Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Словарь советской жизни Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Янв 20, 2013 1:16 am Ответить с цитатойВернуться к началу

"...Я же не должен умирать как лодырь потому что все мое хозяйство в колгоспе..."
27 апреля 1932 г.

Заява в сельсовет
Гражданина Семиона Вакуловича Кириченка

Прошу я Вас, сельрады голову, что у меня хлеба нет ничего с того времени, када вы забрали у меня 6 мешков пшеницы, а после того 45 руб. денег и два мешка ( один мешок с ячменем и 1 с мукой). И я с вами не имел драки как другие. Я находил, что власть требует, то нада дать для государства. А теперь прошу вас, дайте мне хлеба, потому что у меня не из чего жить. Я все вам отдал для поддержки государства. Я же не должен умирать как лодырь потому что все мое хозяйство в колгоспе.

Я думаю, что следует дать мне хлеба.
В чем и расписуюсь Кириченко.

Государственный архив Херсонской области. ф-р 4033, оп.6, д.344, л.69 оригинал, рукопись.


Цитата:
1931год. Ленинград

http://img-fotki.yandex.ru/get/4129/97833783.22/0_86b0d_f5eda089_XXL

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.

Последний раз редактировалось: Дроздовский (Сб Фев 16, 2013 4:53 pm), всего редактировалось 1 раз
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Янв 20, 2013 11:53 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Н. С. Хрущев на завтраке в его честь, устроенном 19.09.1959 киностудией "ХХ век-Фокс", вспоминал: "Я женился в 1914-м, двадцати лет от роду. Поскольку у меня была хорошая профессия (слесарь), я смог сразу же снять квартиру. В ней были гостиная, кухня, спальня, столовая. Прошли годы после революции, и мне больно думать, что я, рабочий, жил при капитализме гораздо лучше, чем живут рабочие при Советской власти. Вот мы свергли монархию, буржуазию, мы завоевали нашу свободу, а люди живут хуже, чем прежде. Как слесарь в Донбассе до революции я зарабатывал 40-45 рублей в месяц. Черный хлеб стоил 2 копейки фунт (410 граммов), а белый - 5 копеек. Сало шло по 22 копейки за фунт, яйцо - копейка за штуку. Хорошие сапоги стоили 6, от силы 7 рублей. А после революции заработки понизились, и даже очень, цены же - сильно поднялись..."
В своей книге "Воспоминания. ч.II" (изд."Вагриус" М., 1997) Хрущёв писал: "...иной раз брали грех на душу и говорили, что в старое время, дескать, жилось хуже. Грех потому, что хотя и не все, но высококвалифицированные рабочие в том районе Донбасса, где я трудился, до революции жили лучше, даже значительно лучше. Например, в 1913 г. я лично был обеспечен материально лучше, чем в 1932 г., когда работал вторым секретарем Московского комитета партии. Могут сказать, что зато другие рабочие жили хуже. Наверное, хуже. Ведь не все жили одинаково... (с.191, 247). См. также:
Но, может быть, Н. С. Хрущев принадлежал к высококвалифицированной рабочей аристократии и его уровень жизни резко отличался от большинства рабочих? К 1917 г. Хрущеву было только 22 года и получить такую квалификацию он просто не успел. В 1909 г. рабочие, требуя прибавить зарплату ,говорили – «только плохой слесарь получает 50 р. в месяц – а хороший слесарь получает 80 – 90 руб. в месяц». Следовательно, молодой Н. С. Хрущев получал не как хороший, а как «плохой слесарь» - вернее, начинающий, молодой. Но уже мог арендовать трехкомнатную отдельную квартиру...

http://www.proza.ru/avtor/borisromanov

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Янв 26, 2013 8:15 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

01.05.1933. СПРАВКА ХАРЬКОВСКОГО ГОРКОМА КП(б)У О ПИТАНИИ НАСЕЛЕНИЯ ПО МАТЕРИАЛАМ ПРОВЕРОК ГПУ.

Image
Image
Image
Image

Государственный архив Харьковской области ф.п-69, оп.1, д.90, стр.168-171

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 6984

СообщениеДобавлено: Сб Янв 26, 2013 8:41 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

На фото — журнал с записью абортов, лежит в операционной. Припять.

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 17, 2013 8:43 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Отличная методичка, выдающая как шпионов, так и охотников на шпионов.


foto-history.livejournal.com/3209305.html#cutid1

Image
Image

- Выработанная на производстве привычка работать только хорошо...- ты не советский, ты шпион)

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 22, 2013 4:26 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Гостиница "Варшава": ...Выжигали в топчанах клопов паяльной лампой... )


Письмо прокуратуры Ставропольского района в Ставропольский райздравотдел о санитарных мероприятиях по акту обследования в гостинице «Варшава» города Ставрополя


6 апреля
1931 года

Сообщается, что по акту обследования санкомиссией гостиницы «Варшава» сделано следующее:

1. Произведена дезинфекция помещения и побелка такового за два покроя.
2. Выжигали в топчанах клопов паяльной лампой.
3. Топчаны с верхнего помещения все убраны и перенесены вниз, в здание быв. пивной для приезжающих крестьян в общежитие.
4. Шпана, кодло и все беспризорные сверху переселены вниз в отдельное помещение, из коих 4-х человек милиция отправила в УГРО, двух женщин отправила в Дом матери и ребенка и в Дом одиноких женщин, оставшиеся, большая часть, разбежались неизвестно куда.
5. Очистка навоза и мусора произведена и находится в кучках, каковые постепенно вывозятся.

Прокурор Иванов
Ст. секретарь Евтушенко

ГАСК. Ф.Р-632. Оп. 1. Д.117. Л.123. Подлинник. Машинопись.




Сводка писем в газету "Правда". 1930 г.


Из сводки № 102 писем отдела расследования и читки редакции газеты «Правда» «Наши враги действуют»


18 августа 1930 г. Совершенно секретно.

В сводку вошли наиболее характерные выдержки из неопубликованных писем, поступивших в «Правду» за последний месяц, некоторые письма [за] 1,5 месяца.

«На почве голода был бунт»

8 июля в г. Бердянске Мариупольского окр. был голодный бунт, побиты стекла в горсовете, избит сотрудник, пытались найти председателя горсовета, но тому удалось скрыться. Никаких мер не принимают для урегулирования снабжения питанием местного населения, которое находится в ужасных условиях. На местном рынке цены бешено растут, так, сегодня, 8 июля, бутылка подсолнечного масла стоит 6 руб. 50 коп., пучок луку 35 [коп.], так цены поднимает уважаемая беднота, приезжающие больные на курорт в полном смысле голодают. Мелких денег нет. Оповестите об этом, кого надлежит (Остафьен-ко, Сталино, шахта № 7).

«У нас тоже есть восстания крестьян»

Когда вам написал правду Мамаев, то не понравилось, а ведь это правда. Крестьянин был продавцом, а теперь потребителем, и все это наделало правительство. Раньше мы работали плугом и лошадкой, а хлеб кушали досыта, а теперь трактором, и все голодны. Царя ругали, а сами все стали давать по книжкам, да и совсем ничего нет. Вы пишете, что за границей восстания и кризис, а у нас нет ничего, даже мыла нет, а разве не было восстаний, да вот в ст. Гостагаевской Анапского района было восстание, крестьяне избили ГПУ, кричали: «Бери винтовки», а когда приехали солдаты, то им кричали: «Давай свободу», и 10 дней стояли солдаты у нас, а ст. Анастасиевка тоже восстала, а сколько даром восстало станиц. В г. Анапе в садах Алексеевке тоже крестьяне восстали против Советской власти, и когда приехали туда, то их чуть не поколотили вилами. Крестьяне говорят, что «умрем, а хлеба не дадим, они будут там от жиру пухнуть, а мы от голоду пухнем, а когда у нас не хватило хлеба и мы пришли просить в совет, то нам сказали, что купите на рынке, так и мы вам скажем, когда вы к нам приедете брать хлеб», вот тут и будет убийство, вот тут и будут восстания. Крестьяне продали всех коров, оставили по одной корове, а то всех считали кулаками, а вы до того закрутили крестьян, что они стали как сумасшедшие (Анапа, крестьянин Комарченко).

«Отказываются от колхоза»

У нас происходит массовый бунт крестьян с требованием надела земли и отказ от колхоза. Так что у нас еще влияние кулака есть. Хотя и разоблачаем, но ничего не выходит (ст. Уманская, Кубанский окр., ул. Кооперации № 77 — 87, Солодовников А. Н.).

«Милиция стреляет в крестьян»

Сообщите XVI съезду: в Херсонском окр. милиция при участии партийцев и комсомольцев стреляет в крестьян из пулеметов в местечке Алешки и других селах. Доставлена первая партия раненых в херсонские'больницы, среди раненых есть женщины. Под влиянием террора крестьяне бросают поля, хлеб не убирают. Примите меры, иначе небывалый урожай пропадет (анонимка).

Нужны срочные меры (письмо Центральному Комитету ВКП(б)).
«Восстанием охвачено несколько районов»

Сибирь восстала. Положение такое создалось, какого еще никогда не было. В Шиткинском, Тайшетском, Тасеевском районе идет восстание. Вот-вот дожидаются восстания в Тасеевском районе, куда послано 16 чел. организаторов восстания. Числа 30 июня или 1, 2, 3, 4 июля назначено восстание в одном километре от г. Канска, в с. Канско-Перевоз восстание, коммунисты все как есть мобилизованы. Местные власти стараются все это держать в тайне, между прочим весь народ все знает. Настроение как у рабочих, так и у крестьян возбужденное. Надежда только лишь на партийцев и комсомольцев, но есть случаи, когда партийцы и комсомольцы перебегают на сторону восставших. Рабочие и служащие также недовольны. Мука стоит 25 руб., что никогда еще такой цены не было. Ставки сезонным рабочим снизили против прошлого года. А жизнь во много раз стала дороже. Продуктов сезонным рабочим никаких не дают. Рабочие также поговаривают насчет забастовки, кроме того, дожидаются восстания или войны, чтобы получить [оружие] и идти выбить всех коммунистов, а потом идти защищать власть.

«Нажим хуже, чем при помещиках»

Нажим над крестьянами сейчас такой, какой был при помещиках, добровольности нет никакой, а все принудительно]. Разве мыслимо такое? Из Минусинского окр., из одной деревни высылают по 200 семей «кулаков», которым не дают ничего работать, а также и не кормят совершенно. Ежедневно в каждом в отдельности участке вымирает по 10 детей и взрослых. А из всех сосланных очень и очень малый процент кулаков, так как кулаки настоящие были раскулачены еще в 1928/29 г. Сейчас проводится контрактация скота, где у крестьян забирают последних коровенок. Уполномоченных разные организации посылают только лишь бы отвязаться, которые никогда газет не читают, а, приезжая на места, врут-врут, чем озлобляют только крестьянство. Сейчас под совхозы отрезают земли, а крестьян выселяют на неразработанные земли. Все говорят о том, что во всем виноват Сталин и открыто говорят, что Сталина надо убить...

«Восстанием руководят братья Яковенко»

Кроме того, центральным органам известно положение в г. Канске (Сибирь), но ничего не принимают. Сейчас нужно срочно выслать правительственную комиссию и старых руководителей партизанских отрядов, которые бы разъяснили крестьянам. Братья Яковенко руководят партизанским отрядом восставших.
Прошу принять мое письмо со всей серьезностью, иначе каждый день промедления очень дорого будет стоить (писал партиец).

«На почве избиения было восстание крестьян»

Разве допустимо издевательство над середняком из-за того, что он не вступил в колхоз, и бить его так, что ребра вылетают и человек лежит при смерти. Секретарь партячейки на это — ноль внимания, хотя и педагог. А председатель сельсовета, он же и член партии, наганом ребра людям выбивает. Прошу выслать из ЦК комиссию для расследования всех перегибов, ибо здесь до этого было доведено, что было восстание крестьян (Украина, Сумский окр., Вировский район, с. Ульяновка, селькор Бойко).

«Крестьяне помогают восставшим., а не коммунистам»
«Восставших встречают с хлебом и солью»

В Нижне-Ингашский район приехал конный отряд партийцев. Крестьянство думало, что это приехали восставшие, которых встречали с продуктами, но когда узнали, что это коммунисты, то не стали ничего давать. Приходилось идти с винтовкой доставать пищу, как раньше делали белые. Жрать ничего в городе нет, муки, хлеба. Горпо не дает. Вообще положение настолько напряженное, что нельзя высказать. По сообщению и из других городов России говорят за то, что и там положение напряженное.

«Восставшие подожгли школу»

В Сибири каша такая заварена, что хватит и расхлебывать до 1932/33 г. В Нижне-Ингашеве восставшие подожгли школу, где сидели наши вооруженные партийцы, крестьяне почти все сочувствуют восставшим, за исключением старых коммунаров. Как хотите, товарищи, расценивайте мое письмо, но жить становится невозможно.

Хотя я выступаю против банд восставших, я это делаю потому, что нужно идти защищать власть, но в душе что-то скребет. Если бы вот эта суматоха у нас в округе появилась в 1927/28 г., то с ручательством можно было сказать, что все крестьянство было бы за нас. Положение изо дня в день становится все хуже и хуже. Сейчас все госкооперативные учреждения и организации собирают всю звонкую монету, до того доходит, что на рынке ничего не купишь за бумажные деньги. Если нужно сдачи 20 коп. с рубля, то никто не даст. В общем творится такое, что очень трудно понять. Если бы взял кто-нибудь из управителей, загримировался нищим и пространствовал, то вряд бы нашел людей, которые не обижались бы на власть.
Но ваша власть так построена, что очень трудно понять, откуда что происходит. Если желудок голодный, так и социализм, и фабрики не милы. Это может любой и каждый испытать — пожить впроголодь.

«У нас в Сретенском окр., Чернышевском рике и в других районах идет война»

Выступили крестьяне против коммунистов и коллективов-коммун. В результате появились убитые и раненые. У нас на станции У курен Забайкальской железной дороги ранен беспартийный нарядчик кондукторского и два красноармейца в с. Зульзыка. Это, товарищи, в корне крестьяне обижаются на раскулачивание (Сименский И.Ф., станция У курен Забайкальской железной дороги Сретенского окр.).


РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 102. Л. 217-212, 210-208. Копия.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 02, 2013 9:14 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

СПЕЦСООБЩЕНИЕ
Управления НКГБ Томской области секретарю горкома ВКП(б)
о содержании письма томички Салимовой

30 октября 1944 г.

Секретарю Томского ГК ВКП(б) т. Тиркунову.
Через военную цензуру прошло письмо, исходящее от Салимовой Х.И., проживающей в г. Томске по ул. Эуштинской, 28-1.
В своем письме Салимова пишет:
"… 27.IX.44 г. я сама работала на заводе. Работаем очень долго, с 8 до 8 часов вечера, т.е. 12 часов. Ребенка отдаю в ясли, но там очень холодно, плохо ухаживают. Ему уже 3 года, а разговаривать и ходить не может, то жив, то мертв. 3 месяца лежал в больнице, но не излечился, так как в яслях сильно простыл. Вот как относятся к нашим детям …"
Настоящее сообщается для проверки и соответствующих Ваших мероприятий.
О принятых мерах сообщите.

Управление УНКГБ Томской области

ЦДНИ ТО. Ф.80. Оп.3. Д.327. Л.55. Подлинник. Машинопись

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 03, 2013 10:20 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Записка начальника ГУЛАГА НКВД СССР В.Г.Наседкина наркому внутренних дел СССР Л.П.Берия

19.04.1941


В Исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР содержится вместе с осужденными матерями 9400 детей в возрасте до 4-х лет, из них из-за отсутствия мест только 8000 детей помещены в детские учреждения, функционирующие в лагерях и колониях.
В тюрьмах НКВД также содержится 2500 женщин с малолетними детьми.
Кроме того, в лагерях, колониях и тюрьмах имеется 8500 беременных женщин, из них на 9-м месяце беременности около 3000 человек.
Дальнейшее содержание малолетних детей в тюремных камерах и бараках лагерей и колоний вместе с заключенными считаю невозможным.
Прошу Вашего распоряжения об ассигновании 1,5 миллиона рублей для организации в лагерях и колониях детских учреждений на 5000 мест и на их содержание в 1941 году 13,5 миллионов рублей, а всего 15 миллионов рублей.
Вопрос об отпуске 15 миллионов рублей на эти цели согласован с Начальником ЦПФО тов. БЕРЕНЗОНОМ, за счет сверхплановых поступлений от осужденных к исправ. труд. работам.

Начальник ГУЛАГа НКВД СССР ст. майор государственной безопасности Наседкин

ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 42. Лл. 26–27. Машинопись. Копия.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 29, 2013 7:00 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Советский отработанный материал.


Май 1933

ДС

Заведующему Харьковским отделением соцобеспечения т.Шевченко

Копия: Председателю горсовета т.Гинзбургу
КК РКИ
Директору Инвалидного городка т.Ставскому

По поручению Центральной чрезвычайной комиссии горздравотделом было произведено обследование Хорошевского инвалидного городка в целях выяснения мероприятий, проведенных в городке по приведению его в должное санитарное состояние и устранения угрозы превращения городка в очаг заразы для окружающей местности и города Харькова <...>

Территория городка унизана отхожими местами на всех перекрестках и проходах между домами. Все уборные и помойные ямы переполнены до отказа. Нечистоты частично переливаются через край. Персонал кухни по традициям городка устроил себе уборные просто в угловом бараке городка и открыто загаживает башню, мотивируя неисправностью поломанной уборной, примыкающей к кухне. Все уборные нуждаются в ремонте и очистке.

Значительная часть домиков завшивлена. В одном из мужских общежитий завшивленность переходит всякие пределы, инвалиды покрыты одеялами, буквально двигающимися от обилия вшей. Многие инвалиды жалуются, что не могут допроситься постирать их белье. Прачечная полуразрушена и нуждается в основательном ремонте. Часть инвалидов утверждают, что уже несколько лет не получали свежих наматрасников и белья, несмотря на противоположные утверждения администрации, что наматрасники и белье выдаются ежегодно. Несомненно, что часть белья продается инвалидами бесконтрольно, в то же время видно по состоянию матрасов, напоминающих чрезвычайно загрязненную половую тряпку, что белье и матрасы выдаются не всем инвалидам ежегодно и не стираются.

Баня в инвалидном городке разрушена, дезинсектор "Гелиос" стоит поломанный и заржавленный без использования.
Отпущенная здравотделом простейшего типа душевая установка еще не установлена в городке.
Столовая найдена в антисанитарном состоянии. Пол в столовой покороблен и напоминает пол в худшего типа стойлах для скота. Стены, окна, двери загрязнены и нуждаются в ремонте. Отсутствуют умывальники для рук. Нет умывальников и во многих домиках, где живут инвалиды.
В изоляторе отсутствуют внутренние уборные с примитивными стульчаками и тяжелые ослабевшие больные инвалиды вынуждены садиться прямо на ведра. Везде отсутствует искусственное освещение. Ночью инвалиды тыкаются, как слепые, падают и кричат о помощи.

Жилфонд в значительной части разрушен совершенно. Во многих домиках инвалиды успешно вытаскивают доски из пола и рубят их на дрова. <...>

Особое внимание обращает питание инвалидов- характерным в общественном питании инвалидов является почти полное отсутствие витаминов в пище, недостаток продуктов и убийственное однообразие в пище. Как известно, с января до половины апреля инвалиды сидели почти на одних ржаных галушках, замешанных на воде без капли жира. Последнюю декаду стали изредка подбрасывать рыбу. При обследовании городка 30/IV меню инвалида состояло: завтрак- 67 гр. пшена и соль, обед- 90 гр. гречки, вода, соль и 300 гр. хлеба. Жиры отсутствуют совершенно. Общий вид инвалидов- тяжелый, резко анемичный, с бумажного цвета кожей, с явлениями выраженного авитаминоза. О диетическом питании говорить не приходиться.

Необходимо отметить отсутствие группировки инвалидов по характеру инвалидности. Здесь содержатся самые разнообразные больные инвалиды, начиная с физических калек и кончая тяжелыми формами открытого туберкулеза.
Необходимо отметить отсутствие всякой дисциплины среди инвалидов. Культурная работа среди инвалидов отсутствует полностью, в результате чего процветают пьянство и картежи. <...>


Заведующий горздравотделом и Заместитель председателя Городской чрезвычайной санитарной комиссии по борьбе с эпидемией- ВОРОБЬЕВСКИЙ

Заведующий санэпидсектором- ПЫЖОВ

Государственный архив Харьковской области, ф.р.-1962, оп.1, д.281, стр.228-229, оригинал, машинопись.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 28, 2013 8:00 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ЗАМ. НАЧАЛЬНИКА УПРАВЛЕНИЯ ПО ДЕЛАМ ИСКУССТВ МОСГОРИСПОЛКОМА, ЗАВ. ОТДЕЛОМ КОНТРОЛЯ ЗА ЗРЕЛИЩАМИ И РЕПЕРТУАРОМ П. ГРИДАСОВА ЗАМ. ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ИСПОЛКОМА МОСГОРСОВЕТА М.Г. СМИРНОВОЙ О РЕПЕРТУАРЕ МОСКОВСКИХ ТЕАТРОВ И ЭСТРАДЫ В 1942 г.

9 января 1943

"Для того чтобы представить себе сдвиг в репертуаре московских театров, вспомним 1941 г. Репертуар 1941 г. был засорен пьесами, подчас просто враждебными советской идеологии. С этими пьесами пришлось вести жестокую борьбу, так как у них находились защитники даже в недрах Мосреперткома. В первой половине 1941 г. после моей докладной записки в ЦК ВКП(б) по московским театрам было запрещено 14 спектаклей:
1) "Родина" О. Литовского, с явно выраженными сионистскими тенденциями ("еврей должен оставаться евреем, где бы он ни жил");
2) "Сентементальный вальс" О. Литовского;
3) "История одной любви" К. Симонова;
4) "Бабий бунт" (по Аристофану) Смолича, антивоенная пьеса, призывающая женщин к борьбе против войны;
5) "Моль" Погодина, с типичным мещанским и обывательским душком, показывающая, как бульварная женщина опутывает Героя Советского Союза (театр им. Ленинского комсомола);
6) "Дом № 5" Штока;
7) "Трильби" Верстовского, с явным мистическим уклоном;
8 ) "Мирные люди", показывающая американских гангстеров и бандитов;
9) "Спаситель" Скитальца;
10) "Гувернантка";
11) "На чистоту" Глебова;
12) "Моль" (театр Всекопрмсовета);
13) "Опасный поворот" Пристли;
14) "Время и семья Конвей", где что ни герой, то убийца, проститутка, педераст, алкоголик и т.п.; под флагом критики "разлагающегося буржуазного мира", прививающая зрителю вкус к самой извращенной эротике".

В результате энергичной чистки репертуар московских театров 1942 г. стал просто неузнаваем. Тематически спектакли 1942 г. можно разбить на следующие 6 групп:

Спектакли, отражающие Великую Отечественную войну:
1. "Русские люди" - театр Драмы
2. "Во имя жизни" - театр Драмы
3. "Фронт" - театр Драмы
4. "Фронт" - МХАТ им. Горького.
5. "Фронт" - Малый театр.
6. "Девушка из Барселоны" - филиал театра Оперетты
7. "Ночь в июне" - филиал театра Оперетты
8. "Трое наших" - 1-й Госцирк
9. "Москвичи-земляки" - театр Миниатюр
10. "Поговорим о песне" - студия п/р Смтрнова- Сокольского
11. "Любимая родная" - б. театр "Ястребок".
12. "Загнали за Можай" - б. театр "Ястребок"
13. "Ветер мая" - б. театр "Ястребок"
14. "В тылу врага" - Кукольный театр

....


ИСТОЧНИК: Москва военная. Мемуары и архивные документы. М., 1995. С. 575-576 (там же можно ознакомиться с полным текстом документа) http://www.libex.ru/detail/book60608.html

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 02, 2013 6:51 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Ужасы из дневников К.Чуковского

1920
«Смешно Лунач. рассказывал, к[а]к в Москве мальчики товарища съели. Зарезали и съели. Долго резали. Наконец один догадался: его за ухом резать нужно. Перерезали сонную артерию — и стали варить! Очень аппетитно Луначарский рассказывал. Со смаком. А вот в прошлом году муж зарезал жену, это я понимаю. Почтово-телеграфный чиновник. Они очень умные, почтово-телеграфные чиновники. 4 года жил с нею, на пятый съел.— Я, говорит, давно думал о том, что у нее тело должно быть очень вкусное. Ударил по голове — и отрезал кусочек. Ел он ее неделю, а потом — запах. Мясо стало портиться. Соседи пришли, но нашли одни кости да порченое мясо. Вот видите, Марья Игнатьевна, какие вы, женщины, нехорошие. Портитесь даже после смерти. По-моему, теперь очередь за Марьей Валентиновной (Шаляпиной). Я смотрю на нее и облизываюсь». «А вторая — вы,— сказал Марье Игнатьевне Ив. Никол.— Я уже давно высмотрел у вас четыре вкусных кусочка». «Какие же у меня кусочьки?» — наивничала Марья Игнатьевна. <...>


Правил Борис Каплун. Через 20 минут мы были в бывших банях, преобразованных по мановению Каплуна в крематорий. Опять архитектор, взятый из арестантских рот, задавивший какого-то старика и воздвигший для Каплуна крематорий, почтительно показывает здание; здание недоделанное, но претензии видны колоссальные. Нужно оголтелое здание преобразовать в изящное и грациозное. Баня кое-где облицована мрамором, но тем убийственнее торчат кирпичи. Для того чтобы сделать потолки сводчатыми, устроены арки — из... из... дерева, которое затянуто лучиной. Стоит перегореть проводам — и весь крематорий в пламени. Каплун ехал туда, как в театр, и с аппетитом стал водить нас по этим исковерканным залам. <...> К досаде пикникующего комиссара, печь оказалась не в порядке: соскочила какая-то гайка. Послали за спецом Виноградовым, но он оказался в кинематографе. Покуда его искали, дежурный инженер уверял нас, что через 20 минут все будет готово. Мы стоим у печи и ждем. Лиде холодно — на лице покорность и скука. Есть хочется невероятно. В печи отверстие, затянутое слюдой, — там видно беловатое пламя — вернее, пары — напускаемого в печь газа. Мы смеемся, никакого пиетета. Торжественности ни малейшей. Все голо и откровенно. Ни религия, ни поэзия, ни даже простая учтивость не скрашивает места сожжения. Революция отняла прежние обряды и декорумы и не дала своих. Все в шапках, курят, говорят о трупах, как о псах. Я пошел со Спесивцевой в мертвецкую. Мы открыли один гроб (всех гробов было 9). Там лежал — пятками к нам — какой-то оранжевого цвета мужчина, совершено голый, без малейшей тряпочки, только на ноге его белела записка; «Попов, умер тогда-то». «Странно, что записка! — говорил впоследствии Каплун.— Обыкновенно делают проще: плюнут на пятку и пишут чернильным карандашом фамилию».

В самом деле: что за церемонии! У меня все время было чувство, что церемоний вообще никаких не осталось, все начистоту, откровенно. Кому какое дело, как зовут ту ненужную падаль, которую сейчас сунут в печь. Сгорела бы поскорее — вот и все. Но падаль, как назло, не горела. Печь была советская, инженеры были советские, покойники были советские — все в разладе, кое-как, еле-еле. Печь была холодная, комиссар торопился уехать. «Скоро ли? Поскорее, пожалуйста». «Еще 20 минут!» — повторял каждый час комиссар. Печь остыла совсем. <...> Но для развлечения гроб приволокли раньше времени. В гробу лежал коричневый, как индус, хорошенький юноша-красноармеец, с обнаженными зубами, как будто смеющийся, с распоротым животом, по фамилии Грачев. (Перед этим мы смотрели на какую-то умершую старушку, прикры­тую кисеей,— синюю, как синие чернила.) <...> Наконец молодой строитель печи крикнул — накладывай! -— похоронщики в белых балахонах схватились за огромные железные щипцы, висящие с потолка на цепи, и, неуклюже ворочая ими и чуть не съездив по физиономиям всех присутствующих, возложили на них вихлящийся гроб я сунула 9 печь, разобрав предварительно кирпичи у заслонки, Смеющийся Грачев очу­тился в огне. Сквозь отверстие было видно, как горит его гроб — медленно (печь совсем холодная), как весело и гостеприимно встретило его пламя. Пустили газу — и дело пошло еще веселее. Комиссар был вполне доволен: особенно понравилось всем, что из гроба вдруг высунулась рука мертвеца и поднялась вверх — «рука! рука! смотрите, рука!»,— потом сжигаемый весь почернел, из индуса сделался негром, и из его глаз поднялись хорошенькие голубые огоньки. «Горит мозг!» — сказал архитектор. Рабочие толпились вокруг. Мы по очереди заглядывали в щелочку и с аппетитом говорили друг другу? «раскололся череп», «загорелись легкие»,— вежливо уступая дамам первое место. Гуляя по окрестным комнатам, я со Спесивцевой незадолго до того нашел в углу... свалку человеческих костей. Такими костями набито несколько запасных гробов, но гробов недостаточно, и кости валяются вокруг... <...> кругом говорили о том, что урн еще нету, а есть ящики, сделанные из листового железа («из старых вывесок»),— и что жаль закапывать эти урны. «Все равно весь прах не помещается». «Летом мы устроим удобрение!» — потирал инженер руки. <...>

Инженер рассказывал, что его дети играют в крематорий. Стул — это печь, девочка — покойник. А мальчик подлетит к печи и бубубу! Это — Каплун, к-рый мчится на автомобиле.

Вчера Мура впервые — по своей воле — произносила папа: научилась настолько следить за своей речью и управлять ею. Все эти оранжевые голые трупы тоже были когда-то Мурочками и тоже говорили когда-то впервые — па-па! Даже синяя старушка — была Мурочкой.

1922
Мне казалось, что сегодня я присутствовал при зарождении нового религиозного культа. У меня пред диваном стоит ящик, на котором я во время болезни писал. (Лида говорила по этому поводу: у тебя в комнате 8 столов, а ты, чудной ч[елове]к, пишешь на ящике.) В этом ящике есть дырочка. Мурке сказали, что там живет Бу. Она верит в этого Бу набожно и приходит каждое утро кормить его. Чем? Бумажками! Нащиплет бумажек и сует в дырочку. Если забываем, она напоминает: Бу — ам, ам! Стоит дать этому мифу развитие — вот и готовы Эврипиды, Софоклы, литургии, иконы.

Стоит суровая ровная зима. Я сижу в пальто, и мне холодно. «Народ» говорит: это оттого, что отнимают церковные ценности. Такой весны еще не видано в Питере.


Очень я втянулся в эту странную жизнь и полюбил много и многих. Москву видел мало, т. к. сидел с утра до вечера и спешно переводил Плэйбоя64. Но пробегая по улице — к Филиппову за хлебом или в будочку за яблоками, я замечал одно у всех выражение — счастья. Мужчины счастливы, что на свете есть карты, бега, вина и женщины; женщины с сладострастными, пьяными лицами прилипают грудями к оконным стеклам на Кузнецком, где шелка и бриллианты. Красивого женского мяса — целые вагоны на каждом шагу,— любовь к вещам и удовольствиям страшная,— танцы в таком фаворе, что я знаю семейства, где люди сходятся в 7 час. вечера и до 2 часов ночи не успевают чаю напиться, работают ногами без отдыху: Дикси, фокстрот, one step и хорошие люди, актеры, писатели. Все живут зоологией и физиологией. <...> Пси­хическая жизнь оскудела: в театрах стреляют, буффонят, увлекаются гротесками и проч. Но во всем этом есть одно превосходное качество: сила. Женщины дородны, у мужчин затылки дубовые. Вообще очень много дубовых людей, отличный матерьял для истории. Смотришь на этот дуб и совершенно спокоен за будущее: хорошо. Из дуба можно сделать все что угодно — и если из него сейчас не смастерить Достоевского, то для топорных работ это клад. (Нэп.)

1924
Был я в церкви. Церковь крепкая, строена и ремонтирована на пожертвования купца Максимова. Благолепие, на двери бумажка: расписание служб и фотографич. карточка Тихона. Главный храм пуст — богослужение происходит в левой боковушке. Там у правого клироса певчие, сыновья того же Максимова, и среди них — Репин; браво подпевает всю службу, не сбиваясь, не глядя в ноты. Священник дряхлый, говорит отчетливо, хорошо. Выходя, Репин приложился к кресту, и мы встретились. Очень приветливо поздоровался со мной: «Идем ко мне обедать!» Я сказал: «Нет, не хочу: Вера Ильинична должна от меня прятаться, ей неудобно». Он сказал: «Да, очень жаль». Я спросил о Тихоне. «Да, очень хороший, а тут у нас был Григорий — интриган и впоследствии умер». Очень обрушивался на моего Дмитрия Фед., который сказал, что теперь мужику лучше. «И заметьте, заметьте, сам говорит, что богатый владелец дома должен жить в хибарке, в уголку, а свой дом, нажитой с таким трудом,— уступить какому-то мужичью. Эх, дурак я был — да и не я один — Лев Толстой, и все, когда мы восхваляли эту проклятую лыворуцию... Вот, напр., Ленин... ну это нанятой агент (!?)... но как мы все восхваляли мужика, а мужик теперь себя и показал — сволочь...»

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 02, 2013 11:51 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Из воспоминаний баронессы Марии Дмитриевны Врангель.


"Люди-Звери".
Опубликовано: "Русская летопись",
Париж.
Издание "Русского очага" в Париже, кн. 6, 1924, стр. 161-166.


"Если бы каждый из нас, очевидцев эпохи большевизма, хоть бы один факт, им
пережитый или ему достоверно известный об изуверствах большевиков, — занес бы
на страницы печати, какой бы грандиозно-чудовищный памятник современным «героям»,
исчадиям ада, был бы оставлен потомству!

Бежала я из Петрограда в конце октября 1920 г., стало быть, пережила там эпоху
разгара расстрелов: после убийства Урицкого было расстреляно несчетное число лиц,
преимущественно офицеров, хотя Урицкий был убит евреем, ничего общего с офицерской
средой не имевшим.
Затем настали бесконечные кронштадтские расстрелы, далее — уничтожение целого ряда
выдающихся деятелей кадетской партии, объявленных вне закона.
Расстрелы без всякого предъявления обвинения Великих Князей: Павла Александровича,
Николая и Георгия Михайловичей, Дмитрия Константиновича. Расстрелы после
убийства Володарского и т. д. — несть числа.
Людей расстреливали, как воробьев. До этого томили в тюрьмах и истязали.
Всё это совершалось на почве политического и классового изуверства.
Воздух, насыщенный кровавыми миазмами, отравил и огрубил душу и сердце простого,
полудикого русского человека, по существу, несомненно, добродушного и, как казалось
до сих пор, богобоязненного.
Нижеследующий мой рассказ — яркая иллюстрация чудовищного озверения человека в дни
большевизма. Этот характерный эпизод — трагический расстрел, при потрясающей обстановке,
нашего племянника, барона Г.М. Врангеля.



Барон Георгий Михайлович Врангель, владелец большого имения Торосово близ станции
Волосово Балтийской ж.д., в двух половиной часах от Петрограда, — жил в деревне безвыездно.
Он был удивительно добродушный, безобидный человек, политикой не занимался.
Образцовый семьянин, увлекался молочным хозяйством. Был любим крестьянами.
В дни подхода красных войск к Ямбургу по пути то и дело этделялись небольшие отрядики,
расползались по деревням и, етобы потешиться, грабили и убивали помещиков.
Однажды в зимнюю ночь, очень морозную, один из таких этрядиков пробрался в
Торосовский парк и через террасу ворвался в дом, выбив окна.
Перепуганная семья, состоявшая из семидесятилетней старухи-матери, племянника,
его жены и четверых детей мал-мала меньше, бросилась, в чем были, в комнату,
где уцелели стекла, и заперлась на замок.
А буйная ватага носилась по дому и подвергала грабежу и разрушению всё, что было
под рукой: взламывала ящики, содержимым наполняла карманы, вязала в узлы.
Висевшим по стенам изображениям предков зачем-то повыкололи глаза. Разбивали в мелкие
куски Севрский фарфор. Прекрасную мебель XVIII столетия превращали прикладами ружей в щепы.
Рояль разбили вдребезги.
Когда уничтожать ничего не осталось, хватились хозяев. Наткнулись на запертую дверь.
Бросились разбивать уцелевшие окна. Как ураган влетели в комнату, где, полумертвые
от перепуга, сидели, прижавшись друг к другу, несчастные родители и дети.
Красноармейцы крикнули: «А где же мерзавец этот?» — и, увидев племянника, вытащили его,
поставили к стенке, прицелились и, несмотря на отчаянные крики жены и матери и плач детей,
выстрелили, но промахнулись, раздробив лишь руку, которая повисла, как плеть, выстрелили
вторично и убили его наповал.
Старуха-мать, бросившаяся к сыну, тут же свалилась без чувств.
Оторвали жену племянника от детей, выгнали на мороз, объявили ей, что может идти на
все четыре стороны, детей не дадут. «А кто посмеет ее взять в хату, — крикнул главарь,
-хату спалим». Тут же стоявшая дворня и любопытствующие безмолвствовали.
Дети, старшему — семь лет, младшему — один год, как затравленные зверьки, забились
в угол и, как рассказывала мне мать, сами себе зажимали рот ручонками, чтобы не кричать.
Их вытащили из комнаты и, что бы за потеху придумали с ними — не знаю, но только
староста, старик, живший в доме 45 лет, бросился в ноги разбойникам и стал молить отдать
детей ему.
«Ну что ж, коль охота, — бери щенят к себе», — смилостивились они.
Заикнулся было старик: «Нельзя ли, мол, позвать священника». — «Тащи, тащи, шута горохового, — крикнули они. — Здесь деревьев много, пусть попляшет на первом суку...»
«А хоронить мы будем сами. Барону и честь баронская», -объявили они... и швырнули
покойника на балкон, совсем обнажив его.
Несчастная жена его всю ночь провела в лесу, под деревом. Старик-староста хоть успел
ей сунуть теплый платок, чтобы на лютом морозе укрыться немного.
Как стало светать, она поплелась в женский монастырь, расположенный вблизи.
Там монахини отогрели и накормили ее. Прожив у них три дня, она решила пойти справиться
о детях, а также хотела узнать, где похоронен ее муж.
На заре, крадучись, она пробралась к старосте. От него узнала, что тело до сих пор
не похоронено, валяется на террасе, но, по-видимому, сегодня что-то будет, так как
с вечера понаехала целая ватага.
Племянница моя умолила старика дать ей возможность хоть одним глазком взглянуть,
что будут творить с ей дорогим трупом.
Старик дал ей теплую кофту своей старухи, голову она закутала в теплый платок и
замешалась в толпу любопытствующих.
Долго пришлось ждать, пока это отребье рода человеческого изволило проснуться.
И вот, один за одним, повыползала разбойничья ватага на террасу.
Втащили ящик, наскоро сколоченный из досок. С прибаутками и хохотом подняли
закоченелый труп, поставили его; двое для поддержки подхватили его под руки.
Так как, вероятно, широко застывшие глаза смущали их, один подошел и проткнул
чем-то покойнику глаза. В полуоткрытый рот вставили окурок.
Всё это сопровождалось диким хохотом и цинич-ными остротами.
Затем раздалась команда, все схватились за руки и в сатанинском экстазе, распевая
садистские песни, изуверы кружились и плясали вокруг трупа, как исступленные.
Были ли они пьяны с утра или зверство опьянило их — не знаю.
Намаялись. Раздалась команда: «Вали, вали его». Так как ящик оказался коротковат,
они с гиком стали труп туда забивать прикладами, как тушу.
Новый окрик: «Становись в очередь». Распорядитель подошел и плюнул.
«Барону — баронская честь», — гаркнул он. То же проделали за ним остальные.
На этом «церемониал» был закончен. «Церемониймейстер» обратился к глазеющим:
«Эй, кто хочет, тащи эту падаль в помойную яму», — и с грохотом и улюлюканьем,
со всего размаха, по ступеням террасы скатили ящик в сад.
Подошел старик-староста, за ним, цепляясь, детишки, втащил ящик на приготовленные
им розвальни. Усыпал ящик еловыми ветвями...
Взял годовалого на руки, других посадил подле ящика и пошел хоронить поруганного...
Выражение лица рассказывавшей мне это жены его, без единой слезинки, неописуемо и незабываемо...
Этот рассказ подтвердил мне и дополнил старший брат покойного, вскоре последовавший
за ним. Спустя два месяца он был призван для регистрации.
Вступить в красную армию отказался и, как контрреволюционер, был расстрелян.
Злоключения несчастной женщины с расстрелом мужа не кончились. Выгнанная из имения,
с четырьмя детьми, она перебралась в Петроград.
И вот, неся усиленную физическую работу, стоя в хвостах, живя с детишками впроголодь,
изнемогая от холода, она влачила свои печальные дни.
Я никогда не забуду, как однажды она навестила меня. Зеленая, изможденная,
унизанная детьми: один на одной руке, другой на другой и два держались за платье.
Старший, семилетний мальчик, обожал отца. От нервного потрясения, плохого питания
он таял с каждым днем и, наконец, заболел дезинтерией.
Лечить его дома и питать — средств не было, и несчастная мать, заручившись
содействием знакомого доктора, поместила ребенка в больницу.
Положение его было очень серьезное. Высокая температура вконец изнурила его
хилое тельце.
Мальчик метался, в бреду неустанно призывал отца. Несмотря на самое внимательное
отношение врача, он, видимо, угасал.
Как-то раз, придя в сознание, мальчик, увидев плачущую мать, сказал:
«Мамочка, милая, не плачь, я к Боженьке приду, там папочку увижу».
И вот однажды вечером, во время обхода доктора, в присутствии сиделки доктор
с сердечным участием сказал матери: « Мне больно Вас огорчить. Положение ребенка
безнадежно, он едва ли доживет до утра». Молча пожала она его руку. Доктор ушел.
Несчастная мать припала к ребенку, осыпая его поцелуями.
Как вдруг над ухом ее раздался резкий, вульгарный окрик сиделки:
«Ну, будет, будет лизаться!» — и она, схватив ребенка за ноги, потянула его.
Ребенок вздрогнул, он еще дышал, держал мать за руку. На встревоженный вопрос
потрясенной горем матери: «Бога ради, оставьте, что вы хотите делать с ним?»
-сиделка грубо крикнула: «Да нешто не слышала, доктор сказал, что ему крышка,
сейчас ноги протянет. Что место-то занимать, чего тут возжаться? Новой дохлятины
понатащили во сколько, местов больше нет».
И, несмотря на отчаянные мольбы матери, вырвала ребенка из ее рук и потащила в мертвецкую.
Мать бросилась за ней. Добежав, она увидела потрясающую картину...
В комнате лежали горы обнаженных трупов, которые, за недостатком перевозочных
средств и гробов, ждали очереди быть похороненными. Среди них было много уже разложившихся,
воздух стоял смрадный.
Отыскав своего ребенка, она взяла его в свои объятия... По счастью, через полчаса он умер.

Подобными иллюстрациями, рисующими злосчастное существование обывателей нашей
Страдалицы-Родины, можно бы наполнить целые тома.
Конечно, каждый из нас знает, что террор — это только один из острых шипов
тернового венца нашей Отчизны".

+++

Баронесса Мария Дмитриевна Врангель (до брака Дементьева-Майкова) родилась
18 апреля в 1858 года.
Мать главнокомандующего Русской армией Петра Николаевича.
В 1920 году бежала из Петрограда в Финляндию и позже переехала в Сербию.
Умерла 18 ноября 1944 года в Брюсселе.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 14, 2013 10:45 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

8 лет лагерей за антисоветский журнал

Image
Image
Image

LVA, 1987. f., 1. apr., 13221. l., 81., 82. lp.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 22, 2013 6:36 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7373
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 22, 2013 6:38 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Государственный архив Харьковской области Ф. Р-408, оп.8, д.400, л.54.

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB