Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Белогвардейцы - монархисты Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2352

СообщениеДобавлено: Вс Окт 03, 2010 6:38 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

В 1921 году в своем выступлении среди казаков-беженцев Петр Николаевич говорил:

Цитата:
«Им никогда не разрушить Россию. Пусть слышат наш голос: Россия встанет и так прихлопнет их, что от них ничего не останется. Она найдет своего Царя… Не федеративная, но единая, неделимая; не республика, но монархия; не с жидами, но без жидов будет Россия…. Здесь на земле они сгорят в Геенне Огненной народного гнева и знайте, что если наш народ терпелив и покорен, то он же невероятно жесток в гневе своем и он постоит за свою Россию».


В одном из писем 1940 года Краснов писал:
Цитата:
«…Казаки и казачьи войска как автономные самоуправляемые Атаманами и Кругом области могут быть лишь тогда, когда будет Россия. Значит, все наши помыслы, устремления и работа должны быть направлены к тому, чтобы на месте СССР — явилась Россия».


В октябре 1942 г. в оккупированном германскими войсками Новочеркасске прошел казачий сход, на котором был избран штаб Войска Донского. Создание казачьих частей возглавил бывший полковник царской армии С.В. Павлов, в советское время работавший инженером на одном из заводов Новочеркасска. Инициатива Павлова была поддержана Красновым:

Цитата:
«... Знаю одно, страшнее коммунистов вряд ли будет кто, так как эти не только физически, но, ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ, ДУХОВНО УНИЧТОЖАЮТ РОССИЮ. Сейчас немцы считают нас разделяющими стремление их разделить Россию, образовывая Дон, Кубань, Терек. Но это – утопия. И просто безсмысленно представлять наш Дон без общей Родины. МЫ, КАЗАКИ – РУССКИЕ ЛЮДИ, ГОРДИМСЯ ЭТИМ И ЖЕЛАЕМ КАК-ЛИБО ПОМОЧЬ ВОЗРОДИТЬСЯ НАШЕЙ РОДИНЕ. В данное время немцы нам верят и воспользуемся этим. Мое желание – освободить от коммунистов хотя бы уголок России и наладить былую русскую жизнь, что бы этот уголок светился как маяк, привлекая русский народ и внося надежду на освобождение. Но если они этого не поймут, Бог им судья».


В своей статье «Казачья „самостийность“» Краснов отмечал:
Цитата:
«…Не о самостоятельности и какой-то фантастической жизни вне России мыслят в крепких головах своих казаки, а о том, чтобы снова „явился в России Державный Венценосец, могущий умиротворить и внедрить правду и порядок на Святой Руси“…»



Внучатому племяннику П.Н. Краснова – Н. Краснову удалось вернуться в эмиграцию и рассказать о пережитом в книге "Незабываемое", в частности передать последнее напутствие Петра Николаевича из чекистских застенков:

Цитата:
«…Если выживешь, исполни мое завещание: опиши все, что будешь переживать, что увидишь, услышишь, с кем встретишься. Опиши, как было. Не украшай плохое. Не сгущай красок. Не ври! Пиши только правду. Даже если она будет колоть кому-то глаза. ГОРЬКАЯ ПРАВДА ВСЕГДА ДОРОЖЕ СЛАДКОЙ ЛЖИ. Достаточно было самовосхваления и самообмана, самоутешения, которыми все время болела наша эмиграция… Мы всегда переоценивали свои силы и недооценивали врага. Если было бы наоборот – не так бы теперь кончали жизнь. Шапками коммунистов не закидаешь…. Для борьбы с ними нужны другие средства, а не только слова, посыпанные пеплом наших глав… Что бы ни случилось, не смей ненавидеть Россию. Не она, не русский народ – виновники всеобщих страданий. Не в нем, не в народе лежит причина всех несчастий. Измена была. Крамола была. Недостаточно любили свою Родину те, кто первыми должны были ее любить и защищать… Россия была и будет… Можно уничтожить миллионы людей, но им на смену народятся новые. Народ не вымрет. Все переменится, когда придут сроки… Воскресение России будет совершаться постепенно. Не сразу. Такое громадное тело не может выздороветь сразу… А теперь давай прощаться, внук… Жаль мне, что нечем тебя благословить. Ни креста, ни иконки. Все забрали. Дай я тебя перекрещу во Имя Господня. До сохранит он тебя… Прощай, Колюнок!.. Не поминай лихом! Береги имя Краснова! Не давай его в обиду. Имя это небольшое, небогатое, но ко многому обязывающее… Прощай!»

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Иван Танов
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 30.08.2010
Сообщения: 637

СообщениеДобавлено: Вс Окт 03, 2010 9:28 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Масловъ писал(а):
В 1921 году в своем выступлении среди казаков-беженцев Петр Николаевич говорил...


Надо заметить, общественные выступления Петра Николаевича (да и не только его, так всегда бывает) заметно отличались от того, что он не то, чтобы скрывал, но говорил, рассчитывая не на толпу. Вот и Вы приводите его цитаты, чтобы опровергнуть его же самого. В любом случае, все эти цитаты не опровергают того, что я сказал. Разве что добавляют, что Краснов был антисемитом. Это да, он этого никогда не скрывал. И это было большой ошибкой. Краснов всегда подчёркивал, что ни казаки, ни он больше не хотят быть бесплатными военными рабами на царской службе, как это имело место во времена Романовых. Более того, этот решительный и храбрый человек говорил, что в 1918 г., он и заикнуться не мог о возвращении на Дону старых порядков, чего от него, как ни странно, требовал "республиканец" Деникин, имея в виду как раз "неделимость", против которой, якобы, выступал Краснов. Заикнуться не мог потому, что возвращения прежней системы Дома Романовых на Дону не желал никто. Краснов был политик. Моё твёрдое убеждение, что он говорил правду в приведённой мной цитате - он хотел иметь Дон самостоятельным. Если и в составе России, то только формально. А иначе как? Как можно сохранить казачество, если хотя бы торговать землёй на территориях казаков на общих с остальной Россией основаниях? Если допускать в управление только казаков? Если ограничивать права евреев? Если система управления не такая, как в остальной России? Это то, о чём говорил Краснов. А если этого не сделать, то политическая идея "неделимости", общих законов и т. д., не подкреплённая реальностью экономики, превращается в фикцию. Как назвать территорию, где на неких "особых правах" не действуют законы свободного рынка, и законы, общие для всей остальной страны? Это что "казачий заповедник"? В этом-то и трагедия казачества. Краснов был мечтателем, как и Гитлер. Только у Гитлера мечты были более реальными (хоть и они не сбылись), т. к. он мечтал о целой стране, а Краснов не мог мечтать о 100% независимости. Приходилось это как-то увязывать с жизнью в России, а это невозможно. Вспомним войну Севера и Юга, - там проблем и то было меньше, всё равно войной кончилось. Так что или "презрительное казачки" (Краснов) при русском монархе, образца Средневековья, или вообще никаких казачков, - только как почётное звание частного клуба разве что...
Что касается послания "внучатого племянника", то оно кажется более чем сомнительным не только мне, но и другим людям, в том числе и историкам. Дело в том, что из чекистских застенков выходят только те люди и те "послания", которые угодны самим чекистам. Не надо делать из чекистов идиотов со старым ружьём и дворняжкой, мирно дремлющих на солнышке. А заодно и тов. Сталин предстаёт в том же идиотском виде. Есть разница между подлецом и кретином, не всегда, но часто есть. И уж Сталин с его НКВД/МВД/ГБ - идиотом не был. Можно, конечно ещё рассказать байку о том, что Краснов даже сбежал, перекинув верёвку через тюремную стену, но, дойдя до границы, решил вернуться и ещё раз плюнуть в рожу "товарищам".
Итак, это "послание" - суть послание от тов. Сталина.

_________________
И сколько бы терний ни сыпали,
Мы будем тверды как гранит:
Мы помним, что там, у Галлиполи,
Наш памятник гордый стоит…

Владимир Христианович Даватц
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
ВЕТЕР
фельдфебель


Зарегистрирован: 23.09.2010
Сообщения: 475
Откуда: Почти Тюмень

СообщениеДобавлено: Вс Окт 03, 2010 10:07 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Ваш ответ ИТ собран из чего только можно.Абракадабра какая-то.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2352

СообщениеДобавлено: Вс Окт 03, 2010 11:20 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Иван Танов писал(а):
.
Что касается послания "внучатого племянника", то оно кажется более чем сомнительным не только мне, но и другим людям, в том числе и историкам. Дело в том, что из чекистских застенков выходят только те люди и те "послания", которые угодны самим чекистам. Не надо делать из чекистов идиотов со старым ружьём и дворняжкой, мирно дремлющих на солнышке. А заодно и тов. Сталин предстаёт в том же идиотском виде. Есть разница между подлецом и кретином, не всегда, но часто есть. И уж Сталин с его НКВД/МВД/ГБ - идиотом не был. Можно, конечно ещё рассказать байку о том, что Краснов даже сбежал, перекинув верёвку через тюремную стену, но, дойдя до границы, решил вернуться и ещё раз плюнуть в рожу "товарищам".
Итак, это "послание" - суть послание от тов. Сталина.


Сохранились воспоминания его внучатого племянника Николая Краснова о последнем свидании с дедом. Николай Краснов запомнил и потом воспроизвел разговор, который был своего рода завещанием.

В Лубянской тюрьме вскоре после своего заключения туда Краснов попросился в баню и просил, чтобы его внучатый племянник помог ему помыться. Там, в душевом отделении, и произошла встреча.

Из четверых Красновых, выданных англичанами, один выжил и был выпущен на свободу через десять с половиной лет сталинских лагерей уже после смерти Сталина. Именно слова этого Краснова я и приводил.
Далее он написал книгу в эмиграции под названием "Незабываемое" ( воспоминания о трагической участи выданных в СССР, о пребывании казаков в системе ГУЛАГа) http://www.krasnov-ataman.ru/krasnov_book_view.php?page=1&booki=2

Собственно все это можно найти в любой эмигрантской периодике и это не поддается сомнениям, да и эти послания и книгу никто в эмиграции просталинскими не называл. В остальном согласен с ВЕТРОМ- абракадабру комментировать не вижу смысла.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Иван Танов
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 30.08.2010
Сообщения: 637

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 1:16 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Масловъ писал(а):

Собственно все это можно найти в любой эмигрантской периодике и это не поддается сомнениям, да и эти послания и книгу никто в эмиграции просталинскими не называл. В остальном согласен с ВЕТРОМ- абракадабру комментировать не вижу смысла.


Если Вы согласны с ВЕТРОМ, то о чём говорить? ВЕТЕР - коммунист.
КГБ не перестало существовать вместе со Сталиным. Были люди, которые и 20 лет отсидели в ГУЛАГе и остались убеждёнными коммунистами.
Впрочем, подлинность этого послания лишь бросила бы тень на Краснова. Это какое-то расплывчатое завещание. Или урезанное. Неужели это всё, что Краснов хотел передать? Если это послание и верно, то оно только для самого племянника. Так оно и написано. Как очень адресное. Как предисловие к книге племянника оно подходит. Т. е. вот задание, а вот его разъяснение и исполнение, но зачем его было публиковать и представлять как соборное? Оно малопонятно для любого, кто не был личным другом Краснова. Почему оно такое короткое и приводится всегда с такой точностью, как телеграмма? Это ведь не стихотворение всё-таки...
Давайте посмотрим -

Цитата:
Если выживешь, исполни мое завещание: опиши все, что будешь переживать, что увидишь, услышишь, с кем встретишься. Опиши, как было. Не украшай плохое. Не сгущай красок. Не ври! Пиши только правду. Даже если она будет колоть кому-то глаза. ГОРЬКАЯ ПРАВДА ВСЕГДА ДОРОЖЕ СЛАДКОЙ ЛЖИ.


Первое предложение относится, видимо, к ГУЛАГу, а второе, видимо, к событиям войны. Иначе получается странность - "Если выживешь в ГУЛАГе, опиши, как тут ужасно, но не преукрашивай жизнь в ГУЛАГе".
Видимо это две разных рекомендации. Опиши жизнь в ГУЛАГе и опиши как мы действовали во время войны. Правда, непонятно в чём эта правда и подразумевается ли, что она будет колоть глаза тем, кто был на стороне Краснова или тем, кто был против него?

Цитата:
Достаточно было самовосхваления и самообмана, самоутешения, которыми все время болела наша эмиграция… Мы всегда переоценивали свои силы и недооценивали врага. Если было бы наоборот – не так бы теперь кончали жизнь. Шапками коммунистов не закидаешь…. Для борьбы с ними нужны другие средства, а не только слова, посыпанные пеплом наших глав…


Я читал не очень много эмигрантской литературы, но та, что читал, не позволяет мне думать, что, если речь идёт не просто обо всей эмиграции (там были и такие, кто вообще был на стороне СССР, о чём писал тот же Ильин), а о Белом сопротивлении, то совсем не похоже, чтобы эти закалённые войны, знавшие сущность советов лучше, чем многие политики Запада, пребывали в "самовосхвалении, самоутешении и обмане", нет у меня ощущения, что они недооценивали врага. Далее ещё более дикие слова, которые показали бы, что Краснов выжил из ума! - "шапками коммунистов не закидаешь. Для борьбы с ними нужны другие средства, а не только наши слова". Да неужели же смертельная битва держав Оси с СССР - была похоже на попытку закидать коммунистов шапками?! На полях сражения осталось лежать несколько десятков миллионов коммунистических солдат! Я думаю даже коммунисты, те, кто воевал за Сталина, возмутились бы, что феерическое сопротивление Германии и Финляндии - это всего лишь "шапкозакидательство"! Это, оказывается, не более, чем слова! Какие конкретно "другие средства нужны"? Все белые воины тоже сражались не на жизнь, а на смерть и в Гражданскую и в ВМВ. Не предательство ли, называть их борьбу "словесным самоутешением" и "шапкозакидательством"? Мол, не знали, дураки, что нужны "другие средства"!

Далее -

Цитата:
Что бы ни случилось, не смей ненавидеть Россию. Не она, не русский народ – виновники всеобщих страданий. Не в нем, не в народе лежит причина всех несчастий. Измена была. Крамола была. Недостаточно любили свою Родину те, кто первыми должны были ее любить и защищать… Россия была и будет… Можно уничтожить миллионы людей, но им на смену народятся новые. Народ не вымрет. Все переменится, когда придут сроки… Воскресение России будет совершаться постепенно. Не сразу. Такое громадное тело не может выздороветь сразу… А теперь давай прощаться, внук… Жаль мне, что нечем тебя благословить. Ни креста, ни иконки. Все забрали. Дай я тебя перекрещу во Имя Господня. До сохранит он тебя…


Везде, где я видел это туфтовое завещание, написано "во Имя Господня", "до сохранит он тебя". Не "во Имя Господня", а во "Имя Господне", и не "до сохранит он тебя", а "Да сохранит Он тебя". Орфографию не додумались подогнать под стиль образованного человека, а равно и забыли, что в русской христианской традиции, личные местоимения, относящиеся к Богу, пишутся с большой буквы. Очень может быть, что племянник когда-то написал правильно, и лишь потом кто-то грубо ошибся. Очень хорошо. Но почему же НИКТО, - а я видел этот текст на разных сайтах, НЕ ИСПРАВИЛ? Может ли речь идти о культурных, образованных и тем более верующих людях, которые спокойно проглатывают такое? Ясно, что ни культурными, ни верующими людьми они не являются, а лишь используют мнимое "завещание" Краснова для своих политических целей.
Почему Краснов пишет "не смей ненавидеть Россию?" Он обращается к родному человеку, к соратнику, который за Россию, как и он положил жизнь, - почему же он вдруг должен ненавидеть Россию? Если только под Россией Краснов не имел в виду СССР. Но это нелепо. Нелепо для Краснова. Но не для коммунистов. Если предположить, что это текст от коммунистов, то получится следующее - "Не заморачивайтесь вы со своей белой борьбой, - всё равно это были одни слова. Россия даже коммунистическая остаётся Россией. А вы ей только палки в колёса вставляете. Ну хорошо. Не нравятся вам коммунисты, но помешать-то нам вы всё равно не можете! Тута нужны таинственные "другие средства". Так что уж вы утештесь тем, что рано или поздно мы, коммунисты, уйдём куда-нибудь и когда-нибудь Россия да выздоровеет на ваш манер. Правда когда-нибудь и рак на горе свистит, но больше вам утешится нечем. А люди что? Люди это навоз - сегодня нет, а завтра - воз. Глядишь, новые миллионы уже не такие коммунисты уродятся, вам на радость". "Жаль только жить в это время прекрасное уж не придётся ни мне, ни тебе"... (Некрасов)

_________________
И сколько бы терний ни сыпали,
Мы будем тверды как гранит:
Мы помним, что там, у Галлиполи,
Наш памятник гордый стоит…

Владимир Христианович Даватц
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
ВЕТЕР
фельдфебель


Зарегистрирован: 23.09.2010
Сообщения: 475
Откуда: Почти Тюмень

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 6:40 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Цитата:
Если Вы согласны с ВЕТРОМ, то о чём говорить? ВЕТЕР - коммунист.
))) Very Happy

Ну если ВЕТЕР коммунист,то лично для Ивана Танова коммунистический анекдот:

Петька:-Я в разведку пошел.
Чапаев:-Через минное поле иди осторожно. Там волки. [/quote]
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Иван Танов
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 30.08.2010
Сообщения: 637

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 9:40 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Image


Привожу по теме высказывания Петра Николаевича Краснова, отражающие его личные взгляды на соотношение сторон Дон - Россия, на монархию, и указывающие на общее положение и отношение к монархии и др. политическим силам народа во время Гражданской войны.



Простые казаки и крестьяне не желали реставрации, потому что с понятием о монархии первые связывали поголовную принудительную воинскую повинность, обязанность снаряжаться на свой счет и содержать верховых лошадей, не нужных в хозяйстве, казачьи офицеры связывали с этим представление о разорительной "льготе", плохие стоянки и бесправное положение. Крестьяне думали о возвращении помещиков и о наказании за те разорения, которые они сделали в помещичьих усадьбах, в остальном им было все равно, республика или монархия, потому что по существу немногие понимали разницу. Казакам, кроме того, нравился их новый самостоятельный строй, их тешило, что они сами теперь обсуждают такие серьезные вопросы, как вопросы о земле и земельных недрах.

Русский гимн напомнил всем собравшимся времена великой славы русской, времена побед, а не поражений, времена благородного самопожертвования, а не подлой измены. Но если бы спросили казаков, хотят ли они вполне вернуться к старому, БОЛЕЕ ПОЛОВИНЫ решительно ответили бы: нет!
Русский гимн был для них русским, но не царским гимном. Играли же и признавали они донским гимном "Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон", но когда пели его, то пели с новыми словами, где исключалась и преданность монарху и готовность отдать свои жизни за царя, за славу и победу.

Тогда дети — ученики средней школы и большинство студентов были монархистами. Монархия преследовалась, государь был зверски убит, быть монархистом было опасно, а детские и юношеские сердца жаждут геройства, подвига, им нравится таинственное обожание, стремление к поруганному, ставшему для них святыней...

Союзники видели прочное, живущее полною жизнью государственное образование, где правил народ через свой Круг и где был атаман, и по некоторым чисто внешним признакам они полагали, что весь Дон политически — монархист...

Генерал Деникин борьбе с большевиками придавал классовый, а не народный характер, и при таких условиях если его не подопрут извне иностранцы, должен был потерпеть крушение. Боролись добровольцы и офицеры, то есть господа, буржуи против крестьян и рабочих, пролетариата , и, конечно, за крестьянами стоял народ, стояла сила, за офицерами только доблесть. И сила должна была сломить доблесть.

Генерал Деникин угнетал проявление кубанской самостоятельности, он не считался с Радой. Такого же отношения надо было ожидать и к Дону — это охладило бы казаков и могло бы окончиться катастрофой.

Генерал Деникин не имел ничего на своем знамени, кроме единой и неделимой России. Такое знамя мало говорило сердцу украинцев и грузин, разжигало понапрасну страсти, а силы усмирить эти страсти не было. Деникин боялся сказать, что он монархист, и боялся пойти открыто с республиканцами, и монархисты считали его республиканцем, а республиканцы — монархистом.
Иди Деникин за царя — он нашел бы некоторую часть крестьянства, которая пошла бы с ним, иди он за народ, за землю и волю — и за ним пошли бы массы, но он не шел ни за то, ни за другое.

Атаман считал, что с окраинами, в том числе и Украиною, воевать нельзя и не стоит: с ними должно столковаться, признавши их права на свободное существование.

Еще недавно атаман сговаривался с гетманом Скоропадским и завязывал сношения с Польшей и Грузией — он искал друзей.

— Передайте генералу Пулю, — сказал ему атаман, — что я являюсь выборным главою свободного пятимиллионного народа, который для себя ни в чем не нуждается. Слышите: ни в чем! Ему не нужны ни ваши пушки, ни ружья, ни амуниция — он имеет все свое, и он убрал от себя большевиков. Завтра он заключит мир с большевиками и будет жить отлично... Но нам нужно спасти Россию, и вот для этого-то нам необходима помощь союзников, и они обязаны ее оказать. С генералом Пулем будет разговаривать суверенный глава сильного и могучего народа, и он требует к себе известного уважения.

Что такое было Всевеликое войско Донское для офицера Добровольческой армии? Донская область, Донская губерния — и больше ничего. Казаки — четвертые полки кавалерийских дивизий, штабная конница, прикрытие обозов и конвои — словом, презрительно-ласковое — казачки.

Генерал Деникин хотел, чтобы Войско Донское было Донскою областью с некоторой автономией, он не соглашался признать Донской армии, но желал иметь донские полки там, где они понадобятся; он решительно шел к тому старому режиму , о котором при обстоятельствах теперешнего момента атаман не мог и заикнуться. И Деникин стал во враждебные отношения к атаману, считая его главным виновником шовинистической политики Дона.

Казаки и крестьяне отпали от Добровольческой армии, и Добровольческая армия погибла. Говорят об измене казаков Деникину, но нужно посмотреть, кто изменил раньше: казаки — Деникину или Деникин — казакам. Если бы Деникин не изменил казакам, не оскорбил бы жестоко их молодого национального чувства, они не покинули бы его. И прав был атаман, когда в числе своих врагов ставил и генерала Деникина. Генерал, быть может, сам того не понимая, работая на разрушение Донского войска, рубил сук, на котором сидел...

Весь простонародный, хлеборобный Дон и большая часть интеллигенции держались германской ориентации

Казаки определенно заявляли, что воевать с немцами они не будут.

Всевеликое войско Донское и прочие государства Доно-Кавказского союза не забудут дружеской услуги германского народа, с которым казаки бились плечом к плечу еще во время Тридцатилетней войны, когда донские полки находились в рядах армии Валленштейна, а в 1807-м и в 1813 годах донские казаки со своим атаманом графом Платовым боролись за свободу Германии. И теперь почти за 31/2 года кровавой войны на полях Пруссии, Галиции, Буковины и Польши казаки и германцы взаимно научились уважать храбрость и стойкость своих войск и ныне, протянув друг другу руки, как два благородных бойца, борются вместе за свободу родного Дона.

Тесный договор сулит взаимные выгоды, и дружба, спаянная кровью, пролитой на общих полях сражений воинственными народами германцев и казаков, станет могучей силой для борьбы со всеми нашими врагами.

Верность союзникам погубила императора Николая II, она же погубила и Деникина с его Добровольческой армией.

Казаки отстаивали свои казачьи права от русских. Атаман, являясь ставленником казаков, не мог с этим не считаться.

Казачий Круг! — говорит он Кругу 16 августа. — И пусть казачьим он и останется. Руки прочь от нашего казачьего дела. Дон для донцов!
Мы завоевали эту землю и утучнили ее кровью своей, и мы, только мы одни хозяева этой земли.

Встал какой-то казак с фронта, окуренный порохом, с ухватками оратора солдатского митинга, и воскликнул:

— Господа, когда мы там, на фронте, идем с нашим флагом — неприятель бежит. Мы полюбили этот победный флаг. Надоть оставить его. В нем победа!..

Гром аплодисментов был ответом на эту короткую речь, и «самостийный» флаг остался развеваться над атаманским дворцом к великому негодованию Деникина.

Атаман знал, что все казаки на Москву ни за что не пойдут, а эти 30 тысяч, а за ними столько же охотников наверное пойдут. Атаман чувствовал, что у него нет силы заставить пойти, и потому делал все возможное, чтобы пошли сами. Деникин решил заставить пойти...

Серая часть Круга, громадное большинство, стояло на принципе «без аннексий», «при свободном самоопределении народов», и самоопределилось в пределах земли Войска Донского, не желая переходить его границы.

Что такое были границы Войска? Границы губернии, межи, часто идущие прямо по степи без всякого признака границы. И только потому, что эта нива принадлежит казаку, а другая рядом крестьянину Саратовской или Тамбовской губернии, можно было узнать, что это граница. Но для казаков это было все. И дальше идти они не желали.

Атамана выбрала серая часть Круга. Она ему верила, и она вверила ему свои судьбы. И эта серая часть Круга определенно говорила: «Что нам Россия? От нее нам были всегда одни лишь неприятности да обиды». Россия и «царский режим» отождествлялись. А царский режим — это тяжелая повинность, казаки на задворках русской конницы, презрительно-ласковое «казачки» и оскорбительное «нагаечники», «палачи», «опричники»!

— Вы посмотрите, какое Войско Донское маленькое, — говорили атаману серые донцы, — может ли оно одно идти спасать Россию? Да и с какой стати! Коли она сама спасаться не хочет. Пусть поднимается, как мы, и идет спасать себя. А на что добровольцы? Засели на Кубани, по Кисловодскам шатаются, а настоящей войны не хотят! Мы хотим мира — и айда по домам. Ведите переговоры с советскими, чтобы, значит, нас не трогали, и мы их не тронем!

И, несмотря на всю свою силу почти самодержца, атаман чувствовал себя бессильным. Перейти границы Войска Донского — это значило из народной войны сделать войну гражданскую, завоевательную в лучшем случае, идти ради добычи, ради грабежа.

Это была мертвая буква. За границу шли неохотно.

— Пойдем, если и русские пойдут, — говорили казаки.

С Радой Деникин не считался, с Кругом и донским атаманом пришлось бы считаться. Генерал Деникин в это время уже не был ни солдатом, ни горячим патриотом — он был политиком.

Пока на Украине был порядок, пока была дружба и союз с гетманом, атаман мог быть спокоен за свой левый фланг. На гетмана Скоропадского атаман мог положиться. Гетман был старым товарищем, почти другом атамана по службе в 1-й гвардейской кавалерийской дивизии, и, пока П. П. Скоропадский находился на Украине, атаман мог быть спокоен за свой тыл и фланг. Мало того, с Украиной начинался правильный товарообмен.
Общественные деятели левого толка, подобные Петлюре, поднимали голову и говорили против гетмана, и если все это еще не выступало открыто, то только потому, что молчаливо стояли повсюду часовые в германских касках и грозное «Halt!» заставляло поджимать хвосты даже самых смелых политических шавок.

— Вы, конечно, понимаете, — говорил мне гетман, — что я, флигель-адъютант и генерал свиты Его Величества, не могу быть щирым украинцем и говорить о свободной Украине, но в то же время именно я, благодаря своей близости к государю, должен сказать, что он сам погубил дело империи и сам виноват в своем падении. Не может быть теперь и речи о возвращении к империи и восстановлении императорской власти. Здесь, на Украине, мне пришлось выбирать — или самостийность, или большевизм, и я выбрал самостийность. И право, в этой самостийности ничего худого нет. Предоставьте народу жить так, как он хочет. Я не понимаю Деникина. Давить, давить все — это невозможно... Какую надо иметь силу для этого? Этой силы никто не имеет теперь. Да и хорошо ли это? Не надо этого! Дайте самим развиваться, и, ей-Богу, сам народ устроит это все не хуже нас с вами...

Я воюю с 4 красноармейскими армиями, руководимыми генералами русского генерального штаба.

Но протянутые гетманом и атаманом руки остались не принятыми. Всё не нравилось Деникину. Во-первых, предложение о съезде исходило не от него, а от гетмана, а во-вторых, согласиться на разговоры с гетманом, Грузией и Крымом значило признать их самостоятельность. От кого? Этим вопросом Деникин и его правительство не задавались. От Добровольческой армии, конечно, которая олицетворяла всю Россию и являлась ее эмблемой.

Итак, в задачах Добровольческой армии и в тех задачах, которые ставили себе Украина и Дон и к которым они хотели привлечь Добровольческую армию, Грузию, Крым, Кубань и народы Северного Кавказа, было существенное расхождение. Гетман и атаман первою задачею ставили борьбу с большевиками и уничтожение большевизма в России и только по завершении этой задачи они склонялись решать вопрос о будущем России. Добровольческая армия ставила если не первой своей задачей, то, по крайней мере, задачей одновременной с борьбой с большевиками «объединение осколков бывшей России в Единую, Неделимую Россию » — иными словами, уничтожение самостоятельной Украины, самостоятельной Грузии, посягательства на полную автономию Крыма, Дона и Кубани. Если Скоропадский и Краснов, как русские люди, не менее русские, нежели Деникин, могли пойти на это, то гетман и атаман идти на это, не предавая избравший их народ, не могли.

Донские казаки должны были умирать за свободу Родины. Но мог ли требовать этого атаман, когда рядом воронежские, харьковские, саратовские и т. д. крестьяне не только не воевали с большевиками, не освобождали этой Родины от них, но шли против казаков. Атаман стоял перед фактами суровой действительности. Казаки отказывались выходить за пределы Войска Донского. В полках были митинги протеста.
«Расстреливать виновных», — говорили Деникин и Лукомский. Но кто же будет расстреливать, когда все Войско солидарно с протестующими? Почему же Деникин и Лукомский не мобилизовали население Ставропольской губернии и Кубанского войска и не создали свою русскую армию, которая пошла бы вместе с казаками? Почему же они держались принципа добровольчества? Да потому, что, когда мобилизовали, то мобилизованные передавались красным и уводили с собою офицеров. То, что было невозможно для Деникина, Лукомский считал возможным для донского атамана.

Союз «Наша Родина» был чисто монархической организацией. Во главе его стоял опытный и ловкий общественный деятель господин Акацатов. И он, и члены союза хотели, чтобы армия вела Россию к старому порядку и восстановлению монархии хотя бы насильственным путем. Еще армия не существовала и только между крупными земельными собственниками и монархическими организациями собирались на нее деньги, как уже около нее сплеталась политическая интрига, и каждый старался использовать ее для политических целей.

Монархист граф Келлер писал атаману - "Положение нашего отечества в настоящую минуту, когда союзники каждый день могут высадиться у нас на юге, настолько серьезно, что, мне казалось бы, времени терять нельзя, так как высадившиеся англо-французы могут ложно учесть положение в России; видя, что есть фронт Учредительного собрания, существует Добровольческая армия с программою далеко не монархическою и т. п., но не видя реальной силы, открыто стремящейся к объединению России и монархии, они могут вообразить, что в нашем отечестве все только мечтают о республике.
Казалось бы, настала минута, когда необходимо спешить из всех сил, дабы сорганизовать из Астраханской и Южной армий одну сильную монархическую армию, которая, поддержанная Доном и всем казачеством, а также торгово-промышленниками и народом в Малороссии, представилась бы союзникам реальной силой, не признающей другой идеи, кроме Единой, Неделимой России с законным государем на престоле..."

Такие планы монархистов совершенно не соответствовали политической обстановке на Дону. Атаман всегда считал, что армия должна быть вне политики: лучшая та армия, которая слепо и не рассуждая повинуется своему вождю, но если невозможно создать такую армию, то армия должна быть национальной и стремиться только к освобождению России от большевиков, предоставив вопросы будущего вырешить истории, вождям, народу через Учредительное собрание, «Земский собор», словом, кому угодно, но не солдатам и офицерам.

В Киеве союз «Наша Родина» готовил армию определенно монархическую. Ею руководили герцог Лейхтенбергский, генерал Шильдбах (Литовцев) и генерал Семенов. Последний фактически являлся начальником уже собранной группы офицеров, солдат и юнкеров. Генерал Семенов, гвардейский офицер, любитель покутить, человек недалекий, сделался центром, к которому стремились те офицеры и та молодежь, которая не хотела ехать к Деникину, опасаясь попасть в бой. Южная армия только формировалась, когда она попадет на фронт, было неизвестно, и к ней выгодно было приписаться героям тыла, любителям воевать на Крещатике и на Подоле. Офицеры понадевали на себя погоны, нашили на рукава полоски бело-желто-черного цвета — «романовских» цветов и двуглавые орлы, распевали по кафе «Боже, царя храни» и очень мало думали о спасении родины.
Вся эта публика наполнила Кантемировку шумом и скандалами. Семенов начал водворять по уездам Воронежской губернии, только что очищенным казаками, земскую полицию старого режима со всеми ее недостатками — взятками и лихоимством.
В боевом отношении армия эта не многого стоила. В политическом — она повредила атаману и создала для врагов его благодарную почву для обвинения атамана в стремлении вернуть все «к старому режиму» и способствовала разложению северных округов.
Атаман повыгнал больше половины офицеров и порвал сношения с союзом «Наша Родина».

Сорокин, Антонов и Ворошилов являлись остатками прежних выборных главнокомандующих красных, все остальные высшие начальствующие лица были генералами императорской российской армии, отлично разбиравшимися в обстановке.

«Всевеликое войско Донское, существующее как самостоятельное государство с 1570 года и входящее в состав Российского государства, как нераздельная его часть с 1645 года, во все времена и годы было верным сыном державы Российской и таковым оставалось и после революции, стремясь вместе с Временным правительством довести страну до Учредительного собрания, на котором предполагалось установить образ государственного устройства и дальнейшие свои отношения к Российскому государству.
Большой Донской Круг и выбранный им Атаман Каледин не могли признать власть народных комиссаров за истинную и правомочную власть и отшатнулись от Советской России, ставшей игрушкой в руках безумцев большевиков и авантюристов и, провозгласивши себя самостоятельной Донской демократической республикой, вступили на путь борьбы с Советской властью.

Впредь, до образования в той или иной форме Единой России, Войско Донское составляет самостоятельную демократическую республику, мною возглавляемую.

Донская республика, как часть целого, входит в состав «Юго-Восточного союза» — из населения территорий Донского, Кубанского, Терского и Астраханского казачьих войск, горских народов Северного Кавказа и Черноморского побережья, вольных народов степей юго-востока России, Ставропольской губернии, Черноморской губернии и части Царицынского уезда Саратовской губернии и обязуется поддерживать интересы этих государств и их законных правительств.

Донское войско предлагает всем государствам признать его права, впредь до образования в той или иной форме Единой России, на самостоятельное существование, и государствам, заинтересованным в торговых или иных отношениях, прислать в Войско, в его столицу Новочеркасск, своих полномочных представителей или консулов.

В свою очередь, Донское войско пошлет в эти государства свои Зимовые станицы, то есть посольства, для установления дружеских отношений.

Атаман настаивал на полной самостоятельности Донского войска до тех пор, пока не явится настоящее российское правительство, будь то император или президент, или соберется полномочное Учредительное собрание, и атаман не признавал генерала Деникина ни за диктатора, ни за полноправного главнокомандующего, но смотрел на него только как на командующего союзной армией.

Добровольческая армия говорит, что Донское войско есть полубольшевистская страна, раздираемая анархией и находящаяся в полувассальном отношении к Германской империи.

Донской атаман определенно отмежевался от политики и искал только работников. Его кабинет управляющих отделами был совершенно пестрый. В нем были кадеты, были монархисты, управляющим отделом народного просвещения был левый социалист-революционер, почти большевик. Атаман одинаково разрешал собрания эсеров, кадетов и монархистов и одинаково их прикрывал, как только они выходили за рамки болтовни и пытались вмешаться во внутренние дела Войска. На Дону одновременно с эсеровской газетой «Приазовский край» выходил монархический «Часовой». На Дону разрешалось работать, но воспрещалось мешать работе других.

Заслуги кубанцев в боях и на походе затирались Деникиным. В донесениях о них умалчивали или ставили на втором месте. Природные кубанские казаки, за исключением Шкуро, Улагая и Павличенко, не занимали видных мест. В штабе Деникина кубанцев не было, а генералы русской службы Май-Маевский, барон Врангель, Эрдели, Покровский выдвигались на видные места. Это злило кубанцев.
К Дону отношение было сдержанное. На него тоже смотрели, как на неблагодарного сына и стремились прибрать к рукам.

Способ требования через него запасов от Украины, нежелание Добровольческой армии сноситься непосредственно с гетманом, ее брезгливость к гетману и немцам и вследствие этого выставление атамана каким-то посредником, наконец, та властная, обособленная политика, которую вел Деникин, все это огорчало и возмущало атамана.

Согласитесь, что даже немцы с нами не торговались и предметы добычи отдавали или даром, или по пониженной цене. Все это так некрасиво рисует вождей Добровольческой армии.

А присутствие в ней Семилетова и Сидорина? Что это, вызов Дону? Подготовка новой междоусобной войны?

Майор Кокенхаузен весьма секретно сообщил, что в ближайшие дни германские войска, стоящие на Украине, начнут военные действия и перейдут в наступление против советских войск...

Тогда — и это по тогдашнему настроению и состоянию Красной армии, совершенно не желавшей драться с немцами, несомненно, так и было бы — тогда немецкие полки освободителями вошли бы в Москву. Тогда немецкий император явился бы в роли Александра Благословенного в Москву и вся измученная интеллигенция обратила бы свои сердца к своему недавнему противнику. Весь русский народ, с которого были бы сняты цепи коммунистического рабства, обратился бы к Германии, и в будущем явился бы тесный союз между Россией и Германией. Это была бы такая громадная политическая победа Германии над Англией, перед которой ничтожной оказался бы прорыв линии Гинденбурга на Западном фронте и занятие Эльзаса. И державы Согласия приняли все меры, чтобы не допустить этого...
Немцы пользовались симпатиями и нравились простым казакам, как серьезный, трудолюбивый народ, на француза простые люди смотрели с некоторым презрением, на англичанина — с недоверием. Крепко сидело в простом русском народе убеждение, что в решительные минуты успехов русских всегда «англичанка гадит».

Одни видели «Земский собор» и выборы царя, другие — Учредительное собрание и президента — это было неоспоримо.

Вся Россия шла на Дон. И страшно становилось казакам. Как же будут они одни против всей России?

Фронт остался без резерва. Сзади никого нет, а когда сзади никого нет, жутко становится на фронте.
Если бы союзники пришли помогать, разве было бы так? Невольно напрашивалось сравнение с немцами. Как быстро подавались части корпуса генерала фон Кнерцера в апреле и мае. Не успели оглянуться, как уже низкие серые каски торчат перед носом оторопелого «товарища» и слышны грозные окрики: «halt»{44} и «ausgeschlossen»{45}. А ведь это были враги! Если враги так торопились помогать атаману, как же должны были спешить друзья?! Сегодня были разведчики — офицеры — это понятно каждому казаку, что без разведки нельзя, ну а завтра или дня через три должны показаться и авангарды и главные силы, а вместо того атаман объявил новую мобилизацию и прямо говорит, что столица Войска Донского в опасности.
Тут и пропаганды не нужно было — дело было ясное: обман.

Страшный кровавый туман замутил мозги темного народа, и только вы, от которых брызжет счастьем величайшей победы, можете рассеять этот туман.
Вы не послушались тогда меня, старика, искушенного в борьбе с большевиками и знающего, что такое яд их ужасной пропаганды. Медленно и осторожно, с большими разговорами и совещаниями приближаетесь вы к этому гаду, на которого надо смело броситься и раздавить его.
Несите нам свободу, пока не поздно. Несите теперь, пока еще есть живые люди в Русской земле...

Нас побеждает не сила оружия противника, но сила его злостной пропаганды.

Если командование Добровольческой армии желает непременно устранить меня с моего тяжелого поста, не проще ли и не честнее ли прямо мне сказать, чтобы я ушел, нежели валить меня путем пропаганды, потому что этим путем Вы и меня свалите, но и Дон не устоит. Выгодно ли это для России да и для Добровольческой армии?
Вести одновременно жестокую войну и вместе с тем бороться против могущественной пропаганды, направленной против меня русским правительством я не могу.

Атаман надеялся, что Деникин поймет, что обстановка складывается слишком грозно, что неприбытие своевременно помощи может отдать все Войско в руки врага и завоевывать его снова придется большою кровью. Но Деникин этого не боялся. Это входило в его планы. В его стремлении создать «единую, неделимую Россию» ему стояли поперек дороги автономии Украины, Дона и Кубани. Кубань была освобождена от большевиков при помощи Добровольческой армии и под личным начальством генерала Деникина и потому должна была быть покорна ему, но Дон освободился сам, и Украину освободили немцы, и потому в планы генерала Деникина входило показать донцам, что без него и Добровольческой армии они погибнут, сбить спесь с Молодой Донской армии и гордого своими победами маленького донского Наполеона генерала Денисова. Атаману говорили об этом, но он отказывался верить этому, слишком чудовищным ему казалось играть кровью людской в столь ужасные дни.

В речи, короткой и сказанной в очень сильных выражениях, атаман указал Кругу, что Круг берет на себя перед Войском всю ответственность за такое решение. «Вы становитесь на (гибельный) путь России. Сначала великий князь Николай Николаевич, потом Брусилов, потом Гучков, затем Керенский и главковерх Крыленко.

"Пойдем мы туда (спасать Россию) не для того, чтобы вернуться к старым порядкам, не для защиты сословных и классовых интересов, а чтобы создать новую светлую жизнь всем: и правым, и левым, и казаку, и крестьянину, и рабочему" (Деникин)

Донской атаман заклинал казаков беречь будущее Войска, детей и молодежь, дать им спокойно окончить учебные заведения и не пакостить молодые души участием в Гражданской войне.
Завет атамана не был услышан. Еще не покинул атаман пределов, занятых Добровольческой армией, как узнал, что новый командующий Донской армией генерал Сидорин назначил генерала Семилетова командующим партизанскими отрядами всего Войска и поручил ему набор студентов, кадет и гимназистов в боевые дружины. Чья-то злобная рука под корень уничтожала надежды донских казаков — казачьих детей.

Таково было Войско Донское, одинокое в своей великой борьбе, но сильное своим глубоким патриотизмом и национальным чувством.

_________________
И сколько бы терний ни сыпали,
Мы будем тверды как гранит:
Мы помним, что там, у Галлиполи,
Наш памятник гордый стоит…

Владимир Христианович Даватц
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
ВЕТЕР
фельдфебель


Зарегистрирован: 23.09.2010
Сообщения: 475
Откуда: Почти Тюмень

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 7:10 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Цитата:
Привожу по теме высказывания Петра Николаевича Краснова, отражающие его личные взгляды на соотношение сторон Дон - Россия, на монархию, и указывающие на общее положение и отношение к монархии и др. политическим силам народа во время Гражданской войны


Ну и нуууууу..........Ну и сборник высказываний..... все перемешано..... Это такой способ,что если делать исскуственно выборку из фраз к примеру того же Ленина,то можно и его можно будет считать главным борцом против революции....Абсолютно некорректная подборка расчитанная на идиотов.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Иван Танов
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 30.08.2010
Сообщения: 637

СообщениеДобавлено: Вт Окт 05, 2010 4:40 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

ВЕТЕР писал(а):
Абсолютно некорректная подборка расчитанная на идиотов.


На самом деле тов. ВЕТЕР ошибается. Я рассчитывал на умных людей, а не на него...

_________________
И сколько бы терний ни сыпали,
Мы будем тверды как гранит:
Мы помним, что там, у Галлиполи,
Наш памятник гордый стоит…

Владимир Христианович Даватц
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Иван Танов
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 30.08.2010
Сообщения: 637

СообщениеДобавлено: Вт Окт 05, 2010 4:46 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

ВЕТЕР писал(а):

Если делать исскуственно выборку из фраз к примеру того же Ленина,то можно и его можно будет считать главным борцом против революции....


Любопытно было бы взглянуть на такую выборку из Ленина. Очень любопытно.

_________________
И сколько бы терний ни сыпали,
Мы будем тверды как гранит:
Мы помним, что там, у Галлиполи,
Наш памятник гордый стоит…

Владимир Христианович Даватц
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5853
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 07, 2010 1:31 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Воспоминания штабс-капитана В.М. МОЛЧАНОВА о русской армии накануне мировой войны

Что касается политических убеждений офицерства, то Молчанов определял их следующим образом: «Мы были против всяческих социалистических влияний, за Государя Императора. Как было прежде: «За Веру, Царя и Отечество» + учиться. Мы жалели царя, что он окружен недостойными людьми. Многие не обвиняли его в поражении в войне с Японией. Обвинили военное министерство, которое должно было сделать все, чтобы подготовиться к войне и выиграть ее». Белогвардейский генерал В.М. Молчанов в революцию 1917 г. и в гражданскую войну декларировал свои политические взгляды как правые, монархические.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5853
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 18, 2010 10:08 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Монархист и генерал В.М.Молчанов (1886, Чистополь, Казанской губернии — 1975, Сан-Франциско, США) командовал у А.В.Колчака Ижевской дивизией, потом руководил войсками Приамурского Временного правительства -- Повстанческой Белой армией. Начав осенью 1921 наступление, нанёс ряд значительных поражений Дальневосточной армии большевиков, занял почти всё Приамурье и Приморье. В августе 1922 белый правитель Приморья генерал М.К.Дитерихс назначил Молчанова командующим Поволжской группой войск, самой крупной в Земской рати -- последнем оплоте белых в России на Первой гражданской войне 1917 -- 1922 годов.
В.М.Молчанов: "Я считал генерала Корнилова предателем, несмотря на то что до войны я провел с ним вместе много времени на маневрах в Сибири. Я считаю, что он был предателем, потому что он стоял в Петрограде под красным знаменем и говорил зажигательные речи. И еще того хуже: он пришел к Государю Императору после Отречения и сказал: “Полковник Романов, считайте себя арестованным”. Не могли они найти какого-нибудь другого прохвоста, чтобы он сказал это Государю Императору?"

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5853
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 21, 2010 4:13 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Цитата из ЖЖ историка В.Г. Хандорина:

Вопрос о том, следовало или нет Белому движению открыто выступить под монархическими лозунгами, до сих пор остается дискуссионным. В сводках колчаковской военной разведки можно встретить следующее: "Народ различает только два образца правления: старый режим и свободу, то есть советское правление. Поэтому антибольшевистское настроение совпадает у него с монархическим... Он убежден в том, что армия адмирала Колчака сражается за восстановление монархии". Та же сводка отмечает и смену настроений интеллигенции: "Прежние сторонники Михайловского и Чернышевского стали теперь последователями Достоевского и Владимира Соловьева. Прежние космополиты стали националистами, атеисты стали православными, антимилитаристы – милитаристами"[1].


[1] Донесение агента Аничкова в разведотдел Западной армии, июнь 1919 г. // ГА РФ. Ф. р-176 (Совет министров Российского правительства А.В. Колчака). Оп. 3. Д. 38. Ч. 1. Лл. 11об-12.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
ВЕТЕР
фельдфебель


Зарегистрирован: 23.09.2010
Сообщения: 475
Откуда: Почти Тюмень

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 21, 2010 4:25 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Андрей 57 писал(а):
Вопрос о том, следовало или нет Белому движению открыто выступить под монархическими лозунгами, до сих пор остается дискуссионным


Одна из самых больших ошибок Белого Движения. Даже Троцкий признал,что если бы Белые выдвинули ЛЮБОГО царя,то мы (они в смысле) проиграли.
Примерно так. Где-то читал такое.
Россия монархическая страна,хотим мы признать это или не хотим. И народ не Съезд народных депутатов или Думу (в настоящее время) считает руководством, а Генсека или Президента... Привычка-с......
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5853
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 21, 2010 4:48 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

ВЕТЕР писал(а):
Андрей 57 писал(а):
Вопрос о том, следовало или нет Белому движению открыто выступить под монархическими лозунгами, до сих пор остается дискуссионным


Одна из самых больших ошибок Белого Движения. Даже Троцкий признал,что если бы Белые выдвинули ЛЮБОГО царя,то мы (они в смысле) проиграли.
Примерно так. Где-то читал такое.
.


Иван Солоневич в "Народной монархии" комментирует это так:

РАСПЛАТА

Вся та политическая конструкция, которая возведена была в
России в результате петровских реформ, была нерусской
конструкцией и никак не устраивала русский народ. Советская
революция есть логическое завершение или логический результат
именно этой конструкции - результат полной оторванности
"верхов" от "низов", "интеллигенции" от "народа", "разума" от
"инстинкта" - или, если хотите, - "теорий" от "интересов". Мы,
эмиграция, являемся и виновником, и результатом, и жертвой этой
конструкции. Оторванными от народа __ или, если хотите, - от
его элементарнейших интересов, в его, этого народа, понимании
этих интересов, - оказались и красная и белая сторона нашей
гражданской войны. Как бы мы ни оценивали и фронтовой героизм
Белых армий и беспримерную дезорганизацию их тылов, - но
совершенно ясно одно: общего языка с народом ни одно из белых
формирований не нашло. И никому не пришла в голову самая простая
мысль: опереться на семейные, хозяйственные и национальные
инстинкты этого народа, и в их политической проекции _ на Царя-
Батюшку, на Державного Хозяина Земли Русской, на незыблемость
русской национальной традиции и не оставить от большевиков ни
пуха, ни пера.
Меня, монархиста, можно бы попрекнуть голой выдумкой.
Однако, выдумка эта принадлежит Льву Троцкому:
"Если бы белогвардейцы догадались выбросить лозунг
"Кулацкого Царя", - мы не удержались бы и двух недель".
"Белогвардейцы", то есть, в данном случае, правившие слои
всех Белых армий, этого лозунга выбросить действительно не
догадались. И по той простой причине, что если февральский
дворцовый переворот, как и цареубийство 11-го марта 1801 года, был
устроен именно для того, чтобы устранить опасность
"крестьянского царя", то было бы нелепо ставить ставку на
"кулацкого царя". "Единая и неделимая" никаким лозунгом вообще не
была - и по той чрезвычайно простой причине, что "делить
Россию" большевики не собирались - это означало бы "деление" и
советской власти. Зачем ей было бы делить самое себя?
В общем "общего языка с народом" не нашли ни красная, ни
белая, ни левая, ни правая стороны.
Кое-кто из белых идеологов и сейчас еще повторяет мысль о
том, что Белые Движения не были поняты русским народом. Можно
было бы поставить вопрос иначе: почему народ должен был
понимать ген. Деникина, а не ген. Деникин понимать русский народ?
Величины как-никак мало все-таки соизмеримые. Но у обеих
боровшихся сторон были свои представления о народе, о его нуждах и
о его интересах. Красная сторона оказалась более гибкой, более
организованной - и ее расплата еще не закончена. Эта расплата
уже и сейчас более, тяжка, чем расплата белых: из героев тогдашней
красной борьбы к сегодняшнему дню уцелело очень немного. Кто из
них уцелеет после "последнего и решительного"? Русская масса
воевала и против красных и против белых.
Разгром всех Белых армий произошел по совершенно
одинаковым социальным причиним и почти на совершенно
одинаковых географических рубежах и в одинаковых военно-
стратегических условиях: по неумению привлечь на свою сторону
народные массы, при переходе армий из областей вольного
хлебопашества на территории крепостного права, после
превращения горсточек боевых энтузиастов в армии мобилизованной
крестьянской молодежи. Обо всем этом Ленин говорил заранее. И
Ленин, и Троцкий понимали смысл и стратегию гражданской войны
безмерно яснее, чем понимали это Колчак и Деникин. Идейный
фанатизм никак не препятствует холодному расчету - как
религиозный фанатизм иезуитского ордена никак не препятствует
самым холодным и трезвым расчетам его дипломатической
практики.
Нам нужны горячее сердце и совершенно холодный ум.
Сердце, которое действительно любило бы действительную Россию,
а не наши выдумки о ней, и ум, который совершенно холодно взвесил
бы все наши ошибки. То, что в военной среде именуется
"доблестью", нас не интересует никак, ибо эта доблесть является
общим множителем для всех разновидностей той "дроби", в
которую превратилось прежнее русское единство: и для
кронштадтцев, которые начали "завоевывать Россию", от Зимнего
Дворца, и для корниловцев, которые начали отвоевывать Россию из
глуши кавказских предгорий. Обе стороны пережили приблизительно
одинаковую судьбу. Кронштадтцы, вероятно , еще худшую: им и в
эмиграцию попасть не удалось.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB