Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Эмиграция в биографиях. Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6690
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 26, 2012 8:37 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Монархист-легитимист Ирман Владимир Александрович


"Я уверен, что нет такого врага, который мог бы сломить нашу твердыню Владивосток - оплот России на Дальнем Востоке". Герой обороны Порт-Артура, комендант Владивостокской крепости генерал-лейтенант В.А. Ирман. Приказ по Владивостокской крепости и 4~му Сибирскому армейскому корпусу 24 июля 1912 г. № 271.

Image

Владимир Александрович Ирман, участник войны с Турцией и герой Порт-Артура, родился в 1852 году, воспитывался в Москве в военной гимназии и Александровском училище. Будучи начальником западного фронта сухопутной обороны Порт-Артура, ген. Ирман под убийственным орудийным и ружейным огнем, верхом на коне, во главе войск бросился в контратаку на занятую японцами нашу траншею. В 30 шагах от японцев под ним была убита лошадь. Контратака удалась. Наступление японцев было надолго задержано. 7-го окт., обходя позиции и открыто идя вдоль окопа, ген. Ирман был ранен пулей в ногу навылет, но остался в строю до конца. 16-го окт. на военном совете ген. Ирман самым решительным образом высказался за дальнейшую оборону крепости, не допуская и мысли о сдаче: «Надо обороняться до последнего человека, до последнего дома в городе». Когда стало известно о сдаче П.-А., ген. Ирман просил у ген. Стесселя разрешения пробраться в маньчжурскую армию, но получил отказ. Тогда, чтобы разделить участь нижних чинов, ген. Ирман пошел в плен. В Нагасаках ген. Ирман сделал попытку бежать, но был задержан. Только как известный японцам своей выдающейся храбростью, ген. Ирман не был предан суду за побег.

После окончания русско-японской войны в 1906 году стал комендантом Владивостокской крепости. Для Российской империи подобное назначение на должность, приравненную к командиру отдельного корпуса, человека без академического образования, недолгое время в чине полковника командовавшего артиллерийской бригадой было событием экстраординарным, поэтому до 1908 года и производства в генерал-лейтенанты Ирман лишь исполнял должность. По свидетельству самого Ирмана, крепость находилась в тяжёлом положении после увеличения постоянного гарнизона. Войска часто размещались в землянках и бараках, жилищное положение офицеров часто не отличалось от положения нижних чинов.

В подчинении у Ирмана оказались многие из его соратников по обороне Порт-Артура: генерал-лейтенант В. Ф. Белый, генерал-майор И. А. Тохателов, полковник Р. Ф. Зейц, генерал-лейтенант Н. А. Третьяков и другие. Боевая подготовка гарнизона проводилась с учётом опыта прошедшей войны. Велось активное строительство новых укреплений, казарм, дорог, полигонов. По предложению Ирмана полуостров Испания на побережье был переименован в полуостров генерал-лейтенанта Кондратенко.

16 октября 1907 года во Владивостокском крепостном минном батальоне началось восстание, вызванное крайним изнеможением инженерных войск гарнизона. Сапёры и минёры жили в неотапливаемых помещениях, ходили в изношенном обмундировании, недоедали. Владимир Ирман узнав о готовящемся выступлении заблаговременно выслал стрелковые части, которыми восстание было быстро подавлено. После выступления на миноносцах Сибирской флотилии поднял по тревоге и выслал на побережье полевую артиллерию и привёл в готовность крепостную, однако флотское командование подавило выступление своими силами. После подавления восстаний Ирман реорганизовал инженерную службу в крепости, добился отставки начальника инженеров крепости. Владивостокская организация РСДРП выпустила листовку:

…Жизнь и свобода граждан Владивостока крепко зажата в руках ирманов, руках, забрызганных кровью павших борцов…

В 1910 году Ирман стал командиром 4-го Сибирского армейского корпуса, в который вошли стрелковые части Владивостокского гарнизона. Тогда же в крепости развернулось строительство новых долговременных оборонительных сооружений, строившихся с учётом новейших достижений фортификации. Возглавлял специальную комиссию по усилению Владивостокской крепости сам комендант. По завершении строительства Ирман писал:

Боевая готовность крепости за это время, благодаря дружной по долгу присяги, работе всех чинов гарнизона крепости возросла на столько, что я уверен, что нет такого врага, который мог бы сломить нашу твердыню Владивосток — оплот России на Дальнем Востоке, особенно когда ее будут защищать такие доблестные боевые войска, какие составляют ее гарнизон (ГАПК, научно-справочная библиотека. Приказы по Владивостокской крепости и 4-му Сибирскому армейскому корпусу. Приказ № 271 от 24 июля 1912 г.).

Сменил немецкую фамилию на русскую Ирманов.

После Октябрьской революции Владимир Ирманов находившийся на Кавказе присоединился к Белому движению.

В 1918 году в возрасте 66 лет Ирманов вступает в ряды Добровольческой армии, где командовал 1-й бригадой 1-й Кавказской казачьей дивизии в составе корпуса генерала А. Г. Шкуро. Приказом Главнокомандующего Вооружёнными Силами Юга России А. И. Деникина Ирманов был переименован из генералов от артиллерии в генералы от кавалерии и зачислен в Кубанское казачье войско.

Владимир Ирманов во время отсутствия А. Г. Шкуро исполнял обязанности командира 3-го Кубанского конного корпуса, он руководил им в разгар решающих боёв в ходе наступления на Москву. Он участвовал в сражении 19 октября 1919 года, когда на небольшом участке фронта столкнулось 15 тысяч кавалеристов. Однако будённовские войска опрокинули фланг корпуса и Ирманов временно потерял управление войсками и потерпел поражение.

Вместе с корпусом он отступал от Воронежа до Новороссийска и Крыма. С 1 февраля 1920 года был переведён в резерв при штабе командующего. В ноябре 1920 года покинул Россию.

Очевидцы впоследствии с возмущением писали, что молодые генералы белой армии, многим из которых не было и тридцати лет занимали отдельные каюты, «…а наряду с этим, генерал Ирманов, гордость военной истории, скромно прижавшись в углу палубы под буркой со своей семьей, под открытым небом ежился от 12 градусного мороза бок-о-бок с нами, страждущим офицерством…»

Вместе с казаками Владимир Ирманов перенёс «галлиполийское сидение» и вместе с ними же перебрался в Югославию, в Нови-Сад, где поселился как частное лицо.

В эмиграции несмотря на преклонный возраст Владимир Ирманов не оставался в стороне от политики: он возглавил Новосадский отдел Союза монархистов-легитимистов, руководил изданием газеты «Вера и Верность». В 1924 году по повелению Кирилла Владимировича возглавил и Корпус офицеров Императорских российских армии и флота.

Умер 27 сентября 1931 года от апоплексического удара, был похоронен на русском участке местного кладбища. Семья Ирманова покинула Нови-Сад в 1944 году перед вступлением в город частей Красной армии. Могила Владимира Александровича Ирманова не сохранилась.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6690
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 31, 2012 10:44 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Светлой памяти генерал-майора А.А. фон Лампе. Анабазис.

Вестник Первопоходника № 71/72 1967 г.

Image

Светлой памяти генерал-майора А.А. фон Лампе. Анабазис.

Вестник Первопоходника № 71/72 1967 г.


Генерального Штаба Генерал-Майор
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ фон ЛАМПЕ

28-го мая сего года в Париже скончался Начальник Русского ОбщеВоинского
Союза, Председатель Совета Русского Зарубежного Воинства и Почетный Член
Союза Участников 1-го Кубанского ген.Корнилова похода - Генерального
Штаба Генерал-Майор Алексей Александрович фон ЛАМПЕ.
Покойный родился в 1885 году в военной семье. В 1902 году окончил 1-й Кадетский
Корпус, а в 1904 году два курса Николаевского Инженерного Училища и
сразу по окончании его добровольно отправился на Русско-Японскую войну в
Манджурию с зачислением в 6-й Восточно-Саперный батальон, в котором
сначала был младшим офицером, а потом командиром роты, и за отличия в
боях получил четыре боевых награды.
Послужив после окончания Русско-Японской войны недолго в 6-м саперном батальоне в
Киеве, перевелся в Лейб-Гвардии Семеновский полк, в котором начал свою
службу его отец. В 1913 году он окончил в числе первых Николаевскую
Военную Академию, по окончании которой командовал ротой в родном
Семеновском полку.
С началом 1-й Мировой войны он был назначен в штаб 18-го армейского
корпуса, где за отличие получил Георгиевское оружие и орден Св.Владимира
4-й степени с мечами и бантом. К концу войны был переведен в штаб 8-й
армии, где исполнял должность Генерал-Квартирмейстера.
В 1918 году при первой возможности приезжает в Добровольческую Армию, где
сначала редактирует официальную газету "Россия", а затем переводится в
Кавказскую Добровольческую Армию к ген.Врангелю, где исполняет должность
Генерал-Квартирмейстера, а потом выполняет ряд ответственных поручений
Главного Командования.
Произведенный генералом Врангелем в генерал-майоры, он командируется по окончании
гражданской войны на должность Военного Представителя в Венгрию и Данию,
а затем назначается Начальником Отдела РОВС-а в Германии. Во время
Гитлера он арестован Гестапо и посажен в тюрьму за отказ принять
немецкое гражданство и рекомендовать русским воинским чинам входить в
немецкие части.
К концу 2-й Мировой войны он принял должность представителя Красного
Креста, под прикрытием которого спасал многих русских от выдачи
коммунистам и помогал эвакуации за океан.
Еще до 2-й Мировой войны он издал Летопись Белой Борьбы под заглавием
"Белое Дело" и Воспоминания генерала Врангеля. Эти издания особенно
сблизили его с генералом Врангелем, который оценил его еще во время
совместной боевой работы в Кавказской Добровольческой Армии.
В 1960 г. он издал сборник статей "Пути Верных". Все эти книги являются
ценным вкладом в историю Белой Борьбы в России на всех фронтах.
В 1957 году генерал Лампе принял от генерала Архангельского должность
Начальника Русского Обще-Воинского Союза и Председателя Совета Русского
Зарубежного Воинства. В течение 10 лет возглавления РОВС-а он, стоя на
страже заветов наших Вождей, шел прямой дорогой исполнения долга перед
Россией, с честью поддерживая доброе имя РОВС-а, как наследника
Императорской и Русской Армий.
Несмотря на тяжкую болезнь в последние два года, он не уходил со своего поста,
считая, что только смерть может сменить русского офицера с его поста, а
особенно такого ответственного, как у него.
Ген.Лампе был идейным и верным русским воином, бескорыстным и честным, всегда
готовым помочь другим, что он доказал во время пребывания своего
представителем Красного Креста, особенно во время пребывания в Линдау,
где он подвергся преследованию оккупационных французских войск за свою
защиту и "укрывательство" от выдачи коммунистам русских эмигрантов, в
частности бежавших от коммунистов во время 2-й Мировой войны.
Путь ген.Лампе и его личность могут служить для нас примером служения
России. Будем помнить о нем и следовать его примеру бескомпромиссного
антикоммуниста и верного долгу русского офицера, остающегося на своем
посту до смерти.
Вечная ему память.
С.Ряснянский.
А Н А Б А 3 И С

В 407 году до Р.Х., по южному отрогу Кавказского хребта, обманутый
персидским сатрапом небольшой греческий отряд предпочел невероятный, по
современным тогда условиям, поход позору сдачи торжествующему победителю
и, выбрав себе начальника взамен старого, предательски умерщвленного
коварным врагом, решился на героическое средство - отход из долины
р.Тигра к южному берегу Черного моря, которого и достиг, совершив
незабываемый в истории и описанный в Анабазисе поход, сделав в 122
перехода 2.500 верст!
Путь отряда, его задача, по современному ему состоянию военного искусства,
были тяжелы и невероятны; но, установив в отряде начала строгой
дисциплины и порядка, преодолевая естественные препятствия, пробивая
себе решительным натиском путь сквозь ряды сильнейшего врага, Ксенофонт,
стоявший во главе отряда, достиг желанного берега, куда привел из
13.000 воинов - 8.600, то есть понеся значительные потери. Отступление
небольшого отряда стало его вечным триумфом. Материальная неудача
сменилась победой бессмертного духа!
Судьба, даровавшая нам незавидную долю - жить в наиболее трудное время, спустя
двадцать три с четвертью века после похода талантливого грека, сделала
нас свидетелями повторения подвига, поразившего древний мир, подвига,
совершенного в той же части земного шара, но уже по другую сторону
Кавказского хребта, подвига духа, имеющего в наше время общего
морального падения увеличившееся значение.
22-го февраля 1918 года небольшой отряд Добровольческой армии генерала
Корнилова, бежавшего на Дон из Быховской тюрьмы, которая, при
благосклонном участии красы и гордости русской революции - пьяных
матросских банд - грозила сделаться его могилой, в виду разложения на
Дону и угрозы большевизма, как внешнего, так и внутреннего, принужден
был оставить негостеприимную область Войска Донского и перенести базу
для формирования своего на Кубань, чтобы оттуда добиваться спасения
Родины от грязных рук обезумевших большевиков.
Печальное эхо трагического выстрела атамана Каледина, павшего жертвой
непостоянства казаков, было последним прости, сказанным Доном кучке
добровольцев!
Сведения о настроении Кубанской области в пользу Добровольческой армии оказались
преувеличенными, и движение крошечного отряда проходило в беспримерных
условиях, живо напоминавших поход отряда славного грека.
Крайне тяжело отзывалось совершенное отсутствие снабжения боевыми припасами и
техническими средствами, столь необходимыми в условиях современной
войны.
Единственным шансом на успех был здоровый дух армии!
Целью движения было достижение Екатеринодара и соединение там с
правительственными кубанскими войсками Покровского, представлявшими
собой небольшой здоровый оазис среди пораженной большевизмом области.
Сбивая на своем страдном пути сопротивление превосходных сил большевиков,
маленькая добровольческая армия генерала Корнилова, действовавшая по
указаниям находившегося при армии генерала Алексеева, сломила у сл.
Средне-Егорлыкской сопротивление забывшей долг и родину 39-й пехотной
дивизии, разбила 6000-ый отряд большевиков у ст.Березанской, а у
ст.Кореневской была задержана громадным скоплением большевицких сил,
достигавших нескольких десятков тысяч.
Не задумываясь над численным превосходством противника, Корнилов и здесь
преодолевает его сопротивление; но вслед за радостной вестью о победе
своей армии он получает тяжелое сведение о том, что вся Кубанская
область охвачена пламенем большевизма и Екатеринодар, место намеченного
соединения с Покровским, перешел в руки врага!
Создавшаяся обстановка и появление частей Покровского в районе ст.Калужской, на
южном берегу р.Кубани, заставляют Корнилова отказаться от
первоначального решения идти прямо на Екатеринодар. После ряда
арьергардных боев от ст.Кореневской до ст.Усть-Лабинской, он рвет
соприкосновение с преследующим его противником, переправляется через
р.Кубань и, пробившись от ст.Некрасовской до ст.Рязанской сквозь
большевицкие массы "иногороднего" населения, сменившего казаков, в 18
верстах от Екатеринодара, в ауле Шенджий соединяется, наконец, с частями
Покровского.
Приведя в порядок измученную армию, усилившуюся влившимися в нее кубанскими
частями, Корнилов решает иным путем добиться цели своего движения и
после искусного маневра, вновь переправившись на северный берег Кубани,
атакует Екатеринодар с северо-запада, не останавливаясь перед тем, что
большевики сосредоточили в городе многотысячный отряд, снабженный
сильной артиллерией, действовавшей против четырнадцати пушек
Добровольческой армии.
Но сила солому ломит! Несмотря на высокий моральный подъем и отчаянные
усилия Добровольческой армии, ей не удается вырвать обладание центром
края из рук врага, силы ее тают в неравном бою и победа, в первый раз за
все время, начинает склоняться на сторону большевиков.
А 13-го апреля большевицкая граната на смерть поражает генерала
Корнилова, лично руководившего боем своей армии, и Добровольческая армия
теряет своего вождя.
Армия теряет в самый критический момент своего начальника, теряет "человека
огромной личной храбрости, твердой воли и беззаветного служения
поруганной Родине". Моральное состояние армии, перенесшей тяжелый поход,
неудачу последнего боя и смерть любимого вождя, временно падает, и
сменивший генерала Корнилова его единомышленник и сподвижник - генерал
Деникин,- - приняв командование армией и видя невозможность и
бесцельность дальнейшего пребывания Добровольческой армии на Кубани,
поворачивает ее на север, обратно к исходному положению. В тяжелом
нравственном состоянии отошли добровольцы от Екатеринодара, неся тело
своего генерала. Своими руками похоронили они его, а потом, как раненый
зверь, кинулись на противника и у ст.Медведковской вновь нанесли ему
сильный удар.
Перейдя несколько раз линию железной дороги, что при наличии следовавшего при
армии 13-верстного обоза было операцией чрезвычайно трудной и опасной,
добывая себе снаряды и патроны у своего же противника ценою крови, Армия
вновь пришла в район к юго-востоку от Ростова, где ко 2-му мая
закончила поход, сделав в 80 дней более 1300 верст и вывезя с собой
почти всех своих раненых, число которых порой доходило до 1500.
История повторяется! Потеряв своего Главнокомандующего, умерщвленного коварным
сатрапом большевизма, кучка русских офицеров и будущих офицеров - кадет и
юнкеров - не пожелала сдаться на милость большевицких вождей и, выбрав
себе, в лице генерала Деникина, нового вождя, установив начала
дисциплины и порядка, смело пошла за ним по тернистому и тяжелому пути
восстановления величия и славы поруганной России.
Преодолев все трудности пути, преодолев сопротивление сильнейшего врага, слабая
числом, но сильная духом Добровольческая армия зажгла огонь восстания
против захватившего власть большевизма не только в Кубанской области, но
и в области Войска Донского, разложение которого за три месяца до того и
было причиной похода.
Хочется верить, что не пропадет даром победа бессмертного духа в беспримерном походе маленькой Армии!
Так писал я когда-то в одной из газет оккупированной германскими войсками
гетманской Украины, как только докатилась до нас весть о подвиге
Добровольческой армии.
Много безграничных разочарований выпало с тех пор на долю добровольцев
русского государственного возрождения, много грустных минут пережили они
на равнинах южной России, в Крыму, на северо-западной и холодной
северной окраинах страны и в беспредельных пространствах Сибири, шаг за
шагом отходя перед лицом торжествующего зла; горькую чашу отчуждения
пьют они теперь, разбросанные по всему лицу негостеприимного мира!
Но жив их дух, не удалось врагу сломить его, и сейчас, как и тогда,
глубоко убежден я, что "не пропадет даром победа бессмертного духа", не
пропадет даром жертвенный подвиг людей, которые не захотели подчиниться
насилию и, с оружием в руках восстав против него, доказывают до сего
времени ослепленному миру, что не все в России преклонились перед
захватчиками власти и что есть у нее люди, которые никогла не примирятся
с существующим положением и не прекратят начатой ими борьбы с
поработителями Родины!
И верю я, что не может несомая ими идея возрождения Родины не
восторжествовать над олицетворением мирового зла и доживем мы до
счастливого момента возрождения нашей великой страны!
"Пути верных"
Генерального Штаба Генерал-Майор А.А. фон Лампе

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Пн Июн 04, 2012 8:55 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Калитин Петр Петрович (30.10.1853, Смоленская губерния - 6.7.1927, Париж, Франция).
Православный. Из дворян. Уроженец имения Мануйлово. До 9-ти лет детство его протекало в родовом имении матери Мануйлово, в 5-ти верстах от города Холм Псковской губернии (ныне Новгородской области). Учился в Нижегородском графа Аракчеева кадетском корпусе.

Image
В службу вступил 19.02.1871. Принимал участие в кампаниях 1873, 1875, 1876, 1878, 1881, 1882, 1887. Выдержал офицерский экзамен. Был ординарцем ген. Скобелева во время среднеазиатских походов. Прапорщик (ст. 18.04.1874) 1-го Туркестанского стр. батальона. Подпоручик (пр. 1876; ст. 22.08.1875; за боевые отличия). Поручик (пр. 1878; ст. 15.08.1878; за боевые отличия). Штабс-Капитан (пр. 1881; ст. 18.07.1881; за боевые отличия). Капитан (пр. 1883; ст. 15.05.1883; за отличие). Подполковник (пр. 1890; ст. 01.01.1890; за отличие). Командир Туркменского конно-иррегулярного дивизиона (20.01.1893-10.06.1899). Полковник (пр. 1895; ст. 14.04.1895; за отличие). Командир 1-го Волгского полка Терского каз. войска (10.06.1899-26.11.1902). На этом посту оказался блестящим строевым командиром и заботливым начальником. Приобрел расположение подчиненных терцев, которые просили отцов принять его в одну из станичных общин. Он был приписан к ст. Есентукской. Ген-майор (пр. 1902; ст. 06.12.1903). Состоял в распоряжении начальника Гл. Штаба (26.11.1902-28.05.1903). Командир 2-й бригады 2-й каз. сводной дивизии (28.05.1903-08.08.1906). Начальник Уссурийской конной бригады (08.08.1906-10.07.1907). Начальник Забайкальской каз. бригады (10.07.1907-22.09.1909). Ген-лейтенант (пр. 1908; ст. 23.09.1908; за отличие). 22.09.1909 назначен командующим Сибирской каз. бригадой, во главе которой вступил в войну. За бои 14.12.1914-13.01.1915 награжден орденом Св. Георгия 3-й ст. (ВП 17.05.1915). С 04.02.1915 командир 1-го Кавказского арм. корпуса, действовавшего на Кавказском фронте. Генерал от кавалерии (ст. 22.03.1915). За взятие крепости Эрзерум награжден Георгиевским оружием украшенным бриллиантами (ВП 19.05.1916). 12.03.1917 заменен ген. В.П. Ляховым и назначен членом Александровского комитета о раненых. Во время Гражданской войны в Добровольческой армии и ВСЮР (1918-1920). Участник Терского восстания летом 1918, с 1.12.1918 г. в резерве чинов при штабе Главнокомандующего ВСЮР, с 22.01.1919 г. в резерве чинов при штабе Кавказской Добровольческой армии. Перевезен 12.08.1920 г. с о. Лемнос в Константинополь на корабле «Жэсси». После поражения белых армий эмигрировал в Югославию. В 1920-х гг. переехал в Париж, работал чернорабочим на автомобильном заводе. До конца жизни состоял председателем Союза Георгиевских кавалеров. Последние годы жил в госпитале княгини Мещерской. Умер от паралича сердца в Русском доме. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа 6.07.1927 г.
Награды: ордена Св. Анны 4-й ст. (1876); Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (1877); Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (1877); Св. Георгия 4-й ст. (ВП 27.07.1881); Св. Станислава 2-й ст. с мечами (1882); Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом (1882); Св. Анны 2-й ст. (1888); Св. Владимира 3-й ст. (1902); Св. Станислава 1-й ст. (1906); Св. Анны 1-й ст. (ВП 06.12.1914); Св. Георгия 3-й ст. (ВП 17.05.1915); Св. Владимира 2-й ст. (ВП 01.01.1916); Белого Орла с мечами (ВП 06.05.1916); Георгиевское оружие украшенное бриллиантами (ВП 19.05.1916).
Иностранные ордена: Персидский Льва и Солнца 2-й ст. со звездой (1889); Бухарские Восходящей Звезды 2-й ст. (1893) и Золотой Звезды 1-й ст. (1896); Болгарский «За военные заслуги» офицерского креста (1903).

Петр Петрович Калитин, как и его старший брат Павел Петрович Калитин, был сыном Петра Васильевича Калитина и Марии Павловны Арбузовой. Петр Васильевич - офицер в отставке в разные годы избирался гласным дворянского собрания г. Холм (Тогда Псковской губернии), а также попечителем детских учебных заведений, особенно сиротских, т.к. отличался необыкновенной добротой и любовью к детям. Мать Петра Петровича Калитина - в девичестве Арбузова Мария Павловна - дочь известного мореплавателя П.П. Арбузова, ее отец и братья славно послужили российскому отечеству и прославили его в морских походах и боях. Петр Петрович Калитина был женат на Арбузовой Надежде Викторовне (умерла в России в 1919 г.). У них было две дочери - Елизавета Петровна Калитина (в замужестве Грибановская) и Наталья Петровна Калитина (в замужестве Краузе). Петр Петрович был комендантом первой волны русских эмигрантов на греческом острове Лемнос. Затем были Болгария, югославия и Париж. В 1927 г. - он стал первым русским, который лег во французскую землю на кладбище в Сент Женевьев де Буа. В одной могиле с ним похоронена его дочь - Наталья Петровна Краузе. У Натальи Петровны Краузе (Калитиной) остался сиротой маленький сын Николай, который попал после ее смерти в приют в Париже . Затем его забирает проездом через Париж в Шанхай родная сестра матери Николая - вторая дочь Петра Петровича - Елизавета Петровна и увозит с собой в Шанхай, где и воспитывает вместе со своими детьми от мужа - Виктора Грибановского (погиб в экспедиции Николая Рериха). После ВОВ 1941-1945 гг. Николай Андреевич Краузе вернулся в СССР, где у него родилась дочь - Наталья Николаевна Краузе (в замужестве - Логунова). Наталья Николаевна Логунова - Краузе - правнучка Петра Петровича Калитина. У Натальи и ее мужа Юрия двое сыновей. Один из которых - Дмитрий Логунов проживает в Праге (имеет жену Анжелу Адамия и дочь Софию), а второй сын живет вместе с родителями на Урале.
Image

Снимок сделан 29 июня 1915 года в день именин генерала от кавалерии Калитина Петра Петровича в садике перед входом в Офицерское собрание Кубанского полка. На снимке Петр Петрович правой рукой держит своего товарища Марковича.

Вот такая славная и трагическая судьба русского генерала, почившего на чужбине...

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Вс Июн 17, 2012 9:27 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

К. М. Александров «ПАМЯТИ ГЕОРГИЯ ВЕРБИЦКОГО»

Image

Печальные вести вновь приходят к нам из дальних мест русского рассеяния. 10-го июня 2012 года в госпитале американского города Вестал (штат Нью-Йорк) в результате тяжелого сердечного заболевания на 85-м году жизни скончался долголетний член НТС, инженер, общественный деятель, известный коллекционер, представитель военно-исторического журнала «Новый Часовой» в США, наш добрый друг и замечательный человек Георгий Григорьевич Вербицкий.

Новость о его скоропостижной кончине буквально ошеломила, прозвучав как резкий удар колокола. Бог дал мне счастье дружить с Георгием Григорьевичем шестнадцать лет и неоднократно гостить в его замечательном доме. Всего несколько месяцев назад, в минувшем марте вместе с петербургским режиссером Михаилом Ордовским, который сейчас плодотворно работает над документальным фильмом о Русском Корпусе, мы более двух часов снимали интервью с Георгием Григорьевичем. Съёмка получилась замечательной: яркой, эмоциональной, острой. Михаил Львович остался очень доволен таким незаурядным собеседником. В конце мая разговаривали с Вербицким по телефону — Георгий Григорьевич был бодр и деятелен... Несколько лет тому назад ему сделали сложную операцию на сердце. Казалось, что адаптация к новым условиям прошла успешно, и прогнозы выглядели самыми обнадеживающими. Здесь надо отметить, что Георгий Григорьевич вообще не любил разговоров о здоровье и на тактичные вопросы всегда отвечал оптимистично. Его уход оказался неожиданным, горьким и буквально скоропостижным.

Георгий Григорьевич Вербицкий родился 19 апреля 1928 года в Сремской Митровице (Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев), в семье обер-офицера 33-й артиллерийской бригады и участника Белого движения на Юге России Григория Васильевича Вербицкого (1885–1966) и сестры милосердия (урожденной Товстолес) Софии Николаевны (1892–1980). Детство провел в Югославии. Вербицкие жили в Земуне, здесь Юра ходил в гимназию до 5-го класса. В октябре 1941 года Григорий Васильевич вступил в Русский Охранный Корпус, формировавшийся в Белграде генерал-майором Б.А. Штейфоном. До ноября 1942 года он служил офицером для поручений при одном из штабов. Однако затем отец из Корпуса ушел — причины Георгий Григорьевич так и не узнал. Можно лишь предполагать, судя по дате, что каким-то образом она могла быть связана с официальным включением Корпуса в Вермахт.

Осенью 1944 года, накануне прихода в Югославию Красной армии, Вербицкие, как и сотни других русских семей, покинули Сербию и эвакуировались в Германию. Отсюда в марте 1945 года они переехали в Северную Италию, в район Толмеццо (40 км северо-западнее Удине, регион Фриули–Венеция–Джулия), в расположение частей Отдельного казачьего корпуса генерал-майора Т.И. Доманова. Позднее корпус Доманова вошел в состав войск КОНР (власовской армии). Вербицкий-старший никаких должностей не занимал и находился при корпусе Доманова на положении беженца. В Толмеццо Юра Вербицкий поступил в старший класс семиклассного казачьего кадетского корпуса, состоявшего из двух сотен. Начальником этого военно-учебного заведения был полковник Тяжельников. В апреле 1945 года Юре исполнилось 17 лет, но ни в каких боевых действиях подростки и юноши-кадеты в Италии не участвовали. Занятия в корпусе продолжались менее двух недель. Затем, как рассказывал Георгий Григорьевич, здание оказалось разбито во время воздушных бомбардировок, на чем и закончилась вся корпусная эпопея.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Вс Июн 17, 2012 9:28 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Вместе с другими казаками Вербицкие совершили трудный переход из Северной Италии через Карнийские Альпы в Австрийский Тироль, оказавшись в зоне британских войск в районе Лиенца. Григорий Васильевич, несмотря на свой беженский статус, вместе с другими казачьими офицерами отправился на печально знаменитую «конференцию» и 29 мая 1945 года в Юденбурге был выдан в советскую оккупационную зону Австрии. София Николаевна и Юра 1 июня чудом избежали кровавой выдачи. «Я спрятался под телегой», — рассказывал автор этих строк Георгий Григорьевич. Отец провел в Советском Союзе более десяти лет. В марте 1946 года его привезли в лагерь № 0302, расположенный в поселке Гремячий Губахинского района Молотовской области. Здесь в качестве спецпоселенца он работал в угольной шахте. Жена и сын, переехавшие из Европы в США, хлопотали о возвращении мужа и отца. Лишь в августе 1956 года, благодаря помощи многих австрийцев и американцев, Григорию Васильевичу удалось получить разрешение на выезд в Австрию. Затем в США, после всех невзгод и пережитых страданий, он встретился с семьёй, в кругу которой провел последние годы жизни.

…После Лиенца Вербицкие, благодаря помощи австрийцев, перебрались в американскую оккупационную зону Германии. Здесь в Мюнхене Юра получил полное среднее образование, окончив знаменитую русскую беженскую гимназию, которую основал протопресвитер Александр Киселёв. Добрым ангелом-хранителем на всем дальнейшем жизненном пути Георгия Григорьевича стала его заботливая и внимательная супруга, Лидия Александровна (урожденная Сикорская) — тоже выпускница гимназии о. Александра Киселёва.

В 1948 году в Западной Германии Георгий Григорьевич вступил в Национально-Трудовой Союз (НТС) российских солидаристов. До последнего дня своей жизни он оставался верным делу Союза, считая правильным, нужным и необходимым делать всё, что возможно для борьбы против большевиков, а после 1991 года — для преодоления советского наследия в умах и душах русских людей, для того, чтобы окончательно отделить Россию от советской власти и Советского Союза. Этим принципам Вербицкий твердо и неукоснительно следовал, твердо веруя в возрождение родины и её обустройство. «Какой бы ещё народ сумел пережить такое, что пережил русский народ в ХХ веке!» — неоднократно подчеркивал он в частных разговорах и беседах.

В США Вербицкие приехали из Германии в 1949 году. Здесь в далекой заокеанской стране, давшей защиту, приют и возможность для самореализации тысячам русских беженцев, Георгий Вербицкий сделал успешную карьеру. Всё это было достигнуто упорным трудом, постоянным самообразованием, недюжинной смекалкой и энергией. Сколько таких бессчетных инженерных умов и талантов потеряла Россия в результате Октябрьского переворота 1917 года! И разве можно сегодня оправдывать эти невосполнимые интеллектуальные потери русского общества сталинско-брежневскими социалистическими стройками. В 1954 году со степенью бакалавра Георгий Григорьевич окончил кол¬ледж Гров Си¬ти (Grove City) в штате Пен¬силь¬ва¬ния и поступил на ра¬бо¬ту в знаменитую ком¬пью¬тер¬ную корпорацию IBM. Затем, будучи уже квалифицированным сотрудником IBM, он получил степень ма¬ги¬с¬т¬ра в Си¬ра¬куз¬ском университете (штат Нью-Йорк). Георгию Григорьевичу принадлежат более 100 научных работ по специальности, он по праву пользовался известностью как изобретатель, работавший в области усовершенствования производства. Его рационализаторские предложения и заслуги отмечены не¬сколь¬ки¬ми на¬гра¬да¬ми IBM.

В 1986 году Георгий Григорьевич вышел на пенсию, а после 1991 года посвятил себя самым разным проектам в России. Впервые он приехал в Россию в 1992 году, а затем ездил на родину постоянно вплоть до последних лет. Он стал участником многочисленных проектов в рамках организации го¬ро¬дов-по¬бра¬ти¬мов: Бо¬ро¬ви¬чи (Нов¬го¬род¬ская об¬ласть) — Бин¬гамп¬тон (штат Нью-Йорк), был одним из учредителей русско-американского Биз¬нес-кол¬ле¬д¬жа в Бо¬ро¬ви¬чах, работал в ме¬ст¬ном кол¬ле¬д-же по про¬грам¬ме Об¬ще¬ст¬вен¬но¬го со¬дру¬же¬ст¬ва США — Рос¬сия. Его услугами переводчика постоянно пользовались разные русские и американские делегации.

Совершенно особую роль в жизни и общественной деятельности Георгия Григорьевича играли коллекционирование и собирательство. Он создал одну из самых больших и уникальных филателистических коллекций, открыток, почтовых отправлений остарбайтеров и других «перемещённых лиц». «Марки Вербицкого» (земских органов самоуправления, почтовой связи оккупированных территорий СССР, военнопленных) неоднократно экспонировались на разных выставках в США, Европе, России, получали престижные отзывы и премии. С конца 1980-х годов Георгий Григорьевич собирал письма, отзывы и свидетельства бывших остарбайтеров, многим посильно помогал, делая этого от чистого сердца и по велению совести. Его возмущало отношение властей в СССР к трагедии этих людей, ставших в годы военного лихолетья жертвами двух диктатур. С середины 1990-х годов Георгий Григорьевич поддерживал издание научных трудов и работ по истории антисталинского протеста в годы Второй мировой войны, разыскивал и пересылал в Россию редкие эмигрантские книги и периодические издания, помогал буквально каждому, кто обращался к нему за помощью. Робкие благодарности и добрые слова он аристократически отклонял: «Чепуха, брызги шампанского», а в ответ на традиционное «Неудобно», смеялся: «Неудобно, знаете ли, ботинки через голову надевать».

Георгий Григорьевич публиковал в России и за рубежом результаты своих исследований и страстно полемизировал по самым острым историческим вопросам. Особенно его возмущали ложь и клевета, касавшиеся истории Русского Корпуса на Балканах, казачьих частей в Вермахте и Власовского движения. Участников известной травли протоиерея Георгия Митрофанова Вербицкий сердито называл «безграмотными советскими глупцами». Поэтому Георгий Григорьевич энергично и посильно поддерживал просветительскую деятельность партнёрства и издательства «Посев». В 1996 году он любезно согласился стать представителем в США военно-исторического журнала «Новый Часовой», оказав нам за минувшие пятнадцать лет неоценимую помощь.

Георгий Григорьевич считал необходимым и самым главным «влиять на исправление умов», считая, что ныне для общественного выздоровления необходимы еще тридцать лет. «Я уже не доживу, — честно говорил он, — но у Вас и Ваших друзей есть все возможности, поэтому делайте то, что Вы делаете». Отмечу здесь, что публикации документов и материалов, которые долгие годы собирал и систематизировал Георгий Григорьевич, имеют большую научную ценность для изучения истории принудительного труда в Третьем Рейхе в годы Второй мировой войны и «перемещённых лиц».

…Вечером 9-го июня 2012 года Георгий Григорьевич почувствовал себя неважно, но не придал значения. К сожалению, он сам вызвал себе «Скорую помощь» лишь утром 10-го. Его быстро госпитализировали. После диагностики стало ясно, что для новой неотложной операции на сердце больного необходимо отвезти в Рочестер. Но отвезти не успели.

10 июня Георгий Григорьевич Вербицкий отошел ко Господу.

12-го июня его похоронили на знаменитом в эмиграции кладбище Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле.

Утрата невосполнима.

Из нашей жизни ушел замечательный человек — умный, добрый, щедрый, заботливый и бескорыстный, верный своим взглядам и принципам. Приносим глубокие соболезнования его вдове, Лидии Александровне, дочерям Татьяне, Лидии и Александре, и всем близким.

Господь да упокоит душу новопреставленного раба Божьего Георгия в селениях Праведных!

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6690
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 20, 2012 7:40 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Могила белого генерала Бичерахова в Дорштадте.


Более подробная фотография могилы генерал-лейтенанта, осетина Лазаря Фёдоровича Бичерахова, легендарного партизана Персидского фронта Первой мировой войны. Он покоится в Дорнштадте под Ульмом.

Казаки и православные Германии ухаживают за этой и другими казачьими могилами и могилами Белых офицеров. В Дорштадте располагался (и есть до сих пор) большой старческий приют.

Информация предоставлена Александром Кравченко, родовым кубанским казаком, старостой Прихода Святого Евгения (РПЦЗ), в Саарбрюкене, Германия.

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6690
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 11, 2012 6:45 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

О настоящих людях

БУРОВА (урождённая Котлова) Нина Федоровна


(11 февраля 1894 (январь 1892), Вильно - 15 декабря 1998, Вашингтон)

Сестра милосердия, художник, писатель.
Жена П.Н. Бурова, мать П.П. Бурова. Окончила Мариинский институт и историко-филологический факультет Московского университета. В Гражданскую войну возглавляла отряд белых партизан.
В 1921 попала в плен, бежала из лагеря в Польшу, затем переехала во Францию. Училась в Сорбонне, получила степень доктора по психологии и психиатрии. Посещала школу при Лувре, изучала византийское искусство. Активно помогала мужу в работе в Обществе галлиполийцев. В 1940 была избрана в правление Союза сестер милосердия имени Вревской. После войны переехала в США. Занималась портретной живописью, писала иконы. Преподавала иконографию и иностранные языки. Основала Общество русско-американских художников в Калифорнии. В 1993 в Вашингтоне прошла выставка ее произведений. Сотрудничала в «Новом русском слове», «Русской мысли» и др., писала рецензии на книги. Автор сборника статей «Река времен» (Вашингтон, 1990).
Переведя на нормальный язык установлено следующее : в осталась в Крыму из-за больных двух детей, возглавила партизанский казачий отряд в 25 лет, была тяжело ранена, была на большевисткой каторге, сумела бежать, найти 2 своих детей и уехать во Францию. Окончить Сорбонну. Кстати Мариинский институт окончила с золотой медалью. Муж , потомок Сусанина, тоже окончил Сорбонну.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 17, 2012 9:35 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Правление общества взаимопомощи Офицеров Гвардии (Харбин, Дальний Восток).

Председатель:
Генерал-майор Белов Александр Иванович (23.02.1876 – 26.11.1940), командир 3-й Сибирской сотни Лейб-гвардии Сводного Казачьего Полка. Был он земляком кокчетавских казаков, т.к. родился в Акмолинской области, из сибирских казаков. В 1893 г. окончил Сибирский кадетский корпус имени императора Александра I. В 1895 г. окончил Николаевское кавалерийское училище и выпущен хорунжим в 1-й Сибирский казачий Ермака Тимофеева полк. В 1904-1905 г. - подъесаулом в составе 4-го Сибирского казачьего полка участвовал в Русско-японской войне 1904-1905 гг. В 1906 г. в звании есаула назначен на формирование Лейб-гвардии сводно-казачьего полка, где командовал сотней.
В августе 1914 г. назначен командующим 8-м Сибирским казачьим полком, а в январе 1916 г. - командиром 1-го Сибирского казачьего Ермака Тимофеева полка. Полковник. 21 декабря 1916 г. назначен командиром 1-й бригады Сибирской казачьей дивизии на Западном фронте.
12 июля 1918 г. награжден Георгиевским оружием. Генерал-майор с 13.07.1919 г.
В 1919 г. - командир Отдельной Сибирской казачьей бригады, а затем начальник 3-й Сибирской казачьей дивизии. С сентября 1919 г. – исполнял должность командира Сибирского казачьего корпуса. 12 сентября 1919 г. приказом Верховного правителя и Верховного главнокомандующего адмирала А.В. Колчака на основании ст. ст. 26 и 122-й Георгиевского статута награжден орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4 степени. Участник Великого Сибирского Ледяного похода. В 1920 г. член санитарно-эвакуационной комиссии при штабе Дальневосточной армии, а затем генерал для поручений при командующем Дальневосточной армии.
С 1 ноября 1920 г. , как не явившийся в срок из отпуска, отчислен от занимаемой должности. Эмигрировал в Китай. Проживал в Харбине. Член Объединения офицеров гвардии и в 1923 г. - член Восточного казачьего союза в Харбине. Умер и похоронен в Харбине.

Члены правления:

Генерал-майор Акинтиевский Константин Константинович (26(14) октября 1884, Чернигов — 17 марта 1962, Нью-Йорк).
Окончил Орловский Бахтина кадетский корпус (1902) и Константиновское артиллерийское училище (1905). Из училища 22(9) апреля 1905 г. зачислен подпоручиком в гвардейскую запасную пешую батарею. Позже служил в гвардейском мортирном дивизионе. Орден Святого Станислава 3-й ст. (06.12.1909)Окончил Императорскую Николаевскую военную академию (1913; по 1-му разряду). По выпуске из академии приказом по генштабу № 4 за 1914 г. прикомандирован к 7-му Финляндскому стрелковому полку для командования ротой. Орден Святой Анны 3-й ст. (08.05.1913).
С 1914 г. на фронте. С 27 октября 1915 г. назначен помощником старшего адъютанта в штабе 9-й армии. Старший адъютант штаба 1-го гвардейского корпуса (назначен в начале 1916 г.). Подполковник (28(15)августа 1916 г.). Штаб-офицер для поручений при штабе 1-го гвардейского корпуса (с 21 сентября 1916). Осенью 1917 г. старший адъютант оперативного отделения штаба 2-й армии.
28 ноября 1917 г. командирован в Хабаровск в распоряжение командующего военным округом на должность начальника штаба округа. По прибытии 21 декабря 1917 г. в Хабаровск отказался вступать в должность и выехал в Маньчжурию. 10 января 1918 г. прибыл в Харбин в распоряжение генерала Хорвата. С января по май 1918 г. старший адъютант отчетного отделения штаба Заамурского Военного округа. С мая 1918 г. по март 1919 г. состоял при штабе Российских войск полосы отчуждения КВЖД. Полковник (март 1919).
Начальник квартирмейстерского отдела Главного штаба (с января по 27 мая 1919 г.), начальник общего отдела штаба Верховного Главнокомандующего А. В.Колчака (27 мая — 10 июня 1919 г.), начальник оперативного отдела штаба Верховного главнокомандующего (10 июня — 17 июля 1919 г.), начальник штаба 2-й армии (с 17 июля по 12 ноября 1919 г.). Генерал-майор (21 сентября 1919 г.). С 12 ноября 1919 г. находился в распоряжении генерал-лейтенанта Н. А. Лохвицкого, ведшего переговоры с атаманом Г. М. Семёновым. Участник Великого Сибирского Ледяного похода.
В Чите приказом атамана Г. М. Семёнова был назначен генерал-квартирмейстером, а 12 февраля 1920 г. помощником начальника штаба главнокомандующего Вооруженными силами Российской Восточной окраины Г. М. Семёнова. 30 апреля 1920 г. назначен начальником штаба Дальневосточной армии (в должности с 3 мая по 28 июля 1920 г.). После октября 1920 г. отступил с армией в Приморье, где продолжал борьбу с большевиками.
В 1922 г. эмигрировал в Китай, жил в Харбине (до 1935 г.), откуда был выслан за критику японского режима. В сентябре 1935 г. поселился в Шанхае. Председатель Русского офицерского комитета (с 1937 г.). Сотрудничал в качестве автора статей с газетой «Шанхайская заря», публиковал военно-политические обзоры, впоследствии выехал в США.
Братья: Георгий (1888 — ?) — подполковник и Владимир (1886—1962) — подполковник.
Сочинения -
Акинтиевский К. К. Марнское сражение. Стратегический очерк осенней кампании германских армий во Франции 1914 г. Шанхай: Издание «Грядущая Россия», 1933
Неопубликованные мемуары Акинтиевского хранятся в архиве Гуверовского института.

Генерал-майор Адамович Лев Михайлович (15 (27) ноября 1884 года, Санкт-Петербург — 29 июля 1960 года, Лос-Анджелес, США).
Происходил из дворян Минской губернии.
Адамович закончил Гатчинский институт имени Императора Николая I, а также Московское Алексеевское военное училище, после окончания которых служил в Лейб-Гвардии Павловском полку. Затем занимал должность ротмистра Отдельного корпуса жандармов.
Принимал участие в Русско-японской войне.
Во время Первой мировой войны командовал Таманским 150-м пехотным полком и за доблесть был награждён орден Святой Анны 4-й ст. (06.04.1916), Георгиевским оружием (14.11.1916).
С началом Гражданской войны Адамович служил в войсках Российской армии адмирала Александра Васильевича Колчака.
С 27 марта по сентябрь 1919 года командовал 26-м Шадринским горных стрелков полком в составе 7-й Уральской дивизии горных стрелков. Позднее командовал стрелковой бригадой в составе стратегического резерва Сибирской армии и служил помощником командующего 7-й Уральской дивизии горных стрелков.
Лев Адамович принимал участие в Великом Сибирском Ледяном походе.
9 июля 1920 года был произведен в генерал-майоры.
В эмиграции Адамович проживал сначала в Китае, где был служащим учебного отдела КВЖД в Харбине и начальником Маньчжурских дружин русских скаутов. В 1931 году переехал в Шанхай, а затем в Лос-Анджелес, где и умер 29 июля 1960 года.

Полковник Молоствов Анатолий Михайлович (1871.06.19, Казань - 1944.04.30, Шанхай).
Окончил Симбирский кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище в 1892. Штабс-ротмистр Л.-Гв. Уланского Его Величества полка (с 1902 в запасе), земский начальник Спасского уезда. В белых войсках Восточного фронта, старший штаб-офицер, затем,на 1919.05.09, командир Екатеринбургского уланского полка, ротмистр. Участник Сибирского Ледяного похода. Тяжело ранен (потерял ногу). В эмиграции на 1922.01.08 в Пекине, член общества офицеров гвардии на Дальнем Востоке, к 1934 в Харбине, 1941 член Офицерского собрания в Шанхае. [Волков С.В. Офицеры Росс.гв. М.,2002]

Полковник Канабеев Лев Николаевич, (1885 - 1945).
Сын офицера. В службе с 1904. Офицер л.-гв. Конно-гренадерского полка с 1906. Полковник. В белых войсках Восточного фронта с 1918, в июне 1920 у атамана Г. М. Семенова. В эмиграции на 1920-1932 в Харбине, служил в управлении КВЖД, на 8 янв. 1922 секретарь общества офицеров гвардии на Дальнем Востоке. Расстрелян большевиками 1945 в Харбине.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6690
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Фев 23, 2013 3:37 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Генерал-лейтенант Дмитрий Семёнов, троюродный брат атамана Г.М. Семенова
Image

Генерал-лейтенант Дмитрий Семёнов, троюродный брат атамана Г.М. Семенова
Семёнов Дмитрий Фролович - генерал-лейтенант (1919), участник Русско-японской войны и Гражданской войны на Дальнем Востоке, активный политический деятель русской эмиграции в Китае; троюродный брат атамана Г. М. Семёнова.

Генерал-майор Д.Ф. Семенов, 1919 г.
Родился 2 февраля 1871 года в Забайкалье. На службу поступил 11 октября 1889 года. Окончил Иркутское пехотное юнкерское училище 1 сентября 1893 и был зачислен хорунжим в 1-й конный полк Забайкальского казачьего войска. Участвовал в подавлении восстания в Китае (1900—1901). Ветеран Русско-японской войны 1904—1905, где 14 января 1905 г. ему было присвоено звание есаула за боевые отличия. В Первой мировой войны участия не принимал. 6 декабря 1913 г. ему было присвоенно звание полковника. В 1917 г. — командир 3-й Забайкальской казачьей бригады, а с 3 июня 1917 г. — генерал-майор. В 1918 году поддержал приход к власти атамана Г. М. Семёнова в Забайкальской республике.
Image
Генерал Д.Ф. Семенов со своим штабом у бронепоезда "Калмыковецъ". Чита 1919 г.

С 14 сентября 1918 г. по декабрь 1918 г. Начальник Забайкальской (впоследствии 1-й Забайкальской) казачьей дивизии (14 сентября 1918 — январь 1919), военного гарнизона г. Читы (с 27 сентября 1918) и 1-го военного района в составе 5-го Приамурского корпуса (с 19 октября 1918). С 8 декабря 1918 г. по 18 июня 1919 г. в звании генерал-лейтенанта (4 января 1919) являлся командиром 1-го Восточного казачьего корпуса в составе Отдельной Восточно-Сибирской армии атамана Г. М. Семёнова.

После поражения Колчака Помощник командующего войсками, затем командующий войсками Забайкальского военного округа (24 декабря 1919 — 31 января 1920) и уполномоченный по охране государственного порядка и общественного спокойствия в Забайкальской области (с 25 декабря 1919). С 12 февраля 1920 г. командовал войсками Забайкальского фронта, с 27 февраля 1920 г. — Восточной группой, с 10 марта по 23 июля 1920 г. был командиром 1-го Забайкальского корпуса Дальневосточной армии. С 27 июля 1920 г. — генерал для поручений при главнокомандующем всеми вооруженными силами и походного атамана всех казачьих войск Российской Восточной окраины Г. М. Семёнове.

С ноября 1920 г. эмигрант. Председатель Дайренского Бюро по делам российских эмигрантов, атаман Дайренской станицы. Арестован 31 октября 1945 г. в Дайрене, депортирован в СССР. Особым совещанием при МГБ СССР от 30 ноября 1946 г. в возрасте 75 лет был осужден на 10 лет лишения свободы, содержался в тюрьме Владимира, где и умер.

Реабилитирован 20 декабря 2002 г.

Источник: Волков Е.В., Егоров Н.Д., Купцов И.В. Белые генералы Восточного фронта Гражданской войны: Биографический справочник. М., 2003;

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6690
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 16, 2013 12:52 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

1 апреля 1918 года с Комендантского аэродрома в Петрограде в сторону Финляндии вылетело пять самолетов. Все самолеты, принадлежавшие Советам, летчики угнали на свой страх и риск. Командовал этой «самосформированной» эскадрильей лучший истребитель Балтийского флота, «Балтийский орел» - Михаил Сафонов.

Image

Михаил Иванович Сафонов родился 13 ноября 1893 года в городе Острогожске Воронежской губернии в семье купца. Юноша выбрал профессию военного и в 1909 году после окончания гимназии поступил в московскую Военно-морскую академию. В мае 1914 года окончил академию и 29 июля был произведен в мичманы. С первых дней участвовал в 1-й Мировой войне в составе Балтийского флота, с 1915 года в качестве летчика морской авиации, которая только была создана на Балтийском флоте (награжден: орденом Св.Анны 4-й степени, Св.Станислава 3-й степени с мечами и бантом, Св.Владимира 3-й степени с мечами и бантом). В конце 1917 года Сафонов командовал 2-м авиационным отрядом, и считался победителем в пяти воздушных боях (лично сбил 5 немецких аэропланов) Михаил Иванович оказался самым результативным летчиком-истребителем Первой мировой войны в сражениях над Балтикой. Однако после подписания Брестского мира Сафонов вместе с десятками тысяч других офицеров попал в разряд демобилизованных. Оказавшись фактически без средств к существованию, Михаил Иванович подписал контракт с «белым» финским правительством, в Финляндии в это время шла гражданская война между «белым» и «красным» правительствами, а большевизм был Сафонову крайне неприятен в любых формах и ипостасях… Среди русских летчиков-асов 1-й Мировой войны Сафонов был, пожалуй, наиболее непримиримым противником Советской власти, с которой разошелся сразу и окончательно.
В южной Финляндии и особенно в Выборге, ставшем последним оплотом «красных» просоветских финнов, царил настоящий красный террор. После победы «белых» на севере и в Центральной Финляндии основные военные действия переносятся на Карельский перешеек, именно тогда до Маннергейма доходят слухи, что некоторые офицеры бывшей царской армии недовольны новой властью, и не против перейти служить в армию Финляндии, на переговоры с ними отправляется русский офицер, родом из Выборга – Александр Крашенинин.
Еще в марте 1918 года, в самый разгар гражданской войны в Финляндии, шведский граф фон Розен подарил Маннергейму один аэроплан, который приземлился прямо в окрестностях Ваасы («столицы» финских «белых»). Вскоре из Швеции по железной дороге прибыли еще три самолета. Еще пять самолетов, пилотируемых русскими летчиками, как уже было сказано, приземлились на Карельском перешейке, перелетев из большевистского Петрограда.
Вступая в финскую армию все русские офицеры получают псевдонимы, старший лейтенант морской пехоты Игорь Зайчевский становится капитаном Эриком Илмариненом, его брат Олег - капитаном Отто Илмариненом, лейтенант морской пехоты Михаил Шаблович - капитаном Микко Хейконеном, капитан Владимир Парфиненко - капитаном Валдемаром Адлерхеймом, Михаил Сафонов - капитаном Микко Вуоренхеймом.
Боевое крещение авиагруппа получила под Йоутсено. Участие летчиков в военных действиях было недолгим. После тяжелых боев «белые» освобождают Выборг (к сожалению, репрессиям со стороны армии подверглась и часть русского населения города – офицеры, чиновники, полицейские). После окончания полетов офицеры некоторое время обучали первое поколение финских военных летчиков, однако в сентябре 1919-го все русские летчики были неожиданно и без объяснения причин уволены. Судя по всему, это было связано с отказом командующего Северо-Западной белой армии генерала Юденича признать независимость Финляндии. Ходатайства командования ВВС Финляндии о продлении контракта не имели успеха. Все пилоты были награждены крестом Свободы и спешно уволены.
Первым покинул страну Михаил Сафонов. Он направился на юг России, чтобы присоединиться к Белому движению (добрался до Новочеркасска, где вступил в армию генерала Деникина), затем жил в Персии, Индии и Китае. Михаил Шаблович тайно перешел границу и проник в Петроград, чтобы попрощаться с родными и друзьями перед тем, как отправиться на юг России, чтобы примкнуть к Белому движению, но в городе он был кем-то опознан, арестован ЧК и расстрелян. Дольше всех остававшиеся в Финляндии Зайчевские и Парфиненко принимают решение через Америку пробираться в армию Колчака. Однако в Стокгольме друзья присоединяются к подпольной группе готовившей теракты против советского посольства. В итоге вся группа была арестована шведской полицией и приговорена к восьми годам заключения (правда им удалось выйти раньше – в связи с королевским указом о помиловании).

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6690
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 27, 2013 10:06 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Генерал Половцев (Половцов) Петр Александрович

Image

Родился 3 мая 1874 года. Скончался 9 февраля 1964 в Монте-Карло.
Командовал Татарским конным полком "Дикой дивизии".
Награжден орденом Св. Георгия 4-й степени в 1915 году и Георгиевским оружием в 1917.
Начальник Петроградского военного округа в 1917 году. Генерал-майор Генерального штаба.Эмигрировал до окончания Гражданской войны.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6690
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 19, 2013 5:36 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

"Ледяной" поход 1918 года в лицах http://kazagrandy.livejournal.com/2189695.html#cutid1

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6690
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 22, 2013 8:13 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Первые русские модели в Париже появились не в 1990-е, а гораздо раньше. И именно они, русские модели, во многом заложили те требование, выполнение которых мы и сегодня ожидаем от королев подиума: красота, элегантность, знание иностранных языков, умение вести себя в свете.

Революция. Белое движение. Эмигрантский Париж. В 1920-е годы в моде было всё русское. А русские эмигранты, потерявшие многое, в том числе и возможность вернуться на родину, пробовали себя в новых профессиях, ища средства к существованию. Они были образованы и имели знатное происхождение, они знали по несколько иностранных языков, обладали хорошими манерами. И многие из русских эмигранток в то время становились моделями, манекенами для парижских модных домов. А в то время модель не только должна была демонстрировать одежду, но и общаться с клиентами, рекламируя платья. Такие модели должны были быть элегантны и вписываться в светскую жизнь. Русских девушек в 1920-е среди моделей было много. А сколько русских моделей было в доме «Шанель»! Управляющим в доме «Шанель», к слову, работал князь Кутузов Сергей Александрович. Были русские среди моделей и в 1930-е. В 1930-е в модели уже приходили не те, первые эмигрантки, а их дочери. В то время в моде был типаж голубоглазой блондинки, и славянская внешность прекрасно ему соответствовала. Много имён, и все они аристократки - княгини, графини, все они с титулами: Волконская, Воронцова, Оболенская, фамилии известные многим... А вот самым известным именем из череды имён русских моделей тех времён, наверное, является имя Натали Палей.

Наталья Павловна Палей (известна как Натали Палей (англ. Natalie Paley); 5 декабря 1905 — 27 декабря 1981) — французская манекенщица и актриса. Княжна из дома Романовых.

Натали Палей родилась в 1905 году. Её отцом был Великий князь Павел Александрович, князь из рода Романовых, сын императора Александра II. Её отец и брат были убиты в годы революции, она же с матерью и сестрой в 1920 году покинула Советскую Россию и отправилась в Париж. Её мужьями были модельер Люсьен Лелонг и бродвейский продюсер Джон Уилсон. Приписывали ей роман и с немецким писателем Э.М.Ремарком. Она не раз появлялась на обложке журнала Vogue.

Image

http://nicolas-vx.livejournal.com/205156.html#cutid1

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Пн Сен 16, 2013 9:23 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Иосиф Иванович Мрозовский скончался в 1934 году. Он родился 14 декабря 1857 г. в польской дворянской семье православного вероисповедания. Окончил Полоцкую военную гимназию и Михайловское артиллерийское училище в Петербурге, затем Михайловскую артиллерийскую академию. Участник Русско-турецкой войны 1877-78 гг. в 1899 г. в разгар «Боксерского восстания» в Китае направлен для участия в боевых действиях в Маньчжурию в качестве начальника артиллерийского Южно-Маньчжурского отряда, награжден Золотым оружием с надписью «За храбрость и отличие в делах с китайцами».
Image
В Русско-японской войне бригада генерала Мрозовского отличилась в сражении под Ляояном, за проявленную личную храбрость он был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. В 1914 г. во время Первой мировой войны Гренадерский корпус под командованием генерала от артиллерии Мрозовского отличился в кровопролитных боях под Суходолом и Варшавско-Ивангородской операции, за что генерал был удостоен ордена Св. Георгия 3-й степени. В 1915 г. Мрозовский был назначен Главнокомандующим над Москвой. Боевому генералу пришлось решать иные, но не менее трудные задачи. Из занятых врагом западных губерний в Москву хлынул поток беженцев, вместе с ними стали прибывать шайки воров-«гастролеров». В Москве резко возросла преступность, улицы наводнили беспризорники. По инициативе Мрозовского была развернута сеть народных столовых, разработана и активно внедрялась система мер борьбы со спекуляцией и городской преступностью, поставлена под контроль проблема детской беспризорности путем создания сети детских приютов.

Во время февральских событий 1917 г. генерал открыто заявил о неподчинении Временному комитету Государственной Думы и верности Императору Николаю II. Полицией и жандармами были произведены аресты, запрещен выход ряда левых газет, по приказу Мрозовского из Москвы стали высылать всех неблагонадежных. Опираясь на немногочисленные оставшиеся верными Царю воинские команды и полицию, Мрозовский попытался взять ситуацию в городе под свой контроль. В Москве было введено осадное положение. Чтобы сломить волю Мрозовского, председатель Госдумы Родзянко послал угрожающую телеграмму, но 1 марта 1917 г. генерал еще раз открыто заявил о своей верности Николаю II. Окончательно исход борьбы в Москве решил переход на сторону противников монархической власти московского гарнизона. Ночью 2 марта генерал от артиллерии Мрозовский был арестован. 22 марта после подачи прошения уволен в отставку, вскоре с семьей эмигрировал. Умер генерал во Франции, до конца жизни оставшись преданным монархическим идеалам.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6690
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 18, 2013 12:25 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Иннокентий Смолин - Белый генерал на Таити

Военный комендант Уссурийска генерал Иннокентий Смолин. В судьбе генерала тесно переплелись смерть, жестокость, патриотизм, верность долгу и беспечность тропиков.

Сначала – славные дела

Иннокентий Смолин родился 130 лет тому назад в семье якутских караимов Муттерперль. Сменив фамилию, избрал профессию офицера, окончив в 1905 году военное училище в Иркутске. Служил в одном из сибирских стрелковых полков, участвовал в войне с Японией. Особо отличился во время Первой мировой войны, дважды был ранен, награжден пятью орденами и именным оружием. В 1917 году полковник Смолин командовал Финляндским стрелковым полком.

Революцию Смолин встретил в Сибири, большевизм не принял. В это время в Тобольск был перевезен император Николай вместе с семьей и помещен под арест и охрану. Смолин – человек действия, он организовал белый партизанский отряд, укрылся в тайге и даже якобы стал готовить вооруженное освобождение царской семьи. Однако вскоре семью царя переправили на Урал. Смолин отправился в Алапаевск, где содержались несколько великих князей. Но не успел. 18 июля 1918 года, на следующий день после расстрела царской семьи в Екатеринбурге, в алапаевскую шахту были сброшены и забросаны гранатами шестеро Романовых и двое их слуг.

- Мы стали там копать и скоро добрались до первого трупа, - вспоминал позднее Смолин. - Со временем добрались до дна и обнаружили их всех. Ужасно, но они точно не были убиты гранатами, так как лежали на разных уровнях, их рты и ногти были полны земли, потому что они пытались рыть руками и зубами, чтобы выбраться наружу. Великая княгиня разорвала свою рубашку, чтобы перевязать ногу одного из своих племянников, перед тем как они оба умерли от удушья! Мы положили трупы на козлы и сфотографировали их. Это те снимки, которые вы можете видеть сейчас во всех документальных книгах, посвященных ужасному эпизоду.

Со своим отрядом Смолин пошел по Сибири бить красных.

- Однажды мы отбили один город, который был освобожден от красных атаманом Семеновым. На станции стоял бронепоезд, который вмещал вагон-госпиталь с врачами и медсестрами. Мы узнали, что семеновские люди расстреляли врачей, изнасиловали медсестер и затем живых бросили в топку паровоза. Мы смогли определить имена этих людей. Я назначил военно-полевой суд, нашли свидетелей, и, бесспорно, негодяи были признаны виновными. Мы их, конечно, не расстреляли - это было бы слишком хорошо! Нет, мы сделали то же, что они сделали с красными медсестрами, - бросили их в топку того же паровоза. Да, это было ужасное время, но и 50 лет спустя я сделал бы то же самое.

Впрочем, любая гражданская война всегда предельно жестока. Генерал-майор Вержбицкий поставил Смолина во главе своей левой колонны, приказав ему восстановить положение.

- К полудню 3-й полк должен был быть готов к выступлению на станцию Богданович, - вспоминал Вержбицкий. – Полковник Смолин подтвердил недопустимость употребления воинскими чинами спиртных напитков, к чему были склонны многие, по случаю отдыха. Строгостью полковник Смолин хотел крепко взять в руки воинские части.

Как он это делал, позже вспоминал сам Смолин:

- В 10 часов я, решив проверить, как выполняется мой приказ, прошел на станцию. Выполнялся он весьма слабо и вяло. Картина: полно офицеров. Сидят за столиками. Идет попойка. Шум. Гвалт. Мое появление смутило немногих. Я подошел к одному из столиков. «Кто из вас старший?» - спросил я. Один из сидящих поднялся и отрекомендовался. «Известны ли вам мои приказы о воспрещении пьянства?». - «Так точно, известны», - развязно отвечает поручик. «Но в таком случае как же вы дозволяете заниматься вот этим?» - и я указал на стол, уставленный бутылками и закуской. Поручик пожимает плечами и, усмехаясь, говорит: «Но ведь это не пьянство, а только маленькое подкрепление… для бодрости». Я намеренно говорил громким голосом, чтобы все слышали. И действительно галдеж в зале прекратился, все обратились в нашу сторону. Дерзкий ответ пьяного офицера взорвал меня. Я понял, что для вразумления толпы нужны не слова и не увещевания, а самые решительные и крайние меры. Я выхватил из кобуры револьвер, направил его в говорившего и выстрелил…

В конце Гражданской войны, уже в Приморье, Смолин был назначен начальником гарнизона и комендантом Никольск-Уссурийска. Затем он прослужил начальником Сибирской группы войск правителя Дитерихса до самой эвакуации белых из Приморья в октябре 1922 года, уйдя за границу через Суйфэньхэ.

Он долго жил в Шанхае, где служил в Международном сберегательном обществе, работал домоуправом и даже, кажется, жокеем.

В 1940 году, вероятно, опасаясь мести агентов ВЧК-ОГПУ, он уехал в Сингапур, потом на Филиппины, а оттуда во Французскую Полинезию - на Таити. Уже навсегда.

Куры и кролики

На Таити проживала довольно колоритная российская диаспора. Например, один из первых купцов по скупке жемчуга Вороник. Он ходил на шхунах по бесчисленным атоллам и островам Океании, где туземные водолазы ныряли на дно и доставляли ему жемчуг и жемчужные раковины. Однажды он получил огромную, редкую, дивного золотисто-голубого цвета жемчужину. Продав ее в Лондоне, Вороник целый год роскошно жил в Европе на вырученные деньги и, кроме того, купил шхуну, заплатив ее капитану и экипажу жалованье за год вперед. Оставшиеся деньги он тратил на женщин, вино и карты. К моменту прибытия Смолина Вороник деньги растратил и «у разбитого корыта торговал пузыречками с цветочными эссенциями».

Другой таитянин - Архангельский - был известен как завзятый большевик, который каждого новоприбывшего тотчас же начинал агитировать в коммунисты. В 1936 году он решил поехать в Советскую Россию и предложить там, чтобы советские рабочие могли приезжать в его поместье на Таити для лечения, как на курорт. Но ему не дали визу, и он был вынужден вернуться обратно на остров.

Островитянин Рабинович был известным парижским врачом, имел собственную клинику и зарабатывал большие деньги. Но в один прекрасный день он решил: так жить нельзя - ему нужны солнце, океан и пальмы. Он продал клинику, ликвидировал все свои дела и уехал на Таити, где купил громадное имение, за пределы которого никогда не выходил. По словам жены, Рабинович был счастлив, потому что мог целыми днями лежать в гамаке в своем саду и ничего не делать.

Смолин в гамаке валяться не мог, ему пришлось работать. Говорят, он служил главным бухгалтером в банке и пользовался уважением как прекрасный специалист. По другим рассказам, «в поисках возможности заработать на жизнь он решил, что большой потенциал заложен в страховании имущества, которое было неизвестно вне столицы Таити - Папеэте. Взяв в наем велосипед, он объехал буквально каждую деревню на острове и за несколько лет продал сотни полисов, а потом уже отдыхал в комфорте».

На Таити Смолин проживал в большом деревянном доме в пять комнат. При доме был большой сад из 15 видов деревьев (от кофейного до ананаса), птичий двор, гараж, конюшня, мастерская, сараи. В конце сада протекала река. Здесь экс-генерал занимался разведением кур, кроликов, коз и коров.

- Я поднялся по ступенькам и постучал в дверь веранды, - вспоминал один из посетителей жилища генерала. - Человек, который мне открыл, был похож на худощавый вариант Тараса Бульбы, с монголоидным лицом, отвислыми густыми усами и пронзительным взглядом зеленовато-серых глаз. Грубым голосом он пригласил меня внутрь, извиняясь, что встречает меня как холостяк, и предложил сесть. По-видимому, немногих русских он тогда встречал, и мы за несколько минут опустошили бутылку охлажденной водки с печеньем и свежими фруктами».

Ностальгия по настоящему

Первым советским судном, побывавшим на Таити, было научно-исследовательское судно из Владивостока «Витязь», на котором плавал океанолог Удинцев. Встречать его вышло все население Таити. Среди пришедших в порт выделялся высокий седой старик, к которому окружающие относились с уважением. Стариком этим был не кто иной, как Смолин.

Вот как описывает встречу с ним сам Удинцев: «Вместе с множеством местных жителей, французов и таитян он пришел на причал посмотреть на наше исследовательское судно, когда оно вошло в этот порт в августе 1961 г. Наша страна тогда была в ореоле славы первенства в освоении космического пространства — запуск первого спутника, полет первого космонавта Юрия Гагарина. Нас тогда всюду встречали с распростертыми объятиями. Статная фигура худощавого седого старика, не решавшегося подняться на борт судна вместе с толпой весело галдевших французов и таитян, привлекла мое внимание. Я подошел к нему и спросил, почему он не поднимется на борт «Витязя» - разве не интересно? «Знаете, конечно же, интересно, но как-то неловко, я ведь воевал против вас, когда служил в Белой армии адмирала Колчака», — отвечал он. Я все-таки уговорил его зайти на судно из патриотических побуждений и желания показать нашу страну в благоприятном свете, убедив, что распри далеких дней сгладились в человеческой памяти и не играют уже большой роли. Он поднялся на борт судна, и я, показав Смолину наши лаборатории и красиво отделанный салон кают-компании, задал обычный в те дни разрядки международных отношений вопрос: не тянет ли его вернуться на родину?

«Тянет, конечно, но слишком уж много тяжелых воспоминаний связано с гибелью адмирала Колчака и всей нашей армии, так что лучше не пробуждать их возвратом на ту, ставшую злой для нас землю, — говорил Смолин. — Правда, мне хотелось бы хоть на минутку побывать на могиле моей жены. Она была сестрой милосердия, умерла от сыпного тифа и похоронена в Николаевске-Уссурийском, теперь это Ворошилов-Уссурийский. Да, видно, уже не удастся…».

В записках одного из видных участников Белого движения есть упоминания о супруге Смолина: «Исключительную признательность и преклонение белых бойцов заслужили те немногие истинные героини, отдававшие свои силы на помощь страдавшим воинам. Добровольцы никогда не забывали своих сестер милосердия и особенно одну из них — Веру Ивановну Смолину, супругу полковника Смолина. Во время Великой войны Вера Ивановна работала на передовом перевязочном пункте и была тяжело ранена. После выздоровления она вновь вернулась на фронт и оставалась там до развала армии. В дни Гражданской войны Вера Смолина относилась с одинаковой заботой как к белым воинам, так и к раненым врагам, попавшим в плен. Это была женщина поистине золотого сердца. Все, кто знал ее в армии, даже недруги ее мужа, относились к ней с искренним уважением и любовью и потому были охвачены чувством неподдельной скорби, когда 5 октября 1922 года в Приморье она скончалась от дизентерии и тифа, заразившись этими недугами при уходе за больными воинами».

Сам Смолин скончался 90-летним в 1973 году и был похоронен в Папеэте среди могил других русских «таитянцев».

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB