Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Вторая Гражданская Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 25, 2013 11:45 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Из журнала "Часовой" за 1935 год. Адoльф Гитлep уже два года как у власти.

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 25, 2013 11:49 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Борис Алексеевич Хольмстон-Смысловский

Image

МЫСЛИ О ВОЙНЕ

Сущность русского военного искусства

Только та страна сильна, которая
свято чтит заветы своей страны

Для тебя, русская молодежь, предназначен этот краткий очерк. Сохрани его в своей памяти.

Русский солдат, как боевой материал – превосходен. Это он наглядно доказал во всех войнах, не исключая последней мировой. И прав русский народ, когда верит в свое историческое будущее. Кровью написаны наши скрижали, но ведь кровь - эссенция жизни, будь то отдельного индивидуума, будь то коллектива нации.

Сущность военного искусства интернациональна, как интернациональна каждая наука. А философия войны стара, как стара история мира. Совершенно иначе, однако, обстоит дело с чисто военной доктриной. Правда она также разработана на основаниях вековой философии, но базируется на исторической психологии нации, на ее индивидуальном характере, географическом положении и на степени развития ее экономики. Поэтому военная доктрина государства, является сугубо национальной наукой. Она олицетворяет дух нации и отражается в военных уставах, в дисциплине, в формах тактической организации вооруженных сил и даже в покроях мундиров. Не желая запутывать читателя понятиями военной терминологии скажем кратко, что современная военная наука в трех степенях, выражает сущность своих дисциплин – как теорию, так и прикладную практику методов действия.

Высшей степенью военной науки является стратегия. Государственная стратегия, которая выдвигает идею кампании, т.е. указывает цель войны. Стратегия сообразует эту цель с историческими стремлениями нации, с ее политическими возможностями, с силою потенциального противника, со своим геополитическим положением, и, конечно, с имеющимися экономическими ресурсами. Принимается во внимание сеть путей сообщения, география, будущего театра военных действий, характер плацдарма, - концентрации войск для предполагаемых оперативных маневров.

Правильно понятые законы стратегии возвышают нацию, усиливают ее историческую динамику и нация выявляет свое историческое лицо. Она говорит свое веское слово, слово присужденное ей роком – общим ходом мировой истории. Ложная же стратегия втягивает нацию в непосильные для нее войны. Эти войны обескровят нацию и, как политический результат, выведут ее из строя великих держав. Нам, европейцам, за примерами далеко ходить не приходится. В планах государственной стратегии должно быть принципиально предусмотрено не только выиграть войну, но и последующий за ней мир. История знает много примеров, когда после победоносной войны, приходит позорный мир. «Так проходит слава мира», сказал великий римский полководец. Рим разгромил Карфаген, но мир принес ему морально-политический развал.

Ложная государственная стратегия – это исторический смертный приговор государственной жизни нации. Последующая степень военной науки, это святая святых генштабистов – оперативное искусство. Оно учит как надлежит оперативно планировать и сделать расчет так, чтобы на театре военных действий, при полной экономии сил, выиграть генеральное сражение или. Смотря по обстоятельствам, цепь сражений, вытекающих одно из другого и порожденных логикой боевой обстановки. Оперативная наука изучает теорию переброски крупных войсковых соединений, концентрации в операционных направлениях и подвод войсковых масс к полям будущих сражений. Основная мысль: везде, всегда и во всем – обеспечить за собой свободу военных действий. Не выпускать из рук боевую инициативу. Господствовать над волею неприятеля.

Третья степень военной науки – тактика. Низшая, но по своей сущности очень важная, она изучает как теорию, так и практику ведения боя. Построение войск, ход сражения, использование успеха или, в случае поражения, искусный выход из такового.

Краткое резюме. Стратегия учит как выиграть огневую кампанию, во всей ее многосторонности. Оперативное искусство – как надо планировать и маневрировать, чтобы добиться успеха непосредственно на полях сражений. Тактика учит как выиграть бой.

Здесь необходимо ясно подчеркнуть, что дисциплины, исходящие из единой сущности военной философии, часто взаимно «переплетаются» между собою, т.е. отражаются одновременно как в теории. Стратегии, так и в оператики или, в уставах тактики.

Наш исторический почин: глазомер , быстрота и натиск (из суворовской «науки побеждать»). И дальше (тот же Суворов): идти на противника в самом страшном для него боевом направлении. Многосложность, это потеря времени. Противник примет соответствующие меры.

Румянцев: Нападающий до самого конца стремится атакой достигнуть победы, а обороняющийся со страхом ждет последующего удара врага.

Петр Первый: не забывайте ратного дела, науки наступления, дабы не уготовать России – судьбы дряхлой Византийской империи.

Екатерина Вторая: Война есть явление законное, неизбежное, но к которому надо прибегать в исторической крайности. Хочешь мира, готовься к войне, учили в древнем Риме.

Скобелев: самые лучшие стратегические комбинации не приводят к успеху, если войска не обучены и морально не подготовлены. И наоборот, идеальная муштра, доблесть солдата, не дадут победы, без надлежащего военного руководства.

Характерные черты современного сражения это – громадная сила огня, дальность поражения оружия, как классического, так и атомно-ракетного; колоссальная численность мобилизованных масс; понижение моральных качеств солдата; огромная сложность техники управления: раньше полководец вел войска в бой, теперь он ими командует. Связь между частями осложнилась. Старое чувство «локтя» потеряно. Надо полностью освоить современную технику связи, радарно-электронную. Могущество огня переформировало тактику ведения боя, формы боевого построения, но не изменило сущность, принцип боя.

К сожалению, тактика дня слишком много уделяет внимания материальной части огневого боя, забыв закон главенства духа. А ведь современный бой – больше чем когда либо – представляет собою величайшую психологическую драму в душе солдата. В его душе идет постоянная борьба двух стремлений: положительного, - ведущего его к победе, и отрицательного, вытекающего из инстинкта самосохранения.

Американский принцип – давить противника нагроможденной техникой – уже устарел. Что было возможно на полях Вьетнама, то совершенно неприемлемо в Европе. Цель боя, конечно, в его результате: уничтожение живой силы противника. Сколько убил? Так может думать тактика. Но в оперативном искусстве нельзя военное мышление ограничивать принципом search and kill (найди и убей). Здесь надо базироваться на полном веере разнообразия средств. Средств подавления воли противника, его морали. Его политическо-административного аппарата путей сообщения и его экономическо-промышленного богатства. Сегодня судьба вооруженного столкновения не решается исключительно на полях сражений, но в подавляющей степени зависит от тыла. И вот почему подготовка огневой кампании не ограничивается трудами военного министерства, а является государственной задачей всего правительства. Следует отметить, что одна знание теории военного дела, не дает гарантии победы. Надо уметь эту теорию практически проводить в жизнь. Это умение и есть главная задача мирного обучения. Наука не заменяет опыт, но подсказывает правильное решение, ограждает от грубых ошибок и воспитывает решительность воли. Подготовка офицерского состава сложна. Офицер обязан не только иметь знание, но и совершенно самостоятельно разбираться в каждой тактической ситуации. Принимать решение, согласуя его с соседями и с директивами штаба. Правильное использование силы огня – далеко не все. Маневр – это важнейший фактор сражения. Движение вперед. А если наступление «захлебнулось» или общая обстановка сложилась иначе, то отход, это тоже искусный маневра, по приказу, в полном боевом порядке, а не произвольно, самотеком. Инициатива остается в своих руках. Сохранено господство воли. Генералу, больше чем другому, необходимо непрерывное военное образование. Лучше всего – чтение истории войн. Все великие полководцы этому знанию обязаны своей славой.

Современные поля сражений опустели. Тактические соединения рассеялись. Огонь расчищает дорогу нападающему, но одновременно дает большие возможности обороне, которая цепляясь ха местность, или искусственно построенные укрепления, тормозит продвижение, постепенно сводя его к нулю. Надо знать, что рельеф каждой местности, может быть силою обороны. И вот почему бой, это борьба за местность, которую преодолевает продвижение вперед. География враг девиза – «порыв не терпит перерыва». Опять же вспомним суворовский лозунг – быстрота, глазомер, и натиск. Наступления панцирных, моторизованных дивизий определяются скоротечностью самого боя и глубиною тактического прорыва. Это конница минувших веков. Неизменно меняющаяся боевая обстановка не должна влиять на волю командования. Но должно не терять из виду основную идею завязавшегося сражения или предпринятой оперативной операции. Перемена группировки, эластичность маневра, выдвижение резерва, все это должно оставаться внешним выражением постоянства, разработанного оперативного или тактического плана боя.

Для успеха в сражении, необходимо, в решительный момент и на решающем направлении, сосредоточить численное или огневое превосходство сил. Это – аксиома каждого оперативного расчета и планирования. Нормально, оперативное искусство считает, что для успешного прорыва необходимо тройное превосходства сил. Советский генштаб войск Варшавского Пакта, принимая во внимание европейский театр военных действий, глубину его обороны, рекомендует соотношение сил один к шести… что мы и наблюдаем между Варшавским пактом и НАТО.

Мы вычисляет военно-политическое положение на основании данных разведок. Разведка – это глаза и уши каждой военной инстанции. Стратегическая – это глубокая и всесторонняя разведка для планирования кампании. Оперативная – дает базу для оперативного расчета. А разведка ближняя – это тактическая, предопределяющая планы предстоящего сражения. Разведка – это уже некоторая гарантия успеха в предпринимаемых военных действиях в каждом прорыве или маневре. Следует помнить, что каждый обходящий противника или выходящий в тыл, рискует сам быть обойденным. Важное положение в разведке: донесения должны быть поданы вовремя и содержать чистую правду. В противоположном случае – они вредны и могут быть причиною страшной катастрофы.

Вопрос резервов – один из самых чувствительных военной науки. Резервы – от тактики до стратегии – должны обеспечить все предпринимаемые маневры, помочь сохранить за собою инициативу, эвентуально дать возможность парировать все контрманевры противника. И здесь Суворов говорит совершенно ясно: Идешь в бой, обеспечивай себя, умножай по дороге войска, опорожняй посты и снимай коммуникации.

Рецепт умелого преследования разбитого врага, красной нитью проходит через все изречения великих полководцев. Суворов: «мало победить, надо еще истребить. Недорубленный лес опять вырастает». Кутузов: «преследовать француза до изнеможения». Наши наиболее яркие примеры тактического преследования – Куликово поле, Полтава, Измаил, Требия. Оперативный вид преследования в стратегических размера – от Москвы до Березины. В советскую историческую эпоху – фактически, от Сталинграда до Берлина.

Основа правильной организации войск, это наличность всех необходимых родов оружия. Продуманная законченность в смысле создания самостоятельных, нерушимых в своей целостности, тактических единиц: батальон, полк, дивизия и корпус, для ведения тактического боя. Армия или группа армии (у советов – фронт) – элементы крупных войсковых операций. Вся совокупность вооруженных сил – это военное могущество государства, решающее ход истории нации. Все организуется по закону строй удобоуправляемости. И все это у нас исторически существовало в славную эпоху Екатерины Второй. Румянцев, Потемкин, Суворов и их достойные ученики наводили страх на противника, а страх на войне, это самый опасный советник. «Кто напуган, то наполовину побит» (Румянцев). «Дрожите халатники, пред русской белой рубашкой» (Скобелев, во времена покорения безводных пустынь Туркестана). «Иду на вы», извещал Святослав.

Но несмотря на дисциплину, на жестокий закал обучения, русский солдат воспитывался на морали милосердия. И как наиболее яркий пример этому, служит поучение великого Суворова: «Сопротивляется враг – коли. Сдается на милость победителя – бери в плен, щади. И с мирным населением не воюй». Ничего яснее сказать нельзя. Изучение истории военного искусства, как в России, так и заграницей, нам показывает, что мы редко уступали в нем, как европейцам, так и азиатам. Ведь почти за сто лет до Аустерлица, мы имели блестящую Полтаву. За 10 лет до Ваграма, мы показали искусство нови. А за поход Наполеона в Москву, Кутузов ответил разгромом Березины. Без преувеличения можно сказать, что полководцев крупнее Петра, Румянцева, Суворова, а позднее Кутузова, Дибича и Скобелева в Европе было немного.

Первую же Мировую мы начали обремененные памятью несчастной японской кампании и неудачным вторжением в Пруссию для спасения Парижа; это отразилось на всем дальнейшем ходе войны. В когда мы встали на ноги, пришла «керенщина» и, как результат развала, Брест-Литовское перемирие и гражданская война. Все эти последние события ясно показали, что мы ушли от традиционной науки и забыли наше славное историческое прошлое. Шаблон устава, трафарет мышления мы вводили в иностранную систему тактики. Оторвались от того, что водило нас к победам. История этого не любит. Она кровью воздает возмездие. И мы дорого заплатили за грехи государственной стратегии. Но не мы одни. Сегодня многие великие нации тяжко платят за забвение аксиом войны и заповедей морали. Но несмотря на все, мы может глубоко верить в наше историческое будущее. Это так, ибо иначе, не распространилось бы Государство Российское от Буга до Владивостока.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 08, 2013 1:22 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

"При отступлении 18 августа 1941 г. убегающая Красная Армия взорвала плотину ДнепроГЭСа, убив в водной пучине от 20.000 до 100 000 украинцев.
ФОТО: Федеральный архив ФРГ. - Немецкий офицер на фоне разрушенной советами электростанции.
Image
- Наступающие немецкие солдаты и офицеры Вермахта в оцепенении с ужасом лишь наблюдали в бинокли за разыгравшейся драмой гибели десятков тысяч людей.
Немцы при помощи инженеров Вермахта и силами украинских рабочих умудрились восстановить Днепрогэс, и платили за работу даже рейхсмарками. Но не успев поработать и год при контрнаступлении сталинских войск ее пришлось опять взрывать. Теперь уже при отступлении немцев. Кстати, к слову, при этой уже немецкой операции не погиб ни один советский, ни один немец и ни один мирный украинец ..


18 августа 1941 года поспешно покидая город, советские солдаты взорвали главный стратегический объект – «ДнепроГЭС» 20 тоннами взрывчатки – аммонала, в результате чего образовалась гигантская пробоина в плотине, которая уже и спровоцировала волну высотой несколько десятков метров, которая практически смыла прибрежную городскую полосу, плавни о. Хортицы и благополучно дошла до соседних украинских городов – Никополя и Марганца. Советское командование даже не предупредило мирное население и свои же СОБСТВЕННЫЕ войска об опасности!


РАССЕКРЕЧЕННЫЕ СОВЕТСКИЕ ДАННЫЕ:

В ответ на Ваше письмо No. 19760/09-38 от 17.08.2011 г. о предоставлении информации сообщаем следующее.
1. "Подрыв ДнепроГЭСа организован органами НКВД, что привело к гибели 100 тысяч человек". Согласно боевым донесением от 19 августа штаба Южного фронта Верховному Главнокомандующему подрыв плотины ДнепроГЭСа был осуществлен начальником Отдела военно-инженерного управления штаба Южного фронта подполковником О.Петровським и представителем Генштаба, начальником отдельного научно-исследовательского военно-инженерного института (г. Москва) военным инженером 1-го ранга Б.Еповым [Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. - Ф.228. - Оп.754. - Спр.60. - Арк.95]. Они действовали согласно распоряжениям Генштаба Красной армии, получив разрешение в случае крайней необходимости взорвать плотину.

Определить точное число погибших практически невозможно, имеющиеся источники позволяют оценить лишь приблизительные потери воюющих сторон. Известно о вероятной гибели 1500 немецких солдат [Мороко В.Н. Днепрогэс: черный августа 1941 / / Научные работы исторического факультета Запорожского национального университета. - М.: ЗНУ, 2010. - Вип.XXИХ. - С.200].

С советской стороны в зоне поражения наводнением находилась большая часть из 200 тыс. ополченцев области, стрелковая дивизия (один из ее полков оставался на о. Хортица), полк НКВД, два артиллерийских полка, а также более мелкие подразделения. Личный состав этих частей суммарно насчитывает более 20 тыс. бойцов. Кроме того, в ночь на 18 августа в широкой полосе от Никополя до Каховки и Херсона начался отход на левый берег двух общевойсковых армий и кавалерийского корпуса. Это еще 12 дивизий (150-170 тыс. солдат и офицеров). Кроме военных, от внезапного наводнения пострадали жители низинных улиц Запорожья, сел на обоих берегах Днепра, беженцы. Ориентировочная цифра людей в зоне поражения - 450 тыс. человек. Исходя из этих данных, численность погибших красноармейцев, ополченцев и гражданского населения с советской стороны в исторических исследованиях оценивается от 20-30 тысяч (Ф. Пигидо, В. Мороко) до 75-100 тысяч (А. Руммо) [Мороко В.Н. Днепрогэс: черный августа 1941 / / Научные работы исторического факультета Запорожского национального университета. - М.: ЗНУ, 2010. - Вип.XXИХ. - С.201; Руммо А.В. Скажите людям правду / / Социологические исследования. - Москва, 1990. - No.9. - С.128]. Кстати, толчком к исследованию вопроса для А. Руммо был и личный мотив: его дед был среди советских граждан, погибших тогда на о. Хортица. Итак, подрыв ДнепроГЭСа было осуществлено уполномоченными Генштабом Красной Армии военными инженерами. Оценка количества жертв различными исследователями колеблется от 20 000 человек (Ф. Пигидо, В. Мороко) до 75-100 тысяч (А. Руммо).

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2172

СообщениеДобавлено: Вс Июн 23, 2013 7:52 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Image

«Перед нами стоит вопрос - кого бы поддержать в ходе мировой борьбы, хотя бы идейно: Гитлера ли, поставившего целью раздавить мировую коммунистическую заразу в лице правящего аппарата СССР, или товарища Джугашвили, ведущего Русский народ к полной коммунизации и старающегося, в час смертельной для него опасности, прикрыться затоптанным им в грязь знаменем Единой Неделимой России. Я, как и большинство фактически сражавшихся с большевиками в течение 1918 - 1920 гг. на полях Дона и Кубани, иду на стороне Гитлера. Против расчленения России будет уже вторым этапом в борьбе за восстановление Великой России; и нести его должна будет новая национальная Власть возрожденной России».

Генерал-лейтенант Ф. Ф. Абрамов

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5039

СообщениеДобавлено: Ср Июл 10, 2013 12:39 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Вроде было уже, ну да ладно

Image

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5039

СообщениеДобавлено: Ср Июл 10, 2013 12:46 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Jagdpanzer 38 "Hetzer" с символикой РОА

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 5039

СообщениеДобавлено: Пн Сен 02, 2013 10:33 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Image

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дмитровец
рядовой


Зарегистрирован: 04.07.2013
Сообщения: 54
Откуда: Московская губерния

СообщениеДобавлено: Пт Сен 06, 2013 4:57 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Дмитрий Соколов писал(а):
Вторая гражданская - это 1929-1933 гг. - народная война против коллективизации, а не то, о чем пишут в этом топике


Гражданская война это война в первую очередь война за идеологию, а все крестьянские восстания времен коллективизации -это война за хлеб и молоко.

Вторая идеологическая война русских против советских это именно война 1941-1945гг
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 22, 2013 12:49 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Ротмистр Заустинский и его борьба с красными партизанами


«БОЛЬШОЙ КАПИТАН»
Ротмистр Заустинский и его борьба с красными партизанами.
Газета «За Родину» Псков №88, воскресенье, 20 декабря 1942 года, с.4.


Ротмистр Заустинский.
Это имя в почете и «в моде» у всей многочисленной нашей колонии Берлина. Да и не только здесь. О Заустинском говорят столь же с восхищением, сколь и с гордостью.
«Вечно весел, вечно юн», как поется в песне «Журавель» о «Первом от Петра до Николая» Лейб-драгунском московском полку, коренной офицер которого ротмистр Заустинский.
После цикла гражданских войн, — Господи, какой давней чудится это былью, легендарной почти! — А. П. Заустинский тот именно русский офицер, выявивший неисчерпаемую доблесть, талант и ум одного из партизанских вождей, коих французы, падкие до эффектных кличек, зовут:
Большой капитан.
Вспомним «больших капитанов» Отечественной войны: Сеславина, Дорохова, Дениса Давыдова, Фигнера. Но тогда им было куда легче партизанить.
За кем охотились эти орлы и орлята?
Кто был противник?
Потерявшие всякий дух, полузамерзшие, голодные, отупевшие, вслепую блуждавшие по суровой, холодной, чужой и чуждой земле, эти наполеоновские гренадеры в лохмотьях и спешенные кирасиры Мюрата, право же не были трудной добычею для лихих Давыдовских конников и для мужицкой сермяжной пехоты Фигнера, с вилами и дрекольем. Красные же партизаны, это двуногое зверье, остервенелое, головорезно-отважное, преступное, ненавидящее все, что только не советско-жидовская власть, коей они преданы с фанатизмом янычар.
Таких партизан не надо гнать в бой наганом политрука, или же заградительным пулеметом. Они сами ищут боя, и каждый из них сам по себе политрук.

2.
Он работал в Германии на заводе ... Там обожгло его первое зарево вспыхнувшей немецко-советской войны. Бурно-пламенно проснулся в Заустинском русский боевой офицер в нескольких поколениях и русский патриот, ненавидящий большевиков святой ненавистью...
Прощай завод! Прощай станок! Скорее с винтовкой! Туда! За Россию!...
Кадровый кавалерийский офицер, он предложил себя рядовым бойцом...
Немецкое командование, присмотревшись поближе к этому волевому человеку со смелым и умным взглядом больших темных глаз на выразительном, с печатью житейских и военных бурь, лице, предложило ему другое:
— Формируйте из пленных красноармейцев отряд для борьбы с партизанами. Вы же и командир этой отдельной части. Мы верим в вас и верим вам...
Прошло три месяца ...
Но пусть все это расскажет нам сам А. П. Заустинский, благо залетным метеором очутился на короткое время в Берлине, в связи с расширением его фронтовой миссии ...
Мы встретились ...
Передо мною не человек, нет ... Какая-то очеловеченная стальная пружина в серой офицерской форме. И глаза у нее стальные, бездонные, гипнотизирующие. Оторваться нельзя!... Ими гипнотизировал он вчерашних красноармейцев, сегодня готовых идти с ним и за него и в огонь и в воду, и к черту на рога...
Какая выносливость, какая сопротивляемость мощного организма, какие дерзания воли!... После почти смертельного ранения в грудь, с пронзенным пулею легким, весь забрызганный собственной кровью, он «приказал» себе остаться в строю... И остался на несколько месяцев, только раз выбыв на ... десять минут. Это, когда после ранения, во время спешной перевязки в зимнем лесу, под трескотню пулеметов, потерял сознание...
Да, это большой капитан ...

3.
— Как возник мой отряд?... Я получил из лагеря пятьдесят красноармейцев... Пустые глаза, до жуткости пустые. В них и животный страх, и отупение, и забитость и недоверие, недоверие зверенышей, не знающих ни доброго слова, ни человеческого отношения!... Они принесла с собою все то дурное, отвратительное, чем отравляла их каторжная власть: ложь, шпионство друг за другом- , воровство, жадность, боязнь сказать лишнее слово ..
Первое впечатление, и щемящая тоска и гнев: во что превратила жидовская сволочь этого русского парня, умного, разбитного? Во что? И я решил: попытаюсь воскресить в них русского человека... Я
был мягок, сердечен и в то же время — требователен и строг. Они это поняли и оценили... Я им внушал, как детям: стыдно и нехорошо лгать, доносить друг на друга, брать чужое, быть трусом. Русский человек, да еще солдат, защитник Родины, всем должен открыто и честно смотреть в глаза. Он и надежда и опора, и защита всех женщин, детей, всех слабых... Я пробуждал в них чувство собственного достоинства... Что же вы думаете? До жути пустые, мертвые глаза стали оживать... Затеплилась мысль. . .
Тогда я начал чтение общедоступных лекций, мною же составленных. О России: чем она была и во что ее превратила советская власть. Об ней , об этой самой власти. О религии и о Боге, о сельском хозяйстве. О рабочем вопросе. О жидо-массонах. О семье. О государственном строи-
тельстве ...
Какую любознательность выявляла моя странная аудитория ... Меня засыпали вопросами ... Насильственно прибитое, убитое политруками, — жажда знания, желание думать, свободно высказываться — все это, освобожденное, хлынуло через край ... Тогда только я принялся обучать их строю. Переучивать, вернее ... Воинская безграмотность их была ужасающая!... Кроме шагистики — ничего! Но и шагистика — срам один! Да и откуда? И тело их, и бедные мозги пребывали в вечном маразме, в обалдении от непосильных потуг объять идиотски-талмудическую проповедь ненависти бородача Маркса ...
Еще две недели усиленной муштровки, и получились отличные солдаты. Не только строй, выправка, но и чувство и знание каждым своего «маневра»... И вот вам: казалось, невозможное возможным стало... Я отдал им свою душу и, взамен, их души раскрылись, потянулись к моей ... Они беззаветно ко мне привязались, не только как к хорошему, справедливому начальнику, но и как к русскому человеку, первому в их молодой нерадостной жизни...
В этот момент собеседник мой как-то перевоплотился весь... Гипнотические глаза с упругим металлическим блеском теперь излучали такое хорошо согревающее бесконечной добротою сияние...

4.
Помолчав, продолжал:
— Примкнули ко мне два красных лейтенанта. Замечательные люди. Поучиться надо было бы у них жертвенной любви к России, а также лютой ненависти к большевикам. Жалость, не могу их назвать, особенно же — для печати ... Семьи-то их там, за чертою кромешного ада. Слава Богу, с каждым днем уменьшается его площадь ... Пока не сгинет совсем, как сгинет, вообще, нечистая сила ...
С этими «пятьюдесятью» начал я очистку от красной партизанщины целого края, величиною, пожалуй, с Голландию ...
Приходим в деревню. Староста. Пожилой, сохранивший выправку царский унтер-офицер Егерского лейб-гвардии полка ... Расспрашиваю про кратчайшую дорогу туда-то ...
— Господин ротмистр, ближе всего через лес прямиком, а только там логово партизанов этих самых... И сила их большая, пулеметов, пожалуй, с десяток...
Ах, так, думаю! Их-то нам и надо! Углубляемся в лес... Впереди двое разведчиков ... Следую за ними в какой-нибудь сотне шагов, а за мною мои два взвода с молодым офицером фон-Деном .. Вижу — машут мне разведчики через деревья .. . Подхожу.
— Господин ротмистр, пулеметы...
Навожу бинокль — восемь пулеметов ...
— Прикройтесь деревьями!...
Не успел сказать — оглушительная трескотня пошла перекликами по всему лесу ...
Подзываю Дена...
— Пока командую ротой я... Но если что-нибудь... со мною... командование принимаете вы ...
Через минуту Ден валится замертво. Сгусток из трех пуль разворотил глаза бедному мальчику... Славный, отважный Ден!
Отнесли бездыханное тело в тыл. Одно только название: никакого тыла!... Наблюдаю, соображаю, как бы нам обойти проклятых ... Сильный толчек в грудь ...
Схватился рукою — пальцы в крови ... Слабость... Туман в глазах ... Под руки отводят меня в «тыл», разрезают шинель, фельдшер кое-как наспех кладет перевязку... А у меня и вся грудь окровавлена, и горлом кровь идет... И тут я на несколько минут потерял сознание .. Очнувшись, заставив себя подняться, спрашиваю:
— Где второй взвод? ...
А его и след простыл. Оказывается, эти шестинедельные удальцы мои одни-одинешенки, без офицеров, блестяще выполнили обходной маневр: захватили восемь пулеметов, тридцать пленных и большую продовольственную добычу, хранившуюся в теплых, отлично оборудованных землянках... Да, около полусотни красных переранили и перебили... И это маленький взводик!... Я был горд, горд, как, пожалуй, никогда не был...
— И есть чем!... А ваше ранение?
— Мое ранение?... По словам врачей — серьезное, до смертельности включительно ... Пуля проникла очень глубоко, повредив легкое... Немецкое командование выявило трогательное внимание к моей особе:
— Мы вас перебросим на аэроплане в прекрасный госпиталь, в... назван был большой областной город ...
— Ценю. Горячо признателен, но я останусь с отрядом ... Я ему нужен ...
— Да, но живой, а не мертвый...
— Выживу! Никто как Бог!...
— Но это безумие! Вы на ногах не стоите от слабости ...
— Буду разъезжать на санях ... Укутанный, в тепле... Благодать!...
И так около трех месяцев, почти не покидая саней, вел я бои, уничтожая одно за другим партизанские логова, да и за одно и самих партизан...
— Второе ваше ранение?...
— Ну, это сущая безделица! В ногу!
Кстати, немецкое командование не оставило мысли эвакуировать и основательно лечить «этого сумасшедшего»? Ничуть! Вскоре после первой попытки, — вторая:
— Вот что... Какой удобный случай!
Небольшой отряд наш направляется через леса в штаб армии. Там образцовый госпиталь. Мы вас силою отправим туда на санях, вместе с отрядом. Уложим, накроем шубами, привяжем веревками... Хорошо будет!...
Согласись я — хорош бы я вышел! В лесах маленький отряд был атакован большою партизанской бандой и хотя и прорвался, но ценою крупных потерь. Воображаю себя во всей этой переделке, вместе с моими санями и шубами?...
— Ваше непреклонное упрямство — вам же во спасение.
— Это уже от Господа Бога!... Спас меня многогрешного...

5.
Изложить все рассказанное ротмистром Заустинский, — одно интереснее другого, — да это хоть роман пиши целый!
А посему путем лаконических вопросов и ответов постараюсь вместить в прокрустово ложе фельетона наиболее для наших читателей любопытное .. .
Я. — После этих трех месяцев, во что вы развернули свои два взвода?
Заустинский. — В четыре роты, численностью около трехсот штыков. С этой «силою» мы ввязывались в бои не только с партизанами, — этих как угодно били! — а и с красной армией .. Перебежчики оттуда удивлялись: — А нам и невдомек было, что против нас вы, русские... Кабы
знали, тучею повалили бы к вам!...
Я. — Вы довольны вашим офицерским составом?
Заустинский. — Очень! Зато весьма огорчен потерями!... Сердце обливается кровью... Не стало: фон-Дека, князя Мещерского, Горбатовского, Гурубина, Власова, полковника Сакирича... А совсем юный Гипарис, сын известного моряка-художника… Из новых убит Полунин. Благополучно здравствуют: Носапов, ротмистры Белов и Адрианов, Георгий Трескин, Червяжов, Гардынекий ... Все они переранены, все выказали доблесть, чувство долга, и любви к России ...
Я. — Но — все мы люди... В семье не без урода?...
Заустинский. — Был у меня такой урод. Единственный, слава Те, Господи. Был!.., Майдачевский некий... Не знаю, большевистский ли это агент, но его поведение, его желание втоптать в грязь и свести на самое отвратительное «нет» нашу работу, — слово даю, лучшего провокатора в стане белых никаким большевикам не выдумать! Судите сами: напившись — он алкоголик, — в каждой деревне требовал у старосты: — Если ты, сукин сын, не приведешь красивую девку, я тебя застрелю как собаку!...
Я. — Как же вы не расстреляли такую мерзопакостную дрянь, весьма возможно,
советскую?
Заустинский. — Конечно, следовало! Он пытался разлагать моих людей, спаивать... Заметив это, я постарался избавиться от господина Майдачевского ... Мерзавец то он, мерзавец законченный, но и нечто от кретина в нем было ... Единственная паршивая овца во всем стаде нашем ...
Я. — Отношение немецкого командования к вам известно? ...
Заустинский. — Лучшего и вообразить даже нельзя себе!...
Я. — Ну, а создалось так называемое боевое братство между германскими армейскими частями и русским отрядом?
Заустинский. — Братство, само собою, полное! Но нет, мало этого!! Со стороны немецких офицеров и солдат мы встречали сплошь да рядом самое предупредительное, самое рыцарское к себе отношение.
Я. — Ваши перспективы и возможности в ближайшем будущем в смысле новых русских формирований?...
Заустинский. — Перспективы радужные. Возможности многообещающие!... Больше я ничего не вправе добавить к этому.
Общее впечатление от внешнего облика ротмистра Заустинского, от пережитого и совершенного за этот минувший год с чем-то?
Оно в двух словах:
Большой капитан...
Мы еще услышим о нем. О, услышим! .. .

Ник. Брешко-Брешковский.
Берлин.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 04, 2013 1:08 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

На подавлении Варшавского восстания 1944г. командир сборного штурмового полка из 1700 бойцов РОНА оберштурмбанфюрер СС И.Д.Фролов (в центре) с офицерами РОНА, справа — лейтенант Михальчевский. Иван Денисович Фролов родился в 1906 в деревне Свинуха Саратовской губернии. Попал в плен майором Красной армии. С 1943 в РОНА. Командовал батальоном, потом был начальником оперативного отдела и заместителем начальника штаба РОНА. Позднее возглавил оперативный отдел штаба 1-й дивизии ВС КОНР, с марта 1945 преподавал тактику в Офицерской школе РОА. Награждён двумя Железными крестами. Выдан советским властям, расстрелян.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 18, 2013 12:22 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Завершить дело погибших за счастье и величие родины

Нашему взрослому поколению мало ведомы утехи юности. Жизнь слишком рано возложила на наши плечи тяжелые задачи. Долг перед отчизной властно требовал от нас служение молоху.
И уйдя из обывательской среды в 1914-15 гг. на фронт, - мы так и не вернулись к уюту мирной жизни, оставшись навсегда фронтовиками.

Разочаровавшись во многих водителях, мы не потеряли веры в свой народ ни в 1917 году, ни в 1920 году, когда, оставляя последнюю пядь родной земли, мы вышли в море, в неизвестном направлении.

Мы верили всей силой своих юных сердец, что правда – с нами. Что правда воцарится на русской земле с ярким светочем счастья в руках. Мы верили, что не будет ни слез, ни вражды, ни бескрестных могил. Наши друзья отдавали свои жизни за эту веру. Едва успев предать земле их тела, не остывшие юные тела, наскоро прикрыв их ветхой шинелишкой, - мы спешили дальше. К победе. Что победа будет с нами – мы никогда не сомневались. Ибо свет всегда побеждает тьму.

Мы знали, что оставшиеся в живых должны завершить дело погибших за счастье и величие родины. Очень рано привыкли мы смотреть в лицо смерти. Не только на боевых участках фронтов. Лик смерти часто звал нас к ответу и в так называемой мирной жизни: на ступенях галатской лестницы, в болгарских рудниках, в лагерях Польши, у подножья Триумфальной арки.

Наши силы редели, но вера никогда не оскудевала.
Вера наша не угасала и тогда, когда коронованные властители мира жали руки тем, кто велел убить царя, а на международных судилищах заседали откормленные рожи финкельштейнов.
Нас гнали из одной страны в другую, лишали прав на работу, преследовали как «бело-бандитов», а мировые криминалисты пожимали плечами, что наименьший процент преступлений приходиться именно на нас. Наши дети, учившиеся на последние гроши, шли в школах всего мира первыми.

Мы верили, что если не нам, то хоть детям нашим дано будет познать новую жизнь.
Много ли нас было, мало ли – мы не знали. У нас не было опросных листов, производств за выслуги лет, орденов для отличия.
Спины наши, может быть и согнулись под тяжестью физической работы, но духа нашего не могли угасить ни мендели с рубенштейнами – слева, ни держиморды – справа. В глазах наших так же ярко, как и в первые дни, вооруженной борьбы против большевиков, - сияла вера в правду жизни.

Над нами смеялись, когда мы на двадцатом году существования безбожной иудо-коммунистической власти твердили о близящемся конце ее, о грядущем торжестве Правды.

Мы шли раз избранным путем, на который были приведены нашей верой. Никогда не отступая, ни перед кем не кланяясь, ни чьих порогов не обивая, - мы твердо, торжественно верили в то, что низвергнута будет сатанинская власть, и нам дано будет послужить отчизне.

«Вера без дел – мертва есть». Мы работали по углублению этой веры в самих себе, по внедрению ее в других, по укреплению – в слабеющих.

И вот теперь, когда голоса из освобожденных областей нашей родины обращаются к нам, как к родным; теперь видим мы, что не дон-кихотством была наша вера.

Мы не закрываем глаз на многие трудности, ожидающие нас и наш народ на пути восстановительных работ, но мы знаем, что, если юности нашей не дано было вкусить от плодов счастья, то остаток наших дней мы отдадим служению родной земле.

А это ли не самое большое счастье?

В.М. Деспотули
"За Родину", январь 1944

Владимир Деспотули (1895-1977) – русский журналист, публицист. Родился в Керчи, во время первой мировой войны служил на турецком фронте в чине капитана, адъютант генерала Баратова. Затем через Константинополь и Прагу попал в Берлин. Печатался в газетах “Руль” и “Наш век”, с 1934 г. редактор пронацистской газеты «Новое слово». Был другом Георга Лейббрандта (по некоторым данным, они были знакомы еще с одесских времен, что сомнительно в силу разницы в возрасте). В 1944 г. отстранен от руководства газетой. В 1945 г. арестован советскими властями, осужден на 10 лет лагерей. В 1955 г. освободился и вернулся в Берлин так как имел немецкое гражданство, работал учителем русского языка.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 18, 2013 1:07 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

О дроздовце П.Л.Цырас-Мрозовиче -- полковнике Императорской, Русской армии генерала барона П.Н.Врангеля, унтер-офицере Русского Корпуса на 2-й гражданской войне 1941-45

В отличие от 15-го Казачьего корпуса, Русский Корпус счастливо избежал выдачи англичанами сталинскому СМЕРШ. После пребывания в лагере у австрийского города Келлерберга они получили возможность самим обустраивать свою судьбу в послевоенной Европе. Однако большинство чинов Русского Корпуса предпочло эмигрировать за океан.

В западногерманском городе Дармштадте прожили до конца своих дней ветераны-дроздовцы полковники Л. И. Андреевский — Георгиевский кавалер и Е.Х. Кроуль, а также П. Л. Цырас-Мрозович, участвовавший еще в походе на Пекин. Жившие в Западной Германии дроздовцы наладили выпуск своего бюллетеня, аналог того, что выходил в 1920-х годах в Болгарии, а позднее во Франции.

Тех, кто остался в Югославии, ждали арест и депортация в СССР.


Лето 1945 года. Марсель. Разговор советской репатриационной комиссии и П.Л.Цырас-Мрозовича:

-Когда вы уехали за границу?
-11 ноября 1920 года из Крыма.

-С Врангелем?
-С генералом Врангелем.

-Значит, вы старый враг России!
-России? Нет!

-Ну все равно, революционной России.
-Тоже нет.

-Почему же вы эмигрировали из России?
-Из России? Нет. России не существует.

-А мы кто же?
-Не знаю. Укажите мне на карте, где написано слово Россия. Везде только четыре буквы: СССР.

-Ну так это только пишется, а Россия как была раньше, так и теперь.
-Значит, СССР только одна видимость?

-Кем вы были в России?
-Царский полковник.

-А в немецкой армии?
-Я был в Русском корпусе в Сербии унтер-офицером.

-Как? Русский полковник и немецкий унтер-офицер?
-Нас в корпусе в Сербии было до 60 процентов офицеров, и многие полковники шли за рядовых. В корпусе я в третий раз взял в руки винтовку.

-Как так?
-Китайский поход и военное училище, потом Гражданская война, где начал тоже с рядового, а теперь эта.

-А как вы жили за границей? На бриллианты?
-На бриллианты? У меня их было столько же, как и у вас.

-Я живу на жалование.
-И я жил так же. Офицеры в царской России были бедным сословием. Мы получали в два раза меньше, чем получаете вы.

-Что же заставляло вас служить?
-Как что? А любовь к делу! За границей было всяко: и хорошо, и плохо. Начал с грузчика, потом устроился много лучше. Жить можно было.

-Почему вы не вернулись в Россию? Многие из офицеров поступили в Красную армию и занимали высокие посты.
-Да. Но не знаю, живы ли они теперь, а я жив.

-Знаете графа Игнатьева?
-Ну, знаете, не все же графы Игнатьевы! Взявши одно направление, менять его не следует. Получится измена. Вы присягали?

-Да. Мы давали торжественное обещание.
-Ну и я присягал. Это побольше всяких обещаний. Присягал Государю Императору и России. А теперь ни Его, ни России нет.

-Как нет? А что же мы? Наша Родина?
-Не знаю. Повторяю, на картах России нет, а стоят четыре буквы СССР.

-Россия как была, так и осталась. Ничего не изменилось в ней.
-Ну это как сказать. Бросьте пропаганду. Меня не переубедите.

-Хотите ехать в Россию?
-Боже сохрани! Не хочу!

-Что же вы хотите делать?
-Уйду в монастырь и буду молиться Богу.

-Бога нет.
-Ну это тоже как сказать, Поживете с мое, будете говорить иначе.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 18, 2013 7:49 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Прибалтийский немец, зондерфюрер «Z» Свен Штеенберг (настоящее имя — Артур Доллердт), переводчик при штабе 293-й пехотной дивизии, о конце сентября 1941 г.
На фото: в 1942 г.
Image
Из выступления на XXVI расширенном совещании «Посева», 1974 г.

Ну, а я хочу вам рассказать про небольшой случай, участником которого был я сам. Наша дивизия вошла в Полтавскую область и заняла город Пирятин, который защищал в то время генерал Власов. Там мы соединились с другими дивизиями, которые шли с юга, и замкнули кольцо. Это окружение было самым большим в истории войны: в него попало около 850 тысяч красноармейцев. На нашем участке фронта, на протяжении 100 километров, была только наша пехотная и еще одна танковая дивизии. Красноармейцы могли бы передавить нас, как мух. Но они ничего не делали и охотно сдавались в плен.
Наши самолеты разбомбили грузовики Буденного. Буденный улетел, но, между прочим, его личный шофер сам приехал к нам в штаб и передал нам машину Буденного.
Я собирал тогда на краю города материал об этих разбитых грузовиках; там был большой парк, где я вдруг встретил около 200 красноармейцев, частично еще вооруженных. Я испугался. Если, думаю, убегать буду, возможно, выстрелят в спину. И я решился на «флухт нах форн» («бегство вперед»). Спрашиваю: «Куда вы?» Они говорят: «Сдаваться». Я говорю: «Но бросьте хоть оружие». — «Хорошо, бросим». Я спрашиваю: «Кто здесь командир?» Молчат. Я говорю: «Я знаю большевистскую пропаганду о том, будто мы расстреливаем командиров, но это не верно — командир может спокойно выйти вперед». Вышли — один майор, один капитан, несколько лейтенантов.
Я подошел к майору, пожал ему руку, назвал свою фамилию и спросил, откуда они пришли и каково там положение. Он ответил: «В 6 километрах отсюда есть деревушка и в ней стоит еще рота, но там очень строгий комиссар. Он их не пускает, а они тоже собираются перейти». Я говорю: «Майор, берите опять оружие, сколько вам нужно, идите туда, приведите роту, и, если этот комиссар будет сопротивляться, расстреляйте его». Он говорит: «Хорошо, сделаем».
Я доложил генералу [генерал-лейтенант Юстин фон Оберниц]. Генерал говорит: «Они больше не вернутся». Отвечаю: «Нет, вернутся, по-моему». Через два часа они явились. Родители этого майора ранее погибли в концлагере, а он долго был у нас при штабе. Потом, к сожалению, и он погиб, наскочив на мину.
Как видите, я один в тех условиях взял в плен двести красноармейцев. Думаете, я награду какую-нибудь получил за это? Ничего подобного. Генерал по тогдашней обстановке считал, что это вполне нормально, и я тоже так думал. Я и теперь считаю, что это были не пленные, а перебежчики. Статистика тут одно, а факты — другое.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 21, 2013 7:46 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Вначале партизан боялись больше, чем немцев...
Воспоминания о войне и оккупации жителей суражской деревни Гудовка (записал Дмитрий Карпов)

Сижу в крохотной кухоньке супругов Пивоваровых. Слушаю их рассказ и никак не могу сообразить, почему и Лидия Яковлевна, и Иван Дмитриевич, которым в 41-м было по десять лет, убеждены, что немцы оказались у их дома чуть ли не через пару недель после 22 июня. Известно ведь, что Брянщина была оккупирована только осенью сорок первого. И только потом понимаю, почему таким коротким кажется им тот первый этап войны.

Радио в деревне не было, телефона тоже. Дороги плохие, да и не до разъездов было - целыми днями колхозники пропадали в поле. О нападении «германца» гудовцы узнали только через несколько дней, когда из Суража приехали за мужиками военкоматовские командиры. Всех даже забрать не успели, только первые призывные возраста. О фронтовых делах сведения доходили обрывочные, через третьи руки. А потом по пустым прежде проселкам вдруг хлынули потоки отступающих красноармейцев. От них и узнали, что пал Киев. Вот когда война реально заглянула в деревню.

- Слушаю о том, как пронеслись немецкие мотоциклисты, а «с Белоруссии» все шли и шли окруженцы, выпрашивая хоть какую-нибудь, даже рваненькую, гражданскую оде­жонку, чтоб, переодевшись, избежать плена. Как делились с ними немудреной крестьянской едой. И здесь, как в сотнях других мест, наши танкисты топили в болотах свои танки, оставшиеся без горючего, а семьи деревенских коммунистов никто даже не пытался эвакуировать, и они, не зная, что делать, остались по домам. Пока быстро появившиеся после прихода немцев староста, которого в Гудовке называли почему-то бургомистром, и полицаи не сдали их своим хозяевам. И ведь не было среди предателей пришлых - свои же соседи.

- Как наши вернулись, их всех посадили как пособников, - говорит Иван Дмитриевич. - А батьков наших сразу же на фронт погнали. И побило их под Могилевом. Немец там здорово укрепился. Много мужиков наших там погибло. А этих, я считаю, от войны просто спрятали в лагерях. Они потом все домой пришли. Мы их всех знаем...

И партизаны появились. Вот тут и поразила меня фраза, оброненная Лидией Яковлевной: «Мой младший брат их сначала боялся больше, чем немцев». Как же так? Начинаю расспрашивать мою собеседницу и узнаю причину.

Оккупанты вначале не зверствовали. Появлялись днем из соседнего Душатина, где у них был «куст», забирали тех, кого показывали их помощники, и уезжали. Те продовольственные поставки, которые они требовали, тоже не отличались от довоенного крестьянского «оброка». Даже наших пленных солдат, кто родом из этих мест был, вначале по домам отпускали. Это уж потом, когда партизаны их доставать стали да когда на фронте дела не заладились, фашисты озлобились.

А партизаны приходили ночью. Их надо было накормить и с собой продуктов дать. До сих пор Лидия Яковлевна с горечью вспоминает, как без церемоний могли некоторые «народные мстители» забрать стаканчик соли - величайшую ценность по тем временам. Солью можно было разжиться только в городе, продав что-нибудь из выращенного в своем хозяйстве. Кроме того, не забывали партизаны и об изменниках. Убивали немецких прислужников и жгли их хаты. Вот ребенок и боялся ночной стрельбы, криков да зарева пожаров.

Так и повелось: ночью партизаны приходят разбираться с теми, кто сотрудничал с немцами, а днем оккупанты приезжают за теми, к кому по-дружески заглядывали гости из леса. Правда, не всегда соседи доносили друг на друга. Иногда и жизнью рисковали ради односельчан.

- Вот к нам Соня часто заходит, - Лидия Яковлевна кивает головой в сторону окна. - Ей тогда три годика было. Батька в партизаны ушел, а матка ее, Лекса, с ней дома осталась. Полицаи и пошли ее забирать, ей об этом люди забежали сказать. Заметалась она. Дочку в ночевке (долбленое деревянное корытце) схватила - и к соседям: спасите Христа ради. В руки им пихнула, а сама в огород и повалилась в картошку. Бежать ноги от страха не держали. А те пришли, все обшарили. В огород вышли, а там вдали кто-то бежал к овину. Полицаи туда и припустили. Потом вернулись и по соседям; куда, мол, подевалась эта сучка партизанская? И к той соседке зашли. А та ни жива ни мертва. Своих детей под пули подставлять! Но Соню не выдали. Запихнули в ночевке под печь, загородили. Молились: лишь бы не закричала.

А та себе спит там спокойненько. Не нашли ее. Остались они с матерью живы. В лесу потом прятались, пока наши не пришли.

Но не всем так везло. Страшным был рассказ моих собеседников о партизане Пискуне. Так и не знают, фамилия это или прозвище - Пискун да и Пискун.

Когда его семью забрали как партизанскую и угнали «на Унечу», Пискун оказался в городе и принял казнь страшнее, чем смерть. Он видел, как палачи убили его детей и жену и сбросили в ров вместе с другими казненными. А маленькой дочке нелюдь во вражеском мундире просто сломал ударом о колено позвоночник...

Пискун вернулся домой и вырезал весь род того предателя, который выдал его семью, - всех, вплоть до троюродных племянников. В деревнях в то время почти все родственники жили рядом. Пивоваровы не осуждают партизана, хотя до сих пор в их словах сквозит ужас перед тем кровопролитием, когда вспо­минают, как «страшно гнал Пискун свои кони» по гудовскому песчаному проселку, выследив дядю своего врага. Тот, заглянувший в их деревню погостить у знакомого, нашел здесь смерть.

А потом, с весны 43-го, оккупанты стали угонять в Неметчину подростков постарше. И шестнадцатилетнему брату Ивана Дмитриевича Федору пришлось уйти со своими погодками в партизанский отряд, чтоб спастись от этой напасти. Семьям юных партизан тоже пришлось скрываться в лесах «на Белоруссии» до прихода Красной Армии. В деревне все знали, кто ушел «к русским». И полицаи знали - местные же. А службу свою они справляли до самого ухода своих хозяев.

Отступая, немцы на ходу разграбили то, что еще уцелело в Гудовке, часть домов «запалили». Не все, правда, - спешили. Уцелевшие жители, в том числе и Лидия Яковлевна с матерью, братом и сестрами, «хоронились» в окопах, вырытых на огородах от бомбежек.

А потом появились наши солдаты. Моя собеседница до сих пор с жалостью вспоминает, какие они были грязные, оборванные и смертельно уставшие. Но они дошли сюда и пошли дальше на запад. Чувства, переполнявшие их тогда, Пивоваровым трудно даже выразить словами: «Это была страшная радость!»
Опубликовано в газете "Брянское время", 2000 г. № 75 (28 июня)

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 24, 2013 3:43 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

"Заря", 17.01.43, под псевдонимом "Ром" - Милентий Зыков.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB