Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Российская Императорская армия: история и традиции Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 25, 2009 10:32 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Господа, в этой теме предлагаю говорить о царских офицерах, о Российской Императорской Армии, о ее истории и, главное, традициях.

Предлагаю поговорить и о царских офицерах и русской культуре.
Идея создания этой темы у меня возникла после того, как во многих темах нашего форума мы говорили о русских талантах, об офицерах-изобретателях, конструкторах, литераторах, инженерах и т.д.

Дабы не останавливаться только лишь на культуре и науке, предлагаю писать в данной теме и о дореволюционном офицерстве и тех персонажах, которые Вам импонируют. Частично так же эта тема была затронута в данном разделе в подтеме о юнкерах.

Ну а начну данную тему с цитирования произведения М. Залевского, дореволюционного офицера, сражавшегося в годы ПМВ в Действующей армии.

Слово "офицер" происходит от латинского Оfficе, означающего, в смысловом переводе, управление.
Немецкая энциклопедия определяет это слово, как "служебная степень с задачей обучения, воспитания команды, а также тактического и оперативного руководства на войне". Левая общественность, всегда изображала офицеров царской армии бездельниками, пропойцами, никчемными людьми. Впрочем офицеры не оставались в долгу, утверждая, что социалисты, кроме демагогии и слепого фанатизма, ничего дать не могли. На самом же деле, как мы видим из немецкого определения, на офицере, прежде всего, лежит воспитательная задача. Офицеру не надо "идти в народ", какую задачу ставили себе социалисты и "народники", офицер и день и ночь был с народом, одетым в военную форму. И кто, как не офицер, был истинным воспитателем и учителем, кто лапотника-новобранца превращал в грамотного солдата, разумного гражданина.
Почему солдаты шли за своим офицером в огонь и воду? Явно от братского общения, от той близости, каковая существовала между офицером и солдатом, близости реальной, а не пропагандной. Именно из ревности революционные партии в своей пропаганде называли офицеров "золотопогонниками", стараясь придать этому величанию отрицательное значение. Не состоятельно такое величание офицеров и потому, что стремление показать офицеров, как прислужников капиталистов - явная клевета и обман простых людей.

Правда, в социальном плане офицеры принадлежали к высшему сословию, но фактически они принадлежали к необеспеченной категории, поскольку офицерское жалованье едва было достаточным на содержание семья. Именно поэтому офицеры не торопились приобрести семью. При производстве в офицеры таковой получал, если он не был из семьи потомственных дворян, принадлежность к сословию личных дворян, притом независимо от того был ли он до производства мещанином или крестьянином по сословию. Однако, дети офицера - личного дворянина, не воспринимали сословия дворянства (личного), а оставались в той сословии, в каковом офицер, их отец, состоял до производства в офицеры. Только штаб офицерский чин вводил потомство в дворянское сословие.

Но производство в офицеры было в жизни молодого человека исключительным актом, притом исключительным во многих отношениях: во-первых, реальное вступление в деловую жизнь, в служение: во-вторых, вступление в состав защитников Отечества и, в-третьих, - переживание исключительного факта производства в офицеры производимого в торжественной обстановке.
Приказ о производстве поименно подписывал сам император. А для выпускников военных училищ, дислоцировавшихся в столице, тем более торжественно, поскольку сам император объявлял о производстве их в офицеры и напутствовал их на служение Родине.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.

Последний раз редактировалось: Дроздовский (Пт Сен 25, 2009 10:47 pm), всего редактировалось 1 раз
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 25, 2009 10:35 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Именно потому, что произведенный в офицеры становился личным дворянином, солдаты должны были обращаться к офицеру титулуя "Ваше благородие". И заметим, что в таком обращении солдат как бы напоминал офицеру, что он должен поступать всегда, при всех обстоятельствах благородно, в том числе и по отношению к подчиненным. Вот почему девизом юнкеров Николаевского кавалерийского училища служил короткий, но значительный, самообязывающий принцип:
"И были вечными друзьями солдат, корнет и генерал!" И, действительно, в русской кавалерии отношение офицеров к своим подчиненным было много мягче, дружественнее, нежели у соседей немцев и тем более, у австрийцев. Согласно указанному выше девизу, солдат рассматривался, как меньший брат, которого надо "вести".

Социалистическая пропаганда обвиняла офицеров в рукоприкладстве, но, во-первых, это было лишь исключением, ведь и святитель Николай Чудотворец, не выдержав на Вселенском Соборе Арианской ереси ударил по щеке одного из участников Собора. Ген. Деникин в своей книге "Путь русского офицера" подчеркнул, чт "русское законодательство раньше других покончило с этим пережитком средневековья, ибо даже в английской армии телесные наказания были отменены лишь в 1880 году, а в английском флоте и того позже - в 1906 году", у нас же - реформами шестидесятых годов XIX столетия. Укажем также, что в Австрийской армии существовало наказание подвешиванием наказуемого солдата со связанными руками к столбу, что нередко приводила такового к обморочному состоянию после пребывания в таком состоянии в продолжении нескольких часов. А к тому же там же применяли и кандалы. Лишь в 1918 году Австрия покончила с этой системой штрафования солдат.
Как показывает ген. Деникин, квалификация русских офицеров не уступала немецким и была выше французских. Но не только в профессиональном отношении русские офицеры отвечали предъявляемым требованиям. Вот обращение к только что произведенным офицерам императора Николая II:

Цитата:
"Несколько дней тому назад на этом месте я произвел в офицеры юнкеров Павловского военного училища и вы, наверное, уже прочли в газетах мое напутствие им, которое одинаково относится и к вам, поэтому я не буду повторять и скажу лишь несколько слов к предстоящей вам славной и, вместе с тем, тяжелой и ответственной службе офицера.
Будьте всегда внимательны и справедливы к солдатам, старайтесь своим личным примером воспитывать их и не прибегать напрасно к наказаниям..."

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 25, 2009 11:22 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Царский офицер М. Залевский о дореволюционной армии:

И я, на основании своего собственного опыта двухлетней службы в Действующей армии в Первую мировую войну, могу со всей ответственностью сказать, что пожелание императора не осталось лишь пожеланием, а применялось как вполне нормальное, диктуемое долгом офицера. Я за эти два года ни разу не наложил дисциплинарного взыскания и вовсе не потому, что я проходил мимо этой необходимости, а только потому, что меня мои уланы уважали за справедливость и заботливое к ним отношение, и избегали всего, что мне, как их начальнику, доставило бы неприятности. А, если кто-либо начинал безобразничать, то его тут же останавливали его товарищи. Военный уклад солидаризировал отношения, уравнивая все разнородные, социальные, имущественные, ду-ховные и персональные факторы. В полку создавалась одна полковая семья.
И, как в семье царит любовь, и взаимная помощь в случае затруднений и беды, граничащая с жертвенностью, так и в полку и вообще на военной службе. А офицер, как бы он не был моложе солдат, в особенности сверхсрочных или призванных из запаса, остается для них если не отцом, то заботливым братом. Случаев, когда раненого офицера выносили солдаты из сферы сильного огня, множество.


Конечно уважать солдаты станут только бравого офицера. А император Николай I не любил тех, кто не сознавался в своей вине и говорил, что трус признать свою вину будет трусом и в сражении. То же самое повторял и директор Пажеского корпуса П. Игнатьев:
"Где правды нет, там чести нет. Трус всегда и везде трус"...


Отличительная черта русских офицеров - достоинство, как по отношению к самому себе, так и к офицерскому званию. Бывало, начальники делали замечания своим подчиненным чересчур резко и не справедливо, тогда подчиненному оставалось в рамках дисциплины защитить свое достоинство. Наш русский философ И. А. Ильин весьма ярко определил такое положение "искусством повиноваться без унижения"
В "Военно-историческом вестнике" (№ 45-46) Л. О. Бек-Софиев так формулирует эту проблему:
"Умение не растеряться, смело и разумно, не нарушая дисциплины, возразить на резкое или грубое замечание начальника, вот моральное достоинство русского офицера, которое всегда быстро смиряло и укрощало гнев любого строгого начальника".
И указанный автор приводит случай, когда на смотру кавалерийскому полку вл. кн. Николай Николаевич из-за непонравившегося ему перестроения позволил себе применить бранное неприличное выражение. Командир полка, выслушав спокойно все это, стал отъезжать от гневного великого князя, но его догнал адъютант Николая Николаевича и передал приказание вернуться. На вопрос великого князя почему он позволил себе отъехать во время разбора учения, командир полка ответил:
"Ваше Императорское Высочество, когда Вы мне говорите о кавалерийском деле, я Вас слушаю, в Ваших же "выражениях" я не компетентен..."

И вел. кн. обнял командира полка и все окончилось благополучно.

Известно, что император Николай Павлович так же не сдерживал порой своего раздражения, но он всегда, когда выяснялась его неправота, просил у пострадавшего или оскорбленного извинения, притом даже публично в присутствии многих лиц.
Укажем еще один случай, в котором офицер защищал не только свое офицерское, но и национальное достоинство. Император Александр I послал в Вильно, где пребывал Наполеон, Балашова с соответствующим письмом и здесь самоуверенный император стал расспрашивать посланника обо всем, в частности о количестве церквей в Москве, и какая дорога ведет в Москву, желая, видимо, внушить русским беспокойство и страх. Но Балашев, не смутившись, с достоинством ответил:
"Ваше Величество, последний вопрос для меня затруднителен: дело в том, что, подобно итальянцам, а прежде римлянам, говорящим "все дороги ведут в Рим", русские говорят, что дорогу выбирают по вкусу, Карл XII, например, пошел на нее через Полтаву".


_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 25, 2009 11:29 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Костюмы офицеров царской армии

Image

Царь в окружении офицеров в Царском Селе
Царская Семья с офицерами конвоя в Ставке, Могилев 1915 г.

Image

Царские офицеры:

Image

Image

Офицеры стрелковых войск с Государем:

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2009 12:49 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Наряду с достоинством в русском офицере обнаруживаем и откровенность и мы приведем пример, указанный "Историческим вестником" (т. 86). В. Мамаев в этом журнале пишет:

Когда в Житомирскую губернию прибыл новый губернатор Лошкарев и когда к нему адъютантом генерал-губернатором был рекомендован автор указанных воспоминаний, Лошкарев принял рекомендацию Бибикова, но держал себя по отношению к адъютанту холодно, что, конечно, не создавало рабочей обстановки. Как-то супруга губернатора, в присутствии своего мужа, заметила адъютанту, что он-де чуждается их общества, на что таковой простодушно ответил:
"Я сам тягощусь таким отношением, но холодность генерала отталкивает меня от всякого сближения". И губернатор, взяв за руку своего адъютанта, благодарил его за откровенность и объяснил причину своей сдержанности. А она оказалась известной привычкой генерал-губернаторов всюду расставлять своих осведомителей. Между губернатором и его адъютантом наступило дружелюбие, во всем доверял Лошкарев своему адъютанту и даже перешел "на ты".

Мы упомянули фамилию Бибикова и потому напомним, что он нанес поражение Пугачеву и затем стал членом Государственного Совета и именно о нем дана характеристика в стихах:
С простым ты был простой,
Мудрец был с мудрецами,
С героями герой,
Любезный друг с друзьями.

Все эти черты принадлежали русскому офицеру, которому нужна была и житейская мудрость и скромность, даже у крупных начальников. В пример укажем П. С. Ванновского, который был и военным министром и министром просвещения. И, вот, о его деятельности был написан И. В. Мещаниновым очерк, который был прочитан и министром, ответившим в письме автору:
"Прочел, фактическая часть верна, но личность моя идеализирована; такой оценки я не заслуживаю: я стремился к тому, что здесь написано, но по слабости человеческой, достичь не мог".
Тот же Ванновский, слыша нападки социалистов на офицерство, говорил своим помощникам:
"Как видите, господа, ваш министр не совсем же заурядный фельдфебель".
Современники говорили про него, что он похож на Николая Павловича: как военный - строгий, по виду, требовательный, но, вместе с тем, сердечный, добрый, и всегда справедливый. Он имел большой опыт и в воспитательной деятельности: будучи директором Павловского кадетского корпуса, начальником Павловского военного училища, начальником Офицерской стрелковой школы, руководителем Военно-медицинской академии. Военная его служба и офицерская среда воспитали в нем все указанные черты.

Но что зовет молодых людей к военному поприщу? Видимо все нами указанное, а иногда и "зов поколений". Часто из поколения в поколение проходит в составе одного и того же полка и та же фамилия. Вот судьба В. В. Крестовского, автора "Петербургских трущоб" и "Панургова стада", который будучи 28 лет, неожиданно стал юнкером 14 Уланского Ямбургского полка. Свой шаг он объяснил просто:
"Мой дед был уланом, мой отец был улан, стало быть и я должен быть уланом".
Но некий Елец в приложении к сочинениям Крестовского этот шаг объясняет иначе:
"Ему нужна была среда, которая гарантировала бы ему целительное спокойствие и он, наконец, после долгих исканий, нашел его в армии".
Характерно еще одно обстоятельство, а именно, что "прогрессивная общественность" травила Крестовского и Лескова и он пошел на военную службу. Лесков же дал отпор своим произведением "На ножах".
Нечто аналогичное находим и в биографии Зощенко, который смолоду страдал меланхолией, хандра всюду его преследовала и он даже решил покончить с жизнью. Но наступила война и он пошел в армию, служа офицером в славном боевом Мингрельском полку Кавказской гренадерской дивизии, с которым он участвовал во многих боях, был отравлен газами и, удивительно, никакой хандры, наоборот, он все время находился в радостном состоянии, чему способствовали дружба офицеров, взаимная опасность и взаимная выручка. А когда он демобилизовался, хандра снова стала его преследовать: за три года он переменил десять профессий, двенадцать городов, ничего не помогало.

Еще важно отметить, что офицеру иногда приходится бороться с самим собой, ради службы, ради родины изгонять из себя естественные человеческие чувства, положительные в мирных условиях, но исключаемые войной. Я говорю не только об отношении к противнику, который все же враг, но и в отношении к своим же русским военнослужащим. Вот пример, приведенный В. А. Энгельгардтом. В Японскую войну он с разъездом был выслан в дальнюю разведку, когда наткнулся на японскую разведовательную группу. Завязалась перестрелка, в которой был тяжело ранен один его солдат и именно тот, с которым он накануне вел дружескую беседу. Автор пишет:
«Это была первая жертва войны, с которой я столкнулся вплотную, и тяжелые, грустные мысли зашевелились у меня в мозгу. Искренне жалко стало мне этого жизнерадостного молодого человека, которого я только что видел с мыслями о своей семье, о своем хозяйстве, бесконечно далекого от всего, что связано было с войной, с великодержавной политикой России, с ее ролью на Тихом океане... он и о существовании этого океана имел лишь смутные пред» ставления. И вот его послали в эту чуждую ему Маньчжурию влепили пулю в живот, а завтра мы его похоронили в горах, далеко от родного очага...». Действительно, как не помыслите такое в данном случае, но... ведь война, враг еще стреляет... и Энгельгардт продолжает:
«Однако я тут же осознал, что пок добные мысли — не военного человека и, сказав несколько слов утешения умирающему, отошел от него, решительно отогнав прочь неуместную размязгченность» («Сборник пажей»№17).


Штатскому человеку невдомек, что офицеру приходится бороться не только с врагом, но и с самим собой, со своими искренними чувствами и такое владение собой необходимо для каждого, кто вступил на путь офицера.
А это чувство, эта способность управлять собою и сдерживать размягченность вырастает в офицере в непоколебимость, без которой офицер вовсе не офицер, командующий — не командующий, император — не император. Разве легко было императору Николаю Павловичу приказать открыть артиллерийский огонь против бунтовщиков на Сенатской площади, огонь против своих же?

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2009 12:58 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Почтовая карточка Российской империи, Казак-Конвоя Е.И.В., начало XX века.

Image

Князья Константин и Игорь Романовы

Image

Офицеры транспорта "Иртыш"

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2009 1:03 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Российская Императорская Армия:

Image

Image

Image

Image

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2009 1:06 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Image

Image

Image

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2009 1:10 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Image

Image

Image

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2009 1:15 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Image

Офицеры 23-й арт. бригады.

Image

Офицеры 23-й арт. бригады у захваченной в каушенском бою немецкой пушки

Image

Группа офицеров 8-го Сибирского казачьего полка

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2009 1:23 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Корнет М.А.Катков и унтер-офицер из вольноопределяющихся.

Image

М.К. Дитерихс Генерал-лейтенант Генерального штаба, участник Первой мировой войны, командующий 2-й Особой русской бригадой, сражавшейся в Македонии
Image

К.Г. Маннергейм

Image

Генерал Деникин с офицерами

Image

Генерал Кутепов

Image

Ефрейтор и мл. унтер-офицер 48-го Сибирского стр. полка.

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2009 1:43 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Сафарбек Мальсагов-офицер царской армии

Image

Мундир царского офицера

Image

Офицеры со своим Государем

Image

Офицер с семьей, 1915 год ( офицер царской армии Пётр Шилов)

Image

В.О. Каппель, генерал-лейтенант царской армии

Image

Дореволюционное офицерство

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7421
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2009 3:07 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Офицеры:

Image

Image

Граф Келлер - первая шашка Русской армии

Image

Присяга

Image


Спиной к камере старший офицер Нилов.

Image

За Веру, Царя и Отечество!

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2009 6:06 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Леонид Соболев
Капитальный ремонт (отрвыки) ч. 1


Image
Император Николай II на юте броненосного крейсера "Рюрик". Балтийский флот.

...Катер, содрогаясь своим широким и низким корпусом и часто стуча машиной, обогнул остров и повернул к рейду. Рейд застыл, распластавшись под утренним солнцем ровной и свежей гладью, бесцветной у катера и синеющей к горизонту. "Генералиссимус граф Суворов-Рымникский" вдавился в нее тяжко и грузно, и казалось, что серо-голубая броня его бортов отлита одним куском с серо-голубой водой. Он огромен, молчалив и недвижен. Палуба широка и просторна, как соборная паперть. Четыре орудийные башни одна за другой встали в ряд с кормы до носу; их длинные стволы вытянулись из амбразур в стремительном поиске врага и так и застыли над палубой. От простора палубы башни кажутся небольшими и броня их - невесомой. Но броня тяжела: она одела башни и рубки толстой двенадцатидюймовой коркой, она перекрыла корабль вдоль и поперек тяжкими листами и окружила борта тысячепудовым поясом. Броня так тяжела, что громадный корабль, раздавливая воду, утонул в ней двумя третями своего корпуса, оставив над поверхностью воды только низкий борт и палубу, как отдыхающий на воде пловец оставляет над водой один рот - только чтоб не захлебнуться. Низки борта, и потому не понять береговому человеку, как огромен этот линейный корабль и сколько этажей, трапов и глубоких шахт скрывается в его подводном чреве.

Между башнями полнотелые дымовые трубы вздымаются из палубы двумя высокими прямыми колоннами. Мачты, отягощенные внизу рубками и мостиками, стремительной стальной спиралью пронизывают их сложное и тяжкое металлическое сплетенье и, освободившись, взвиваются в небо ровным прямым деревом стеньг, истончаясь, легчая, обостряясь в тонкие иглы флагштоков. Если закинуть голову и смотреть на флагшток, то кажется, что облака бегут совсем рядом с ним и что там - постоянная свежая и легкая тишина.

Нет на корабле более достойного места для флага в бою. Здесь распластывает его быстрое движение корабля; здесь реет над эскадрой его синий косой крест, угрожая и презирая; здесь не обжигает его трепещущих складок горячий огонь, пузырями вылетающий из длинных стволов орудий, и не закрывает его гордости и славы желтый дым залпа. А когда вода, ринувшаяся в пробоины, нальет доверху все шахты, все этажи и все человеческие рты, даже когда она, проглатывая дым и жар, шипя, польется сверху в дымовые трубы, то и тогда флаг, охраняя честь и доблесть российского императорского флота, последним уйдет в воду... Именно этот образ нравился Ливитину: уходящий в воду флагшток с трепещущим на нем андреевским флагом.

Но корабли гибли иначе. Они переворачивались грузно и неудержимо, измучив перед этим людей неверной надеждой, что крен не смертелен, - и флаг, описав вместе с мачтой огромную стремительную дугу, уходил в воду, согревшуюся от жара котлов и теплоты человеческой крови. Флаг тонул раньше безобразно торчащего над водой борта, по которому, скользя, карабкались люди. Так было с восемью боевыми кораблями в проливе Цусима. И с таких же высоких и гордых мачт спускала флаг сдавшаяся японцам Небогатовская эскадра.

И сюда же, в эту легкую тишину, в бег облаков, с достойной медлительностью, вползает адмиральский флаг, когда нога адмирала там, далеко на юте, властно станет на палубу корабля, избранного быть флагманским. Адмиральский флаг бессменно дежурит в вышине; днем и ночью он парит над эскадрой, подобный одному из черных орлов на адмиральских погонах, - хищный, зоркий и жестокий. С этой высоты он видит все, как видит все его адмирал из своей кожано-шелковой каюты на корме. Сюда, в легкую тишину, несутся звуки горнов и оркестров со всех проходящих мимо кораблей с выстроенной на борту командой. Сюда, в гордое уединение, бьют хлопки салютных выстрелов всех портов, где появляется плывущий глубоко внизу под этим флагом корабль. Отсюда, с властной высоты, адмиральский флаг молчаливо подтверждает волю адмирала, объявленную пестрым трепетом сигнальных флагов.

Image

В офицерской кают - компании


Image


Офицеры легендарного эсминца «Новик» (1916 г.). Крайний справа — командир корабля капитан 1 ранга М. А. Беренс, в центре — старший офицер Г. К. Граф


Последний раз редактировалось: Manfred (Сб Сен 26, 2009 7:40 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2009 6:58 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Леонид Соболев
Капитальный ремонт (отрвыки) ч. 2


Image

на юте броненосного крейсера "Рюрик" наблюдают за ходом маневров эскадры . 1911 г. Балтика.

Нет людей на этом острове плавающей стали. Сталь любит числа. Она родилась на заводах в числах градусов, в числах атмосфер, в числах тонн. Сквозь числа формул и числа чертежей она прошла великий машинный путь и вновь обрела числа:
26000 тонн водоизмещения;
42000 лошадиных сил в турбинах;
592 фута длины;
40000000 рублей затрат;
12 двенадцатидюймовых орудий;
1186648 заклепок;
1186 матросов;
39 офицеров;
1 командир - это только числа, обыкновенные числа, без которых сталь не могла бы жить - то есть передвигаться по воде и бросать из стальных труб стальные цилиндры, чтобы поразить другую сталь, в которой 2000000 заклепок и 1306 матросов.

В ее тяжкой броневой скорлупе, в скупом просторе башен, казематов, отсеков хитро и экономно расставлены тысячи приборов. Одни - грубы, неприхотливы и легко заменимы. Таков прибойник стодвадцатимиллиметрового орудия, вталкивающий снаряд в дуло: это просто палка с обитым кожей утолщением на конце. Он может валяться на сквозняке, не боится ни дождя, ни мороза, он груб и крепок и в случае поломки может быть мгновенно заменен. Другие - хрупки, капризны и ценны; это - хронометры. Их берегут в бархатном покое пружинного ящика, им отведена особая каюта, где температура ровна, где их не беспокоят рев и сотрясение орудий, и ежедневно штурманский офицер тонкими, осторожными пальцами заводит их длинным золоченым ключом и записывает максимальную и минимальную температуру каюты. От прибойника до хронометра - все приборы на корабле имеют свою ценность и требуют той или иной суммы забот.

Человеческие приборы на корабле также различны. Одни - грубы, неприхотливы и крепки: матрос второй статьи, по судовому расписанию номер 422 - пара рук для подносимого к заряднику снаряда, цепкая, хваткая и сильная. Он не боится ни дождя, ни сквозняка, ни солонины. Он груб и крепок и в случае порчи может быть мгновенно заменен. Другие - капризны, хрупки и ценны: офицеры. Их держат в кожаном покое пружинных кресел кают-компании, где температура ровна и воздух чист от запаха пота и грубых слов, их ежедневно свозят на берег в общество равных им и привычных людей, их ежемесячно заводят золотым ключом крупных кредиток и тщательно смазывают тугую пружину честолюбия. Матроса делают год-полтора, офицера, как и хронометр, обтачивают, шлифуют и выверяют десятками лет. От командира корабля до матроса второй статьи - все обслуживающие корабль человеческие приборы имеют свою ценность и требуют той или иной суммы забот.

Нет людей на этом острове плавающей стали. Есть адмиралы, офицеры, кондукторы, унтер-офицеры и матросы. Они расставлены по ступеням раз навсегда установленной службы, одни выше, другие ниже, и каждый на своей ступеньке ждет удара сверху и посылает удар вниз, - но никогда не наоборот. Порядок вещей определен столетиями, и нервное подергивание адмиральской щеки на верхней ступени лестницы мгновенно отдается на нижних ступенях хриплым матюгом унтер-офицеров, а короткое слово "кабак-с!", слетевшее с адмиральских поджатых губ в разговоре наедине с командиром корабля, разливается по нижним ступеням широкой волной полутора годов карцера, распределенных поровну между тридцатью шестью матросами, плохо вымывшими кубрик No 20...


-----------------------------------------------------------------------------------
Примечание от М. : Леонид Соболев - советский писатель - маринист. На это надо сделать скидку. Но он был гардемарином Императорского флота и братом морского офицера, и видел все воочию...
Image




Image

Нестор Александрович Монастырев - командир подводной лодки "Скат"


Последний раз редактировалось: Manfred (Сб Сен 26, 2009 8:31 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB