Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Голодомор Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2831

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 07, 2010 12:53 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Во что это выливалось на практике, видно из реплики "героя" рассказа С.Н.Сергеева-Ценского:
"Имейте в виду, — что будет тут голод: — куда мы приходим, там начинается голод, — это как правило. Мы уничтожаем свободную торговлю, ведем борьбу со спекуляцией, не даем никуда пропусков, — и в результате наступает голод. Имейте это в виду..."
А ведь накануне рынки в Крыму ломились продуктами. Так, артистка Е. И. Хатаева 18 декабря 1920 г. записала в своём дневнике впечатление о рынке в Симферополе: «Ну, базар! Чего-чего там нет! Горы фруктов — яблок красных, розовых, жёлтых, белых; чудесных душистых груш; каштана, мушмулы, винограда [неразборчиво] всякой, всякой «вкуснятины». А какие духи и пудра! <...>Да чего только нет, чёрт возьми! И материи, и ботинки, и шёлковые чулки. И всё очень недорого по сравнению с Харьковом. Но цены уже и здесь за последние два дня повышаются. Я никогда не бывала на базаре, а тут каждый день брожу и покупаю что надо и не надо. Конечно, фрукты, конечно французские] духи, пудру, ботинки и вообще всякую житейскую чушь». Но уже в январе она сообщает «о поднявшейся дороговизне, об отсутствии всякого заработка, о грошовой оплате труда, об исчезновении базара, об отсутствии каких-либо пайков...».
Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Без победителей. Из истории Гражданской войны в Крыму. – 2-е изд., испр. и доп. – Симферополь: АнтиквА, 2008. - c.695

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7265
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 07, 2010 1:14 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Из книги В.В.Кондрашина Голод 1932-1933 годов: трагедия российской деревни.,М.,2008. - с.79:

"В ходе сельскохозяйственных кампаний 1931 г. основная ставка местным руководством была сделана на административное принуждение колхозников. Насильно загнав большинство из них в колхозы, местные руководители нередко вели себя по отношению к ним как самые настоящие помещики-крепостники. Трудно в это поверить, но в 1931 г. в период весенней посевной в советских колхозах пороли крестьян, как в незапамятные времена крепостного права! Такие факты имели место в Колышлейском, Романовском, Турковском, Бековском, Самойловском и других районах Нижне-Волжского края. Порки колхозников организовывали состоявшие из местных активистов так называемые «Союзы для борьбы за дисциплину». Пользуясь безнаказанностью и попустительством со стороны вышестоящего районного руководства, активисты «Союзов» пороли колхозников за опоздание на работу, за огрехи в пахоте, за поломку инвентаря, за плохой уход за лошадьми, за то, что «отбил чужую жену», пришел на работу в валенках, просто «гулял на улице» и т. д. Порка, как указывают документы, обычно происходила следующим образом: «Присужденного силой клали на землю и били ладонью, ложкой, а чаще вожжами, ремнем, прутьями [...], били мужчин и женщин». Наряду с порками отдельные сельские активисты куражились над людьми и другими способами. Например, в колхозе села Колычеве Турковского района Нижне-Волжского края женщин-колхозниц принуждали целоваться с дурачком, которого предварительно «заставляли целовать лошадь». Конечно, все эти факты были проявлением крайности и местного самодурства, и их организаторы привлекались к ответственности. Но они передают ту атмосферу административного произвола и бесправия, которая царила в колхозной деревне в рассматриваемый период".

Скачать книгу:
http://knigipoistcccp.livejournal.com/16114.html
http://www.mediafire.com/?dn7j3t0c1tpon5j

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7265
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 23, 2010 8:01 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Ниже цитируются официальные советские данные.
«Газета “Красная звезда” Петроградского военного округа 29 марта 1922 года сообщала, что “к началу 1922 года от голода умерло более 11,2 миллионов детей”»

«По различным данным, число детей, нуждавшихся в немедленной помощи государства, составляло в 1921 4—6 млн. чел., в 1923 — 2,5—4 млн.»

«в марте 1923 года Н.К. Крупская пишет о размещении в детских домах в 1922 году 800 тысяч беспризорных детей, при зарегистрированных на улице 7 миллионах. И подчёркивает, что не известно, сколько осталось не учтёнными» Крупская Н.К. Борьба с детской беспризорностью / Педагогические сочинения: в 6 т. Т.2. М., 1978. С. 165

«тогда стал популярен плакат «6 000 000 детей, не обслуженных школой, — страшная угроза революции и стране»


Откуда в России миллионы беспризорных и погибших от голода и болезней детей? До советской революции такой беды Россия не знала. Многомиллионная беспризорность в 20-е годы есть прямое следствие коммунистического террора. По численности беспризорных детей, можно оценить, сколько коммунисты уморили взрослых. Голод в России после 1917 года прямая вина большевиков.

Прежде чем перейдём к демонстрации документов, объясним одну замполитовскую хитрость. То, что в России до 1917 года называли голодом, в СССР соответствовало «дефициту продуктов». А голода, чтобы правительство отнимало у голодных последний кусок, такого кошмара в России до коммунистов и представить не могли. В случае неурожая и угрозы голода русское правительство оказывало крестьянам огромную помощь (под гнусное улюлюканье «либеральной общественности»). Коммунисты добивались голода сознательно, отнимали у людей последний кусок хлеба, морили город и деревню.

В сравнении с воюющими европейскими державами положение в русском тылу было завидное, в России даже продовольственных карточек не вводили. О голоде не могло быть и речи, до большевиков. Настоящий масштабный голод в России начался с того, что большевики, маскируясь коммунистической демагогией, объявили политику «продовольственной диктатуры». Фактической целью оной политики являлась реквизиция продовольствия в России для снабжения голодающей Германии. Кстати сказать, вообще вся политика «военного коммунизма» изначально имела целью обеспечение русскими ресурсами Германии (рекомендую отыскать приложения к Брестскому миру, под какими обязательствами перед любимым кайзером от имени советской России подписался Ленин, там сотни пунктов). Без содействия большевиков немцы не были в стоянии продолжать войну против Антанты 1918 году.

Однако вскоре большевики обнаружили, что массовый голод отличное средство ломать сопротивление населения коммунистической диктатуре. Ленин радостно писал, что голод как средство террора посильнее гильотины. Морить народ голодом коммунисты принялись целенаправленно. Под предлогом борьбы со спекуляцией частным лицам (т.н. «мешочникам) было строжайше запрещено доставлять в города продовольствие, их перехватывали чекистские заставы. И что интересно, «передовых рабочих» большевики поощряли правом на «мешочничество», это вообще было единственное средство прокормить свои семьи. Ко времени объявления НЭПа население Москвы и Петербурга сократилось втрое, сильно пострадали и другие крупные города. Заметим также, что как только по ходу гражданской войны из какой-либо местности выбывали красных, голод прекращался.

Сильно страдала от грабежей продотрядами деревня. Формально коммунисты объявили, что будут забирать у крестьян лишь «излишки» продовольствия. На деле отбирали всё что приглянется, любой имущество. Тогда получил широкое распространение тип сельского коммуниста, живущего в избе полной награбленного по деревням добра. Живущего встречи с «кулацкой» пулей.

Далее процитирую статьи с сайта Дмитрия Ниткина. Сайт хороший, много полезной информации по советской истории, рекомендую. Сайт посвящен разоблачению замполитовских фальсификаций известного просоветского идеолога С.Г.Кара-Мурзы.
«В начале 1920 года военное положение сохранялось в 36 губерниях: там шла крестьянская война. В феврале - марте вспыхивает крупнейшее восстание в Поволжье и Уфимской губернии - "вилочное восстание". Как и другие восстания, оно было вызвано проведением продразверстки - когда выгребался весь хлеб до остатка и крестьяне обрекались на голодную смерть. В восстании участвовали русские, татары, башкиры. Их армия насчитывала 35 тысяч человек (а по некоторым донесениям ЧК - 400 тысяч). При подавлении восстания применялась артиллерия, бронепоезда. По официальным данным, потери восставших - 3 тысячи человек убитыми и ранеными.

В июле крестьянская война вспыхнула в Заволжье и на Урале. Ее вождем стал популярный командир Красной Армии, награжденный орденом Красного Знамени, Сапожков. Движение получило название "сапожковщина". Оно охватило Самарскую, Саратовскую, Царицынскую, Уральскую, Оренбургскую губернии. Сапожковцы заняли Бузулук. Из сводки ЧК: "Была объявлена запись добровольцев, проходившая с большим наплывом крестьян. На подавление были брошены все наличные силы этого района". Ленин требовал: "...от селений, лежащих на путях следования отрядов сапожковцев, брать заложников, дабы предупредить возможность содействия". К сентябрю основные силы движения были разгромлены.

Крестьянское восстание в Тамбовской губернии («антоновщина») как массовое движение началось с отказа сдавать хлеб и разоружения продотрядов, появившихся в деревне в августе 1920 г. Огонь восстания распространился по губернии с непостижимой для местных властей быстротой. Партизанский способ ведения боевых действий повстанцев, успевавших под натиском красноармейских частей скрыться и просто раствориться в крестьянской среде, пульсирующий характер движения обеспечивали успех на первых порах. Повстанцы образовали своеобразную "крестьянскую республику" на территории трех уездов с центром в с. Каменка, Вооруженные силы А.С.Антонова сочетали принципы построения иррегулярной армии (2 армии в составе 21 полка, отдельная бригада) с регулярными вооруженными отрядами».

Развал сельского хозяйства большевиками и неурожай привели в 1921-22 гг. к чудовищному голоду. Голодало более 35 млн. человек, и половина из них была обречена на гибель.
«НЭП начался с ужасающего голода 1921-22 гг., охватившего 17 губерний на Волге, пять губерний на Украине, Крым, некоторые губернии Юго-Восточной области. По подсчету ЦСУ затронуты голодом в той или иной мере оказались 35 губерний с населением 35 миллионов человек, или 1/4 населения страны. Только по 14 поволжским губерниям недобор хлеба оценивался в 166 млн.пудов. [С. Ингулов. Заметки о голоде]. Сокращение посевов, вызванное политикой «военного коммунизма», лишило страну возможности продовольственного маневра – крестьяне засевали ровно столько, чтобы накормить себя. В таких условиях засуха в южных районах стала катастрофой.

М. Горький, отвечая на вопрос о голоде в России, заданный ему в Берлине, ответил: «Я полагаю, что из 35 миллионов голодных большинство умрет». Однако в этой трагедии «буревестник революции» так же как и большевистские вожди, видел положительное явление, ибо «вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень... и место их займет новое племя — грамотных, разумных, бодрых людей» [Горький М. О русском крестьянстве. Берлин, 1922, С. 43-44.]».

Не только М.Горький увидел в вымирании от голода миллионов людей в России прогрессивное явление. Голоду большевики обрадовались, поскольку слабело сопротивление крестьян. А гениальный Ленин тут же сообразил, что борьбы с голодом прекрасный повод для изъятия церковных ценностей (надо будет отыскать совершенно чудовищное по цинизму секретное ленинское письмо по этому вопросу). Для отвода глаз советская власть кое-что делал для спасения голодающих, но главную помощь гибнущим людям оказали международные организации, главным образом американские.
«3 миллиона пудов продовольствия было закуплено советским правительством за границей [Плаксин Р.Ф. Крах церковной контрреволюции 1917-1923 гг. М.: «Наука». 1968. С. 155.]. Скромная сумма закупок объясняется наличием у советской власти иных дел государственной важности: так, в сентябре 1921 г. на закупку за границей 60 тысяч комплектов кожаного обмундирования для чекистов ЦК РКП(б), по ходатайству Президиума ВЧК, выделил 1,8 млн. рублей золотой валютой [РЦХИДНИ Ф. 76. Оп. 3. Д. 228. Л. 2.]. Всего с 1917 до начала 1922 года на «нужды революции» было истрачено 812 232 600 рублей золотом [РЦХДНИ, ф. 5, оп. 1, д. 2761, л. 28.]. Денег не хватало, поэтому 8 октября 1921 года Главспирту установили экспортный план в 1 миллион ведер питьевого спирта, для чего передали ему урожай картофеля (он в том году уродился).

Для сравнения отметим, что АРА (Американская администрация помощи) к сентябрю 1922 года закупила для России хлеба, продуктов питания и других товаров на 66 млн. долларов. 20 млн долларов из этой суммы было выделено Конгрессом США. Было доставлено голодающим России около 30 млн. пудов продовольствия, одежды, медикаментов [Трифонов И. Очерки истории классовой борьбы в СССР в годы НЭПа (1921-1937). М. 1960. С. 25.]»

«большевики рассматривали голод просто как удачное стечение обстоятельств: и крестьянские восстания утихли, и избыточное население сократилось, и церкви можно пограбить под благовидным предлогом. Словом, «советская цивилизация» в действии!»

Ну что ж, смотрите как выглядели русские дети после заботы о них советской власти. Фотографии из архивов Ф.Нансена, в то время возглавлявшего комитет Международного Красного креста, который оказывал помощь голодающим в советской России. Заметьте, Нансен был человеком к советской власти лояльно настроенным, антисоветской пропагандой он и близко не занимался (скорее наоборот).

Image

Image

Image


полностью на: pioneer-lj.livejournal.com/1192356.html#cutid1

продолжение статьи и фото на: pioneer-lj.livejournal.com/1192507.html

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2831

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 24, 2010 7:11 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

в Симферополе вышла в свет книга "Наказание без преступления...", автором которой значится некто И.Тайга. Книга представляет собой изобилующий жутчайшими и дичайшими подробностями мемуар про собственное зековское житье-бытье, а также про нравы на воле в позднем СССР (при Хруще-Брежневе).
Т.к. книга выпущена небольшим тиражом, и практически неизвестна, то чтобы иметь представление, о чем она, приведу всего лишь один ее фрагмент.
Внимание! Неуверенным и впечатлительным, а также детям и тем, кто только что кушал, читать не строжайше не рекомендую!

У блатных шла игра. Подпоив завхоза, несколько человек расположились в роскошном кабинете отрядного. Бура, рамс, терц — как на катране, кто во что горазд. Кому пёрла масть — короткие выкрики, восторг и смех и мощные похлопывания по плечам, ладонь о ладонь потирали с такой неистовой силой, будто коже хотели стереть. Упаси Бог помешать, отвлечь, масть сбить, «пруху» вспугнуть. Это понимали все — и игроки и узкий круг приближённых болельщиков кентов. Между тремя и четырьмя часами ночи шестёрке дали котелок литров на пять и послали на пищеблок за гревом. В это время на пищеблоке лишних не было. Зав. столовой, выдав продукты на завтрак, видя порядок на своём объекте, с ручным лично прикормленным пидорасом Галей ушёл «месить глину». Повар, армянин Хачик, видя, что всё для работы готово, отпустил своих двоих пмощников. Чай в двухсотлитровом котле уже закипел... А каша перловка в трёхсотлитровом варилась как и положено на спокойном огне. Хачик помешивал её лопатой деревянной, больше похожей на весло. Что-то мурлыча про Ереван и напевая про Арарат, в прекраснейшем расположении духа, снимая пробу на соль... редковатая получается кашка. Перловка вся уже была в котле. Но ведро муки нашлось, чтобы загустить кашу. И Хачик, помешивая одной рукой, высыпал муку в чан и решил подбросить поленьев. Шесть огромных чугунных котлов были вмонтированы в кирпичный блок. Под каждым котлом была выложена отдельная топка. Кучи дров валялись возле двери. На улице лежал штабель кубов на семь¬десят. Помощники заносили запас вовнутрь под руку, чтобы повар сам мог регулировать интенсивность огня.
Хачик кинул несколько смолистых поленьев. «Переборщил, — подумал он, — не пригорела бы каша...» Топка поглотила огромные поленья. Пламя стало настолько мощным, что тяга в трубу не успевала отсасывать продукты горения. Длинные языки стали вырываться наружу, облизывать кирпичи и отодвинули повара своей температурой. Учитывая объёмы котлов и конструкцию печей-топок, Хачик приспособил деревянный столик-стеллаж. Придвигал его к печи, чуть вбок от жерла топки, становился на него и тогда веслом мог мешать кашу, подгребая её со дна котла.
Шестёрки охотно бежали на пищеблок за «гревом», зная, что от положняка им перепадёт кое-что из хавки. Один имел кличку Сявка, не от тюрьмы, с детского сада — звали Савва, Савка, а выговаривал «Сявка». Другой Шмыгло — шмыгал носом от хронического насморка. Сявка добивал четвертак. Ему было под пятьдесят. Второй молодой, лет двадцати. Он живёт меньше, чем Сявка сидит. Год на зоне. Старается завоевать уважение блатных... так шестерит.
Ворвавшись с котелком в пищеблок, дружно заорали:
— Блатным харчь подавай! Слышишь, чучмек черножопый! На¬ливай в котелок, что пожирнее.
— Ара! Слюшай, не готово, надо варить. И мяса нет. Только маргарина, — оправдывался виноватым тоном Хачик. Котёл был до самого края обложен кирпичами. Чтоб с кирпичей не сыпалась глина и песок, края котла выступали над кирпичами где-то на ладонь, сантиметров на десять — пятнадцать. Тут же по краям котла лежало несколько кусков досок пятидесятки — шестидесятки. Для удобства тщательного и нелёгкого вымешивания повара становились иногда коленом, иногда ногами на эти доски, ибо кирпичи нагревались до «не могу».
— Да что ты раскаркался, чурка волосатая! Сказано блатным, значит, без базара. Лучшее и быстро! — орал Шмыгло.
Хачик стоял как памятник с веслом, одной ногой на подставном стеллаже, другой на доске при котле. Шмыгло так суетился и усердствовал, заглядывая снизу вверх на Хачика, что не заметил, как мощный язык пламени охватил штаны от колен до жопы. Завизжав, как резаный поросёнок, он взбрыкнул от боли, сделал акробатичес¬ки немыслимый пируэт и выбил из-под ног Хачика стеллаж. Тот не удержался на той ноге, что была опёрта на доску, взмахнул веслом, угодив в рожу Шмыглу, а сам рухнул вниз головой в котёл с кипящей кашей.
Шмыгло танцевал «танец маленьких лебедей», сбивая пламя со штанов, видя, что достаёт до яиц, присел в огромный таз с водой, стоявший неподалёку. Зашипело и затихло. Хачик даже мяукнуть не успел. По самый пояс встрял в кипящую кашу. На кромке котла свисала к кирпичам огромная задница, и ноги вздрагивали, дёрга¬лись, потом затряслись, и всё стихло.
— Атас! Смываемся! — крикнул Сявка, прилипшему к корыту с водой, Шмыглу. — Ты что, сучёк, не понял, что наделал? Ты сварил армянина живьём!
— Я ж не хотел... я ж не знал... — лепетал Шмыгло.
— Это ты оперу объяснишь или семье армянской. У них там есть авторитеты и сумеют с тебя спросить и получить.
Основную дверь Сявка подпёр огромной доской. Подкатил с десяток брёвен для прочности. Сами исчезли через окно-вытяжку. Быстрым шагом направились к блатным.
— Ну, всё, — ныл Шмыгло, — завтра повяжут, завтра мне лапти сплетут.
— Уже сегодня. Скоро подъём. Тебе лучше пятёрик от суда, чем нож от армян, — успокаивал его Сявка.
— Ты тоже был. Ты тоже был! Ты!
— Что ты, сука, в подельники меня берёшь? Да?
— Ну, ты же был... был... там... там... та...а...а...
Шмыгло выдохнул «а-а» до конца и подогнулись ноги. С коленей он упал вперёд, мордой, головой. Почему все зарезанные спереди падают вперёд? Равновесие или центровка веса и сил так рас¬пределена? Ночь была лунная. Сявка заметил, что немного крови брызнуло в котелок с кашей. На синеватой каше кровяные капли темнели. Сявка перемешал их окровавленным ножом, облизал его вместе с кровью и кашей. Осмотрел тщательно кромку котелка, чтоб, не дай Бог, капли не остались. Прошёлся на всякий случай полой зековской куртки по рубцу котелка. Осторожность всегда спасала Сявку во всех делах. А дел за четвертак срока у него было много. «Седьмой? Или восьмой?.. — пытался вспомнить личный счёт убитых им людей. — Вот память-то стала никудышней...»
Блатные накинулись на кашу. Игру свернули. Скоро подъём. Жрали с аппетитом... выработались — выигрались. Сявка заметил под петлёй для ручки котелка невытертую кровь. Напрягся. Блатные зарежут, если узнают, что каша на крови. Скажу, что на пищеблок курицу принесли, ну, и зарезали там... или палец порезали... Фразу приготовил, но не пригодилась. Всё сожрали и разошлись по шкон- кам. Подъём на полчаса раньше.
В зоне ЧП. Шнырь зоны обнаружил труп Шмыгла и сообщил на вахту. Тело перенесли к санчасти и положили в дровяной сарай. Хуже с пищеблоком. За полчаса перед подъёмом ДПНКа с медбра- том и надзирателем пошли на пищеблок снимать пробу. Такая формальная процедура. Не все дежурные соблюдали её. Но таков был порядок. Дверь в пищеблок была заперта. Никакие требования, ни¬какие угрозы и удары не дали результатов. Поработав двумя колунами, дверь вывалили. Картина не из приятных. Подброшенные Хачиком дрова разгорелись не на шутку. Толстые брёвна имеют такую закономерность. Левая нога Хачика свисала ниже и ближе к топке. Она отгорела до колена. С неё капал жир и стекал по обгорелой кости ноги. Капал с пальцев на огонь. Шипело, загорались и коптили. Каша кипела во всю, пузырилась и булькала вулканчиками. Хачик висел головой глубоко в котёл. Его стали осторожно вытаскивать. Осторожно, с трёх сторон. Хотя практически польза была только с двух сторон. Третий тянулся через почти полтораметровый диаметр котла, сам еле держался. А понту от него никакого. Действующие лица, вытаскивающие Хачика, тоже не отличались особой мощью. Из всей присутствующей «бригады спасения» — ДПНКа, начальника санчасти капитана Сулемы, жены майора Сулемы, надзирателя Беседы — ни силой, ни желанием никто не светился. Оставились зеки. Истопники, дровоколы, помощники повара, зав. столовой и ещё пара нахлебников «подай—принеси». Опыта вытаскивать переваренного повара из огромного котла ни у кого не было. Учитывая специфику. Во-первых, огромный вес Хачика, во-вторых, что он всегда работал голый. Ну, не совсем конечно — на голове чепчик. Зачем — знал только он, покойник. Торс голый и лёгкие на резиночке штаны-шаровары, как у Тараса Бульбы, поши¬тые из простыни на заказ, ибо такого огромного живота в зоне ни у кого не было. В зоне вообще толстых не было. А пузатым — откуда им взятся?
Теперь место работы, то есть спасения сваренного утопленника... ну, какое уж тут «спасение»... спасать некого... а правильнее сказать, вытаскивания. Огромный круглый котёл, обложенный кирпичом на глине. Под ним огонь. Горячая каша, раскалённые кирпичи. А работы в столь неудобных, невыгодных условиях непочатый край. Ухватить, удержать огромное мокрое тело было не за что. А мокрым тело было от брызг каши, от испарения, от температуры. Мокрое, значит, скользкое — это ёжику понятно.
— Дополнительный паёк и ларёк тому, кто вытянет труп! — громко, как Наполеон перед сражением, объявил дежурный. Для точности изложенного театрально указазал рукой с зажатым в ней платком на котёл с трупом в трёх шагах от себя.
— Два пайка и два ларька, - то ли поправил, то ли потребовал сухощавый дровокол.
— Что ты вякнул? — вцепился в него дежурный, — Что два?
— Одному никому не под силу. Только вдвоём, а, значит, и награда двойная, — объяснил дроволкол.
— Дак, чё яйцами трясёшь! Ищи второго. Кто второй? кто?
Нашёлся охотник, помощник повара, ненавидевший сваренного
шефа ещё будучи живого, служа подручным у него.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2831

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 24, 2010 7:12 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Обступив котёл сверху, наклонившись, стали прикидывать, при¬меряться — как и за что ухватить. К ним наверх на печь вскочил ещё один истопник. Примазался в надежде на обещанную дежурным награду.
Ходили по кругу, вокруг котла... мацали... хватали... Горячо... мокро... жирно... толсто...
— Чё телетесь? — командовал ДПНКа, — тяните, а вы там зихера шарабуринские вытанцовываете! Давай! В БУР упрячу!
Всадив скрюченные пальцы в тело покойника, начали тянуть вверх. Понимая ценность обещанной премии и осознавая угрозу в случае неудачи, зеки старались на пределе возможностей челове¬ческих.
Пошло... пошло потихому... Труп почти вытянули. Вытянули настолько, насколько позволяли длина рук и наклонённых тел тянувших. Труп уже над уровнем каши... Уже над кромкой котла, совсем немножечко осталось. И тут булькавшая вулканчиками пузырей каша брызнула на дровокола. Попала в лицо и в глаз. Естественно, он инстинктивно бросил мертвеца и ухватился рукой за глаз. Второй, ну, никак один не мог удержать, и покойник с высоты опять плюхнулся в кипящую кашу.
Дровокол выл, как индеец перед атакой, закрыв рукой ошпаренный глаз.
— Да ебитесь вы со своими добавками и Хачиком своим! Ослеп за ни хрена!
Поняв, что тело сорвалось, и дело тоже не выгорело из-за го¬ревшей печи, дежурный проявил мгновенную гениальность:
— Да затушите вы печь! Кретины! Легче работать будет!
Легко сказать. Команда подана. Исполнителей хватает, хоть от¬бавляй. Отличился надзиратель Беседа. Он взял ведро воды и, не раздумывая ни секунды, вылил его в топку.
Немного ещё о конструкции печи. Это же не кран газовый зак¬рыл и выключил. Печь топилась огромными колотыми брёвнами лиственницы. Она медленно распаливалась, зато долго и мощно горела. Только опытный истопник умудрялся расчётливо регулиро¬вать толщиной и количеством брёвен интенсивность огня. И то, если ошибился и перебрал, то рядом у печи лежали металлические крюки. Лишнее бревно, даже горящее, вытаскивалось и тут же тушилось. Вне печи. Дымило. Коптило. Но таков технологический процесс. Сейчас же печь была наполнена жаром, расколена до пре¬дела... И ведро воды, бухнутое Беседой чуть не взорвало печь. Вода мгновенно превратилась в пар. Шугануло часть в вытяжной дымоход, а основная часть пара вместе с углями и жаром даванула наружу через загрузочный люк. Начальница медчасти взвизгнув как резаная, упала на спину то ли от взрывной волны, то ли от испуга. Сверкнув белыми ляхами, она пыталась выковырять где-то из трусов горячие углинки, выплюнутые огненным жерлом печи. Она каталась то на спину, то на задницу, как пресс-папье, туда-сюда, пытаясь извлечь из области полового органа горячие углинки. Но время, затраченное на хаотичный панический поиск, утолило жар угольков, они погасли сами по себе, оставив после себя неизгладимую память боли...
Вокруг печи и котла кружился пар, дым, вонь, летали кусочки сажи и пепла. Гениальность своего приказа ДПНКа так и не оценил.
— Всё, огонь уменьшился. Давай, вытягивайте тело! Давай!
«Давай» относилось ко всем. А «давать» взялся долго стоявший в стороне кочегар по кличке Гробокопатель. Сухой, худой, чёрный, прокопчённый, специально не смывавший копоть. Он подобрал один из металлических крючьев, валявшихся возле печи. Самый короткий. Отошёл к большому столу. Там в бревенчатой стене торчал крюк. Вытащил из стены, покрутил, осмотрел и воткнул назад. Взял вилы-трёхзубки, вложил их глубоко в щель между брёв¬нами и согнул под острым углом. Деревянную ручку вил обил тут же ударом ноги. Сломал коротко, под металл вил. Делал всё чётко и уверенно. Все наблюдали молча.
— На, держи! — протянул он крючок помповара, — делай, как я.
Вскочив на кирпичи, наклонился над котлом и сильно вонзил
согнутые прутья вил в бок трупа.
— Давай с той стороны! Давай вонзай крюк, не тяни! Поглубже.
Помощник повара также вскочил на печь, широко раскорячился и со всей силы вонзил крюк в мертвеца.
— Готов? — уточнил Гробокопатель.
— Всегда готов! — по-пионерски ответил помощник повара.
— Раз, два, взяли! — скомандовал Гробокоп.
Взяли дружно, синхронно и решительно. Благо, есть за что держать. Вонзённые согнутые пальцы вил с одного бока и загнутый дровяной крюк с другого бока трупа. Рванули сильно. Высоко труп, почти вытащили до уровня первой попытки над кашей. И он опять сорвался вниз, в котёл, в кашу. И обоснованно. У Гробокопа загну¬тые вилы были коротки, потому он их вонзил выше в сырой, нева¬рёный бок. А у помощника повара крюк хоть и был самый короткий из валявшихся у печи, но значительно длиннее необходимого. Он и вонзил глубоко в варёное-переварёное мясо Хачика. А дёрнули-то крепко. Иначе нельзя. Не стоило иначе. Чё там смыкать, как спин¬нинг? Рванули успешно, высоко. Но сырая бочина выдержит хоть что, а вот варёная ослабла. Да и острые зубы вил вошли хорошо, тройчатки вилы и опора тройная в мясе. А крюк для брёвен никто под мясо не затачивал. Да и вогнать его глубоко не так просто. Толстый конец. Вот если б за ребро или за ключицу, тогда, может, и варёное мясо выдержало бы. А так всё ясно. Разное мясо, сырое и варёное, разные крюки и по назначению и по применению, да и конструкцией разнятся. Вот и результат — опять труп упал в котёл.
Тут ДПНКа взвыл:
— Бляди позорные! Ничего не можете! Ни украсть, ни покараулить! Скоро кормить шакалов, а вы тут не можете вытянуть! — орал, размахивал руками, как и положено начальнику, командиру. Он знает что надо делать, но как все начальники не знает как. Метод не подсказал, ибо военные всё делают по инструкции. А где инструк¬ция, как трупы доставать из котлов? Да ещё толстые, тяжёлые и разваренные... Никто таких инструкций не составил. Вот и занима¬лись самодеятельностью. Проявляли рацпредложение, выдумку, изобретательность. Гробокоп нашёл вторые вилы четырёхпалые. Также быстро, раз-раз и согнул и ручку отбил. Всё чин-чином.
— На, бездарь! — одарил он инструментом помощника повара. — Глубоко всаживай, но в сырое мясо. Выше уровня каши. Понял? Там, где почки, к позвоночнику ближе. Давай!
Под ногами хрустела глина и кусочки кирпичей.
Вонзили до упора. В сырое, не достававшем уровня каши, холёные бока повара, и вытянули. Но уже без головы. Видимо, переварилась и оторвалась во время неоднократных подъёмов и падений. Она вышла на поверхность,'но упала опять в кашу. Голове не на чем было держаться. Все жилки и мясо, соединяющее голову с шеей, с телом, перекипели и не держали голову.
Вытащили. Положили на доски. Каша капала с шеи. Видно, как раздельно делились пищевод и дыхательная трахея... В них затека¬ла каша... Воняло палённым, горелым.
— Выловить голову и остатки из каши. Через тридцать минут кормить первую смену. Чтоб всё было чисто и готово. Кто тявкнет за дополнительное мясо — сгною! — грозно сказал ДПНКа. — Если сорвёте кормёжку, а, следовательно, выход на работу — расстреляю!
Из котла большим черпаком выловили череп Хачика, из глазниц и ушей вытекала каша. Из основания, где голова крепится к шее, тоже каша...
Куски кожи, мяса, жилки — всё, что не являлось костью, свисало неравномерными лоскутками. Помощник повара шубуршил в котле черпаком. Выловил колпак с головы сваренного Хачика, маленькие кусочки шкуры и ухо.
— Всё! — доложил он ДПНКа. — Голяк, больше ничего!
— Всё говоришь? — зарычал дежурный. — А второе ухо? Что, он одноухий был? Как Нельсон?
— Нельсон был одноглазый, — невовремя поправил лейтенант роты охраны седого майора, демонстирируя эрудицию.
— Заткнись, сучёнок! Глаз! Ухо! Я тебе щас глаз выбью, уровняю с Нельсоном. Вот сорвём кормёжку, выход на работу, а, значит, план производственный, вот тогда полетят звёзды и погоны. А ты мне тут историю читаешь! Тварь учёная! — дежурный с такой ненавистью подчеркнул слово «учёная», будто пидорасом обозвал или уличил в измене родине. Лейтенант съёжился и втянул голову в плечи, как от удара хлыстом. От курсантской выправки осталась пародия.
— Гражданин начальник, каша здорово подгорела и загустела. Выкипела, может не хватить на всех, — более уверенно, чем лейте¬нант поправку на глаз, заявил помощник повара.
— Так чё ты телешься? Бухни ведра 3—4 кипятка и размешай. Что мне тебя учить надо? Ходишь тут, яйцами трясёшь!
Дежурный котёл с кипятком на запас всегда был полон. Помощ¬ник повара влил пару вёдер, размешал тщательно, добавил ещё ведро и опять размешал.
— Ну, что? Годится? — спросил дежурный, — Побыстрей, сейчас толпа нагрянет жрать. Попробуй на соль, раз воды вхуйкал. Что мне тебя учить? На лесоповал отправлю, сука!
Помощник олицетворял собой покорность и страх. Прямо трепе¬тал перед дежурным. Ибо лишиться сытого тёплого места — смерти подобно. Такие лесоповал не выдерживают. Но, несмотря на угрозы и страх, пробовать не стал.
— Я что сказал?! Ты что, оглох, сучий потрох?! Пробуй на соль!
— Не могу. Там Хачик сварился. Ну, не могу я есть друга.
— Ах, вот ты как запел! Сейчас орава сожрёт твоего друга и ещё Добавки попросит.
— Давай позови кочегара. Быстро!
Кочегар из бани был доставлен мгновенно.
— Пробуй, как на вкус, на соль кашка вышла у нас, — спокойным на удивление голосом предложил (почти попросил) дежурный.
Помощник повара зачерпнул ложку каши и дал кочегару. Тот с быстротой фокусника лязгнул металлическими зубами об алюми¬ниевую ложку, чуть не откусил её, проглотил кипящую кашу.
— Ну, как? — выяснял дежурный.
— Да никак. Разве с ложки поймёшь... — засомневался кочегар.
— Дай ему миску. Полную. С горкой. Живо!
Помощник повара опрокинул черпак в миску и дал в руки кочегара. Алюминиевая миска нагрелась мгновенно. Но у кочегара были
жароотпорные руки. Даже не вздрогнул. Прижал миску к груди как любимую одной рукой, другой стал жрать, точнее глотать. Загружал в рот, как в топку, ложку горячей каши и тут же глотал. Мгновенно.
— Ну и как? — задал вопрос дежурный, видя непрерывный процесс жратвы и не надеясь на паузу.
— Ништяк! Начальник! Добавки дашь? — И только тут кочегар заметил вытащенный обваренный череп. Тело Хачика на досках закрыли мешками из-под крупы. А вот голову в общей суете забыли. Череп с остатками каши скалился золотыми фиксами Хачика в зло¬вещем смехе, как в пиратских книжках.
— О, а это кто? — ткнул ложкой в сторону лежащей головы. — Никак в картишки проиграли кого-то. Ну, я по вкусу понял, что-то не то. Вкус особый, сладковатый. Я в 58-ом тоже в бегах съел «телёнка» молодого... Дай добавки, начальник! — он протянул миску напо¬ловину опустошённую.
— Хватит с тебя. Обнаглел! Пошёл на хрен! Людоед. Всё. Раздатчики по местам. На раздачу. Зону накормить и без понтов.
Хачика вместе с его головой закрыли старыми бушлатами и понесли в санчасть. Там, где был уже Сявка. Дежурному предстоит отписаться за два трупа, а зона должна идти сытой на работу.
Дежурный подозвал Хлебореза и коротко на ухо отдал приказ:
— Там в санчасти валяется трупик. С дыркой между рёбер. Подбери ножичек и заткни им эту дыру. Чтоб на месте был. Он сам себя пырнул. А нож потерялся, когда тянули в санчасть. Понял?
— Будет сделано! — Хлеборез мотнулся пулей. Место хлебореза — эта сытная должность-мечта любого козла заставляла быть исполнительным.
Столовая заполнилась зека. Они бригадами текли серыми потоками между столами, рассаживаясь по десять человек за столом. На десять ртов приносилась кастрюля. Из неё уже «банковал», раздавал свой бригадный шнырь по мискам. Или особа, пользующаяся доверием. Ибо если в бригаде полета человек — это пять столов.
Один шнырь физически не успеет всех обслужить. На десять порций раздатчик всегда давал одну на «поход» — запасную. Чтоб скандала избежать. Всё это учитывалось в общем раскладе.
Лесоповальщиков кормили в первую очередь. Их ещё до деля¬нок надо развозить машинами, а это время... А весь производствен¬ный успех зоны зависит от ими поваленного леса, т.е. от метров кубических.
Процесс пожирания шёл угрюмо и весело. Да, так бывает за столом ЗКа. Это совместимые определения, хотя и выглядят проти¬воречиво для несведущих. Взаимоисключающее определение вно¬сило сбалансированную норму поведения за столом.
— Подгорела...
— Не усмотрели...
— Побить повара...
— Давно уже надо...
— Вот, гля, коричневая корка со дна...
— Да жри ты молча, чтоб ты подавался...
— Заткнись хлебом или кашей заткнись!
Сидевший на краю стола, рядом с бачком (это правильное название кастрюли на десять человек) молчаливый зек по кличке Колун выплюнул изо рта кусок мяса. Повернул его ложкой и окаменел от удивления. Перед ним лежала верхняя губа Хачика с чёрными аккуратно ухоженными усами. Усы были щёгольскими. Ими гор¬дился Хачик, как любой сын Кавказа. Губа разварилась, распухла. Очень долго варилась, больше срока. Хотя, есть сроки варки говядины, баранины, свинины... А на человечечину, не говоря уже о национальной принадлежности, сроков нет. Не установлены. И необходимости нет. Кому нужен срок варения человека до полной готовности?.. Никому. А тут варилось очень долго. Некому было регулировать процесс и приостановить вовремя...
Колун ложкой приблизил губу с усами себе. Зачем-то перекрутил на 180 градусов, там, где губа крепилась к носу и к щекам. Или нос к губе?.. Да какая разница, что к чему крепится... Губа оторвалась неровно, видимо, крепления разные, неодинаковые. И уж очень толстая, как у негра, стала. Колун повернул губу так, как она естественно была губой на лице Хачика.
— Мужики! Это губа армяна... — спокойно, как о выловленном таракане или червяке, что случалось почти каждый день, пробурчал, дожёвывая остатки каши. Увлечённых едой трудно было отвлечь от мисок, но сидевшие рядом обратили внимание на лежавшую губу с усами. Если бы не усы, Колун сожрал бы губу, как остальные ели кусочки кожи и мяса с шеи, что разварилось в котле.
— Да какой на хрен армян! Это подмолодка чья-то, — сказал сосед слева, — мастырка от пи... свинячьей или коровьей.
— Это от женского полового органа губа, с волосами. Ты не ешь её, а заверни в платок и дрочи потом, — посоветовал сосед напротив.
— Пожрали? Конец! Выходи строиться! — заорал бугор.
— Так ты что, есть не будешь? — уточнял сосед слева, — волосы откинь, остальное съедобно. Так будешь или нет? — настаивал сосед.
— Бери, жри! Угощаю! — сказал Колун и пошёл в колону.
Смерть Шмыгла квалифицировали как самоубийство. Мученическую гибель Хачика - как несчастный случай на производстве, указав нарушение техники безопасности и конструкционное несовершенство печей с котлами. Только армянская семья долго не могла успокоиться, выясняя, где кто был из рабочих пищеблока. С десяток человек их клана занимали тёплые места парикмахеров, каптёрщиков и не имели ни веса, ни авторитета в зоне. И только Сурен, сидевший по замене вышака на пятнашку за убийство, был уважаем и способен отомстить. Но мстить было некому. Сявка не из тех, кому можно было доказать причастность к смерти Хачика. Блатные, если б захотели, выяснили бы точно. Но по понятиям Хачик не принадлежал к своим и не находился под защитой блатных. Всё шито-крыто. Зона продолжала жить своей жизнью. Миллионы советских зеков валили лес... добывали уголь и ископаемые... строили... всё, что надо, в том числе и Светлое Будущее — Коммунизм. Под чутким и мудрым руководством Партии, разумеется...
с.415-424

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7265
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 23, 2012 12:17 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Ниже цитируются официальные советские данные.
«Газета “Красная звезда” Петроградского военного округа 29 марта 1922 года сообщала, что “к началу 1922 года от голода умерло более 11,2 миллионов детей”»

«По различным данным, число детей, нуждавшихся в немедленной помощи государства, составляло в 1921 4—6 млн. чел., в 1923 — 2,5—4 млн.»

«в марте 1923 года Н.К. Крупская пишет о размещении в детских домах в 1922 году 800 тысяч беспризорных детей, при зарегистрированных на улице 7 миллионах. И подчёркивает, что не известно, сколько осталось не учтёнными» Крупская Н.К. Борьба с детской беспризорностью / Педагогические сочинения: в 6 т. Т.2. М., 1978. С. 165

«тогда стал популярен плакат «6 000 000 детей, не обслуженных школой, — страшная угроза революции и стране»

Откуда в России миллионы беспризорных и погибших от голода и болезней детей? До советской революции такой беды Россия не знала. Многомиллионная беспризорность в 20-е годы есть прямое следствие коммунистического террора. По численности беспризорных детей, можно оценить, сколько коммунисты уморили взрослых. Голод в России после 1917 года прямая вина большевиков.

Прежде чем перейдём к демонстрации документов, объясним одну замполитовскую хитрость. То, что в России до 1917 года называли голодом, в СССР соответствовало «дефициту продуктов». А голода, чтобы правительство отнимало у голодных последний кусок, такого кошмара в России до коммунистов и представить не могли. В случае неурожая и угрозы голода русское правительство оказывало крестьянам огромную помощь (под гнусное улюлюканье «либеральной общественности»). Коммунисты добивались голода сознательно, отнимали у людей последний кусок хлеба, морили город и деревню.

В сравнении с воюющими европейскими державами положение в русском тылу было завидное, в России даже продовольственных карточек не вводили. О голоде не могло быть и речи, до большевиков. Настоящий масштабный голод в России начался с того, что большевики, маскируясь коммунистической демагогией, объявили политику «продовольственной диктатуры». Фактической целью оной политики являлась реквизиция продовольствия в России для снабжения голодающей Германии. Кстати сказать, вообще вся политика «военного коммунизма» изначально имела целью обеспечение русскими ресурсами Германии (рекомендую отыскать приложения к Брестскому миру, под какими обязательствами перед любимым кайзером от имени советской России подписался Ленин, там сотни пунктов). Без содействия большевиков немцы не были в стоянии продолжать войну против Антанты 1918 году.

Однако вскоре большевики обнаружили, что массовый голод отличное средство ломать сопротивление населения коммунистической диктатуре. Ленин радостно писал, что голод как средство террора посильнее гильотины. Морить народ голодом коммунисты принялись целенаправленно. Под предлогом борьбы со спекуляцией частным лицам (т.н. «мешочникам) было строжайше запрещено доставлять в города продовольствие, их перехватывали чекистские заставы. И что интересно, «передовых рабочих» большевики поощряли правом на «мешочничество», это вообще было единственное средство прокормить свои семьи. Ко времени объявления НЭПа население Москвы и Петербурга сократилось втрое, сильно пострадали и другие крупные города. Заметим также, что как только по ходу гражданской войны из какой-либо местности выбывали красных, голод прекращался.

Сильно страдала от грабежей продотрядами деревня. Формально коммунисты объявили, что будут забирать у крестьян лишь «излишки» продовольствия. На деле отбирали всё что приглянется, любой имущество. Тогда получил широкое распространение тип сельского коммуниста, живущего в избе полной награбленного по деревням добра. Живущего встречи с «кулацкой» пулей.

Далее процитирую статьи с сайта Дмитрия Ниткина. Сайт хороший, много полезной информации по советской истории, рекомендую. Сайт посвящен разоблачению замполитовских фальсификаций известного просоветского идеолога С.Г.Кара-Мурзы.
«В начале 1920 года военное положение сохранялось в 36 губерниях: там шла крестьянская война. В феврале - марте вспыхивает крупнейшее восстание в Поволжье и Уфимской губернии - "вилочное восстание". Как и другие восстания, оно было вызвано проведением продразверстки - когда выгребался весь хлеб до остатка и крестьяне обрекались на голодную смерть. В восстании участвовали русские, татары, башкиры. Их армия насчитывала 35 тысяч человек (а по некоторым донесениям ЧК - 400 тысяч). При подавлении восстания применялась артиллерия, бронепоезда. По официальным данным, потери восставших - 3 тысячи человек убитыми и ранеными.

В июле крестьянская война вспыхнула в Заволжье и на Урале. Ее вождем стал популярный командир Красной Армии, награжденный орденом Красного Знамени, Сапожков. Движение получило название "сапожковщина". Оно охватило Самарскую, Саратовскую, Царицынскую, Уральскую, Оренбургскую губернии. Сапожковцы заняли Бузулук. Из сводки ЧК: "Была объявлена запись добровольцев, проходившая с большим наплывом крестьян. На подавление были брошены все наличные силы этого района". Ленин требовал: "...от селений, лежащих на путях следования отрядов сапожковцев, брать заложников, дабы предупредить возможность содействия". К сентябрю основные силы движения были разгромлены.

Крестьянское восстание в Тамбовской губернии («антоновщина») как массовое движение началось с отказа сдавать хлеб и разоружения продотрядов, появившихся в деревне в августе 1920 г. Огонь восстания распространился по губернии с непостижимой для местных властей быстротой. Партизанский способ ведения боевых действий повстанцев, успевавших под натиском красноармейских частей скрыться и просто раствориться в крестьянской среде, пульсирующий характер движения обеспечивали успех на первых порах. Повстанцы образовали своеобразную "крестьянскую республику" на территории трех уездов с центром в с. Каменка, Вооруженные силы А.С.Антонова сочетали принципы построения иррегулярной армии (2 армии в составе 21 полка, отдельная бригада) с регулярными вооруженными отрядами».

Развал сельского хозяйства большевиками и неурожай привели в 1921-22 гг. к чудовищному голоду. Голодало более 35 млн. человек, и половина из них была обречена на гибель.
«НЭП начался с ужасающего голода 1921-22 гг., охватившего 17 губерний на Волге, пять губерний на Украине, Крым, некоторые губернии Юго-Восточной области. По подсчету ЦСУ затронуты голодом в той или иной мере оказались 35 губерний с населением 35 миллионов человек, или 1/4 населения страны. Только по 14 поволжским губерниям недобор хлеба оценивался в 166 млн.пудов. [С. Ингулов. Заметки о голоде]. Сокращение посевов, вызванное политикой «военного коммунизма», лишило страну возможности продовольственного маневра – крестьяне засевали ровно столько, чтобы накормить себя. В таких условиях засуха в южных районах стала катастрофой.

М. Горький, отвечая на вопрос о голоде в России, заданный ему в Берлине, ответил: «Я полагаю, что из 35 миллионов голодных большинство умрет». Однако в этой трагедии «буревестник революции» так же как и большевистские вожди, видел положительное явление, ибо «вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень... и место их займет новое племя — грамотных, разумных, бодрых людей» [Горький М. О русском крестьянстве. Берлин, 1922, С. 43-44.]».

Не только М.Горький увидел в вымирании от голода миллионов людей в России прогрессивное явление. Голоду большевики обрадовались, поскольку слабело сопротивление крестьян. А гениальный Ленин тут же сообразил, что борьбы с голодом прекрасный повод для изъятия церковных ценностей (надо будет отыскать совершенно чудовищное по цинизму секретное ленинское письмо по этому вопросу). Для отвода глаз советская власть кое-что делал для спасения голодающих, но главную помощь гибнущим людям оказали международные организации, главным образом американские.
«3 миллиона пудов продовольствия было закуплено советским правительством за границей [Плаксин Р.Ф. Крах церковной контрреволюции 1917-1923 гг. М.: «Наука». 1968. С. 155.]. Скромная сумма закупок объясняется наличием у советской власти иных дел государственной важности: так, в сентябре 1921 г. на закупку за границей 60 тысяч комплектов кожаного обмундирования для чекистов ЦК РКП(б), по ходатайству Президиума ВЧК, выделил 1,8 млн. рублей золотой валютой [РЦХИДНИ Ф. 76. Оп. 3. Д. 228. Л. 2.]. Всего с 1917 до начала 1922 года на «нужды революции» было истрачено 812 232 600 рублей золотом [РЦХДНИ, ф. 5, оп. 1, д. 2761, л. 28.]. Денег не хватало, поэтому 8 октября 1921 года Главспирту установили экспортный план в 1 миллион ведер питьевого спирта, для чего передали ему урожай картофеля (он в том году уродился).

Для сравнения отметим, что АРА (Американская администрация помощи) к сентябрю 1922 года закупила для России хлеба, продуктов питания и других товаров на 66 млн. долларов. 20 млн долларов из этой суммы было выделено Конгрессом США. Было доставлено голодающим России около 30 млн. пудов продовольствия, одежды, медикаментов [Трифонов И. Очерки истории классовой борьбы в СССР в годы НЭПа (1921-1937). М. 1960. С. 25.]»

«большевики рассматривали голод просто как удачное стечение обстоятельств: и крестьянские восстания утихли, и избыточное население сократилось, и церкви можно пограбить под благовидным предлогом. Словом, «советская цивилизация» в действии!»

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7265
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 23, 2012 12:37 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Из работы М. А. Выцлана «Крестьянство России в годы большой войны 1941–1945. Пиррова победа» (М., 1995):

Документы НКВД воссоздают тяжелую, мрачную картину жизни населения целого ряда районов и областей во все годы войны. Голод был в степных районах Западной Сибири в 1941 г., в некоторых районах Вологодской и Читинской областей в 1942- 1943 гг., в Казахской и Узбекской ССР, Татарской и Мордовской АССР, в ряде районов Алтайского края, Горьковской. Свердловской областях в 1944 г., в Узбекской ССР, Кабардинской и Бурят-Монгольской АССР в 1945 г. Более других страдали семьи красноармейцев, оставшиеся без кормильцев.

Зам. наркома внутренних дел Союза ССР Кобулов сообщал:



«ЦК ВКП(б) - тов. Андрееву

СНК СССР - тов. Микояну

В некоторых областях Вологодской области семьи красноармейцев колхозников испытывают недостаток в продуктах питания.

Централизованные фонды муки на 1 квартал т. г. (1943 г. - авт.) были сокращены, в результате чего значительное количество связанных с сельским хозяйством семейств красноармейцев, в том числе 40 тысяч детей, сняты со снабжения хлебом.

Вследствие низкой урожайности, многие из снятых со снабжения хлебом красноармейских семейств в 1942 году хлеба на трудодни в колхозах не получали и в настоящее время не имеют.

У НКВД по Вологодской области сообщает, что в ряде районов имеют место многочисленные факты употребления в пищу суррогатов (мякины, клеверных верхушек, соломы, мха) и трупов павших животных.

К колхозе «Земледелец», Вытегорского района, жена красноармейца Копылова В. В. питается исключительно суррогатами. Дочь Копыловой в результате истощения умерла.

В колхозе «Красная Звезда», Верховажского района, Шучева П.В., два сына которой находятся в Красной Армии, примешивала в хлеб в молотую солому.

В Бабушкинском районе снято со снабжения хлебом 1575 членов семей красноармейцев. Большинство из них хлеба не имеют и питаются суррогатами (мхом, соломой).

В колхозе «Заря» того же района, Немилуев А.И., два сына которого находятся в Красной Армии, употребляет в пищу трупы павших животных.

В колхозе «Чекист», Сямженского района, жена фронтовика Солова А.Н.. имевшая двух детей, в январе т. г. употребляла в пищу мясо павшей лошади.

В деревне Дьяковской, того же района, жена красноармейца Крюкова В. питалась мясом павшей козы.

В колхозе им. Сталина, Петриневского района, жена красноармейца Федорова М. имеющая 5 детей употребляла в пищу мясо (зачеркнуто - «кишки» - авт.) павшей лошади. В результате вся семья получила тяжелое отравление.

В колхозе «Новая жизнь», Вожегодского района, жены красноармейцев Околошина А., Федотова К. и Левина М. приготовляли пищу из павших лошадей, облитых по указанию ветнадзора формалином.

В Междуреченском районе эвакуированная Бисерова Н. В., муж и сын которой находятся в Красной Армии, систематически употребляет в пищу трупы павших животных.

В колхозе «Земледелец» Вытегорского района, жены красноармейцев Лязгина В.П., Иванова А. К. и Лобашева П. Е. употребляют в пищу мясо собак.

В колхозе «Герой труда», Сямженского района, жена красноармейца Козлова Е. 24 февраля т. г. (1943 г. - авт.) приготовила пищу из мяса убитого охотником волка.

В колхозе «Литвинове», Петриневского района, 3 марта т. г. покушалась на самоубийство жена красноармейца Бараева М., имеющая 4 детей. Семья Бараевой хлеба совершенно не имеет.

В таком же положении находятся многие семьи в Устюженском, Аидожском, Мяксинском. Пришекснинском н Хабаровском районах.

Со стороны наиболее отсталой части колхозников - членов семейств красноармейцев имеют место факты высказываний отрицательных настроении.

Применяемые местными органами меры неэффективны, ввиду недостаточности в области фондов хлеба.

Об изложенном информирован Обком ВКП(б)»

Народный Комиссар Внутренних Дел Союза ССР Л. Берия сообщал в начале 1943 г. «в ГОКО - тов. Сталину»:

«По сообщению УНКВД по Читинской области, в колхозах ряда районов области имеют место серьезные продовольственные затруднения.

За последние два года урожайность зерновых культур по колхозам области резко снизилась, составив фактически в 1941 году 4,5 цнт с га против 5,9 цнт в 1940 году. Урожай 1942 года не превысит 3,7 цнт.

За 1942 год произошло резкое сокращение поголовья: по лошадям на 36 950 голов, крупному рогатому скоту на 29 660 голов и свиньям на 9 550 голов.

В отдельных колхозах Нерч-Заводского. Сретенского, Балейского и других районов весной 1942 года колхозники употребляли в пищу мясо павших животных и различные суррогаты. В ряде районов колхозники не выходят на работу, из-за отсутствия хлеба.

В настоящее время не имеют продуктов питания 56 семейств в с. Калдыга, Газ-Заводского района.

Вовсе не имеют хлеба, картофеля и какого-либо другого продовольствия 112 колхозных семейств в Шахтаминском районе.

В колхозах Нерч-Заводского и Быркинского районов к январю 1943 г. не имели хлеба 360 человек, из них 215 человек членов семей красноармейцев.

В селах Дрмасово, Башурово и Болдуй 2-ой, Усть-Борщевка и Малка, Нерч-Заводского района, не имеют хлеба 25 семей, в составе которых имеются от 3 до 9 детей. Из-за отсутствия хлеба и других продуктов в ряде колхозов имеют место факты заболеваний и безбелкового опухания детей колхозников, в частности. в семьях мобилизованных в Красную Армию.

В семье красноармейца Деренцова (с. Некрасове, Шахтаминского района) опухли от недоедания четверо детей в возрасте 5-12 лет.

Факты опухания выявлены у детей Кочевой Е. в селе Некрасове, и у детей Добрыниной А.Т.. проживающей в С. Богданове.

В декабре 1942 г. умерла от истощения колхозница Шаршина Н.Ф. в с. Кочея, Нерч-Заводского района.

В с. Нижняя Хила, Шилкинского района, 7 ноября 1942 года колхозник Суханов П. С. 1914 года рождения, зарубил свою мать, жену, шестерых детей и выстрелом из ружья покончил с собой. В оставленной записке Суханов указал, что на преступление его вынудил голод.

19 декабря 1942 года в с. Заренском, Ильдикане, Газ-Заводского района, 17-летний Веслопалов Иннокентий, при участии 15-летнего брата, убит 12-летнего Корнилова К.Т., пригласив его к себе в землянку. Труп был ими разрублен н использовался в пищу.

На почве продовольственных затруднений отмечается рост отрицательных настроений среди неустойчивой части колхозников.

В пограничных колхозах Нерч-Заводского и Быркинского районов выявлен ряд колхозников, проявляющих эмиграционные настроения. Проверкой установлено, что большая часть из них испытывает недостаток в продуктах питания.

[…]

Самым тяжелым, голодным годом оказался 1944 год, когда голодали не только жители многих сельских районов, но и жители некоторых городов.

Нарком Внутренних Дел Союза CCP Л. Берия 21 апреля 1944 г. сообщал:

ГОКО - товарищу Сталину И.В.

ГОКО - товарищу Молотову В.М.

ЦКВКП(б) - товарищу Маленкову Г.М.

СНКСССР - товарищу Микояну А.В.

Управление НКВД Свердловской области сообщает следующие данные о продовольственном положении в области, полученные от местных органов:

С начала 1944 г. продовольственные затруднения в области несколько увеличились в связи с тем, что запланированное получение продовольственных товаров по централизованным фондам было удовлетворено не полностью.

В первом квартале с. г. область получила по централизованным фондам мяса и его заменителей 67% к плановой потребности, животного масла - 51,3%, рыботоваров - 37,8%. кондитерских изделий -13,7%. сахара -13,5%.

В связи с этим по основным промышленным районам отоваривание продовольственных карточек по мясо-рыбной продукции колебалось от 45 до 70%, по жирам от 36 до ??%, по крупо-макаронным изделиям от 50 до 80%.

Значительно ухудшилось положение с завозом продуктов на городские рынки и с ценами на них. На рынках гор. Свердловска подвоз картофеля в четвертом квартале 1943 г. составлял 60 тыс. центнеров, в первом квартале 1944 г. - только 7 тыс. центнеров, подвоз животного масла - соответственно 85 и 42 центнеров, молока 6400 и 3500 литров. Цены на картофель поднялись с 50 до 75 рублей, на мясо с 200 до 350 руб.. на масло животное с 900 до 1000 рублей за кг.

Примерно такое же положение с завозом на рынки сельскохозяйственных продуктов н сценами на них в Нижнем Тагиле, Ирбите, Каменск-Уральске и других основных городах области.

По неполным данным, полученным из 20 аппаратов НКВД, из числа обращавшихся в городские и районные лечебные учреждения на 1-е апреля 1944 г. зарегистрировано было 22400 больных дистрофией. Это в абсолютном большинстве городское население, и главным образом, рабочие предприятий. По заводу N 268 НКАТС в г. Каменец-Уральске на 1-е апреля 1944 г. было зарегистрировано 562 человека больных дистрофией: по Свердловскому металлургическому заводу - 612 человек; по Серовскому заводу N 76 НКБ - 415 человек; по Красноуральскому медьзаводу - 283 человека; по Красногвардейской шахте этого района - 524 человека; по Н. Салдискому металлургическому заводу - 220 человек; по заводу N 68 НКВ Невьянского района - 486 человек; по Н.-Тагильскому металлургическому заводу - 750 человек; по заводу N 63 НКБ - 700 человек.

Только за март 1944 г. умерло от дистрофии: в Свердловске - 451 человек, в Н. Тагиле - 428 человек, в Серове - 112 человек.

По данным органов Народного образования, по 33 районам области в первом квартале 1944 г. бросило учиться в сельских школах 15 750 детей, в городских шкотах - 5 250 детей.

С января 1944 г. было зарегистрировано 184 убийства, против 84 случаев в четвертом квартале 1943 года и 150 грабежей против 77 случаев в последнем квартале предыдущего года.

95% убийств было совершено с целью завладения продовольственными карточками, незначительным количеством продуктов и вещей. 84% убийц составляли матоквалифицированные рабочие, а также служащие, колхозники и единоличники, ранее не судимые и не имевшие связи с преступной средой.

Наиболее тяжелое положение сложилось в 1944 г., наряду со Свердловской областью, в Чувашской и Татарской АССР, и особенно в Казахской ССР, а в начале 1945 г. - в Узбекской ССР. Кабардинской и Бурят-Монгольской АССР.

Нарком внутренних дел Казахской ССР Богданов 8 апреля 1944 г. докладывал Л. Берии: «Поступающие из Управлений НКВД сообщения свидетельствуют о том, что продовольственные затруднения, вызванные неурожаем 1943 года, охватывают новые районы и группы населения республики».

В течение первого квартала 1944 года районными аппаратами НКВД Казахской ССР или при участии их работников было обследовано свыше 100 населенных пунктов в 50-ти районах республики, в отношении которых имелись данные о тяжелом продовольственном положении населения.

В процессе проверки было выявлено свыше тысячи семейств военнослужащих и колхозников, численностью до 4-х тысяч человек, нуждающихся в неотложной помощи, истощенных и опухших на почве голода.

По материалам проверки наиболее острые продовольственные затруднения и значительное чисто опуханий от голода имели место в Алма-Атинской области, где зарегистрировано 40 смертельных случаев от истощения. Семипалатинской области - 47 смертельных случаев, Акмолинской – 21, в Северо-Казахстанской - 10 смертельных случаев.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7265
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 23, 2012 12:38 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Подавляющее большинство смертельных случаев относится за счет спецпереселенцев - немцев, проживающих в Чарском районе Семипалатинской области, Красноармейском районе Северо-Казахстанской области и Джамбулском районе Алма-Атинской области. В тяжелом положении спецпереселенцы оказались в связи с мобилизацией членов семей и физически здоровых членов семей в трудовую армию, а в ряде случаев и потому, что колхозы не выдавали им хлеба на заработанные трудодни.

В селе Линевка, Красноармейского района Северо-Казахстанской области за январь-февраль умерло 10 спецпереселенцев, а 30 человек были настолько истощены, что не в состоянии были передвигаться.

Много смертельных случаев и опухания от голода спецпереселенцев было в Джамбулском районе Алма-Атинской области. В колхозах этого района было свыше 20 многодетных семей спец­переселенцев, нуждающихся в неотложной помощи. Большинство из них выработали по 500 и более трудодней, на которые им хлеба колхозы не дали.

В Абаевском районе Семипалатинской области среди спецпереселенцев - немцев было отмечено много случаев употребления в пищу собак, кошек, мяса павших животных.

В Ново-Мульбинском районе этой же области смертность от голода среди немцев росла следующим образом: в январе 1944 г. - 2 случая, а в феврале – 15, а за 10 дней марта - 7 случаев.

При проверке особое внимание уделялось положению семей фронтовиков, среди которых многие впали в крайнюю нужду, за время войны износили одежду и обувь, из-за чего в зимнее время не имели возможности выходить на работу, а дети посещать шкалу.

Не получая длительное время продуктов питания и не имея собственного хозяйства, значительное число семей фронтовиков крайне бедствовали: взрослые и дети истощены, опухли от голода и нередко, особенно дети, лежат в постелях, не имея сил передвигаться. Некоторые семьи военнослужащих и эвакуированных употребляли в пищу собак, кошек, трупы домашних животных и пищевые отбросы.

Колхозница Ковалева (Каменский район. Западно-Казахстанской области), муж которой погиб на фронте, имея четырех детей жила исключительно в тяжелых условиях, собирая падаль и отбросы.

Семья колхозницы Фидосовой (колхоз им. Ворошилова, Андреевского района Алма-Атинской области), у которой два сына погибли на фронте, а муж после трех ранений продолжал находиться на фронте, не получала никакой помощи, употребляла в пишу собак и кошек.

В колхозе «Жана-Тан» Западно-Казахстанской области мать военнослужащего Чубова опухла на почве голода. Колхоз ей не выдавал хлеб на заработанные трудодни и лишь по настоянию РО НКВД она получила хлеб, после чего состояние ее улучшилось.

В колхозе «Новый мир» Алма-Атинской области было выявлено 8 остронуждающихся семей фронтовиков, среди них много опухших. В Андреевском районе той же области 60 семей воен­нослужащих, главным образом эвакуированные, нуждались в неотложной помощи. В колхозах Семейского района Семипалатинской области было выявлено 34 случая опухания от голода среди семей фронтовиков. В колхозах Абаевского района той же области - 40 случаев. В колхозах Наканчинского района - 16 случаев опуханий.

При обследовании семьи фронтовика Уткина (Илийский район Алма-Атинской области) быта обнаружена голова собаки в разложившемся виде, которую Уткина готовила в пищу.

В 23-х колхозах Зыряновского района Восточно-Казахстанской области большинство из обследованных 110 семей фронтовиков продолжительное время не получали продуктов питания; в ряде колхозов среди детей было поголовное опухание, часть находилась в безнадежном состоянии.

В колхозе им. Чкалова Павлодарской области в семьях фронтовиков Мысник, Ященко и Омарбекова все дети опухли и лежали в постелях, а в семье Ященко от голода умерла девочка 6 лет.

В поселке Таучук Гурьевской области умерла мать фронтовика Аристанова, оставив двух детей. Районные организации не только не оказали помощи этой семье, но даже отказались похоронить умершую, поэтому РО НКВД взяло на себя похороны. В этом же поселке в семьях фронтовиков умерло от голода за январь-март 1944 г. 3 человека.

Ряд колхозов не имели никакого продовольствия и ничего не выдавали колхозникам на заработанные трудодни. В колхозе им. Кирова. Дзержинского района Алма-Атинской области 22 семьи колхозников, ничего не получая на трудодни были поголовно истощены. Среди них много было больных и опухших.

В колхозе «Горный орел» того же района испытывали крайнюю нужду 25 семей, многие съели имевшийся у них скот, некоторые употребляли в пищу собак и трупы животных.

В колхозе «5 декабря», Зеленовского района Западно-Казахстанской области колхозники вырыли из скотомогильника труп лошади и разделили между собой.

В Чапаевском районе Западно-Казахстанской области семья учительницы средней шкалы Сотниковой употребляла в пишу собак и кожу животных.

При осмотре 44 учащихся Копальской средней школы (Алма-Атинская область) было выявлено 30 истощенных детей, некоторые прекратили посещение школы.

В Куйбышевском райамбулатории Павлодарской области было зарегистрировано 69 случаев отечности на почве голода. 22 человека с резкой формой истощения быта положены в больницу.

В Кугалинскую больницу (Алма-Атинская область) систематически постулата больные с отеками. Участились случаи смертности от истощения.

На почве продовольственных затруднений имели место отрицательные проявления со стороны семей фронтовиков, колхозников и населения районных центров, как-то: групповое предъявление о выдаче продовольствия, сопровождавшееся в отдельных случаях угрозами; уход из колхозов и массовое переселение колхозников в промышленные пункты; невыход на работу колхозников, рабочих совхозов, МТС и местных промысловых артелей, жалобы семей военнослужащих в письмах на фронт.

В колхозе «Свой труд» Тайпакского района Западно-Казахстанской области несколько женщин, во главе с женой фронтовика Шерстенкиной пришли на рыбпункт с требованием рыбы и заявили: «Если не дадите рыбы, мы покончим самоубийством, дальше терпеть голод не можем».

Такие же факты имели место в селах Андреевка и Николаевка Алма-Атинской области, где группы женщин в несколько десятков человек являлись в сельпо и Заготзерно с требованиями выдачи хлеба.

В правление колхоза «Октябрь» Приишимского района Северо-Казахстанской области явилась жена фронтовика Утугенова с детьми и заявила: «Возьмите детей на воспитание, они голодают, я не в состоянии их прокормить».

При обследовании семьи Урицкого (с. Чкалово, Северо-Казахстанской области), находящейся в крайне тяжелых условиях, Урицкая заявила, что ей приходит мысль о самоубийстве, но жаль детей.

Жена фронтовика Кошелева (Приуральский район Западно-Казахстанской области) в заявлении писала: «Если не окажете помощи, приведу детей в сельсовет, а сама покончу самоубийством».

Жена фронтовика Филимонова писала мужу: «Чем так жить лучше умереть. В колхозе хлеба нет. Паек не дают. Придется нам здесь погибнуть. Люди ложатся голодными и встают голодными».

В отдельных случаях тяжелое положение и отсутствие какой-либо помощи приводило к самоубийству или попытке покончить с собой.

В колхозе «15 лет РККА» Приуральского района. Западно-Казахстанской области, покончив самоубийством колхозница Гастель, оставила записку: «Совершаю самоубийство потому, что деться некуда, нет поддержки ниоткуда».

В колхозе «Новый путь» Зыряновского района, Восточно- Казахстанской области пыталась покончить самоубийством жена фронтовика колхозница Пичурина, у которой четверо детей опухли от голода и лежали в постели. Самоубийство Пичуриной было предотвращено председателем сельсовета Зубковой. Выяснилось, что Пичурина неоднократно обращалась за помощью к председателю колхоза Зеленкову, который в грубой форме отказывал ей в помощи. (Этой семье была оказана помощь, а Зеленков привлечен к уголовной ответственности).

Колхозница Мамулова (с. Ханохой Алма-Атинской области) на почве острой нужды и голода пыталась повеситься, но была спасена колхозниками.

В Тепловском районе Западно-Казахстанской области жена военнослужащего-орденоносца Дьяконова пыталась отравиться, но была спасена и помещена на излечение в больницу.

В связи с тяжелым положением в Сузакском районе Южно- Казахстанской области колхозники уходили из колхозов. За короткий срок из района переселилось в промышленные пункты соседнего Туркестанского района 100 семей колхозников, в том числе 150 человек трудоспособных.

Из колхоза «Кзыл-Кулдуз» Федоровского района Кустанайской области выбыло 20 семей колхозников.

В процессе проверки районные отделения НКВД принимали через партийно-советские органы и правления колхозов немедленные меры к оказанию помощи остронуждающимся.

О всех вскрытых фактах бездушного отношения к бедствующим семьям материалы передавались органам Прокуратуры для привлечения виновных к ответственности.

Начальники УНКВД областей информировали секретарей Обкомов КП(б)К и председателей Облсоветов Депутатов Трудящихся о продовольственных затруднениях в районах области. Систематическая информация по этому вопросу представлялась нами секретарю ЦК КП(б)К т. Скворцову и Совнаркому-Казахской ССР.

16 марта 1944 г. ЦК КП(б) Казахстана принят развернутое решение о мерах по оказанию помощи нуждающимся семьям военнослужащих и колхозников продовольственными и промышленными товарами.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7265
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 23, 2012 12:38 am Ответить с цитатойВернуться к началу

ЦК КП(б)К предложил в частности осуществить такие меры: немедленно взять на учет всех остронуждающихся в продовольственной помощи.

Не позднее 1-го апреля 1944 г. открыть специальные столовые в колхозах, где имелись семьи, нуждающиеся в неотложной помощи питанием.

Во всех колхозах создать бригады по отстрелу дичи и улову рыбы. Провести в областях с 1 апреля по 1 мая месячник по оказанию помощи семьям военнослужащих.

С апреля организовать в городах раздаточные кухни с ежедневной выдачей не менее 230 тысяч первых блюд для наиболее нуждающихся семей военнослужащих.

Семьям военнослужащих, проживающих в совхозах, произвести обмен запушенных коров на дойных из числа отбракованных на мясосдачу. (Какие же это дойные? - авт.)

Наряду с этим ЦК КП(б)К обязал соответствующие организации: снабдить колхозные и рыболовные бригады боеприпасами и рыболовными снастями.

Выделить для общественного питания семей военнослужащих большое количество продуктов питания, как-то: скот, мясные субпродукты, овощные пюре, сухофрукты, свежую рыбу, консервы и т.д.

Передать в распоряжение Облисполкомов 10% муки от гарнцевого сбора для выдачи нуждающимся семьям военнослужащих.

Кроме того, решением ЦК КП(б)К было предусмотрено в течение марта-апреля 1944 г. выделить для семей военнослужащих и нуждающихся большое количество хлопчатки, швейных изделий, трикотажа, обуви, отбракованной кожи на обувь, остатков тканей н других промтоваров.

Для оказания помощи местным советским и партийным организациям в реализации указанного постановления, ЦК КП(б)К направит во все области 50 руководящих республиканских работников.

Контроль за выполнением постановления ЦК КП(б)К быт возложен на второго секретаря ЦК КП(б)К Шаяхиметова и заместителя председателя Совнаркома Казахской ССР Заголовьева, которых ЦК обязал раз в неделю докладывать бюро ЦК КП(б)К о ходе выполнения этого решения.

Начальникам УНКВД областей были даны указания принять «решительные меры» к пресечению фактов разбазаривания в районах фондов помощи военнослужащим и обеспечить доведение этих фондов по прямому назначению.

В докладе признавалось, что «принятые меры оказания помощи нуждающемуся населению в известной мере улучшат положение не сразу, а лишь по мере осуществления таких мероприятий как организация охотничьих и рыболовных бригад в колхозах, создание сети колхозных столовых и мобилизация внутрирайонных продовольственных ресурсов». Иными словами, спасение голодающих должно быть делом рук самих голодающих! Заключительная фраза доклада: «Однако, положение в некоторых районах республики таково, что требуется неотложная помощь продовольствием со стороны государства».

Из приведенного документа явствует, что. если бы республиканские, областные и районные власти Казахской ССР во время обратили внимание на бедственное положение колхозников, семей фронтовиков и оказали им помощь (фонды для этого имелись), то голода можно было не допустить.

Через год такая же картина повторилась, но уже в других республиках.

Л. Берия 17 апреля 1945 г. докладывал Сталину. Молотову, Маленкову:

«По сообщению НКВД Узбекской ССР. Кабардинской и Бурят-Монгольской АССР, в связи с неурожайностью в 1944 году, а также неудовлетворительным завозом хлебопродуктов, население ряда районов испытывает острую нужду в продуктах питания и имеются случаи смертности от истощения».

В Узбекской ССР за первый квартал с. г. зафиксировано 119 случаев смертности от истощения.

В хлопковом совхозе «Кум-Курган» Сурхан-Дарьинской области среди рабочих и служащих совхозов, а также членов их семей резко выроста заболеваемость и смертность. В феврале с. г. в совхозе умерло от голода и истощения 26 человек, в том числе детей до десятилетнего возраста 12 и 7 человек из членов семей фронтовиков.

Специальным обследованием в совхозе выявлено 520 человек остро нуждающихся в продовольственной помощи.

Решение бюро Джар-Курганского РК КП(б)Уз, директор совхоза Кузьмин снят с работы. Населению совхоза оказана продовольственная помощь.

В тяжелом положении оказались колхозники ряда районов Кашка-Дарьинской области. В колхозе им. Юсупова Башчарбакского сельсовета, Кокабулакского района, было выявлено 190 истощенных колхозников. В колхозе «Алака». Куйбышевского сельсовета с декабря 1944 года по март 1945 года от истощения умерло 13 колхозников50.

Аналогичное положение отмечалось по отдельным колхозам Гузарского, Дехкан-Абадского, Чиракчинского и Камашинского районов, Кашка-Дарьинской области. Из-за отсутствия продуктов питания некоторая часть населения этих районов питается корнями трав.

Остронуждающимся колхозникам колхозов Кашка-Дарьинской области было отпущено 400 тонн хлебопродуктов.

Кроме того, оказывалась помощь экономически сильными колхозами. В колхозе «Савай» Джалял-Кулукского района, Андижанской области рабочие и служащие совхоза из-за отсутствия зерна в районе систематически не получали установленной нормы хлеба. Произведенной проверкой по седьмому отделению совхоза 9 марта 1945 г. было выявлено 10 семей, находившихся в состоянии истощения. Рабочий этого отделения Селиванов Г.И., часто жаловавшийся на отсутствие у него продуктов питания, 8 марта 1945 г. покончил жизнь самоубийством.

В Ширабадском районе, Сурхан-Дарьинской области в колхозе «Правда» из-за отсутствия продуктов колхозники, и особенно семьи фронтовиков, оказались в крайне тяжелом положении. У Рахмановой Миннхал, матери двух фронтовиков, умер от истощения ребенок 5-ти лет, а второй опух от голода.

В районном центре Шурчинского района в феврале 1945 года было подобрано шесть трупов людей, умерших от истощения. В Бансунском районе, по Карлюкскому сельсовету, за время с 13 по 15 января 1945 года умерло от истощения 27 колхозников.

Аналогичное положение было в ряде колхозов Самаркандской области.

26 февраля 1945 г. в г. Андижане на улицах было подобрано пять трупов людей. По заключению судебно-медицинской экспертизы во всех случаях смерть последовала от истощения. По городу Андижану выявлено 384 человека в крайне истощенном состоянии. Всем была оказана помощь.

В республике увеличилось количество уголовных преступлений. 9 марта 1945 г. в г. Чуете Наманганской области, в своей квартире был убит Муратов М. Расследованием было установлено, что убийство совершил его родной сын, тракторист Чустовской МТС, Марожанов Абиджан. На допросе Марожанов показал, что в силу своей материальной необеспеченности неоднократно предлагал отцу оставить квартиру, и так как отец отказался уйти, он его убил.

19 февраля 1945 г. в кишлаке Арал-Джидакопинского сельсовета, Уйганского района Наманганской области в снегу был найден труп Ташбаевой Хадоят Биби, 1876 года рождения. Расследованием было установлено, что убийство совершила соседка по квартире Мингалиева А. Н. 1915 года рождения, член колхоза им. Орджоникидзе.

На следствии Мингалиева показала, что убийство совершила с целью завладения имуществом Ташбаевой в связи с тяжелым материальным положением.

13 февраля 1945 г. члены колхоза им. Молотова Етты-Кашкинского сельсовета, Чинабадского района Андижанской области, Закиров А., Таджибаев И. и другие, в количестве 5-ти человек, ворвались в квартиру колхозницы Иралневой Ширанбиби, нанесли ей ножевое ранение и забрали 100 кг пшеницы, 30 кг шалы, 10 кг муки и одного барана.

18 января 1945 г. в Каганском районе, Бухарской области десятник каменного карьера Артаев Т. А., моторист Скаков В. Н. и рабочий Сулейманов Нубан совершили дорожное ограбление колхозников колхоза им. Фрунзе Сарыкского сельсовета Ходжаниязова и Хадырова. У колхозников изъяли 60 кг джугары, 50 кг проса и 10 кг сушеного урюка.

Далее Л. Берия переходит к краткому описанию голода, охватившего ряд районов Бурят-Монгольской и Кабардинской АССР.

В течение февраля-марта 1945 года в Кяхтинском и Кударинском аймаках, Бурят-Монгольской АССР от алиментарной дистрофии умерло более 35 человек. Произведенным Наркомздравом БМАССР обследованием было выявлено пораженных алиментарной дистрофией: в Кударинском аймаке - 2000 человек, Кяхтинском аймаке - 1100 человек, Селенгинском аймаке - 50 человек, Прибайкальском аймаке - 50 человек.

Выявлены факты употребления некоторыми колхозниками на почве голода мяса павших животных и собак.

В указанных аймаках резко увеличилась уголовная преступность, главным образом, скотокрадство и квартирные кражи. В январе-марте 1945 г. в Кяхтинском аймаке было совершено 103 уголовных преступления, из них: 12 случаев скотокрадства, 62 квартирные кражи.

В Кударинском аймаке в первом квартале 1945 года было совершено 40 уголовных преступлений, из них краж скота 11 и 20 квартирных краж. Кроме того, имели место три случая группового перехода колхозниками государственной границы с целью приобретения продуктов.

Обком ВКП(б) и Совнарком БМАССР, как отмечалось в докладе, населению указанных аймаков оказывалась продовольственная и медицинская помощь.

НКВД БМАССР «приняты меры усиления агентурно-оперативной работы по выявлению и предупреждению преступлений».

В селениях Хамидия, Терекское и Урожайное Урожайнейского района Кабардинской АССР колхозники на трудодни почти ничего не получали, «вследствие этого переживают острую нужду и в продуктах питания»: по сел. Хамидия - 104 семьи или 407 человек, по сел. Терекскому - 20 семей или 65 человек, по селу Урожайному - 109 семей или 350 человек.

Из общего количества остронуждающихся семей - семей фронтовиков и погибших на фронтах Отечественной войны было 143.

Из-за неимения хлеба некоторые семьи опухли от недоедания, а по селениям Урожайное и Хамидия имели место шесть случаев смертности от голода.

Местные партийные и советские органы, с согласия Совнаркома КАССР раздали нуждающимся семьям 10 тонн кукурузы, однако, «это количество», говорилось в докладе, «недостаточно для удовлетворения хотя бы минимальных потребностей всех нуждающихся».

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2831

СообщениеДобавлено: Сб Май 05, 2012 10:23 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Из доклада предпомгола Вознесенского. Март 1921 г.
"...Проезжая Чувашскую область, нас предупредили о имеющихся здесь случаях нападения голодных на вагоны с целью грабежа, были приняты меры во время стоянки поезда, при отходе и на ходу поезда пришлось стоять с винтовками (их у нас было две) и наблюдать за людьми, сидевшими на ближайших тормозах или расхаживающих по путям подле вагонов.

На ст. Казань голодный люд положительно осаждал вагоны, пытаясь их вскрыть или просверлить отверстие с целью хищений. Здесь борьба с таким явлением была нелегкая, т.к. желающих достать таким способом хлеб было очень много. Среди них мы видели стариков, женщин и детей с изможденными от голодовки лицами, едва державшихся на ногах. Вид этих людей говорил за то, что никакие угрозы им не страшны, ибо они голодны. За 4 дня нашей стоянки в Казани было застрелено военной охраной 30 голодных, застигнутых на месте хищения, но эти суровые меры были бессильны живой голодный переступал труп убитого собрата, пытаясь достать то, чего не успел взять первый. С трудом удалось добиться постановки наших вагонов на пассажирских, более безопасных путях, но и здесь дети со специальными железными прутами тащили через дверные щели рожь..."

Национальный архив Республики Татарстан. Ф.Р-4470. Оп.1. Д.6. Л.125; 125 об.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7265
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 13, 2012 1:48 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Уважаемый товарищ Михаил Иванович! Простите за беспокойство, но дальше нет мочи терпеть. Я хочу Вам описать, что делается в г. Новозыбкове Западной области в смысле продовольствия. С 1-го января 1937 г. у нас в городе исчезли из магазинов продукты и мука, а также овес и ячмень, но мы с этим положением миримся, трудности надо пережить, а вот по отношению хлеба — это кошмар. Для того чтобы получить 2 кг хлеба, нужно с 9 часов вечера стоять в очереди около хлебного магазина и ждать до 7 часов утра, пока он откроется, и тогда с большим усилием можем получить 2 кг хлеба. Если ты придешь в 4 часа утра к любому хлебному магазину, то около них стоит очередь человек 150-200, и надеяться на получение хлеба не приходится, ибо к 8-9 часам утра хлеба уже нет до завтра, и так каждый день. Станция Новозыбков Белорусской ж. д., хлеб привозят не в магазин, а на перрон, куда посторонним доступа нет, а только железнодорожникам. Значит, закрытый распределитель. Иногда и в магазин привозят, но не черный хлеб, а пеклеванный и булку, а это рабочему не по карману. На ферме техникума тоже закрытый распределитель, только для своих рабочих, а посторонним — нет. То правительственное распоряжение, что хлеб получать в порядке живой очереди, этими двумя организациями не исполняется, и частенько семья рабочего ложится спать неужинамши, и на завтра школьники идут в школу без завтрака. У нас хлеб выпекают по норме населения города, а того не учтут, что близлежащие села и деревни 65% хлеба забирают и, придя из деревни, ночуют около магазинов. На почве этого получаются вражда и скандалы, а не смычка города с деревней, и они не виноваты. На село до 1/1-37 г. возили хлеб, с 1/1 это прекратили, и они хлынули в город. Даже мало этого, есть такие районы, как Климовский, Новоропский, Семеновский, расстояние от Новозыбкова 25-60 километров, и те приезжают в Новозыбков за хлебом. Ну где же здесь будет городскому населению. Иногда давали картофель по 10 кг на руки, и там, чтобы получить, нужно было ночевать около магазина. И дошло до того, что в марте двух беременных женщин задавили, о чем подтвердит нарбольница, где они скончались. Если в месяц раз прибудет вагон с овсом и ячменем, то до того получается давка, что наряд милиции ничего не сможет сделать, что имело место в марте месяце. Ну в отношении мануфактуры и говорить не приходится, если рабочему удастся раз в год получить, то и хорошо. И вот идет пролетарский праздник 1-го Мая, обойдите все магазины и не найдете ни одного килограмма пшеничной муки. Ну чем же встретить праздник, а, Михаил Иванович? Мое описание на двадцатой годовщине Октября — подумаете, что ложь. Я Вас прошу, Михаил Иванович, вот о чем: вышлите беспристрастного надежного товарища, пусть он приедет в г. Новозыбков. Поезд Московский к нам прибывает в 4 часа утра, пусть он возьмет извозчика и скажет ему, чтобы он его повозил по всем хлебным магазинам, около которых он уже увидит очередь человек в 150-200. Пусть инкогнито поинтересуется, посмотрит, что получается...


Из письма рабочего В. Третьякова М. И. Калинину, 1937 г.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7265
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 26, 2012 6:16 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Из информации прокурора МССР С. Колесника о людоедстве в селе Каракуй Котовского района:

Цитата:
«В селе Каракуй имел место случай убийства и употребления в пищу 2-летнего ребенка. Гражданка Ш.Е.С. 18 января 1947 года ушла на питательный пункт за получением хлеба, где пробыла в течение 2 часов. Вернувшись домой, она застала убитой свою 2-летнюю дочь, труп которой был расчленен на 2 части, отрезана голова, верхние и нижние конечности.

Убийцами оказались трое ее детей - 12-ти, 9-ти и 6-ти лет. Уйдя на питательный пункт, она оставила 4 детей, трое их которых совершили убийство своей 2-летней сестры, сварили отрезанные конечности и голову и съели.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2831

СообщениеДобавлено: Вс Май 27, 2012 11:25 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Голодомор 1932-1933 гг.: свидетельства выживших

Владимир Яковлевич Сергиенко, хутор Крашаницын Харьковской области: «Никогда не забуду ужасного поступка, к которому подтолкнул голод наших соседей — дядю Яшу и тетю Екатерину. У этой четы умерла единственная любимая дочь Галя. Ее мертвое тельце положили в какой-то ящик и повезли в последний путь, раз за разом падая от бессилия.
Соседи подошли помочь и попросили открыть лицо покойной, чтобы проститься. Родители запротестовали. Хуторяне все же настояли на своем и увидели, что тело девочки обрезано ножом.
Разъяренная толпа набросилась на супругов, чтобы наказать за людоедство. А дядя с тетей стали умолять не убивать, оправдывались: «Їли її вже неживеньку». А как же лелеяли Яшка с Екатериной свою доченьку, как баловали! Помню, лет за пять перед этой страшной трагедией отец, продав корову, купил Гале полмешка конфет. Ради дочери был готов на все. Однако и он не выдержал издевательства голодом, потерял человеческий облик.
Еще один случай врезался в мою детскую память. Лежим с отцом в доме, опухшие от голода, я — на лежанке, он — на деревянном полу. Неожиданно в моей голове родилась спасительная мысль. «Папа, — говорю, — вон в календаре фото Сталина с детьми. Видно, что он детей любит. Давай, папа, напиши от моего имени, что голодаем, он нам поможет». В ответ услышал испуганный шепот отца: «Смотри не смей! Один дядя из Валок написал Сталину, то он так помог, что исчезла вся семья». И даже второй раз крикнул: «Не смей!» Не понимая, почему гневается отец, я заплакал».

Анна Филипповна Донченко, село Пустовиты Киевской области: «Я родилась в соседнем селе Росава. Нас, детей, было у мамы с папой четверо. Выжила только я одна. Хлеб в доме всегда был, но в 1932 году пришли и забрали все подчистую. Правда, закопанную бочку ячменя в погребе не нашли, и мы кое-как дожили до следующего года. Кто еще мог ходить, отправлялись работать на колхозное поле, за это давали «шлiхту» — баланду из муки, разбавленной водой, и по кусочку хлеба. Мама нашла на болоте небольшой островок, где рос жабий чеснок, и он нас немножко поддерживал. Женщины спрашивали: «Марина, где ты его берешь?» А мама не признавалась, говорила, что там его уже нет.

Еще кукурузные кочаны толкли и пекли из них галеты. Затем отец с матерью свалились с ног и не могли ходить на работу. Я отправилась в Пустовиты к бабушке, а когда через неделю вернулась домой, узнала, что старший брат Архип и отец умерли. Мама уже не вставала, но каждый день посылала меня в ясли: «Посмотри, как там Володя и Юхимийка». Прихожу, а на раскладушке уже выносят моего мертвого братика. Следом умерла и сестричка. (Детям, попавшим «на довольствие» в ясли либо в интернат, тоже давали «шлiхту» и крохотный кусочек хлеба. Многие люди вспоминали, как похожие на маленькие скелеты малыши несли этот кусочек хлеба домой умирающим родителям. Обессиленные отцы и матери плакали, но хлеб не брали).
Однажды ночью я проснулась из-за грозы, начала звать маму, а она уже не откликается… Пришли соседи, бабушка с теткой, крестный, выкопали могилу, внизу которой сделали боковую пещерку, устлали ее соломкой, положили туда маму, заставили доской и засыпали… А у меня уже не было никаких сил даже плакать. Прошли годы, но и сегодня никакая колбаса или котлеты не заменят мне вкуса хлеба. До сих пор, когда машина привозит хлеб в магазин и водитель открывает двери для разгрузки, я стою рядом и не могу надышаться».
«Сил хватало только на то, чтобы вырыть для умерших неглубокую канаву и едва присыпать их землей»

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2831

СообщениеДобавлено: Вс Май 27, 2012 11:26 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Евдокия Николаевна Борисенко, село Белогородка Киевской области: «Наша семья жила на хуторе Гречановка Черкасской области. В 1929 году моих родителей сослали в Сибирь, где они и погибли на лесозаготовках. Я осталась с бабушкой и дедушкой. В 1932 году мы собрали хороший урожай, но у нас отобрали все до зернышка.
Помню как сейчас зашел к нам активист по фамилии Сова, лупоглазый такой, и сразу к столу, где хлеб лежал. Взял он эту краюшку и издевательски так усмехается… Забрал не только хлеб, но и корову, поросенка, кур. Рассыпанную бабушкой муку активисты собрали веником и тоже забрали. Люди в селе пытались спрятать немного зерна на печи: рассыпали его, сверху застилали одеялом и сажали на печь детей в надежде, что их трогать не будут. Да не тут-то было! Активисты скидывали детей на пол и забирали все до зернышка… Выносили платки, скатерти, даже с детей одежду срывали.
В доме моего будущего мужа, который жил неподалеку, даже дверь с петель сняли. Сидел он с двумя братьями на печи и смотрел на запорошенную снегом хату… Рассказывал, что, когда уже опух от голода, мама собрала его в дорогу и наказала бежать куда глаза глядят. Он дошел до России, устроился там трактористом, так и выжил. А его родные умерли с голоду… В последние годы жизни муж лежал парализованный и все повторял, что это ему наказание за то, что уехал от родных. Все корил себя, что сам выжил, а своих не уберег.
Да и у меня до сих пор грех на душе… Как-то несла на станцию Драбовская родным в горшочке немного супа, сваренного бог знает из чего, и встретился мне высокий парень лет 17-ти с красивыми вьющимися волосами. «Девочка, что ты несешь?» — спросил. А я испугалась и убежала. Рассказала об этом деду, а он мне: «Доця, надо было отдать ему этот горшочек». На следующий день вновь пошла на станцию, а он, Боже ж ты мой, лежал мертвый на траве возле переезда, а ветер его кудри развевал…
Господи, почему я не отдала ему этот суп? До сих пор как сейчас вижу этого мальчика и виню себя…

В соседнем селе во время войны погибло 42 человека, а голод унес в сырую могилу сотни его жителей. Бывало, работает человек в колхозе, едет на конях, а через час лежит на телеге и эти же кони везут его в могилу. Причем сил хватало только на то, чтобы вырыть для умерших неглубокую канаву и едва присыпать их землей. Когда почва проседала, из земли торчали ноги и руки покойников. А то, бывало, заходит бригада в дом, а семья вся мертвая, так они трупы в погреб побросают и все… Помню, как у нас в селе хоронили троих детей. Люди пришли к их родителям, дескать,
деток ваших хоронят, а они даже внимания не обращают. А через пару месяцев тетка Марфа вроде очнулась, пошла к реке, наломала веток и начала ими хату украшать. Соседи спрашивают: «Зачем?» А она отвечает: «Так свадьба же, Гриша женится». Как Гришу хоронили, она не помнила.

…В 1937 году я уже работала в колхозе. Помню, как мы прятались в скирдах соломы, лишь бы не подписывать письмо со словами благодарности Сталину. Все равно находили и приходилось подписываться. В 30-е годы страшно было не только слово сказать, но и подумать. Казалось, что даже за мысли приедут ночью и заберут. Подспудный страх до сих пор остался. Как увижу, например, человека в милицейской форме, так сразу дрожь в пальцах начинается…»

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2831

СообщениеДобавлено: Пн Июн 04, 2012 8:53 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

В 1921-1923 годах в Советской России произошла одна из самых страшных катастроф XX века - голод, унесший жизни миллионов людей. Пик голодомора пришелся на весну 1922 года. Если под явлением «Голодомор» понимать создание искусственного дефицита продовольствия с преступными целями, то именно так можно сказать о продразверстке, предшествующей голоду. Согласно официальной статистике, голод охватил 35 губерний с общим населением 90 млн человек, из которых голодало не менее 40 млн. Голодомор 20-х годов мог приобрести еще большие размеры, если бы не помощь иностранных государств. Основной поток помощи пошел после активной общественной кампании, организованной Нансеном и рядом организаций Европы и Америки. Хроники истории весны 1922-го в советских газетах... Ежедневно в каждом номере всех изданий публиковались данные о новых и новых жертвах голода. Но сегодня точное число погибших никто назвать так и не может. Считается, что тогда от голода погибло пять миллионов человек. Страшная весна 90 лет назад в наших исторических хрониках.

РОДИТЕЛИ УБИВАЮТ И ПОЕДАЮТ ДЕТЕЙ

Рабочие и крестьяне в Уфимской губернии в течение пяти месяцев очень редко ощущали вкус чистого хлеба, а питаются лебедой (благо), кореньями, листьями, травой, глиной и всякой всячиной, даже позволяют себе такую роскошь, как... человеческое мясо. Родители убивают и поедают своих детей и обратно: дети убивают родителей. И это происходит в Белебеевском уезде, в том уезде, некоторые волости которого по хлебной производительности стоят выше многих целых губерний Центральной и Западной России. Товарищи, посланные для товарообмена на хлеб в Курскую, Орловскую и Гомельскую губернии, в своих сообщениях рисуют кошмарные картины. По их словам, губернские союзы окунулись с головой в НЭП. Забыты до 150 тысяч рабочих Уфимской губернии, своею грудью отражавших Колчака. Забыты крестьяне Уфимской губернии, кормившие в течение всей гражданской войны рабочих и Красную армию, которые, не задумываясь, по первому кличу вождей революции отдавали до последнего фунта хлеб.

Спасайте голодных, опухших рабочих и крестьян! Спасайте детей, тысячами валяющихся на вокзалах, улицах городов, сел и деревень! Спасайте себя!

«Известия», 15 марта, среда, Специальный выпуск о голоде в России


ИЗ ДОНЕСЕНИЙ
В Крыму на окраине города Карасу-Базар татарин Муждаба-Суин-Курги-оглы топором разрубил черепа своей жены, 50 лет, сыновей, 22 и 17 лет, и дочерей, 16 и 6 лет. Дознанием установлено, что отец совершил убийство из-за полного отсутствия питания, так как не мог больше видеть страданий своей голодной семьи.
Граждане, за неимением травы на пропитание, стали резать дерево и опилки размалывать в муку, и, кроме того, рубят мелкий липняк и мелют на еду, от чего сильно болеют и мрут.
Матери голодающих детей, являясь в исполком, заявляют, что дети по нескольку дней не видят ничего съестного, ввиду чего грызут себе ручонки, так что приходится их связывать (Карабаевская волость Бугуруслановского уезда).
Вследствие полного уничтожения скота, весною не представляется возможным засеять ни одной полосы хлеба (Заплавская волость Бузулукского уезда).
Гражданка Агрофена Засорина заявляет: она ушла по миру, и, возвращаясь домой с двумя мертвыми кошками, предназначенными для питания себе и детям, ею обнаружено, что дети в ее отсутствие зарезали малолетнего ее сына Федора в возрасте одного года и занялись приготовлением для употребления его в пищу.
Когда едешь на подводе к Оренбургу, то отворачиваешь голову: на дороге валяется много человеческих трупов, которые никем не убираются.

«Известия», 15 марта, среда


СТО ВОСЕМЬ

В одном из уездов голодной области до весны доживут только 108 человек.

Спасите! Спасите!
Мы много не просим,
Нас смерти объятия ждут.
Ведь только сто восемь,
ведь только сто восемь
До новой весны доживут!
Мы ждем! Мы надежды
на помощь не бросим,
Но в сердце мучительный страх,
Ведь только сто восемь,
ведь только сто восемь
Увидят цветы на полях.

Андрей Иркутов

«Известия», 21 марта, вторник


ГОЛОД В КИРРЕСПУБОИКЕ

Телеграфные сведения из Оренбурга рисуют жуткую картину голодного бедствия в Кирреспублике. Здесь официально зарегистрировано два миллиона голодающих. На почве голода в Кирреспублике развивается эпидемия тифа. Больницы переполнены тифозными. Почти совершенно отсутствует медицинский персонал.

«Труд», 18 марта, суббота


ХРОНИКА

ЯРОСЛАВЛЬ. Ярославский губкомпомгол постановил взимать со всяких увеселительных вечеров с танцами 40 000 рублей в пользу голодающих Поволжья.

ТЮМЕНЬ. По постановлению пленума губпрофсовета в пользу голодающих детей местного губнаробраза отчислено 20% кооперативного товарного фонда, всего в переводе на золото на 7000 рублей.

АСТРАХАНЬ. В детских домах насчитывается свыше 10 000 детей. Наркомпрод отпускает лишь 6182 пайка.

НОВОНИКОЛАЕВСК. Харбинский общественный комитет помощи голодающим отправил в распоряжение Сибкомпомгол врачебно-питательный поезд с пропускной способностью 1000 человек в день.

«Труд», 16 марта, четверг
Image

ЗАРУБЕЖНАЯ ПОМОЩЬ

* * *
ЛОНДОН. Бельгийское правительство постановило ассигновать 750 миллионов франков на помощь русским детям.

* * *
СТОКГОЛЬМ. В Самару прибыл второй поезд в составе 30 вагонов со шведскими продуктами. Шведский Красный Крест отправляет в Самару третью экспедицию помощи голодающим.

* * *
ВЕНА. Юго-Славянский комитет помощи голодающим детям России собрал свыше 65 тысяч долларов и 10 вагонов платья.

«Труд», 16 марта, четверг


АМЕРИКАНСКАЯ КУКУРУЗА В ПОВОЛЖЬЕ

Американская администрация помощи получила отчеты из Поволжья о том, что уже 2 миллиона людей получают кукурузу - дар американских крестьян.

«Известия», 21 апреля, вторник


ДОКЛАД ЦК ПОМОЩИ ГОЛОДАЮЩИМ

На заседании президиума ЦК помгол ВЦИК тов. Эйдук сделал доклад о заграничной помощи голодающим. Помощь заграницы сейчас официально выражается в питании 4 735 150 человек, фактически число получающих питание больше. В порты прибыло 12 083 264 пуда продовольственных голодных грузов, на колесах находится 8 245 000 пудов, и, по неполным сведениям, полученным из голодных губерний, прибыло на места 3 000 000 пудов.

«Известия», 24 апреля, пятница

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB