артогонь, сметающий все живое... Бойцы стали окапываться, и тут мне осколок попал в ногу. Я в одиночку выползал к своим, полз до наших примерно 5-6 километров, тащил за собой свой карабин, оружия не бросал. Полз через картофельное поле, а после любого ранения всегда испытываешь сильную жажду, так напился прямо из грязной лужи... Выполз на дорогу, а там стоят заградотрядчики. Один из них, здоровенный бугай, внешне похожий на азербайджанца, заорал на меня: "Почему назад?!", но увидел мою раненую ногу и пропустил дальше…»


мимо нас ночью ведут на исходные позиции перед атакой группу офицеров, примерно с роту. Не из нашего полка. Вооружены только винтовками.

Все без поясных ремней, да и винтовки у них висели на плече на проволоке, а не на винтовочных ремнях. Спрашиваем у офицера, идущего с автоматом сбоку: "Штрафников привели?" - "Нет, это сифилитики"...
Тех, кто "поймал" венерическое заболевание, считали за "членовредителей, уклоняющихся от боя", и их также заставляли "искупать вину кровью"...
Одно время я на фронте познакомился с командиром 55-й отдельной штрафной роты, это был здоровый молодой еврей с пудовыми кулаками. У нас один солдат в роте ударил старшину кулаком за постоянные придирки и издевательства, комполка приказал отправить бойца в штрафную, и мне комбат отдал приказ доставить этого солдата в расположение приданной дивизии штрафной роты. Пришли к штрафникам, захожу в офицерскую землянку, а там за столом сидят четыре пьяных в хлам офицера, командование роты. Докладываю, что привел "новенького". Этот ротный, еврей, спрашивает: "За что его?" - "Старшину ударил" - "И зачем ты его к нам привел?! За такое командир полка сам лично должен расстреливать перед строем!"...
Через какое-то время мне в штабе батальона опять приказали доставить, сопроводить красноармейца в штрафную роту. Этот боец тоже "залетел" за какую-то мелочь. Дошли до места дислокации штрафников, так этот ротный меня сразу узнал, и первым делом налил мне стакан водки, мол, "выпей с земляком"...»
«Г.К. - Как воевало такое пополнение из "дезертиров 1941 года"?
Г.Р. - Однозначно ответить невозможно, среди них разные попадались. Немалая часть из этих людей уже при немцах научилась приспособляться, они сразу пристраивались ординарцами, денщиками, кладовщиками, но под Яссами вышел приказ (или это было просто личное распоряжение комдива по нашей стрелковой дивизии ) - "всех кто был в оккупации - отправить в стрелковые роты, на передовую", так сразу вся передовая стала, как тогда выражались, "хохляцкой", из недавно призванных с освобожденных территорий. В сорок четвертом году эти украинцы и составили основную массу пехоты, ведь армия получила на украинской земле большой мобилизационный резерв.»


« - И как, Вам, человеку с такой "знаменитой" типичной еврейской фамилией Рабинович, приходилось воевать с таким пополнением?

Г.Р. - И в спину мне стреляли, и гранатой пытались подорвать...

Перед наступлением в Румынии мы две недели стояли в Молдавии. На постой попали в дом к богатому молдаванину, который нас поил и кормил от души.

Сидят два моих солдата-украинца за столом, выпивают, один другому говорит: "Я в этого жида стрелял, но не попал", а второй видит, что я стою рядом и все слышу, сразу зашипел тому в ухо: "Молчи!"... Но в бою оглядываться некогда...

Под Фокшанами, мне с двумя бойцами приходилось на конях быть в передовом дозоре, мы первыми заезжали в румынские деревни, проверяли, есть ли там противник, а потом докладывали ротному, можно ли заходить в этот населенный пункт. Один из украинцев стал подбивать своих земляков, мол, нечего этого жида, "казака иерусалимского", слушать и ему подчиняться... Мне пришлось его убить, подвернулся момент...

В соседней роте служил еврей Соколинский, ему приходилось тоже непросто...

Но не все украинцы, призванные с "освобожденных территорий", были заражены бациллой антисемитизма. Приведу пример. Мне дважды с офицером из разведотдела приходилось ползти прямо к передовой немецкой траншее, где мы прослушивали разговоры немцев прибором, который назывался, кажется, УСПМ. Мой солдат, украинец из Винницкой области, мне говорит: "Я буду ждать, пока не вернешься, я тут тебе кружку со спиртом припас, выпьем вместе за твое возвращение".

Ладно, но чтобы пробраться к немцам, мы должны были пройти через свое передовое боевое охранение. Проходим, а там один сержант из дивизионной разведроты, по фамилии Железняк, спрашивает капитана-разведчика: "А этот жид куда прется?" - "Этот со мной, на задание идет"... Вот так и сказал - не сержант, не боец, а "жид"...

Но вернулись мы назад, а мой товарищ-украинец всю ночь стоял на холоде и ждал меня с куском хлеба и кружкой спирта в руках ...

- А каким было отношение командного состава к пехотному сержанту Рабиновичу? Опытный боевой сержант, помкомвзвода, третий год на передовой .

Г.Р. - По-разному относились, по-всякому, ..., хотя я всегда первым лез в пекло и всегда сам добровольно вызывался на любые опасные задания...

26/3/1944 наш полк первым вышел на государственную границу с Румынией, потом был митинг, приехал генерал, и полку вручали орден. На торжественном вручении меня назначили держать знамя полка. А после войны меня назначили охранять знамя полка, мы стояли во Львове, и я до сих пор помню фамилии солдат своей знаменной группы: Леонов, Алексеев, Шарыпов, Егорьевский. ...

Мне никогда не давали забыть, что я еврей. За бои в Будапеште всех выживших в уличных боях представили к орденам. Замполит полка майор Ревенко приказал вычеркнуть мою фамилию из наградного списка, мне писаря сами об этом рассказали. Ладно, боевая награда, но тот же Ревенко приказал не заносить меня в список на медаль "За взятие Вены", которую давали всему личному составу, и пехотинцам, и обозникам.»

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2350

СообщениеДобавлено: Вс Апр 03, 2011 10:54 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

«Многое зависело кто тобой командует: русский или украинец.
У меня были ротные: погибший Голобородько, Лозовой, комбат Радченко, так они евреев за людей не считали, но в конце войны ротой командовал русский сибиряк Ильиных, а взводом русский парень, лейтенант из Воронежа, и сразу отношение ко мне было нормальным, уважительным, как и ко всем остальным...
Но вот был у нас одно время ротный командир, старший лейтенант Крохин, подлый тип, каких еще поискать надо... Зимой поставил меня на пост в чистом поле вместе с еще одним бойцом, москвичом Матрониным. Вокруг бродили выходящие из окружения немецкие части, и мы оказались в "дальнем дозоре". Холод, мы в шинельках, без валенок, кругом голая степь, укрыться от сильного, пронизывающего до костей, ветра просто негде, окоп не вырыть, земля замерзла и стала - как камень. Заступили на пост в шесть часов вечера, но в 24-00 нас никто не сменил. Мы продолжали стоять на посту до шести часов утра, никто не пришел нас менять или хотя бы покормить. Утром мы с Матрониным от холода были уже "синего цвета", совершенно околели, и, не дожидаясь смены, пошли в к селу, где в одном из домов находился ротный Крохин со взводными офицерами. Захожу в хату, а наши офицеры с утра пораньше уже напились, пьяные, с трудом "лыко вяжут". Спрашиваю у ротного, почему нас не поменяли, в ответ - матерная ругань. Я отбросил автомат в сторону, и тут Крохин приказывает меня арестовать, пообещал отправить в трибунал. Днем под конвоем меня повели на батальонную кухню, навстречу нам начальник штаба полка, причем трезвый, что с ним редко случалось. Спрашивает у меня, в чем дело, чего это я под конвоем иду? Объяснил, и начштаба распорядился: "Немедленно освободить из-под ареста!"...
А этот старший лейтенант Крохин еще много "крови попил" бойцам роты. Его наш солдат Назаров, бывший уголовник-дальневосточник, попавший к нам в роту из штрафников, пытался зарубить топором, но у него не получилось... Крохин остался живым, а Назаров снова пошел в штрафную роту, "по второму кругу"...
Один раз мне поручили сопровождать заместителя командующего армии генерала Шерстюка на передовой, он шел рядом по траншее, сначала шутил, мол: " Сынок, генералов много, а замкомандарма всего один", потом начал меня расспрашивать кто я и откуда, снова переспросил фамилию, и как стал на меня орать: "Кто тебя ко мне подослал!?"... Но командир полка подполковник Прилучный относился ко мне хорошо, он в лицо знал "ветеранов полка". Как-то остановил меня в траншее и сказал: "У меня сын, такой же, как ты, молодой совсем...". И новый начальник штаба майор Гапонов был порядочным хорошим человеком, начисто лишенным спеси, хамства и предрассудков.»

«Г.К. - Помните своих товарищей по роте, с кем пришлось заканчивать войну?
Г.Р. - Младший сержант москвич Димка Гордеев, челябинец Жильцов, пожилой боец Щеголев, Кириченко, Комаров, Ерополов из Мордовии, кавалер ордена Славы Митрофанов. Был у нас еще в роте один украинец из Житомира, по фамилии Працюк, подлый, хитроватый, я с ним не ладил... Был Васильев из Белоруссии.
Помню Пономаренко, который решил после войны остаться в Австрии, дезертировал из полка, но был сразу пойман и отправлен в суд трибунала.»


«Г.К. - Вы вели личный боевой счет?
Г.Р. - Нет,... зачем? Всех, кого убил на войне,... все мои, а считать... Это было лишним...
Вообще, мало кто вел свой личный счет убитым немцам, это в простой солдатской среде не считалось нормальным явлением. Есть присказка, что больше всего врут на войне, на охоте, перед свадьбой, и сейчас еще добавили - "перед выборами"...
Если кто-то из бойцов начинал рассказывать при всех, что он убил за месяц-другой или за полгода 20, 30 или сорок немцев, то сразу становился объектом для колких шуток товарищей по взводу, поскольку всех и так уже "достали" брехливые статейки в армейских газетах о девушках-снайпершах, каждый день отстреливающих, как минимум, по два немца, или про пулеметчиков, уничтоживших в одном бою "до роты живой силы противника"...
Ты стреляешь из винтовки или из ручного пулемета с расстояния ста метров по человеку во вражеской форме, он падает, но убит ли он , ранен, или просто залег под огнем, понять трудно, поскольку стреляющий солдат сразу переносит огонь на другую цель, а не следит, шелохнулся ли уже упавший на землю немец, или ему действительно "пришел полный капут"...Убитые в упор - другое дело...»

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2350

СообщениеДобавлено: Вс Апр 03, 2011 10:55 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Авротинский Ефим Миронович

... Моим ротным оказался старший лейтенант Решетников, законченный алкоголик, не просыхавший от пьянства. Трезвым его никто не видел, а перед началом августовского наступления, он «залег в санбате», симулируя дизентерию, и больше в батальон не вернулся.

...В апреле 1944 года почти вся рота состояла из украинских мужиков, недавно призванных с освобожденных «временно оккупированных территорий». Воевать они большей частью совсем не хотели, и приходилось их заставлять.

...По моему личному мнению вся успешная боевая деятельность стрелковых рот держалась только на русском–сибирском костяке из бывалых бойцов, «из живучих», прошедших уже не один десяток боев на самой передовой. Перед атакой из своих русских надежных бойцов я всегда отбирал пару человек, и как только рота по сигналу поднималась в атаку, эти бойцы по моему приказу оставались в траншее и пинками выгоняли из нее наверх всех, кто пытался спрятаться и увильнуть от атаки...

...Но качество пехоты в 202-й стрелковой дивизии было просто ужасным и отвратительным – в стрелки направляли по принципу «на тебе боже, что мне негоже», весь сброд, всех «сирых и убогих», всех кого на месте полевой военкомат «отловил».

...Вообще, я считаю, что отношение к пехоте всегда было как к быдлу...

...Реальная жизнь в порядках стрелковой роты сильно отличается от всяких «книжных мемуаров». В роту никто из полкового начальства и из «штабной гвардии» никогда не совался, у нас ведь убить запросто могут.

Я своего комбата, в первой траншее, за полгода всего два раза в своей роте видел, и то, в затишье. Первый раз он пришел с соседним комбатом на рекогносцировку перед наступлением, и второй раз тоже появился перед боем, что-то проверить. И все...
Но в бою я комбата не видел и не чувствовал.


...Хотя нет, вспомнил, был один случай, как-то штабной майор с пистолетом в руках появился на поле боя. Полк взял высоту, но немцы на нас сильно надавили, и вдруг слева кто-то побежал, за ним другие, и как стихия, как «стадо баранов», все красноармейцы кинулись вниз с высоту. Мы, офицеры, не смогли их удержать и нам пришлось скатываться с высоты, чтобы догнать своих бойцов. И тут навстречу «волне», прямо на меня бежит какой-то майор с пистолетом в руке, и начинает орать на меня матом и тыкать в меня пистолетом. Я успел подумать, что этот псих сейчас выстрелит, и «пиши похоронку». Но мои бойцы моментально окружили этого майора, затолкали его и «смыли волной»...

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2350

СообщениеДобавлено: Вс Апр 03, 2011 10:56 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Халанский Николай Степанович
я родился 9 мая 1924 года в хуторе Гуровском Еланского района, - сейчас это Киквидзенский район [Волгоградской области].


В 1943 году после битвы на Курской дуге стали формировать новые части. Сформировали взвод, роту, и дальше. Всех нас собрали в эшелон - и в Сумы, в Сумскую область на Украине. Там нам показали пример, как любят Родину. Построили буквой "П", там такая ложбина внизу, на склонах стояли землянки, а тут хорошая зеленая трава и в метрах 100 низина. Под дубом вырыли яму, перед ямой в гражданской одежде стоял человек. Прокурор или его заместитель прочитал приговор, "За измену Родине - высшая мера наказания". Пришел комендант и исполнил приговор.

- Что он сделал?

- Ничего не объявили официально. Среди солдат была болтовня, что боец не пошел в атаку, остался позади, а там его прихватили. Вот такой нам урок был!

И уже в нашей роте был такой случай, когда мы стояли под Карпатами. Впереди венгры, сзади немцы. И вот в один день перебежками то ли немцы, то ли венгры начали атаку. Боец из нашего взвода выскочил и бежит: те наступают перебежками, и он испугался. Его вернули. Потом я прихожу, а мне говорят: "такого-то расстреляли". Другой прострелил себе руку из карабина. Пошел в медпункт, а там сразу обнаружили - членовредительство. Был приказ Сталина 1942 года за членовредительство - расстрел. Ещё один рубил дрова и по руке, то же самое. Помню, как политрук (его фамилия была Кодэс, еврей) зачитал приказ: "Высшая мера наказания". Он плакал, просил, - "Нет", - говорят, - "Ты хотел остаться живым". Убили, захоронили.

Но были и такие случаи, что когда наши освобождали территорию, призывали в военкоматы, 30-40 человек собирают в группу и на сборный пункт, - а они убивают нашего сопровождающего солдата и сами разбегаются. И тогда вышел указ Шверника, председателя Верховного Совета СССР: за побег семью высылают в Сибирь.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2350

СообщениеДобавлено: Вс Апр 03, 2011 10:56 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Горбулич Иван Сергеевич

Я родился 10 сентября 1923 г. с. Суходол (ныне Пионерское) Новосветловского района Луганской области.


В первые дни люди собирались и высказывали свое мнение. Что уж скрывать, с началом войны осмелели, некоторые люди, были ведь и недовольные советской властью, говорили, мол, если немец придет, может, даже лучше будет.

Артиллерия сделала подготовку, и мы пошли в атаку, много у нас полегло в первом же бою, а второй раз мы далеко не продвинулись. Тогда на наш участок прислали откуда-то более 300 проштрафившихся чем-то солдат, и их бросили в атаку, а мы должны на лыжах пройти на взятые ими позиции и погнать немцев дальше. Но немецкие позиции были сильно укреплены, перед вражескими траншеями располагалось серьезное естественное препятствие - небольшая река, поэтому, когда штрафники бросились вперед, то смогли добежать только до воды, там их побили всех, хотя бы они в маскхалатах были бы, как мы, в белом на снегу удобнее, а они же все в шинели были одеты, на снегу прекрасно видно. Их там очень много положили. Потом нас снова в атаку бросили, но все-таки кто-то решился доложить о ситуации командованию, и атаку приостановили, но все равно, нам тоже от немцев крепко досталось. Факт в том, что тогда не сильно заботились о людях, надо взять рубеж и все. Закон такой. Если неудача, то начинают офицеры друг на друга кричать, мол, надо выполнять приказ.

Перед нами в первую очередь ставились задачи по дезорганизации тыла противника, кроме того, в прифронтовой полосе оказалось много предателей, надо было нанести удары по ним, и показать мирному населению, что еще существует Советская власть, и она вернется.

Пошли мы как-то втроем по дрова, надо было землянку топить. Насобирал я дров, уже поздновато было, кинулся, нет никого, начал им кричать, но уже время позднее, не стал их искать, думаю, сами придут хлопцы. В землянку зашел, ребят нет, меня спрашивают, где остальные. Я ответил: "Кричал им, кричал, не было никого". Оказалось, что они ушли прямо к немцам. Дело в том, что к нам в окопы постоянно кидали листовки, мол, кто пойдет, тот отпускается домой хозяйничать, все равно, война уже закончена, немцы на днях возьмут Москву. Так что ребята пришли к немцам, те подготовили им выступление, и они кричали в рупор, между нашими передовыми позициями было метров 100, не больше. Там леса, слышимость неимоверная, но такого еще не было, чтобы твои же однополчане выступали, по-фамильно называли комроты и взводного, обращались прямо к знакомым солдатам, мол, бросайте службу, война проиграна, немцы обещают и действительно отправляют нас домой, к семье. Хлопцы-то семейные, я же еще холостяком был. Призыв был сильный. Но отразилось их предательство на нас, хотя украинцев было мало в нашей части, поползли разговоры, мол, хохлы Украину продали, теперь же хотят Россию продать, сильная рознь пошла после этого выступления. Было всякое, снова пытались перейти к немцам, а мы их ловили, всяко было.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
East
рядовой


Зарегистрирован: 15.08.2011
Сообщения: 5
Откуда: Аксай

СообщениеДобавлено: Пн Авг 15, 2011 1:43 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

А я в отношении к евреям абсолютно толерантный человек. Да и к любому другому. Не бывает плохих наций, бывают плохие люди.
За истории спасибо. У меня один дедушка умер, когда я совсем был ребенком и многого не знал. А вот из таких сообщений многое понимаешь.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Варяг
рядовой


Зарегистрирован: 18.10.2011
Сообщения: 8
Откуда: Русь Масква

СообщениеДобавлено: Вт Окт 18, 2011 7:23 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

А как на этом форуме относяться к слову-жид?

_________________
бореться стойко команда-с морем, врагом и огнем......
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5839
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 19, 2012 4:33 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

"именно в партизанском отряде начал потихоньку разрушаться фундамент моего советского воспитания..."

Воспоминания бывшего белорусского партизана о партизанском житье-бытье. Такой себе очерк нравов в партизанском отряде. Изнанка войны, которую стараются не замечать. В принципе, картина во многом соответствует тому, что на основе разных источников воссоздано А.Гогуном в его скандальной книге "Сталинские коммандос" - в плане царящей среди партизан подозрительности, сведении счетов, грабежах и беспределе особистов.
Обратил на себя следующий момент. Автор воспоминаний приводит эпизод, как их особист, у которого немцы расстреляли семью (за то, что это семья работника НКВД), с горя напился, и
после чего "ходил по всем бригадным землянкам, плакал, бил себя в грудь и спрашивал у каждого, кто попадался ему на пути: «Ты когда-нибудь видел, чтобы чекист плакал? Я никогда не плакал! Я стрелял людям в затылок - и не плакал! Я заталкивал людей в душегубки - и не плакал! А сегодня я плачу! Мою семью убили! Мать, жену, деток!...Гады! Звери!...»

Конечно, горе этого человека была страшным, невыносимым и задело каждого! Но мы с моим другом Степкой ужаснулись также и его словам про выстрелы в затылок и душегубки. Разве у нас есть душегубки? Это же у фашистов душегубки! Это же фашисты стреляют в затылок! Может, он бредит от горя? Мы со Степкой просто опешили от того, что услышали и пошли в землянку начальника типографии подпольного обкома партии и стали расспрашивать его, как такое может быть – то, что кричал особист? Начальник типографии растерялся от такого вопроса и стал взволнованно и быстро говорить нам, что вот только что этот особист был у него, и ничего такого он не говорил, и мы все это придумали. И, отводя глаза, стал нам объяснять, что у партии раньше было много врагов, что перед войной страна кишела немецкими агентами и шпионами и надо было как можно быстрей уничтожать их всеми средствами..."

целиком воспоминания на: http://d-v-sokolov.livejournal.com/487578.html

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5839
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 20, 2012 8:28 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

19 марта 2009 года умер Николай Николаевич Никулин - русский искусствовед, ведущий научный сотрудник Эрмитажа, член Учёного совета Эрмитажа, специалист по живописи Северного Возрождения. Человек, чьи "Воспоминания о войне"несомненно являются самым большим откровением об этой войне, той критической массой правды, которую всем ли под силу осознать. Светлая память.

Image

"На войне особенно отчетливо проявилась подлость большевистского строя. Как в мирное время проводились аресты и казни самых работящих, честных, интеллигентных, активных и разумных людей, так и на фронте происходило то же самое, но в еще более открытой, омерзительной форме. Приведу пример. Из высших сфер поступает приказ: взять высоту. Полк штурмует ее неделю за неделей, теряя множество людей в день. Пополнения идут беспрерывно, в людях дефицита нет. Но среди них опухшие дистрофики из Ленинграда, которым только что врачи приписали постельный режим и усиленное питание на три недели. Среди них младенцы 1926 года рождения, то есть четырнадцатилетние, не подлежащие призыву в армию... «Вперрред!!!», и все. Наконец какой-то солдат или лейтенант, командир взвода, или капитан, командир роты (что реже), видя это вопиющее безобразие, восклицает: «Нельзя же гробить людей! Там же, на высоте, бетонный дот! А у нас лишь 76-миллиметровая пушчонка! Она его не пробьет!»... Сразу же подключается политрук, СМЕРШ* и трибунал. Один из стукачей, которых полно в каждом подразделении, свидетельствует: «Да, в присутствии солдат усомнился в нашей победе». Тотчас же заполняют уже готовый бланк, куда надо только вписать фамилию, и готово: «Расстрелять перед строем!» или «Отправить в штрафную роту!», что то же самое. Так гибли самые честные, чувствовавшие свою ответственность перед обществом, люди. А остальные — «Вперрред, в атаку!» «Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики!» А немцы врылись в землю, создав целый лабиринт траншей и укрытий. Поди их достань! Шло глупое, бессмысленное убийство наших солдат. Надо думать, эта селекция русского народа — бомба замедленного действия: она взорвется через несколько поколений, в XXI или XXII веке, когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных."

Книга Н.Н. Никулина "Воспоминания о войне".

http://www.belousenko.com/books/nikulin/nikulin_vojna.htm

Комментарий историка К.М. Александрова к книге Н.Н. Никулина "Воспоминания о войне".

http://www.theunknownwar.ru/pamyati_nnnikulina.html

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5621

СообщениеДобавлено: Вс Мар 25, 2012 7:34 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Да, действительно, после развала совка многие ветераны относительно безбоязненно смогли рассказать страшную правду о той чудовищной войне, о всей подлости, гнусности и скверности людоедского советского режима.

Цитата:
Советская пропаганда того времени была настолько сильна, что я был настроен и воспитан по принципу Павлика Морозова, и готов был даже донести на своего отца! Помню, как я говорил отцу, что, мол, вот Дзержинский, у него чистые руки, холодный ум и так далее. А папа сидит и говорит мне: "Бандит! Расстреливал людей по подвалам!". А я ему: "Как?! Да я…". И я действительно был готов написать донос на родного отца, но, слава Богу, здравый смысл еще оставался.


Цитата:
Все газеты были заполнены карикатурами Бориса Ефимова, на которых Гитлер со своей шпаной бесчинствует в Европе. И вдруг в 1939 году начинается дружба с немцами! Заключается договор о ненападении, решается судьба Прибалтики - это был полный переворот. Тут же наши газеты с восторгом пишут о том, что немецкий крейсер потопил британский авианосец. Сразу же, подражая немцам, стали называть англичан "плутократами". Молотов ездил в Германию, там его принимал лично Гитлер - все это нам показывалось в документальной съемке. И тем не менее было ощущение, что мир с немцами будет недолговечен. Так что у нас, молодежи, переворот в мозгах произошел еще в 1939 году. Мне тогда было 15 лет, и что-то я уже соображал.

Помню, что Польша в то время вела себя настороженно по отношению к Советскому Союзу - а могли ли поляки вести себя иначе, если они еле отбились от нас в 1920 году? В нашей довоенной прессе Польша представлялась как главное зло. Даже киевские пацаны ходили, поплевывая: "Эти пшеки, эти пшеки!". После разгрома Польши в Киеве устроили выставку трофейных автомобилей, в продаже появились польские открытки, а "польскую" колбасу стали в шутку называть "русско-германской". Видя все эти события, мы, конечно же, чувствовали, что война не за горами.

Еще не нужно забывать, что Советский Союз активно готовился к будущей войне. Перед войной Красная Армия была намного больше немецкой, и танков имела во много раз больше. Поэтому нельзя говорить о нашей неподготовленности, даже несмотря на нехватку командного состава в армии.


Цитата:
В училище я был с сентября 1942 года, и могу Вам рассказать, как там учили. Например, расстояние до какого-нибудь столба измеряли спичечным коробком: зная длину коробка и высоту этого столба, если коробок на вытянутой руке закрывает этот столб, то расстояние считалось по формуле. Конечно, ни о какой точности не могло быть и речи. А бинокля мы в училище просто не видели! И вообще, чему кроме "ать-два" можно как следует научить за три месяца?

Конечно же, и в училище мы изучали винтовки. Я запомнил, это просто удивительно, что наши учебные трехлинейки Мосина были производства фирм "Вестингауз", "Армстронг", "Шервуд", "Винчестер" и так далее. Русские винтовки, но надписи на них были вот этих американских фирм. Пулеметы у нас были системы "Максим", на водяном охлаждении и их в училище было, по-моему, всего два, но зато было полно немецких "машингеверов". И вот из этого учили нас стрелять, хотя стреляли мы очень мало, а в основном маршировали. Вспоминаю, какое было обмундирование - шинели выдали английские, из тонкого-тонкого сукна. Из него, очевидно, шили френчи, и в этих шинелях мы просто замерзали.


Мундир английский, погон российский Laughing

Цитата:
Нас переправили через Волгу, обстрел был страшный, но каким-то образом все же удалось добраться до противоположного берега… Я бывал в разных местах, но то, что я видел в Сталинграде, не забуду никогда. Ужас… Овраги, доверху наполненные трупами… Даже зимой запах был невыносимый. Убитых было просто огромное количество.


Цитата:
Нам прислали пополнение, человек сто узбеков - "пушечное мясо", и они бросились хватать автоматы ППШ, а диски выбрасывали, потому что кто-то им сказал, что их можно не носить. Автоматов-то всего 6 штук, а винтовку они не хотели брать - она тяжелая. Когда что-нибудь им говоришь - "моя-твоя не понимает". Мы ненавидели их всей душой: вот, думаем, сволочи, притворяются, не хотят воевать. А они действительно не понимали русского языка! Кончилось это все тем, что в первом же бою их никого не осталось - человек 70 было убито, остальные были ранены.


Цитата:
В феврале 1943 года нас повезли в сторону Курска. Ехали эшелоном, и наши солдаты ничего умнее не находили, как на ходу стрелять из автоматов по изоляторам на столбах. Я, исполняющий обязанности командира взвода, ничего им не говорил - хватило мозгов не связываться, потому что если обостришь с кем-то отношения, потом вылезет боком. Там была такая шпана, что лучше было промолчать, шлепнуть могли запросто.


Цитата:
Уже 43-й год, должны вроде бы появиться наши самолеты, но нет, летают только немцы, причем летают нагло, бросали не только бомбы, но и бочки с пробитыми дырками, которые так гудели, что было одно желание - ввинтиться головой в землю, как шуруп.


Цитата:
6 марта 1943 года нашему батальону было приказано взять эту деревню штурмом. Ни артиллерии, ни танков с нами не было… Плакать хочется, когда вспоминаю… Март месяц, еще лежит снег, а на нас эти черные завшивленные шинели, и по белому надо ползти. Приказ был короткий: "Вперед, твою мать!". Нас подняли около 6 часов утра, в 9 часов мы подошли близко к деревне, а оттуда сильнейший пулеметный огонь! Да еще вдобавок и миномет по нам стреляет. Это был ужас! А я же еще и офицер, должен вести людей за собой. Кричу: "Вперед, за мной!".


Цитата:
Под Москвой и в Сталинграде в основном мы были вооружены винтовками Мосина и имели по нескольку пулеметов "Максим" на роту. Помню, что во время боев за Сталинградский тракторный завод с нами был один снайпер со снайперской винтовкой. Еще в стрелковых ротах было довольно много автоматических винтовок СВТ, но мы их не любили, потому что это винтовки для пользования в чистоте и порядке, а в наших условиях они были ненадежны. Автоматы ППШ у нас появились в начале 1943 года, перед боями под Курском. ППШ был хорошим оружием, но металл был обработан очень грубо - просто обточен без какой-либо шлифовки. Многие фронтовики очень хвалили автомат ППС, но во время моего пребывания на фронте мы их не видели.

А.И. - Пользовались ли немецким оружием?

Г.Р. - У меня был пистолет "Парабеллум" - очень надежное и точное оружие. Немецкий автомат я держал в руках, но не стрелял из него. А из пулемета "машингевер" я стрелял в училище, это хороший пулемет - надежный, очень скорострельный и намного легче наших "максимов". Но у "максима" было одно преимущество - из-за массивности и тяжести он давал более высокую кучность боя.

У пулемета "Максим" вес ствола 30, а станка - 32 килограмма. Вот и представьте себе, что со мной было, когда я первый раз поднял станок. Я тогда сам весил килограммов 45. Конечно, пытались катить эти пулеметы на колесиках, но ведь все это сооружение весило 62 килограмма, а катить приходилось далеко не по ровной поверхности. Щиток у "максима" был слабый и нас почти не защищал, тем более, что у немцев часто действовали минометы, осколки мин летели сбоку, и защититься от них было нечем.

Еще хочу сказать, что все немецкое оружие, в отличие от нашего, было аккуратно и красиво обработано.

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5621

СообщениеДобавлено: Вс Мар 25, 2012 7:52 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Цитата:
А.И. - Как Вы оцениваете уровень наших и немецких потерь на начальном этапе войны? Я общался со многими ветеранами, воевавшими в различных родах войск, на разных фронтах и в разное время, и все они говорят, что потери Красной Армии были значительно выше немецких.

Г.Р. - Это абсолютная правда. В советское время наши потери в войне всегда занижались - сначала говорили, что мы потеряли 16 миллионов, потом говорили о 21 миллионе, потом о 25 миллионах погибших солдат и мирных жителей, и так далее. Одно то, что я увидел в Сталинграде, говорит о том, что наши потери были больше, чем у немцев. На Мамаевом кургане есть захоронения наших солдат - насыпи по 30-40 метров в высоту! И не зря один из памятников-символов обороны Сталинграда - это огромная бетонная рука, торчащая из земли…

Русский писатель Астафьев, сам участник войны, сказал, что мы немцев телами забросали, и это действительно так. Ну это же сволочи, я иначе не могу их назвать, положили 100 тысяч солдат в битве за Берлин, в самом конце войны! Можно было бы все списать на Жукова, но ни хрена, Жуков бы ничего не сделал без Сталина. Сталин сказал взять Берлин, и долбали его до последнего, хотя город давно уже был обречен. И наши солдаты гибли за какие-то часы, минуты до конца войны! Зачем это нужно было делать?!


Цитата:
Когда я пришел поступать в мединститут, это был август-сентябрь 1944 года, то из двух 9-х классов нашей школы живыми с фронта пришло четыре человека. Сейчас остался я один. Статистика писателя Юрия Бондарева остается в силе, чтоб Вы это знали и никогда не забывали - 1923, 24, 25 годы понесли наибольшие потери. Объясню почему: 1922 год и старше призывались до войны, и их уже чему-то научили. А из нашего поколения из ста человек вернулось трое, и, как правило, калеками. Когда я учился в мединституте, я был старостой группы, и в группе было 30 девушек и один я. Только потом к нам группу пришло еще двое парней, тоже фронтовиков. А когда я в 1949 году окончил институт, то вместе со мной выпустились 850 девушек и 45 парней. Многие ребята были без ноги, без руки, без глаза. Наше поколение сыграло важную роль в той войне, и большинство моих друзей погибли на фронте или рано ушли из жизни от фронтовых ранений.


Взлелеянная большевиками масса подонков породила новые поколения себе подобных:

Цитата:
Я очень многое переосмыслил, видя ту жизнь, которая была очень плохая. Тем более, я испытал на себе несправедливости, которые тогда существовали. В институте я хорошо занимался, и все дороги должны были быть открыты для аспирантуры, но ничего этого не вышло по одной причине и понятно, какой.

Когда я заходил в райком партии и видел эти сытые откормленные рожи, эти синие шевиотовые и бостоновые костюмы (им шили в спецателье "Коммунар" на тогдашней улице Жданова, 25), мне было просто противно. Противно было видеть этих чиновников, слышать их разговоры.

Я хорошо помню "Дело врачей", когда многих людей расстреляли и посадили. А ведь еще было "Дело писателей" - уничтожили таких еврейских литераторов как Давид Бергельсон, Давид Гофштейн, Лев Квитко. Тогда говорили, что Гитлер расстрелял еврейских читателей, а Сталин - еврейских писателей.


Поэтому особых чувств я к Сталину не испытывал. Главным, что меня привлекало в комсомоле, в партии - это идея интернационализма. На это я "молился". Но потом оказалось, что, как говорил мой папа, "пишется - трамвай, а читается - конка". То есть говорили одно, а на деле отношение было совсем другим. И все же та власть меня бесплатно выучила на врача, и у меня не было проблем устроиться на работу - пусть не на ту, которую я хотел. Пусть мою дочь долго не принимали в университет, но в конце-концов приняли на вечерний, и она его закончила на "отлично".

Тогда много было плохого, но, видя то, что делается сейчас, как мучаются люди, я не могу хорошо относиться к нынешней власти. Где тот роскошный завод "Большевик", который процветал еще при царе? Где завод "Арсенал"? Этого же ничего сейчас нет! Что дала эта власть? Я не жалуюсь на свое материальное состояние, я достаточно обеспечен, но есть же люди, получающие 800 гривен пенсии. Пусть они имеют льготы, но этого же недостаточно для жизни! А что значит повысить пенсионный возраст, если у нас и так до пенсии многие не доживают? Это далеко не справедливо. Я не могу спокойно проезжать мимо фабрики имени Карла Маркса. Какого хрена бывшая советская фабрика вдруг стала принадлежать Порошенко?

А еще я напуган тем, что происходит сейчас с молодежью. У меня есть один товарищ, у которого собственный правнук стащил орден Красной Звезды и продал его. Я помог товарищу приобрести у коллекционеров другой орден, так он и другой украл! То есть, сейчас для людей не существует никаких запретов.


Роговой Герц Моисеевич

Цитата:
Ваш товарищ, летчик-ас Семен Горхивер, который сбил 23 немецких самолета, прошел на войне такое суровое испытание, как служба в штрафной эскадрилье во время сражения за Сталинград. Он вам не рассказывал, за что конкретно попал в «летающие штрафники»?

Конечно, рассказывал. Сеня попал под «драконовский указ», который действовал в 1942 году, и согласно которому любое летное происшествие, поломка самолета при вынужденной посадке или отказ техники во время боя - приравнивались к измене Родине.

У него в вылете на исходе оказалось горючее, и он раньше других вышел из боя и вернулся на аэродром. И Семена сразу отправили в трибунал, без долгих разговоров, ведь комиссару полка и армейской прокуратуре тоже надо было отчитаться, что мол, «действуем и выполняем указ», караем «уклоняющихся от боя», вот, пожалуйста, держите, старшина Горхивер , да мы его к стенке поставим, … И хотя виноват был техсостав, а не летчик, и все это знали.

Семен никогда не был трусом, это был смелый летчик-истребитель, который не боялся ни черта, ни дьявола, но вот попал под жернова «советской армейской юстиции», хорошо хоть не расстреляли под горячую руку, а ведь подобных примеров в 1942 году хватало…


В штрафной эскадрилье он пробыл два месяца, и четыре сбитых немца в составе «штрафников» ему не засчитали. Когда у Горхивера было уже 18 сбитых на личном счету, то должны были отправить на него представление на звание Героя Советского Союза, но тут ему в штабе дивизии все вспомнили, и то, что еврей, и то, что в штрафниках воевал. Горхивер внешне не показывал какой-либо обиды, но со мной, со своим другом и ведомым, он был откровенен.


Кичин Исаак Хаимович

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5839
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 08, 2012 7:52 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Партизанские будни: "...Под гармонику пели и танцевали... закололи свoлoчь- лесника..."

ИЗ ДНЕВНИКА Н.Н.ПОПУДРЕНКО

(Попудренко Николай Никитович (1906-1943) - партийный работник, один из организаторов и руководителей партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941-1944 гг.; Герой Советского Союза (1943, награжден посмертно).

31 [января] [19]42 г.

В отряде появился спирт.
Группа во главе с тов. Яном привезли спирт в Софиевку - 25 лит[ров]. Если давать по 50 гр[аммов], то это хватает на 2 м[есяца]. А если будут так пить, как сегодня, то через несколько дней его не будет.
Сегодня все были nьяны.

Комиссарам и политрукам была работа.
На заводе убили двух полицейских и старосту. По дороге в с. Чолхово встретились с полицией, расстреляли 7 человек. Забрали 26 пар валенок и кожухов, собранных для немцев.
«Партизана» Гончарова расстреляли, как вора, крал сапоги, хлеб и др[угие] вещи. Два раза ушел с поста, пытался удрать с отряда. Пустили в расход управляющего Софиевским з[аво]дом Андрусевича и зав[едующего] откормочным пунктом этого з[авода] Рыxлиського.

1 [февраля] [19]42 г.

По радио передано, что взята Сахновщина - моя родина. Расстреляли Кожедуба, за то, что в пьяном виде произвел
два выстрела и этим сделал тревогу в лагере. Сделали очень правильно. Вечером была самодеятельность. Под гармонику пели и танцевали. Рассказывали анекдоты. Особую активность проявили Дудчин и Василий Емельянович [Еременко), тот на тему суда и прокуратуры, а другой на антирелигиозную тему. Щуплик читал свои стихи. Это у нас поэт-фронтовик. Со всех анекдотов мне запомнились такие: «нахал», «суд над конокрадом», «про немецкого и русского (старого) денщиков», «для попа Г.», «не хватило», «как старшина пил квас».
Т[ов]. Балабай заколол одну свoлoчь - лесника, работавшего у немцев...

5 [февраnя] [19]42 г.

Семен Михайлович [Новиков] напомнил, что сегодня семь м[еся]цев, как выехали наши семьи в Орск. Выпили за их здоровье. Передали по радио о действиях черниговских партизан. В нескольких районах немцы не могут установить власть. Неоднократные нападения мадьяр на партизан проходят безрезультатно для них, партизанское движение ширится и развивается. Так примерно передали. За прошедшие два дня уничтожили 8 сволочей. Семья лесника 3 чел[овека], Тихоновского полицмана, два разведчика из [села] Гуровичи, 2 полицая [из] Охромеевичи. Возвратилась разведка с Новозыбкова и Климов[ичей].

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5839
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 08, 2012 9:02 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Вот такие украинские националисты...
Цитата:
28 ноября 1944 г.

Копия
Совершенно секретно
Из Львова

Москва, НКВД СССР - товарищу Л.П.Берия

27 ноября с.г. опергруппой УНКВД и милицейским отрядом из бывших партизан в составе 220 человек в треугольнике сел Залесье-Панановцы-Залозце Залестницкого района Тернопольской области были настигнуты и окружены остатки банд куренных атаманов «Романа» и «Ястреба», разгромленных 17 ноября с.г. Бой начался в 10.00 и продолжался до 20.00 27 ноября.
В результате операции убито 240 бандитов, в том числе новый куренной атаман, объединивший остатки банд после убийства «Романа» и «Ястреба». Был одет в форму артиллерийского офицера Красной армии. Среди убитых опознан также труп коменданта СД куреня «Орлик».
Захвачены трофеи: ручных пулеметов 8, минометов батальонных 1, мин к нему 500, гранатометов 2, гранат 500, ПТР 1, винтовок 153, патронов винтовочных 30000, пистолетов 12. Захвачен обоз в количестве 55 подвод, груженных продовольствием, обмундированием, медикаментами и хирургическими инструментами. Среди убитых много казахов, узбеков и русских. Форма одежды убитых разнообразная. Многие одеты в форму офицеров и бойцов Красной армии.
Наши потери: убито 3 и ранено 6 бойцов. Курень УПА полностью разгромлен.

Нарком внутренних дел УССР - РЯСНОЙ.
Верно [подпись неразборчивая]

ГАРФ, ф.9401, оп.2. д. 68, л.21-23. Заверенная копия.

----------------------------------------------------------------------------------------------
От меня: Похоже, был уничтожен не только отряд украинских повстанцев, но и госпиталь УНА. Убито 240 человек, а винетовок взято только 153. А уничтоженный отряд состоял не из местных украинцев, а дезертиров Красной армии, взявшихся за оружие для вооруженной борьбы с советской властью.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5839
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 23, 2012 12:40 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Из воспоминаний ветерана Пешковой Натальи Никитичны:

- А.Д. Как Вы поступали с пленными?

- После освобождения Фастова пошли дальше и наткнулись на большую группу, итальянцев. Они, конечно, фиговые вояки, а эти, так вообще без оружия были. А поскольку мы сами были в полуокружении, то начальство приняло решение их расстрелять. Я, конечно, ничего этого не видела. Где-то... заткнув уши... куда-то... Причем это для всех было ужасно. Мы приходили в себя, пока нас немцы не стукнули. Эти ребята, которые расстреливали, говорили, что пленные снимали часы, вещи, чтобы задобрить их, как-то откупиться. Это жутко... Но нельзя было их оставлять...

http://iremember.ru/mediki/peshkova-natalya-nikitichna/stranitsa-2.html

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB