Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Военные операции Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5959
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Окт 11, 2009 5:04 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

90 лет назад

Орловско-Кромская операция (11 октября - 18 ноября 1919) — стратегическая военная операция вооружённых сил РСФСР против белогвардейских войск во время Гражданской войны в России в Орловской губернии, с целью остановить наступление ВСЮР на Москву, окружить и уничтожить ударные части Деникина.

В результате сентябрьского наступления войска Вооружённых Сил Юга России добились значительных успехов, взяли Курск, и нанеся тяжёлое поражение армиям Южного фронта, стремительно продвигались на орловском и воронежском направлении, преследуя разбитые и разложившиеся 8-ю, 13-ю и 14-ю армии красных. Перед большевиками встала реальная угроза краха Южного фронта и падения Москвы. Реввоенсовет РСФСР стал спешно стягивать отовсюду на московское направление боеспособные части. С поляками и петлюровцами было заключенно перемирие и против Деникина с Западного фронта стали перебрасыватся освободившиеся силы, в том числе Латышская и Эстонская дивизии (лучшие соединения красных за всё время Гражданской войны). Перебрасывались войска и с других фронтов.

Из переброшенных с запада дополнительных частей начала создаваться Ударная группа в районе Навля-Дмитриевск. Быстрая переброска войск стала возможной из-за хорошо развитой сети железных дорог в центральной России, преимуществами действия красных на внутренних операционных линиях, и из-за затишья на Западном фронте. Замысел красного командования состоял в том, чтобы силами Ударной группы нанести удар во фланг и тыл наступающим частям 1-го армейского корпуса Добровольческой армии (командующий А.П.Кутепов), заставив его тем самым остановить наступление, а затем окружить его и уничтожить.

Красные
Южный фронт (командующий А.И. Егоров). В операции принимали участие 13-я армия, 14-я армия и отдельная Ударная группа (изначально включена в состав 13-й армии потом 14-й) - всего 10 дивизий, 2 отдельные бригады, 4 кавалерийские бригады и 2 отдельные группы (62 тыс. штыков и сабель, 1119 пулемётов и 278 орудий).

Белые
Добровольческая армия (командующий В.З.Май-Маевский). В операции принимал 1-й армейский корпус Добровольческой армии - 2 пехотные дивизии: 1-я и 3-я (22,3 тысяч штыков и сабель, 375 пулемётов и 72 орудия). 27 октября 2 дивизии 1-го корпуса были преобразованы в «именные» дивизии: 1-я в Алексеевскую, Корниловскую, Марковскую дивизии и 3-я в Дроздовскую дивизию.

Первый этап операции (11-16 октября)

Из-за потери красными Дмитриевска, их Ударной группе пришлось сосредоточиваться севернее - в районе Карачев, Хотынец. В связи со стремительным наступлением Добровольческой армии командование Южным фронтом приняло решение ускорить начало наступления. 11 октября Ударная группа красных перешла в наступление на Кромы из района Турищево - Молодовое (60 км юго-западнее Орла) однако её продвижение было достаточно медленным и ей не удалось отвлечь на себя значительных сил противника.

В тоже время главные силы 13-й и 14-й армий под ударами 1-го армейского корпуса Кутепова продолжали отходить на север и северо-запад. 1-я пехотная дивизия белых нанесла поражение правофланговым соединениям 13-й армии и 13 октября овладела Орлом. Оборонявшие Орёл 9-я, 55-я дивизии и Отдельная бригада Свешникова были практически полностью уничтоженны - путь на Москву для Добровольческой армии был открыт. В ночь на 14 октября красные провели неудачную попытку отбить город силами батальона в 500 штыков. В этот же день части 1-го Корниловского полка совершили набег на Мценск, быстро взяв город, но вскоре отошли оттуда. На правом фланге 1-й пехотной дивизии белых Алексеевский полк вошёл в Тульскую губернию, тесня 3-ю стрелковую дивизию красных. Красная 13-я армия понесла большие потери, войска были дезорганизованы, возникла реальная угроза потери ими Тулы. В связи с этим Ударная группа была переведена в состав 14-й армии, остатки отошедших от Орла частей сведены в 9-ю стрелковую дивизию.

15 октября Ударная группа красных заняла Кромы. Белые вынуждены были остановить наступление на Тулу.

Второй этап операции (16-21 октября)

Командование Добровольческой армии решило окружить и уничтожить Ударную группу красных, которая выходила ей в тыл, однако выделило для этого мало сил, отвергнув предложение командира 1-й пехотной дивизии Тимановского нанести мощный удар по Ударной группе (пока она ещё полностью не закончила своё сосредоточение) основными силами 1-й пехотной дивизии и разгромить её. В результате удар вышел слабым и не принёс желаемого успеха (что по сути определило весь дальнейший ход сражения). 16 октября части 2-го Корниловского полка нанесли удар по слабому звену Ударной группы - бригаде Павлова, которая спешно бежала. Положение спасла контратака латышских стрелков при сильной артиллерийской поддержке, после чего корниловцы отошли на прежние позиции. 17 октября белые снова ударили по Ударной группе красных и смогли почти подойти к Кромам, однако из-за больших потерь снова вынуждены были отступить.

Хоть, части Ударной группы не смогли выполнить поставленные задачи, но в ходе боёв 16 - 17 октября они вынудили 1-ю пехотную дивизию белых полностью отказаться от наступления на Тулу и сосредоточиться на отражениии наступления Ударной группы. Это позволило командованию Южного фронта выиграть время, чтоб развернуть подошедшие резервы для перехода в контнаступление. Также командованию 14-й армии удалось перехватить план атак белых по Ударной группе, что помогло ему скорректировать свои действия.

Тем временем 13-я армия (Красные), усиленная подошедшими подкреплениями, в том числе и эстонской дивизией, начала наступление на Орёл, однако продвижение её было очень незначительно.

Пополнившись резервами, в контрнаступление перешла и 14-я армия (Красные), нанеся удар по 3-й пехотной дивизии (левый фланг 1-го армейского корпуса), намереваясь отбить Севск и Дмитриевск. В ходе упорных боёв 57-я дивизия 14-й армии взяла Севск, но белые отразив наступление 41-й стрелковой дивизии на Дмитриевск, вновь выбили 57-я дивизию из Севска.

17 - 18 октября на правом фланге 1-й пехотной дивизии Алексеевский полк, выбив 3-ю стрелковую дивизию, взял Новосиль, а марковцы 18 октября, отбросив 42-я стрелковую дивизию 13-й армии, вышли к Ельцу, где натолкнулись на сосредотачивавшиеся для контрнаступления резервы красных, и взять город не смогли.

По всей линии фронта начались тяжёлые встречные бои. Белые постепено начали терять инициативу и командование 1-й пехотной дивизии, опасаясь окружения, принимает решение оставить Орёл. В ночь с 19 на 20 октября основные силы белых оставляют Орёл. Днём 20 октября части 9-й и Эстонской стрелковой дивизии занимают город.

Для белых отход из Орла был вынужденным, в тот момент они это воспринимали всего лишь как временным тактический ход, поскольку город был важным промежуточным пунктом в ходе наступления на Москву. Но по сути этот этап являлся переломным моментом операции, да и всей кампании в целом, так как ближе к Москве белым продвинутся уже больше не удастся не только в операции, но и вообще в войне.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5959
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Окт 11, 2009 5:05 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Третий этап операции (21-26 октября)

После боёв за Орёл (город) 1-й армейский корпус белых понес потери, но зато оказался в более сосредоточенном положении и отступать не собирался. 21 октября произошло два сильных боя у станции Стишь и в районе Дмитровска. Красные латышские стрелки взяли Стишь, смогли выдержать несколько атак, но вскоре всё-таки вынуждены были оставить станцию.

На левом фланге 1-го армейского корпуса 3-я пехотная дивизия в ожесточённых встречных боях практически полностью уничтожила 7-ю стрелковую дивизию 14 армии красных и, ударив во фланг Ударной группе, вынудила отойти 1-ю Латышскую бригаду и Червонно-казачью бригаду. Что позволило частям 1-й пехотной дивизии подойти к Кромам. 22 октября две бригады Ударной группы красных неудачно пытались взять Дмитровск. 23 октября части 9-й стрелковой дивизии снова пытались взять станцию Стишь, их попытка закончилась неудачно. В этот же день 1-й пехотная дивизия взяла оставленные латышами Кромы.

25 октября командующий 1-м армейским корпусом генерал Кутепов отдал приказ своим войскам перейти в наступление. Но, значительно уступая в численности красным, измотанные предыдущими оборонительными боями и практически не получая подкреплений, в ходе упорных боёв части 1-го армейского корпуса переломить ход сражения в свою пользу уже не смогли. 26 октября перешедшие в наступление части Латышской дивизии выбили белых из Кром.

27 октября вечером, после семи дней упорной обороны, под сильным нажимом Эстонской дивизии Корниловцы оставили станцию Стишь, а 28 октября ушли со станции Становой Колодезь и отошли к станции Еропкино. Тем самым теперь исключалась всякая возможность наступления на Орёл. На участке 3-й пехотной дивизии красные заняли Дмитровск. Взятие Дмитровска и Кром дало выгодные позиции для фланговых ударов.

Четвёртый этап операции (27 октября - 18 ноября)

К исходу 27 октября белые перешли к обороне, намереваясь стабилизировать фронт на рубеже Севск, Дмитровск, Еропкино, Новосиль, Елец. В последующие дни 14-я и 13-я армии красных, получив подкрепления, продолжили наступление и сбили белых с этого рубежа. Белые начали медленно отступать, нанося контрудары. 3 ноября юго-восточнее Дмитровка в прорыв вошла 8-я кавалерийская дивизия, которая 4 ноября овладела Понырями, 5 ноября - Фатежом, а 15 ноября - Льговом, что дезорганизовало оборону белых. К исходу 18 ноября красные войска вышли на линию Льгов, Курск, Тим, Касторное.

Красные в результате операции смогли добиться главной поставленной задачи - остановили наступление ВСЮР на Москву и сломили ударную мощь лучших соединений противника. Хотя замысел «срезать выступ», окружить и разгромить белых «ударников» не удался, под Орлом продвижение белых на Москву было остановлено.

Исход борьбы решили численное превосходство и свежие резервы красных, введенные в дело к моменту боевого изнурения дивизий 1-го армейского корпуса Добровольческой армии

Эти дни, пожалуй, стали переломным в истории Белой Борьбы и России...
МЫ ПОМНИМ, ЧТИМ, СКОРБИМ!!!

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Вс Окт 11, 2009 10:50 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Вечная память Белой Гвардии.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5959
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Янв 21, 2010 11:27 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

О рабочих и их антибольшевизме и "иностранной интервенции" на Севере России:

Image

История возникновения и борьбы антибольшевистского Северного фронта достаточно специфична. Во время Первой мировой войны державы Антанты завезли в Мурманск и Архангельск свыше миллиона тонн военного имущества для России. После заключения позорного Брестского мира председатель Мурманского совдепа кочегар Юрьев по прямой телефонной связи обматерил Ленина с Троцким, заявил о разрыве с ними и обратился за помощью к союзникам. Из-за большой вероятности того, что все стратегические грузы и важная северная база попадут в руки немцев, 6—18 марта 1918 года в Мурманск прибыли 3 английских и французских крейсера, там высадилось несколько батальонов войск. Причём местная власть осталась за теми же рабоче-крестьянскими советами, с которыми иностранное командование прекрасно уживалось. Такую же цель — охрану завезённого вооружения и имущества — преследовала и намеченная высадка в Архангельске. Большевики её откровенно «прохлопали», хотя эту высадку люди обсуждали чуть ли не на базарах. Ещё в июне в Архангельск переехали посольства из Вологды, распространившие печатное заявление, где открыто назывались цели операций Антанты на Севере. В ожидании десанта сюда со всей страны стекались белые офицеры, вербуясь тут в Красную армию и организуя многочисленное подполье во главе с капитаном второго ранга Г. Е. Чаплиным. И когда в августе появилась эскадра, в городе вспыхнуло антибольшевистское восстание. Его поддержали и окрестные крестьяне, успевшие вкусить продразвёрстки. Большевики в панике бежали. Они ожидали наступления на Москву, и 5 августа 1918 года нарком иностранных дел Георгий Чичерин обратился к германскому послу Гельфериху, предлагая немцам занять Петроград, чтобы получить возможность перебросить оттуда свои части под Вологду. Однако высадившиеся силы союзников были небольшими, предназначенными лишь для прикрытия портов, и фронт замер на рубежах, где красные опомнились и смогли занять оборону.

Сформировалось белое правительство во главе с народным социалистом Николаем Чайковским. На жизнедеятельности этого фронта с самого начала сказались политические неурядицы, в результате которых был смещён первый главнокомандующий Чаплин, вошедший в конфликт с левой частью правительства, а затем и его преемник полковник Н. А. Дуров, сам увлёкшийся «революционностью» и разваливавший армию «митинговщиной». Тогда из-за границы вызвали генералов В. В. Марушевского (командовавшего бригадой во Франции) и Евгения Миллера (российского представителя в Италии). Первый стал главнокомандующим, второй — генерал-губернатором Северной области и фактическим руководителем правительства, поскольку Чайковского включили в состав Всероссийской дипломатической делегации в Париже. Эти военачальники и сформировали из разнородных повстанческих сил боеспособную крепкую армию численностью около 20 тысяч человек.

Image

По инициативе британского командующего генерала Э. Айронсайда зимой 1919 года белые предприняли наступление на Котлас — Вятку, чтобы соединиться с Александром Колчаком и передать ему мурманские и архангельские стратегические запасы. Но разработанный в Лондоне план оказался неосуществимым для русского севера: тут условия ведения войны диктовала природа. Немногочисленные дороги через тайгу с той и другой стороны перекрывались мощными оборонительными узлами с большим количеством артиллерии и пулемётов, а какие-либо обходные манёвры исключались: ле*том — из-за непроходимых болот, зимой — из-за глубоких снегов и морозов. И на этом театре установилась позиционная война, фронт замер на полпути к Петрозаводску, Вологде, захватив бассейны рек Пинега, Мезень и Печора. Кроме фронтовых столкновений, шла и жесточайшая незримая война в тайге. Красные направляли туда свои экспедиции, а местные охотники — зыряне и староверы — партизанили группами и в одиночку, истребляя их без пощады. Интересно отметить, что сами белые требовали от этих охотников большей гуманности. Но когда, например, одному из них, уничтожившему силками и капканами 60 врагов, прокурор армии генерал Добровольский пытался доказать бесчеловечность подобных методов, тот ответил: «Нам с ними не жить. Либо они, либо мы», — и выяснилось, что красные каратели зверски замучили всю его семью и половину деревни.

Что касается внутренней жизни Северной области, то она и по сей день не достигла такого уровня благосостояния, как при белых. Недостатка не было ни в чём. Местные деньги, обеспеченные пушниной и другими ценностями, выпускались Британским банком, были твёрдой валютой и конвертировались по высокому курсу. Множество иностранных подрядчиков выразили желание торговать с Архангельском и завалили его товарами. Оклады рабочих были даже выше, чем в Англии. В театрах выступали лучшие актёры, бежавшие из Петербурга. Открывались новые учебные заведения. В отличие от Восточного, Южного, Северо-Западного фронтов, где представители западных держав выступали лишь наблюдателями, а то и становились орудием политических интриг, на Севере русские, англичане, американцы, добровольцы из других стран изначально сражались плечом к плечу, и отношения между ними установились поистине братские. Известны, например, подвиги британского лётчика капитана Дайера, геройски погибшего на русской земле. Прославился отряд коммандос, сформированный из австралийских охотников — эти смелые и простые люди близко сошлись с местными охотниками и приняли их беды, как свои. Быстро освоившись с тайгой, они совершали дерзкие рейды, бросались в атаки с ножами в зубах, которыми действовали в рукопашной вместо штыков. Один вид их «ковбойских» шляп вызывал ужас у красных, а командир отряда, потерявший в боях обе ноги, был награждён Георгиевским оружием.

Когда Верховный совет Антанты принял решение о выводе союзных поиск из России и в августе 1919 года началась эвакуация англичан, здесь русских со ратников тоже не бросили на произвол судьбы, как это сделали французы в Одессе. Британское командование, считая, что самостоятельно белогвардейцы тут долго не продержатся, предложило вывезти всю Северную армию и не менее 10 тысяч гражданских жителей на любой другой фронт или хотя бы в Мурманск, откуда в случае неудачи можно будет отступить за границу. Но это было время наибольших успехов антибольшевистских сил, и белогвардейцы от услуги отказались. Лишь Марушевский, согласный с пессимистическими прогнозами, подал в отставку, и всё руководство армией и краем объединил в своих руках Миллер. После ухода союзников он предпринял общее наступление, одержав самую крупную на этом фронте победу. Белые освободили значительную часть нынешней республики Коми и Вологодской области, захватили 8 тысяч пленных.

Но затем положение стало ухудшаться. Не имея возможности прорвать мощные укрепления белых, большевики здесь максимально использовали агитацию и пропаганду — которые становились всё более действенными по мере побед красных над Колчаком, Деникиным и Юденичем. У солдат развивалось чувство обречённости, участились случаи дезертирства. Пользуясь тем, что многие пленные, сравнив жизнь у красных и у белых, шли воевать в армию Миллера, большевики под видом сдачи в плен начали массовую засылку агентуры для разложения белых войск изнутри, создания подпольных организаций и подготовки восстаний. Серьёзные удары в спину наносила и состоявшая из эсеров и меньшевиков левая оппозиция, которая догматично продолжала считать главными врагами «контрреволюционных генералов» и наивно поверила в реальность компромиссного мира с коммунистами. Левые проводили политические демарши, забастовки, агитацию в войсках, устанавливали контакты с красными и вели с ними закулисные переговоры.

И то в одном, то в другом укрепрайоне начинались восстания, которые открывали пути для большевистского наступления. Сыграли роль и побочные факторы — так, лучшие части из местных крестьян прекрасно сражались в наступлении и в обороне, но категорически отказывались отступать, поскольку при этом они оставили бы красным свои семьи. В результате, получив при угрозе окружения команду на от ход, они оставались в родных деревнях, что в большой степени способствовало поражениям белых. 18 февраля 1920 года на главном направлении фронт рухнул. Оставшиеся в строю солдаты бросали позиции — красные листовки обещали, что их распустят по домам. Офицеры и те, кто не поверил пропаганде, уходили на Мурманск. Красные заняли Архангельск, и повстанцы из отдалённых таёжных участков, соединённых дорогами лишь с этим городом, сразу оказались в глубоком тылу большевиков — обречённые на плен.

Белое море замёрзло, и из Архангельска основная часть белогвардейцев пешей колонной также выступила на Мурманск. Добраться до цели им было не суждено: 27 февраля на железнодорожной станции Сороки — после 400-километрового пути по глубокому снегу — белогвардейцев встретили красные бронепоезда и пехота. Обессиленным людям не оставалось ничего иного, как сдаться в плен.

Уйти из Архангельска сумели лишь 1100 человек (штаб Миллера, раненые, члены их семей) — на ледоколе «Минин», взявшем на буксир яхту «Ярославна», которую впоследствии затёрло льдами. Однако Мурманский фронт пал прежде, чем ледокол смог туда попасть — архангельские эсеры сообщили по радио, что с красными заключён мир. 26 февраля изменивший курс «Минин», а также ушедший из Мурманска пароход «Ломоносов» с группой русских офицеров, отрядом бельгийцев и английскими лётчиками на борту достигли Норвегии, где их встретил самый тёплый и ра душный приём. Кроме пассажиров «Минина» и «Ломоносова», спаслось ещё всего 1,5 тысячи человек, пробившихся пешком в Финляндию. Остальные так или иначе попали в лапы большевиков. Именно для них красные организовали печально известные Северные лагеря особого назначения — предшественники Соловков, — в которых были уничтожены все офицеры. Многих пленных загружали на баржи и топили в море.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Чт Янв 21, 2010 11:33 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Андрей 57 писал(а):
Остальные так или иначе попали в лапы большевиков. Именно для них красные организовали печально известные Северные лагеря особого назначения — предшественники Соловков, — в которых были уничтожены все офицеры. Многих пленных загружали на баржи и топили в море.




У Солженицина тоже об этом в " Архипелаге ГУЛАГ"...
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5959
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 06, 2010 2:38 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Бои на путях к Екатеринодару. Кореновская

А.И. Деникин, "Очерки русской смуты"

Для овладения Екатеринодаром направлена была большая часть армии. Дивизии Казановича и Дроздовского (1-я и 3-я) — вдоль Тихорецкой линии; Эрдели (1-я конная) — севернее, параллельно им, к Черноморской линии для удара по городу с севера; Покровский (1-я Кубанская дивизия) — с севера на Тимашевскую и далее в тыл Екатеринодарской группе большевиков. Боровский (2-я дивизия) должен был частью своих сил наступать вдоль Кавказской железнодорожной линии для обеспечения главного направления и для демонстрации. Для обеспечения тыла в Кореновской был оставлен пластунский батальон с двумя орудиями.

14 июля я с Романовским был в центральной группе, в станице Пластуновской, установил окончательно детали наступления и напутствовал каждую дивизию пожеланием, чтобы она «первою вошла в Екатеринодар». Этот прием боевого соревнования как нельзя более соответствовал общему настроению — все рвались к Екатеринодару.

К вечеру того же дня Дроздовский маневром окружения взял станцию Динскую, захватив 3 орудия, 600 пленных и большую добычу; южнее Казанович занял с боя монастырь (Покровская община). Поздно ночью я вернулся в Тихорецкую. Штаб армии на другой день должен был перейти в Кореновскую. Но утром 15-го связь с центральными колоннами была порвана. По железнодорожному телефону мы получили донесение, что станция Кореновская была атакована крупными силами противника и взята им; гарнизон наш частью уничтожен, частью попал в плен. Большевистские войска с занятием Кореновской оказались в тылу центральной нашей группы, разъединили ее от конницы Эрдели и штаба армии и создали непосредственную угрозу Тихорецкому узлу, для обороны которого оставались лишь 1-2 формирующиеся батальона, 1-2 сотни и мой конвой. Положение создалось грозное. Я приказал немедленно отозвать из Ставрополя полк с батареей для нанесения совместно с бронепоездами удара по Кореновской с северо-востока, тогда как центральная группа будет наносить его, очевидно, с юго-запада; послал Покровскому приказание — минуя всякие препятствия и чего бы это ни стоило атаковать Тимашевский узел и выйти в тыл Сорокину; Эрдели — ударить на Кореновскую с севера.

В центральную колонну штаб послал на аэроплане сообщение о направленной помощи; летчик должен был спуститься в районе Пластуновской с риском попасть в руки неприятеля... Прошли томительные сутки... Сведения разведки о движении большевиков из Тимашевской на Екатеринодар имели некоторые основания: туда текли обозы, беженцы, дезертиры, мелкие отряды, отколовшиеся от Сорокина. Главные силы оставались, однако, в районе Тимашевской, приводились в порядок, пополнялись по пути мобилизованными. Силы эти насчитывали, как оказалось, не менее 25-30 тысяч. На основании согласных показаний пленных Сорокин принял решение: выставив против Покровского заслон из лучшей своей дивизии, которая должна была впоследствии отступать на Тамань и Новороссийск, самому пробиться через Кореновскую на Усть-Лабу с целью уйти за Кубань. Вероятно, только впоследствии легкость овладения Кореновской и создавшаяся благоприятная обстановка побудили его использовать свое положение и попытаться разбить Добровольческую армию. Во всяком случае, весь план свидетельствует о большой смелости и искусстве. Не знаю чьих — Сорокина или его штаба. Но если вообще идейное руководство в стратегии и тактике за время северокавказской войны принадлежало самому Сорокину, то в лице фельдшера-самородка Советская Россия потеряла крупного военачальника{78}...

14-го Сорокин перешел в наступление на широком фронте, направляя главные силы на Кореновскую. В этот день он, отбросив конницу Эрдели, вышел на линию Переяславская-Ново-Корсунская-Сергиевская, а 15-го взял Кореновскую. Ввиду неясных слухов о появлении противника у Сергиевской и Дядьковской, полученных к вечеру 14-го, послана была туда новая разведка, а колонны Казановича и Дроздовского были придержаны у Динской. Когда утром 15-го колонны оказались отрезанными от Тихорецкой, Казанович и Дроздовский, по взаимному соглашению, оставив арьергард с бронепоездом у Динской{79}, двинулись на Кореновскую с целью атаковать ее. Марковцы Казановича — в поезде, дроздовцы — на подводах, 2-й конный полк был направлен на станцию Раздольная для атаки Кореновской с юго-востока.

С рассветом Казанович, имея всего два батальона марковцев с артиллерией и бронепоездом, атаковал большевиков в направлении станции (Станичная), не дождавшись подхода Дроздовского, и потерпел неудачу: батальоны его залегли, отбиваясь огнем от наступавшей пехоты противника, от атаковавшей большевистской конницы. В 8 утра войска Дроздовского развернулись севернее железной дороги, направляясь на станицу с запада, и бой под Кореновской, тылом к Екатеринодару, продолжался с новым напряжением в течение всего дня. Войска Сорокина оказались здесь в значительно превосходных силах и отменного боевого качества. Артиллерия его выпускала огромное количество снарядов. Напрасны были многократные атаки наших дивизий, выезды «на картечь» батарей, личный пример начальников: Дроздовского, под непрерывным огнем ободрявшего свои войска, Казановича, выезжавшего в цепи противника на броневике в горячие минуты боя, Тимановского, водившего лично в атаку батальон марковцев для спасения положения...

Дивизии наши понесли тяжелые потери, были смяты и к вечеру отошли, преследуемые противником, за ручей Кирпели к станице Платнировской. «Отход пехоты, имевшей на своем пути болотистую речку, — говорится в описании действий Дроздовской дивизии, — носил очень тяжелый характер... Были случаи самоубийства добровольцев, от изнеможения не имевших возможности (уйти) от противника и боявшихся попасть в его руки. Оставленных на поле боя раненых и выбившихся из сил постигла страшная смерть. Красные проявляли нечеловеческую жестокость, выкалывали глаза, вырезали члены и сжигали (потом) раненых на кострах...» Дивизии остановились на ночь на позиции за ручьем. Части стали подсчитывать свои поредевшие ряды и почти израсходованные боевые припасы, приводились в порядок. На совещании, состоявшемся в эту ночь в штабе 3-й дивизии, обстановка рисовалась в крайне мрачном свете. Казанович так описывает это совещание: «Дроздовский объявил, что считает создавшееся положение критическим и единственный путь спасения видит в том, чтобы, пользуясь темнотой, отступить в восточном направлении и искать кружным путем соединения с командующим армией или Боровским... Что надо спасать части от уничтожения...» Казанович протестовал: «Такое отступление развяжет большевикам руки, они (возьмут) Тихорецкую, порвут всякую связь между отдельными частями армии... Операция будет сорвана... наше отступление поведет к поражению армии по частям. С другой стороны, нельзя себе представить, чтобы генерал Деникин оставался в бездействии — очевидно, он направляет все, что ему удалось собрать, в тыл стоящим против нас большевикам».

Казанович, наконец, заявил, что ввиду потери связи с командующим армией он, как старший, на основании полевого устава, вступает в командование группой и приказывает с рассветом возобновить наступление на Кореновскую... С утра 17-го были сделаны попытки наступления Марковским полком, но безуспешно. Противник в свою очередь перешел в наступление по всему фронту.

С особенной силой большевики обрушились в направлении железной дороги на правый фланг дроздовцев (Солдатский полк) и на марковцев. Во многих местах окопы наши были захвачены, и в них шел жестокий штыковой бой. С большим трудом благодаря незначительным поддержкам храброго 2-го Офицерского полка и батарее доблестного подполковника Миончинского удалось восстановить положение. В атаках большевиков, невзирая на их исключительное упорство, добровольцы заметили однако какую-то необычайную нервозность.

Большевики не просто атаковали — они пробивались... В то время, когда силы добровольцев были уже на исходе, возле Платнировской спустился летчик штаба армии. Он сообщил так страстно желанную весть о приближении помощи со стороны Тихорецкой. Настроение войск сразу поднялось. Пополудни над Кореновской появились высокие разрывы шрапнелей. Это 1-й Кубанский полк с батареей и бронепоездом атаковал Кореновскую группу противника с тыла. Вскоре на всем поле между Кореновской и Платнировской добровольцы увидели ясную и знакомую им картину «конца», когда поле сразу оживает и по нему мечутся во все стороны повозки, всадники и пешие люди... 1-й Кубанский полк ворвался в Кореновскую; навстречу ему шел стремительно Марковский. Разбитый противник спешно уходил двумя волнами: одна, смяв правый фланг марковцев, бросилась на юг, на Раздольное, откуда ее встретил атакой 2-й конный полк; другая в сравнительном порядке текла на запад, провожаемая огнем артиллерии Дроздовского, и остановилась тыловыми частями верстах в двух-трех от Кореновской. Дроздовский под впечатлением вчерашнего дня не решился преследовать ее пехотой...

Связь с Тихорецкой была восстановлена. Большевики понесли весьма тяжелые потери — добровольцы пощады не давали. Но и Добровольческая армия была сильно обескровлена, 1-я и 3-я дивизии потеряли 25-30 процентов своего состава. В числе убитых были храбрейшие первопоходники-марковцы полковник Хованский, подполковник Плохинский, штаб-ротмистр Дударев и много других...Не один день потом в Тихорецкой провожал я в могилу прах своих старых соратников, со скорбью в душе и с больной неотвязчивой думой:

— Уходят, уходят... один за другим...

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5959
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 06, 2010 2:40 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Проклятая русская действительность! Что, если бы вместо того, чтобы уничтожать друг друга, все эти отряды Сорокина, Жлобы, Думенко и других, войдя в состав единой Добровольческой армии, повернули на север, обрушились на германские войска генерала фон Кнерцера, вторгнувшиеся в глубь России и отдаленные тысячами верст от своих баз... К утру 18-го войска Добровольческой армии на екатеринодарском направлении располагались следующим образом: на севере генерал Покровский, ведя весьма упорные бои, форсировал низовья Бейсуга и после уличного боя овладел Брюховецкой. Эрдели расположился главными силами в районе Березанской, одним полком занимая Батуринскую. 1-я дивизия Казановича была на походе к станице Выселки, выделив Марковский полк на станцию Бейсуг. Дроздовский оставался в районе Кореновской, имея авангард в Платнировской. В то время, когда происходили описанные выше события в южной группе Сорокина, северная продолжала наступление на восток, угрожая Березанской и Выселкам, 18-го большевики выбили Эрдели из Березанской и заняли станицу. В то же время другая их сильная колонна сосредоточилась у хутора Журавского, подойдя к вечеру к станице Выселки и открыв по ней артиллерийский огонь. Необходимо было покончить во что бы то ни стало с этой группой, вновь угрожающей железной дороге и нашим сообщениям. Я приказал Дроздовскому вести активную оборону Кореновской, а Казановичу, с подчинением ему, кроме 1-й дивизии, и конницы Эрдели, разбить Северную группу большевиков. Казанович 18-го производил перегруппировку сил и отражал наступление большевиков на Выселки всего одним батальоном... На другой день Кореновская группа большевиков с утра большими силами обрушилась вновь на колонну Дроздовского. Весь день шел бой, в течение которого большевики несколько раз врывались в Кореновскую с юга. Одновременно замечено было движение сильной колонны вдоль реки Малеваны, с запада на восток, в глубокий обход позиций 3-й дивизии. Войска Дроздовского проявляли большое упорство, но противник был также необыкновенно настойчив, шел в превосходных силах, а главное, взял уже в свои руки инициативу, приковав Дроздовского к Кореновской и заставив его перейти к пассивной обороне. Положение Кореновской стало безнадежным. Понеся серьезные потери, утомленный физически и морально, Дроздовский отдал приказ об отступлении. Начав с трудом вывод войск из боя еще засветло, он в течение ночи отошел на восток верст за 30, в станицу Бейсугскую, оторвавшись совершенно от противника. На другой день (20-го) он донес мне, что за минувшие бои дивизия сильно пострадала, в настоящее время не боеспособна и требует полного отдыха... Известие об отступлении 3-й дивизии пришло в штаб армии и к Казановичу только пополудни 20-го. Казанович между тем вел упорные атаки Березанской и Журавки. Первая была нами взята; но сопротивление Журавской группы противника разбивало все наши усилия. Войска Казановича, в особенности Марковский полк во главе с Тимановским, ходили многократно в атаку, несли тяжелые потери, но успеха не имели. 21 июля Сорокин был назначен главнокомандующим красных войск Северного Кавказа, и это назначение, по-видимому, повлияло на упорство его войск.

На Екатеринодарском фронте создалось для нас положение тягостной, томительной неопределенности. Только на севере обстановка несколько улучшилась: 20-го наша флотилия, организованная в Ейске, вошла на рейд Приморско-Ахтарской и высадила там небольшой десант, который занял станцию, а в то же время Покровский после упорного боя взял станицы Ново-Джерлиевскую, Роговскую и Ново-Корсунскую, охватив с севера Тимашевский железнодорожный узел. На 24 июля я вновь назначил общее наступление Екатеринодарской группы, привлекши и 3-ю дивизию: Дроздовскому приказано было, несмотря на переутомление дивизии, наступать на Кореновскую, в тыл Северной группе большевиков с целью облегчения задачи Казановича. Оставив большую половину своих сил для выполнения задачи пассивной — прикрытия усть-лабинского направления, Дроздовский с остальными 24-го двинулся левым берегом реки Бейсужка; но атаковать Кореновскую, занятую, по его сведениям, крупными силами противника, не решился и заночевал на полпути в хуторе Бейсужек. Казанович атаковал опять, опять понес большой урон и безрезультатно. Между 1-й и 3-й дивизиями создавались натянутые отношения, основанные меньше всего на их боевых достоинствах: и начальники, и части могли поспорить в доблести... Но трудно было сочетать два характера — безудержного Казановича и осторожного Дроздовского, две системы в тактике: у Казановича лобовые удары всеми силами, рассчитанные на доблесть добровольцев и впечатлительность большевиков; у Дроздовского — медленное развертывание, введение в бой сил по частям, малыми «пакетами» для уменьшения потерь, которые от этого не раз становились еще тяжелее. Утром 25-го Дроздовский продолжал движение, изменив его направление: учитывая слабость своих сил, он отказался от глубокого обхода и решил выйти в ближайший тыл Журавской группе большевиков. Двинувшись на хутор Малеваный и овладев им в десятом часу утра, Дроздовский направил 1-й Солдатский полк в сторону Выселок, где вел бой генерал Казанович. Появление наших войск вызвало большую панику среди большевистских обозов. В течение 4-5 часов Дроздовский, прикрывшись со стороны Кореновской конницей, вел здесь двусторонний горячий бой: обойдя большевиков, он оказался сам обойденным противником, подошедшим к Малеваному с юго-запада от Кореновской. Сдерживая его с этой стороны артиллерийским огнем, Дроздовский лично с «солдатскими» ротами отражал атаки с северо-востока. Большевики, стоявшие против Выселок, повернули в его сторону. Сначала одна волна, которая была расстреляна и уничтожена в штыковом бою, потом вскоре и остальные силы, преследуемые с севера марковцами и 1-м конным полком. Последний в пылу увлечения, гоняясь по пятам за большевиками, налетел и на дроздовцев и, пока недоразумение разъяснилось, понес потери от их огня.

Севернее между тем у Журавской 1-й Кубанский полк и конница Эрдели вновь с большим подъемом атаковали позицию противника с севера и северо-востока и, опрокинув большевиков, заняли станицу.

К 4 часам все было кончено.

Армия Сорокина, на этот раз понеся жестокое поражение, отступала на всем фронте, преследуемая и избиваемая конницей, броневиками, бронепоездами. К вечеру занята была с бою и Кореновская.


Только в этот день (25-го) я приобрел вновь полную свободу действий и получил возможность продолжать выполнение своего основного плана.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5959
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 06, 2010 11:04 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Бывало и так:

Психические атаки:

2 февраля 1919 г.

"Впервые нам пришлось столкнуться с красными у Амидбаево. Здесь произошел бой очень удачный для нас. Нам дали какую-то казачью батарею (2 пушки), и мы пошли в наступление. Мы пошли в лоб, а в обход левого фланга красных пустили сотню уральцев3. С трудом подвезли мы свои орудия и установили их на позицию. Солдаты наши вязли в снегу. Красные сделали себе окопчики из снега и ждали нас. Капитан Серебров отдал приказание не стрелять и идти молча, “ура” тоже не кричать. Мы двинулись вперед.

Красные тоже молчали. Здесь были их отборные и дисциплинированные части. Мы подошли уже на 1000 шагов — красные молчат...

Какая-то дрожь охватила меня. Долго ли будет продолжаться это молчание?..

Мы шли, взяв штыки наперевес. Приблизились на 800 шагов — красные молчали... Минута была жуткая: хотелось бежать назад без оглядки — так действовала эта убийственная тишина. В это время на санях по фронту проехал Серебров и говорил:

— Если красные начнут стрелять, Вы идите молча, как шли...

Некоторые наши солдаты стали отставать и пятиться назад, но капитан Серебров подъехал к одному и выстрелил в него из револьвера: пуля просвистела мимо его ушей, и тот вернулся в цепь. После этого случая никто не захотел более оставаться сзади цепи.

Если у нас были напряжены нервы до крайности, то и красные чувствовали себя очень скверно: я видел, как некоторые красноармейцы покидали окопы и уходили назад.

Когда между нами и красными оставалось не более 400 шагов, кто[-то] у них выстрелил (не выдержал!), и вслед за тем послышались выстрелы и затрещали пулеметы. Мы молча шли вперед. Через две минуты красные бежали. У нас были убитые и раненые (человека 3 или 4 убитых и около 20 человек раненых). Когда красные повернули спины, мы открыли по ним огонь и, закричав “ура”, кинулись вперед. В это время конница наша успела обойти красных и зайти им в тыл. Они встретили отступающих красных ружейным огнем. Красные сдали Амидбаево4, потеряв два пулемета и человек 10 убитыми и около 100 человек убитыми и ранеными. С их стороны действовало человек 600. С нашей стороны — 500-550; у них артиллерии не было, у нас было две пушки, хотя они стреляли очень мало. Это было 2го февраля. День этот почему-то запомнился мне. В Амидба-ево нас очень радушно встретили татары; гораздо радушнее, чем в первый раз. Говорят, что большевики издевались над ними и производили грабежи. В Амидбаево стояли мы два дня и затем пошли дальше. Две роты пошли на Белорецк, а две на Стерлитамак."

Из воспоминаний В.М. Краснова (ставропольского прокурора)

Между тем, красные, оправившись от охватившей их паники, возобновили попытки к захвату Ставрополя.Наиболее угрожающее наступление их развернулось 9 августа, когда передовая лавина вторглась на окраины города, и с возвышенных площадей и улиц можно было наблюдать невооружённым глазом перипетии уличного боя...Но один из моментов этого боя мог стать роковым. Количественно слабыя силы добровольцев не выдержали напора неисчислимо превышающаго их противника и изнемогали в тщетном порыве сдержать напор красных. Минуты здесь могли сыграть решающую роль.
Положение было спасено появлением в тылу у красных нескольких десятков корниловцев, вышедших из за горы, двигавшихся один за другим без перебежек, во весь рост, с винтовками за плечом.
Это произвело на красных такую моральную депрессию, что они бросились в панике от города, и добровольческая конница гнала их полчища до селения Бешпагира.

Из рассказа о красном терроре: Типы Гойи (из воспоминаний о 1919 гг.) Барановская, книга историка С.В. Волкова "Красный террор глазами очевидцев":

Цитата:
Наши комиссары безумно боялись белых.Я слышала, как они говорили, что у белых настоящие офицеры -"мы их расстреливаем, они не боятся и говорят: смерть не страшна, противно умирать от руки таких хамов. Вот это офицеры! А у нас в Красной Армии служит одна дрянь!"

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2381

СообщениеДобавлено: Вс Авг 15, 2010 10:54 am Ответить с цитатойВернуться к началу

90 лет войсковой операции Русской Армии под командованием генерал-лейтенанта С.Г.Улагая на Кубани


В состав этого десанта вошли: 1-я конная дивизия генерала Бабиева — около тысячи шашек, 35 пулеметов, шесть орудий, 2-я Сводная Кубанская дивизия (пешая) генерала Шифнер-Маркевича — 100 шашек, 900 штыков, 48 пулеметов, восемь орудий. Сводная пехотная дивизия генерала Казановича, в которую вошли 1-й Кубанский Стрелковый полк, Алексеевский пехотный полк с Алексеевским артиллерийским дивизионом, Константиновское и Кубанское военные училища — всего силой 2500 штыков, 50 пулеметов, 12 орудий, плюс отряд терцев и астраханцев. Итого боевая численность десанта: пехоты — 3400, конницы — 1100, пулеметов — 133, орудий — 26. Кроме того, несколько бронеавтомобилей, восемь аэропланов. Кроме строевых частей, прибыло несколько тысяч тыловых частей и несколько тысяч кубанских беженцев.


Всего флотом было высажено 16 тысяч человек, 4500 лошадей, орудия, запасы снаряжения, продовольствия, обозы и т. д. Для перевозки всей этой массы были предназначены 13 транспортов, шесть десантных барж, семь буксирных катеров. Военные корабли Азовского отряда: канонерские лодки «Алтай», «Урал», «Салгир», «Страж», «Грозный»; вооруженные ледоколы «Гайдамак» и «Джигит». Большая часть их блокировала красный флот в Таганрогском заливе, часть прикрывала десант.
Погрузка происходила — авангарда в Керчи, главных сил и беженцев — в Феодосии. В ночь с 31 июля на 1 августа 1920 года (даты даны по старому стилю) десант вышел в море, и 2 августа на рассвете авангард был высажен в 14 километрах от станицы Приморско-Ахтарской, на косе Ясенской. Береговые батареи красных были уничтожены дальнобойными орудиями военных судов, и десант высадился без потерь. Станица Ахтарская была взята, там и происходила высадка главных сил, лошадей, орудий и всей материальной части.
Конная дивизия генерала Бабиева быстро продвигалась вперед. Были взяты станицы Тимашевская, Поповичевская, Брюховецкая. Конница доходила до 40 верст от Екатеринодара. Несмотря на блестящие победы генералов Бабиева и Улагая, наступление захлебнулось. Красные спешно перебросили крупные силы и атаковали десант со всех сторон. Наши части, заняв 5 августа станицы Поповичевскую, Тимашевскую, Брюховецкую, остановились на три дня — 6-е, 7-е, 8-е августа. Между командующим отрядом генералом Улагаем и его начальником штаба генералом Драценко происходили разногласия. Необходимое условие успеха — быстрота и внезапность — было утеряно. Большевики начали эвакуацию Екатеринодара. Красные лихорадочно подвозили по железным дорогам свои отборные части со всего Кавказа, окружая отряд со всех сторон, угрожая базе. Не оправдались надежды на всеобщее восстание казаков.
К 19 августа было решено эвакуировать десант из более удобного Ачуева. В течение девяти дней была произведена погрузка и вывоз в Крым всех частей, складов и беженцев.
Все до единого человека были вывезены. Красные аэропланы вели непрерывное наблюдение за движением частей, бросали ночью плавучие мины в порту, на которых взорвались миноносец «Звонкий», канонерская лодка «Алтай» и транспорт «Волга».
Генерал Врангель в своих записках вину за неудачный десант приписывает себе — неудачный выбор командующего. Прекрасный боевой генерал Улагай не хотел слушать своего начальника штаба. Десант был скован огромным тылом с большим запасом оружия, снарядов, продовольствия — и беженцами.
Полное отсутствие резервов — хроническая слабость Добровольческой армии — не позволило оказать никакого подкрепления десанту, флот спас десант.
Положительным результатом операции было значительное пополнение Русской Армии генерала барона Врангеля людьми и лошадьми: несмотря на жестокие потери у пехоты и юнкеров, десант вернулся в удвоенном составе: к эвакуировавшимся обратно в Крым частям присоединилось около 10 тыс. кубанцев.; привезли и 6 тыс. лошадей, что дало возможность существенно усилить конницу.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
ВЕТЕР
фельдфебель


Зарегистрирован: 23.09.2010
Сообщения: 475
Откуда: Почти Тюмень

СообщениеДобавлено: Чт Сен 23, 2010 9:26 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Уход Белой армии за Тобол и в августе 1919-го считаю одной из главных ошибок командования. Там можно было еще удержаться. А вообще вот интересный дневник:

Ссылку пока делать не умею,но кому интересно легко найдут по поисковику. В дневнике капитана лейб-гвардии Преображенского полка Дмитрия Дмитриевича Литовченко, и будет описана ситуация переломного лета 1919 года
Цитата:
«Этот прерванный смертью дневник моего отца, капитана лейб-гвардии Преображенского полка Дмитрия Дмитриевича Литовченко, является лишь малюсеньким осколком нашей трагической истории», — пишет живущая в Канаде его дочь, Т. Д. Литовченко-Вышеславцова.

Первая запись в этом дневнике сделана Дмитрием Дмитриевичем 7 января 1919 года (25 декабря 1918 по старому стилю), сразу после большевистского переворота в Киеве. Его отец, Д. В. Литовченко, председатель Петербургской Палаты, привез сюда семью из Петербурга, пытаясь спасти ее от большевистского террора. После переворота в Киеве Дмитрий и его товарищи решили уходить к Деникину, в Одессу:
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
ВЕТЕР
фельдфебель


Зарегистрирован: 23.09.2010
Сообщения: 475
Откуда: Почти Тюмень

СообщениеДобавлено: Вс Сен 26, 2010 12:54 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Неудачей Восточного фронта Колчака,хотя белое движение поддержала вся Сибирь и мобилизация усилила количественный состав армии в разы надо считать огромную нехватку офицерских кадров. Если Деникин мог формировать целые офицрские полки,то у Колчака рядовыми полками командовали капитаны
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
ВЕТЕР
фельдфебель


Зарегистрирован: 23.09.2010
Сообщения: 475
Откуда: Почти Тюмень

СообщениеДобавлено: Вс Сен 26, 2010 3:00 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Буду очень благодарен,если кто-то поможет найти сведения по 28-му Ялуторовскому полку. То что удалось найти в поисковиках увы все больше к нулю..... Может у кого другие ресурсы есть.....
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Иван Танов
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 30.08.2010
Сообщения: 637

СообщениеДобавлено: Вс Сен 26, 2010 4:32 am Ответить с цитатойВернуться к началу

ВЕТЕР писал(а):
Неудачей Восточного фронта Колчака,хотя белое движение поддержала вся Сибирь и мобилизация усилила количественный состав армии в разы надо считать огромную нехватку офицерских кадров. Если Деникин мог формировать целые офицрские полки,то у Колчака рядовыми полками командовали капитаны


А у красных прапорщики командовали армиями иногда, не то, что полками... Это их не расстраивало. Не было у Колчака много солдат. Не вся Сибирь его поддержала. И те, кто был не против него, тоже не все записались в армию. Так и на Юге было. Нехватка людей вообще, а не офицеров. "Нас было мало, слишком мало, От вражьих толп темнела даль..." - справедливо писал Туроверов.

_________________
И сколько бы терний ни сыпали,
Мы будем тверды как гранит:
Мы помним, что там, у Галлиполи,
Наш памятник гордый стоит…

Владимир Христианович Даватц
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
ВЕТЕР
фельдфебель


Зарегистрирован: 23.09.2010
Сообщения: 475
Откуда: Почти Тюмень

СообщениеДобавлено: Вс Сен 26, 2010 8:37 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Иван Танов писал(а):
А у красных прапорщики командовали армиями иногда, не то, что полками... Это их не расстраивало. Не было у Колчака много солдат. Не вся Сибирь его поддержала. И те, кто был не против него, тоже не все записались в армию. Так и на Юге было. Нехватка людей вообще, а не офицеров. "Нас было мало, слишком мало, От вражьих толп темнела даль..." - справедливо писал Туроверов.

Надо признать Сибирь была малонаселенной местностью и дйствительно крепкие хозяйственники неохотно шли воевать. Но именно Сибирь пополнила войска Колчака за 2 месяца с 20 тысяч до 200 тысяч. И вторая половина 1918 года и начало 1919 года были только победными. О нехватке офицеров может судить тот факт,что Деникин направил 100 гвардейский штабных офицеров в помощь Колчаку,но было уже поздно.Почитайте дневник Литовченко Д.Д.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Иван Танов
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 30.08.2010
Сообщения: 637

СообщениеДобавлено: Вс Сен 26, 2010 2:22 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

ВЕТЕР писал(а):
Иван Танов писал(а):
А у красных прапорщики командовали армиями иногда, не то, что полками... Это их не расстраивало. Не было у Колчака много солдат. Не вся Сибирь его поддержала. И те, кто был не против него, тоже не все записались в армию. Так и на Юге было. Нехватка людей вообще, а не офицеров. "Нас было мало, слишком мало, От вражьих толп темнела даль..." - справедливо писал Туроверов.

Надо признать Сибирь была малонаселенной местностью и дйствительно крепкие хозяйственники неохотно шли воевать. Но именно Сибирь пополнила войска Колчака за 2 месяца с 20 тысяч до 200 тысяч. И вторая половина 1918 года и начало 1919 года были только победными. О нехватке офицеров может судить тот факт,что Деникин направил 100 гвардейский штабных офицеров в помощь Колчаку,но было уже поздно.Почитайте дневник Литовченко Д.Д.


Да ведь я не спорю, что у Колчака могло не хватать офицеров, но у красных-то их тоже не хватало. Вот "пышноусый вахмистр" (выражение А. В. Туркула) Будённый - командовал целой конной армией. А всё потому, что солдат у него хватало при любом уровне потерь. При таком количестве солдат, можно вообще не разбираться в стратегии...

_________________
И сколько бы терний ни сыпали,
Мы будем тверды как гранит:
Мы помним, что там, у Галлиполи,
Наш памятник гордый стоит…

Владимир Христианович Даватц
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB