Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Рабочие бунты и протесты против большевизма Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 1704

СообщениеДобавлено: Чт Июл 19, 2012 5:31 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Чапанная война

Чапанная война (чапанное восстание) — одно из самых крупных крестьянских восстаний против большевиков в России. Происходило на территории Сызранского, Сенгилеевского, Карсунского уездов Симбирской и Ставропольского и Мелекесского уездов Самарской губерний в марте 1919 г. В восстании участвовало до 150 тысяч человек, хотя современные специалисты считают, что бунтарей было по крайней мере вдвое больше. При этом в знаменитом «антоновском» восстании в Тамбовской губернии участвовало около 50 тысяч крестьян, а в Кронштадском мятеже и того меньше - порядка 30 тысяч солдат и матросов. Но если упоминание о двух последних восстаниях можно найти в школьных учебниках истории советского времени, то о «чапанной войне» на Средней Волге до 90-х годов знали лишь специалисты.
Как и в других регионах России восстание было вызвано антинародной политикой большевистского правительства: политическая и продовольственная диктатура, продразвёрстка, грабёж деревни. В этот момент Белые, армия Колчака, наступали к Волге и крестьянство, уже испробовав власти и белых, и красных, в критический момент потянулось все-таки к белым.
Главной причиной восстания стал ленинский Декрет о продразверстке от 11 января 1919 года. Согласно ему у крестьян начали отбирать хлеб, оставляя лишь прожиточный минимум и посевной фонд зерна. Тем самым подрубалась экономика села, вводился «военный коммунизм».
В начале 1919 в деревнях и сёлах Симбирской губернии находилось 3500 рабочих из продотрядов и 1700 продармейцев, присланных из городов центра страны для заготовок хлеба. К февралю 1919 г. у симбирских крестьян было изъято свыше 3 млн пудов хлеба. Между тем в это же время началось взимание чрезвычайного налога, введённого правительством в декабре 1918 г. Среди крестьян сформировалось мнение, что их обрекают на голодную смерть.
Восстание началось 3 марта 1919 года в селе Новодевичьем Сенгилеевского уезда Симбирской губернии (св. 1 тыс. дворов, нас. 8,5 тыс. человек). Поводом послужили грубые действия уполномоченных по сбору налога, прибывших в село с требованием поставок государству хлеба и скота. Сбежавшиеся к церкви крестьяне ударили в набат, что послужило сигналом к началу восстания. Жители Новодевичьевого арестовали членов волисполкома, коммунистов, уполномоченных, захватили телеграф и разоружили отряд красноармейцев (50 человек).
4 марта состоялся съезд, переизбравший волисполком. Тогда же в Новодевичье на выручку к арестованным коммунистам прибыл отряд под командованием начальника уездного ЧК Казимирова и краскома Павлова. Однако красноармейцы перешли на сторону крестьян, а Казимиров и Павлов были взяты в плен. Чекист В. Казимиров со своим помощником, краском Павлов и, арестованный накануне, инструктор Сенгелеевского упродкома были расстреляны и их тела бросили в волжскую прорубь.
После чего крестьяне организовали свой штаб и совет для руководства восстанием. В тот же день ближайшие к Новодевичьему села: Усолье, Усинское, Ягодное — присоединились к восстанию. 5 марта 1919 посланный против повстанцев из Сенгилея красноармейский отряд в с. Ягодное попал в окружение и был разоружён, а его командир Гринберг расстрелян. Красноармейцы перешли на сторону повстанцев.
После этой победы на территории Симбирской и Самарской губерний, как солома, вспыхнул огонь крестьянской войны. Крестьяне свергали большевистскую власть, в освобождённых сёлах разгоняя комитеты бедноты и уничтожая чекистов и коммунистов. Оружия у восставших было мало, в ход шли самодельные пики, вилы, топоры и даже палки. Восстание получило название «чапанное» — по зимней крестьянской одежде домашнего изготовления.
В близлежащие уезды и волости, а оттуда по сёлам из Новодевиченской волости распространялись воззвания с просьбой о поддержке восстания крестьян. Вот только одно из них, адресованное Аскульскому сельскому совету Ставропольского уезда. «5–го марта с.г. – говорится в послании, - в Новодевиченской, Ягодинской, Бектяшинской и других волостях произошли крестьянские восстания против насилий вооружённых отрядов в отбирании у крестьян хлеба, скотины и даже кур. Ввиду чего крестьяне, не стерпя этих насилий, восстали и обезоружили несколько отрядов. Все мобилизованные солдаты этих отрядов примкнули к крестьянам, поэтому просим всех крестьян и солдат поддержать крестьянское восстание и вести всеобщую борьбу с тем, чтобы стереть с лица земли коммуннистическое насилие. Просим воззвание распространять по соседним сёлам и волостям». Надо отметить, что это воззвание подписано не какими-то кулаками, эсерами или контрреволюционерами, а председателем сельского совета села Мазино Новодевиченской волости Архиреевым и секретарём Свистуновым.
Вооружённые вилами, топорами, палками, а также берданками и «трёхлинейками» «чапаны» захватили значительную часть Сенгилеевского, Мелекесского, Сызранского уездов. В освобождённых сёлах они разгоняли комитеты бедноты, из местных Советов изгоняли коммунистов.
На следующий день образовался объединенный отряд вооруженных крестьян количеством около 20 тысяч человек, который возглавил бывший солдат Иван Голосов. Вечером этот отряд влился в стихийную армию численностью не менее 50 тысяч человек под командованием офицера царской армии в отставке Александра Долинина. К 10 марта в движении против красного режима уже участвовало не менее 150 тысяч человек.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 1704

СообщениеДобавлено: Чт Июл 19, 2012 5:32 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Из Ягодного повстанцы повели наступление на г. Ставрополь (ныне Тольятти) через сёла Подстепки, Московку, Никольское и Борковку. 7 марта город был взят без боя. Большевистские руководители еще накануне бежали от народного гнева, город встретил крестьянскую армию хлебом-солью и колокольным звоном. Здесь вся полнота власти перешла к избранным горожанами коменданту — жителю села Ягодное Ставропольского уезда А. В. Долинину и его помощникам — Белоусову и Бастрюкову. Ставропольский исполком через свою газету «Известия» обратился к гражданам с воззванием: «Вся власть трудовому народу! Долой засилие коммунистов!». Воззвание заканчивалось словами: «Товарищи — Граждане, спешите оказать поддержку Народной власти. Жертвуйте, кто что может. Да здравствуют Советы! Да восторжествует Воля Народа!».
В этом же номере газеты под рубрикой «Вести с фронта» рассказывалось о боевых успехах повстанцев. Вот сообщение под названием «Бой под Хрящевкой».
«Сегодня, 11 марта, - говорится в заметке, - состоялось сражение с противником. Подошла их пехота и мы бились с нею, не уступая ни шагу, часа четыре с половиной. Потом отступили в село и из разных мест засады при вхождении красных открыли по ним огонь. Они стушевались. Мы в этот момент бросились народными силами на «Ура!», этим их устрашили. Они побежали в панике. В погоню пустили кавалерию с помощью пехоты, которая преследовала и колола красных. Раненых с нашей стороны трое, убитых нет. Военный руководитель Петров».
Далее идёт сообщение из села Ягодное: «11 марта. Красные отступили опять на Белый Яр. С неприятельской стороны есть убитые, а сколько, пока не выяснено. С нашей стороны потерь нет. Настроение в Хрящёвке бодрое. Противник отступил в панике. Делегат Солдатов».
Ставрополь стал основным центром чапанной войны - «ядром контрреволюции», как говорится в документах. Активно поддержали вспыхнувшее восстание жители села Жигули. Здесь в первые же дни были арестованы все коммунисты, в их квартирах произвели обыск. Из крестьян села организовали отряд самообороны, которым руководил А. Бутрашкин – человек в военном деле опытный: ранее он был инструктором Всеобуча. В местной церкви священник Востоков отслужил молебен «о даровании победы над супостатами». Штаб в селе Жигули имел своих разведчиков, был и связной с комендантом Ставрополя. Эту обязанность выполнял бывший урядник Иван Орлов. Село Жигули поддерживало тесную связь с сёлами Валы и Александровское. Так, в Валовский сельский совет из Жигулёвска поступило сообщение следующего содержания: «Согласно постановления Временного Революционного Жигулёвского штаба от 8–го марта 1919 года за № 1, последний просит всех граждан, кому дороги интересы крестьян: Призвать всех добровольцев, не считаясь с их возрастом; произвести мобилизацию от 21 до 35 лет включительно. Все добровольцы и мобилизованные должны откликнуться на призыв штаба и прибыть завтра в Жигулёвский военно-революционный штаб для общей организации с восставшими соседними волостями против большевиков. Председатель Временного революционного штаба Т. Панчихин, члены штаба Пронин, Власов».
Восставшие намеревались захватить Сызрань, Самару и выйти на соединение с наступавшей с востока армией Колчака.


После взятия Ставрополя восстание перекинулось на левый берег Волги, под угрозой оказалась уже не только Сызрань, но и Самара.
В Самаре 7 марта по инициативе председателя губкома партии В. В. Куйбышева и командующего 4-й армией Восточного фронта М. В. Фрунзе был образован революционно-полевой штаб, затем военно-революционный комитет. Этим органам были подчинены группы агитаторов и все воинские части. Ими же был разработан план наступления на очаги восстания. Куйбышев требовал «подавить кулацкий мятеж самыми жесткими методами». Для борьбы с крестьянами по Самарской губернии провели мобилизации — рабочую (каждого второго) и партийную (поголовно), бросили части Самарского укрепрайона.
Предполагалось, не ввязываясь в локальные бои с многочисленными крестьянскими отрядами, нанести удар основными силами по штабу повстанцев в Ставрополе и тем самым обезглавить восстание.
Сформированный в Симбирске штаб внутреннего фронта направил против восставших карательные части, состоявшие в основном из продотрядников, резервистов и чекистов. Но сил для подавления восстания оказалось недостаточно, повстанцам удалось разбить несколько отрядов карателей. Так 8 марта в селе Усинское отряд из 110 продотрядовцев и красноармейцев попал в засаду и был поголовно истреблен. Пришлось привлекать регулярные части Красной армии и отряды ЧОН (части особого назначения), составленные из мадьяр и австрийцев.
Война велась не только между военными подразделениями восставших и отрядами Красной Армии. Накал ненависти был столь велик, что крестьяне в одиночку выслеживали военных комиссаров, членов большевистских ячеек и сводили счёты. Так, крестьяне Вечкунин и Бякерев около села Русские выселки Ставропольского уезда выследили и убили военного комиссара Воронкова вместе с одним из местных большевиков.
Не менее ожесточённая война чапанов шла и в Сызранском уезде. Здесь организаторы восстания образовали заставы, а потом ударили в колокола, собирая народ на сход. Руководителем восстания избрали Павлова. Отряд под его командованием отправился в рейд по населённым пунктам уезда, который вскоре весь был охвачен восстанием.
9 марта в Самаре восстал запасной полк Красной армии, перебив комиссаров. Против запасного полка направили батальон губернского ЧК, курсантов школы красных командиров, рабочий продовольственный полк, 2 батареи, пулеметную роту. Мятежники были не вооружены, они потеряли время, захватывая городской цейхгауз. Их окружили и разгромили. К 10 марта «чапанное» восстание достигло своего наивысшего размаха, охватив всё Среднее Поволжье. В тот же день большевики, подтянув регулярные части Красной армии с пулемётами и артиллерией, начинают решительное наступление на повстанцев. Как всегда активно использовались наёмники - 2–я интернациональная рота, в которой находились мадьяры, вооруженные пушками и пулемётами. Большевики знали, кого привлекать для подавления крестьянского восстания. Чужеземцы не знали ни жалости, ни пощады по отношению к местному населению. Наступление на центр восстания г. Ставрополь повели с двух сторон — от Сызрани и Самары.
Всего в распоряжении командира Шевердина, возглавившего карательный отряд, насчитывалось 400 человек пехоты и 75 кавалеристов. Главный удар был направлен против города Ставрополя с целью обезглавить руководство повстанцами. Вот как выглядит проведённая военная операция согласно «Рапорта Шевердина в Губернское ЧК товарищу Левитину М. Ф. от 17 марта 1919 года».
«Довожу до Вашего сведения, что, выполняя приказ в короткий срок подавить в губернии эсеро-кулацкие мятежи, вверенные мне части и подразделения, действующие в Ставропольском уезде имели успех. До подхода к уездному городу (Ставрополю. - Прим. авт.) разгромлены крупные волостные повстанческие очаги в сёлах Старая Бинарадка, Пискалы, Ерёмкино, где с нашей стороны сражениями руководили командиры Кудрявцев и Шугар. Очищены от противника с жестокими боями Мусорка, Узюково и Ташла. Серьёзное столкновение произошло у селения Фёдоровка, где погибли комиссар Ингельберг и три красноармейца ставропольской караульной роты. У села Ерёмкино во время бурана отчаянное сопротивление оказали мятежники, которыми остервенело командовала жительница Новой Бинарадки Ирина Феличкина. Кулацкая фанатичка пленена и расстреляна.
Под Хрящёвкой отважно сражался отряд тов. Берко. Там с применением артиллерии предварительно были разбиты баррикады, затем действовали стрелки и кавалеристы.
Успешно подавлены крупные повстанческие гнёзда и в других волостях левого побережья Волги до границы с Сенгилеевским уездом.
На правом берегу Волги, от Ширяева и далее в Жигулях, действовал смешанный ставропольский отряд тов. Румянцева, где также опасные очаги ликвидированы с небольшими потерями с нашей стороны.
Как было приказано, к Ставрополю подступили объединёнными силами со всех сторон и одновременно штурмом 14 марта овладели городом. Первым ворвался в него головной отряд комиссара Павлова. За ним ринулись остальные подразделения. После недолгого сопротивления неорганизованные банды мятежников стали разбегаться. В одном месте большой группе чапанов удалось прорваться через прогал не замкнутого нами круга и уйти в сторону села Ягодное. Остальные попали под плотный пулемётно–ружейный огонь заградительных отрядов. Мятежники в панике отступили к Волге, но путь к Жигулям им был открыт только через большую полынью.
К пяти часам утра город был под полным нашим контролем. Есть пленные. Пойманные помощник коменданта Белоусов и военный советник полковник колчаковской армии Сперанский допросу не подвергались. Первый пристрелен при попытке к бегству, второй спонтанно повешен кем-то на базарной площади. Коменданту Долинину и его сподвижнику Горбунову по кличке Коновод удалось скрыться. Преследование повстанческих групп, поиски и аресты участников чапанки в уезде продолжаются.
Остатки ослабевших мятежных очагов в волостях Ставропольского уезда ликвидируются нашими подразделениями, а также группами чекистов, милиционеров и продотрядовцами. Связь с отрядами соседних неблагополучных уездов поддерживаем.
В сёлах, очищенных нами от кулацко–эсеровских элементов, вперегонки проходят крестьянские митинги. Их резолюции поступают в Ставрополь».
Плохо организованные и слабо вооруженные крестьянские отряды несмотря на отчаянное сопротивление: каждое село на пути к Ставрополю красноармейцам приходилось брать штурмом, — не могли сдержать натиск регулярных войск. 13 марта красные пробились к городу и после ожесточённого боя, длившегося более суток, захватили его утром 14 марта. Всё руководство восстанием погибло, кроме Долинина, который сумел пробиться с остатками защитников Ставрополя из окружения. Его помощники, Белоусов и Бастрюков, попали в плен и были расстреляны. В тот же день пало село Новодевичье. Последний крупный бой произошел 17 марта, когда крестьянский отряд в 2 тысячи человек, пытавшийся взять уездный город Карсун, был разбит частями Красной Армии, посланными из Симбирска.
Командарм М. В. Фрунзе о своих «успехах» в борьбе против крестьян докладывал В. И. Ленину: «При подавлении восстания убито, пока по неполным сведениям, не менее 1000 человек. Кроме того, расстреляно свыше 600 главарей и кулаков. Село Усинское, в котором восставшими сначала был истреблён наш отряд в 110 человек, сожжено совершенно».К 26.04 восстание было подавлено. По Самаре прошла волна арестов — ее очищали от бывших офицеров, эсеров и "шпионов". Даже в штабе Фрунзе взяли 26 человек.
Разгромив основные силы повстанцев, большевики обрушили массовые репрессии на жителей восставших сёл и деревень: крестьян сгоняли в концлагеря, расстреливали, вешали и топили в реке, деревни сжигались.
Тех, кого не уничтожили сразу, препровождали в места «концентрационного заключения» - в Сызрань. Арестованных было так много, что пришлось под руководством большевика Гольдштейна создавать особую комиссию «по разгрузке мест заключения», которая в случае перенаполнения камер тюрьмы без суда и следствия выносила решения о расстреле арестованных. Вот перед нами акт этой «особой комиссии», подписанный Гольштейном: «На основании предписания Особой комиссии по разгрузке мест заключения города Сызрани от 12 мая 1919 года произвести расстрел следующих лиц». И далее - длинный список фамилий, среди которых Сергей Гавриков, ходивший в наступление с берёзовой палкой в руках. Это следует из его собственных, данных после ареста показаний:
- Моё участие в восстании выразилось в том, что я под давлением народа ходил вместе со всеми в наступление на село Моркваши, а затем на село Сосновое. Вооружён был палкой. Виновным в том, что ударил палкой сочувствующего члена Валовской ячейки партии коммунистов – большевиков Якова Котова, себя не признаю.
В многочисленных протоколах допросов, изученных в ходе реабилитации, так и не удалось найти хотя бы один пример, который свидетельствовал бы о том, что жертвами карательных репрессий стали в первую очередь состоятельные люди, нажившие своё богатство на эксплуатации односельчан, спекулятивных сделках, незаконных торговых операциях. Таковых нет. Во всяком случае документы на этот счет безмолвствуют. Но вот для примера одно свидетельство. За участие в чапанном бунте был расстрелян 63–летний крестьянин С.Е. Буянов. Хлебопашец, глава семьи из семи человек, имевший дом, лошадь и корову. В чем его вина? «Он злостно, как гадина, ходил по квартирам коммунистов, желая при первом представившемся случае нанести вред социалистической революции…» Вместе с Буяновым «как вредный элемент советской власти» был расстрелян и 26–летний Михаил Ушмаев, получивший увечья на фронтах первой Мировой войны и (цитирую по протоколу) «который, несмотря на то что хромой, всё–таки пошёл к кулакам». Как «вредный элемент советской власти» был расстрелян 30–летний Иван Бирюков, из допроса которого следовало, что из имущества у него ничего нет, хоть шаром по избе кати».
После падения Ставрополя и Новодевичьего восстание распалось на разрозненные очаги, которые продолжали вести борьбу с Красной армией до конца марта — начала апреля 1919 года. Как докладывал в начале апреля 1919 года глава Самарской ЧК Марк Левитин, «4240 повстанцев были убиты, 625 расстреляны, 6210 дезертиров и "бандитов" арестованы» («Черная книга коммунизма»).
В начале апреля Белые стремительно теснили Красную армию по всему восточному фронту. 2-й Уфимский армейский корпус Западной армии ген.лейт. С. Н. Войцеховского) занял город Сергиополь (в 100 км от Самары к северо-востоку).
6-й Уральский армейский корпус (10 000 человек) ген.майора Н. Т. Сукина Западной армии усиленный кавалерийским корпусом (17 000 человек; ком. — А. С. Бакич) развязали ожесточённые бои с 1-й и Туркестанской армиями. Красные начали отступление на юг. Но вновь роковое стечение обстоятельств, несовпадение по месту и времени успехов антибольшевистских сил, не позволило русским людям уничтожить раз и навсегда ярмо коммунистической диктатуры...
Мало кто спорит теперь: развязанный по указанию Ленина грабеж без правил и пределов - главная причина чапанного восстания. Не такую советскую власть хотела видеть измученная большевиками деревня. Не такой власти хотели крестьянские дети, многие из которых успели «сходить» в Красную гвардию, дезертировать и пополнить ряды восставших.
Уместно напомнить, что в Ставропольском уезде с населением свыше полумиллиона человек уже после октябрьского переворота 1917-го на выборах в учредительное собрание при почти стопроцентной явке из более 100 тысяч избирателей за эсеров проголосовали 86131 человек, а за большевиков – всего 3983.
Самарский губисполком 13 мая 1919 г. направил в Совнарком РСФСР доклад, в котором отметил две основные причины мятежа: реквизиции и мобилизации, проводимые без учета нужд крестьян, и злоупотребления должностных лиц. Злоупотребления на местах были настолько велики, что Самарский губисполком в период подавления восстания был вынужден обратиться с воззванием, в котором было обещано, что «все должностные лица, злоупотребляющие своей властью, будут немедленно предаваться военно-революционному суду».
В апреле 1919 г. сотрудники ЧК в отчетах писали Ф. Э. Дзержинскому, что «крестьяне восставших селений в подавляющем большинстве по имущественному состоянию — середняки; кулаков же на каждое село в среднем не более 5-10 человек».
6 апреля 1919 г., когда «чапанное» восстание в основном было подавлено, Л. Д. Троцкий, выступая в Самаре, подчеркнул, что «восстание крестьян в Поволжье — это грозное предостережение для нас».




После падения коммунистического режима в России, правительство Ельцина признало террор против восставших крестьян преступным и частично реабилитировало участников повстанческого движения:

В целях восстановления исторической справедливости, законных прав граждан России, репрессированных в связи с обвинением в участии в крестьянских восстаниях 1918—1920 годов, и в соответствии с выводами комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий, постановляю:
1. Осудить политические репрессии в отношении крестьян — участников восстаний 1918—1922 годов;
2. Признать нарушением основных прав человека и гражданина репрессии в отношении участников крестьянских восстаний 1918—1920 годов;
3. Установить, что крестьяне — участники восстаний 1918—1922 годов — не могут быть признаны участниками бандформирований в трактовке пункта «в» статьи 4 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий»;
4. Признать детей, подвергшихся репрессиям за участие их родителей в крестьянских восстаниях 1918—1922 годов, подлежащим реабилитации.
—Президент РФ Ельцин Б. Н.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 1704

СообщениеДобавлено: Чт Июл 19, 2012 10:49 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

«Шекснинское восстание 1918 года»

«Традиционная советская историография в течение длительного времени утверждала, что в период гражданской войны сложился прочный политический и военный союз коммунистической партии большевиков и крестьянства. Однако, учитывая крушение советской власти и возможность правдивого изучения периода гражданской войны в последние два десятилетия, можно с уверенностью сказать, что союз большевиков и крестьян был не более чем миф, выдуманный большевиками для сокрытия своих преступлений. Речь здесь можно вести только о временной коалиции двух сторон на начальном этапе становления советской власти, каждая из которых преследовала в ходе гражданской войны собственные цели. Как показали последующие события, эта коалиция быстро развалилась, и вчерашние союзники стали злейшими врагами. Начиная с 1918 года, действия советской власти по отношению к деревне вызывают явное недовольство большинства крестьян, которое уже летом и осенью этого года перерастает в открытые вооруженные выступления. Волна крестьянских восстаний прокатилась по территории России, занятой большевиками [9, с. 18-19].

Такая ситуация не обошла стороной и Вологодский край, где самым крупным вооруженным крестьянским выступлением было Шекснинское восстание начала декабря 1918 года. Несмотря на то, что с момента восстания прошло уже более 90 лет, до сих пор со стороны историков-краеведов нет ясной оценки событий тех дней.
В ночь с 26 на 27 октября (ст.ст.) 1917 года в результате вооруженного штурма Зимнего дворца и ареста Временного правительства к власти в России пришли большевики во главе с В.И. Лениным и Л.Д. Троцким (Бронштейном). После того, как большевики захватили власть (или, вернее, она упала к их ногам) они столкнулись с проблемой управления огромной страной, подавляющее большинство населения которой составляли крестьяне. К этому они были просто не готовы, поскольку согласно марксистским постулатам крестьянство было в значительной степени реакционным классом. Еще откровеннее высказался Лев Троцкий: «Крестьянство составляет исторический навоз, из которого произрастает рабочий класс» [3, с.41]. Поэтому ради сохранения власти большевики изначально пошли на передачу земли крестьянам вопреки своей аграрной программе. Используя в своих целях недовольство населения страны затяжной войной и действиями Временного правительства, а также обнародовав свои декреты «О земле», «О мире», «О фабриках и заводах» и др., им удалось обмануть крестьян и склонить их на свою сторону. Поэтому в первые месяцы становления советской власти, в большинстве своем крестьянство на местах поддерживало новую власть, тем более что при ее попустительстве или явном подстрекательстве можно было безнаказанно захватить бывшие помещичьи земли и поживиться за счет помещичьих усадеб. Огромную роль в этом сыграл солдатский элемент, вернувшийся в родные деревни в качестве дезертиров или демобилизованных, распропагандированный революцией и со всей злобой вымещавший свою ненависть ко всему «буржуйскому».

Первым городом Вологодского края, где была установлена советская власть, стал город Череповец. 26 октября (ст.ст.) 1917 года череповецкая городская Дума выразила протест против захвата власти большевиками в Петрограде. В ответ на этот протест местные большевики во главе с А.А. Башмаковым (впоследствии ставшим первым наркомом Череповецкого уезда [13, с.50]), опираясь на солдат 282-го стрелкового полка, расположенного в Череповце, 27 октября разогнали Городскую Думу [10, с.85]. Они арестовали ее членов Виноградова, Добрякова, Семина, Васильева, заняли учреждения связи, банк, типографию и установили в городе советскую власть. Вся власть в городе в этот день перешла в руки большевистского Военно-революционного комитета [1, с. 47], [7, с.70].

В январе 1918 года советская власть мирным путем была установлена в Вологде, а в марте 1918 года советская власть была установлена в последнем городе будущей Вологодской области Великом Устюге.

28 мая 1918 года ВЦИК и СНК РСФСР утвердили решение о создании Череповецкой губернии из Череповецкого, Кирилловского, Белозерского, Тихвинского, Устюженского уездов Новгородской губернии и части территории Пошехонского уезда Ярославской губернии [1, с.67], [12, с.22].

С приходом в деревню советской власти крестьянство изначально предполагало, что для него начинается новый период жизни, подразумевающий ослабление со стороны государственных органов давления на крестьянское хозяйство и возможность свободно распоряжаться продуктами своего производства. Очень скоро крестьяне, ожидавшие таких действий, поняли, что представители местных властей и создаваемые ими продотряды совершенно не собираются оставлять продукты производства у крестьян. В последующем с нарастанием продовольственного кризиса на территории занятой большевиками и участившимися мобилизациями на фронты гражданской войны, особенно летом 1918 года в период полевых работ, недовольство советской властью и проводимой ею продовольственной политикой у крестьян принимает широкие формы. «Мелкий хозяин», не желающий сдавать государству хлеб по бросовым ценам и идти умирать за советы на поля непонятной ему Гражданской войны, становится для советской власти самым злейшим врагом, которого следовало уничтожать и подавлять любые проявления его недовольства.

В силу этого уже весной и летом 1918 года на территории Вологодского края отмечаются первые выступления крестьян против проводимой большевиками политики по отношению к деревне. В Череповецкой губернии с марта по октябрь было отмечено 63 выступления против советской власти [4, с.64].

Формально, Череповецкая губерния, где в начале декабря произошло Шекснинское восстание, считалась территорией, не затронутой гражданской войной. Однако постоянная мобилизация в ряды Красной армии, начавшаяся в октябре 1918 года, вызывала недовольство населения. Под угрозой трибунала мужчин ставили под ружье, лишая семьи последней опоры. Проводились массовые реквизиции лошадей для нужд фронта. Это не могло не вызвать противодействия со стороны со стороны крестьянства. Вооруженные группы нападали на волостные комиссариаты. Так, в Даргунской волости толпа пьяной молодежи (200 человек) совершила погром военного комиссариата, сожгла мобилизационные списки и захватила 20 винтовок. Участились случаи дезертирства. Политика продразверстки, проводимая большевиками в деревне, и мобилизация в Красную армию воспринимались населением как акт насилия и вызывали со стороны крестьянства соответствующую реакцию [10, с.93], [12, с.23].

В декабре 1918 года антибольшевистские выступления крестьян охватили восемь волостей губернии – Починковскую, Чаромскую, Усть-Угольскую, первую и вторую Петриневскую, Даргунскую, Пачевскую, Ягановскую и ряд смежных волостей Вологодской губернии. Судя по документам того времени, центром восстания стало село Братково, одноименной волости Вологодской губернии. Правда, некоторые исследователи считают таким центром крупное торговое село Чуровское или село Большой Починок [14, с.24]. В пользу последнего, кажется, говорит и политическая сводка политотдела VI Армии от 9 декабря: «...У восставших в селе Большой Починок было организовано нечто вроде обоза из крестьянских подвод, перевязочный пункт с домашними перевязочными материалами и запасами продовольствия, почему есть предположения присутствия в заговоре какой-то организации» [4, с.65], [8, с.115].

Причиной выступления явилось ухудшение общей экономической ситуации в деревне, бесчинства продотрядов и т. п. Непосредственным поводом к выступлению послужила «агитация каких-то неизвестных, говоривших, что у крестьян будет отбираться хлеб и налагаться какие-то усиленные налоги. А также много материала для рассуждений дало объявление мобилизации» большого количества призывников в Красную Армию и отправки на фронт лошадей. Примечательна резолюция, принятая волостным собранием (сходом) в селе Братково: «1. Оно (собрание) признает власть Советов, но не такую, какая сейчас. Сейчас власть не народа, а какой-то кучки. 2. Россия окружена тесным кольцом неприятельских иностранных войск, с которыми бороться нам невозможно, то и людей по мобилизации на эту бойню они не дадут».

Тогда в ноябре и декабре 1918 года выступления прошли в 138 из 268 уездов, контролировавшихся большевиками. Эпицентром антибольшевистского выступления в Череповецкой губернии стала железнодорожная станция Шексна [4, с.65].

Выступление на станции Шексна готовилось задолго до 1 декабря, возможно, с лета 1918 года [5, с.157-158], [6, с.291-292]. Накануне дня выступления руководители восстания разослали по деревням гонцов с требованием «всем собраться в волисполкомы для участия в собраниях в связи с приездом комиссии по учету хлеба». На сходах крестьяне выносили резолюции, аналогичные резолюции, принятой в селе Братково [4, 65].

Кто был в числе руководителей восстания? Давая ответ на этот вопрос, историк П. Л. Павловцев пишет: "Организаторами и руководителями Пришекснинского восстания выступили белогвардейские офицеры, эсеры и местное кулачество – полковники Иванов, Колчановския, штабс-капитан Соколов, подпоручик Шерстнев (из деревни Царево Ягановской волости), сыновья крупной череповецкой купчихи Белоликовой, бывший полицейский Цветков (из деревни Якимовское Усть-Угольской волости), фельдфебель Смирнов и стражник Чистоткин (из деревни Петеряево той же волости), купцы и кулаки — братья Лохичевы, Железнев, Шурыгин и др.". В начале восстания, когда 1 декабря восставшими крестьянами была занята станция Шексна, на их сторону перешел сотенный инструктор 1-го отряда 8-го особого полка железнодорожной охраны Белов, впоследствии возглавивший восстание. Вместе с ним присоединились к восстанию еще трое молодых прапорщиков [4, с.65], [10, с.93].

Вместе с ними упоминается еще и некий крестьянин Степан Алексеев, впоследствии появившийся в 1919 году у Нестора Махно. Известно лишь, то, что родом Алексеев был из Вологды, а в местной полиции работал его брат, который потом уехал в Чуровскую волость [2, с.3].

Наличие зажиточных крестьян в руководстве восставшими вполне объяснимо и никого не должно удивлять. Советы лишили их гражданских прав, подорвали экономическую основу существования и превратили в основной объект хозяйственных притязаний, по существу, в объект насилия со стороны государства. Борясь за свое существование, «кулак» брался за оружие, но в этой борьбе с властью он вместе с тем отстаивал коренные экономические интересы всего крестьянства.

Восставшие разгромили Братковский, Починковский, Чуровский, Усть-Угольский волисполкомы, Даргуновский военный комиссариат и др. Были уничтожены мобилизационные списки, разграблены канцелярские дела, арестованы партийные и комсомольские активисты, работники исполкомов [4, с.65-66].

1 декабря человек 300 восставших подступили к станции Шексна. Завязался бой с 1-м отрядом 8-го особого полка железнодорожной охраны из Вологды. Оборонявшихся было 70 человек. Их сопротивление вскоре было сломлено. Сотенный инструктор Белов и еще трое молодых прапорщиков из его отряда перешли на сторону восставших. С этого момента прапорщик Белов возглавил восставших крестьян. Повстанцы разобрали на 80 саженей железнодорожный путь, разоружили охрану, свалили несколько телеграфных столбов, порвали телеграфные лини. Паровоз, который привез первый отряд 8-го полка, был опрокинут. Железнодорожный мост через Шексну взят под охрану крестьянами. В результате этих действий движение поездов между Вологдой и Череповцом было прервано [4, с.66].

Как было доложено в штаб Северного фронта начальником обороны Северной железной дороги Прологиным (Пролыгин), с захватом станции Шексна восставшими один дежурный на станции был арестован и, наверное, расстрелян. Руководил восставшими прапорщик Беляев (Белов) и еще каких-то три прапорщика из первого отряда 8-го особого полка железнодорожной охраны. Ввиду превосходящих сил противника потери обороняющихся составили из 70 человек 50 человек убитыми и ранеными и 2 пулемета. Пулеметы были испорчены. Также убиты кочегар на паровозе и машинист, везший первый отряд 8-го полка.

В штабе Северного фронта узнали о восстании 1 декабря, в тот же день, когда оно началось. Вот текст телеграммы, которая была отправлена в ночь с 1 на 2 декабря из штаба фронта в VI армию:

«2 ч. 10 мин. Командарму VI. Вне очереди. Оперативная. Секретно. Срочно донесите, какие Вами приняты меры для подавления мятежа на ст. Шексна. Требую самых энергичных и крутых мер. 2 декабря 1918 г. Командующий Севфронтом, Генштаба Доможиров, член Реввоенсовета Пятницкий» [4, с.64].

Реакция, как видно из текста телеграммы, у командования Северным фронтом была незамедлительной и довольно жесткой. Причин для тревоги было немало. Захват восставшими станции Шексна грозил вывести из строя железнодорожное сообщение между Петроградом и северо-восточными районами страны, что значительно ухудшило бы положение большевиков на Северном фронте, изменило бы в целом военно-оперативную обстановку.

На подавление восстания были брошены значительные силы. План, разработанный в штабе VI Армии, предусматривал блокирование Шексны с двух сторон - от Череповца и Вологды. Уже вечером 1 декабря в Череповце был сформирован отряд численностью до 100 человек. В него вошли красноармейцы местного караульного батальона и железнодорожного полка. Отрядом командовал череповецкий губернский военный комиссар В. Я. Королев. Комиссаром отряда был назначен И. И. Козлов. Одновременно по волостям уезда были направлены вооруженные отряды [4, с.66], [8, с.116].

Общее руководство красными частями, направленными на подавление восстания, возглавил начальник обороны Северной железной дороги в Вологде Прологин (Пролыгин). 3 декабря непосредственное ведение операций было поручено Четвергову и его помощнику Муравьеву. Первым в район Шексны со стороны Вологды прибыл вооруженный отряд в составе одной роты и пулеметного взвода под командованием И. В. Василевского [4, с.66-67], [5, с.158].

В ночь со 2 на 3 декабря поезд с череповецким отрядом подошел к деревне Нифантово, вблизи железнодорожного моста через Шексну. Было решено захватить деревню Курово, где по предположениям находились руководители восстания. «Наш отряд останавливается между Шеломовым и Шексной на переезде деревни Курово с тем, чтобы ночью захватить указанную деревню и подойти на станцию Шексна, откуда повстанцы нас не могли ждать. Но этот маршрут пришлось изменить из-за обстрела нас из деревни Курово» – вспоминал И. И. Козлов [4, с.67], [14, с.27].

В. Я. Королев докладывал Петроградскому окружному военному комиссару Б. П. Позерну: «2 декабря. Наш отряд, обстреливая восставшие деревни, идет вдоль по обеим сторонам железнодорожного полотна. На станции Шеломово расстрелян кулак. Ждем помощи из Вологды и Тихвина. Станция Шексна занята белогвардейцами, разогнавшими небольшой вологодский отряд и установившими контроль над телеграфом и телефоном. Командир отряда пробился на паровозе к нашему отряду. Вблизи станции Шеломово паровоз от ружейного огня белогвардейцев потерпел крушение. Кочегар убит, машинист, ранен» [4, с.67], [8, с.117].

3 декабря рано утром начался штурм Шексны одновременно череповецкими и вологодскими отрядами. Со стороны Череповца против восставших действовал сформированный на одноименной станции бронепоезд с тремя орудиями [4, с.67].

Член РВС VI Армии военком Н. Н. Кузьмин связался с Чебсарой, откуда осуществлялось руководство вологодскими частями. У аппарата оказался помощник Четвергова Муравьев.

Муравьев: «Я тов. Муравьев. Четвергов с утра удалился с семью человеками по направлению к Браткову, и о нем пока сведений не имеется. Туда же направлено взвод пехоты и взвод пулеметный вверенного мне батальона. Движемся в сторону Шексны. Необходимы патроны, по 250 штук патронов на каждого стрелка, которых 300 человек... Как сообщил помощник коменданта ст. Вологда, там готов к отправке в Чебсару отряд во главе Циплера с 2-мя пулеметами и лошадьми для конной команды вверенного мне батальона.

Кузьмин: «Благодарю за быстроту и распорядительность. Будет сделано согласно вашей просьбе. Артиллерию не думал посылать, но она готова. Патронов погружено 26000. Пока нет Четвергова. Вам, как его ближайшему помощнику, поручается все ведение дел. Донесения шлите на мое имя. Надеюсь поздравить близким подавлением мятежа. Жму руку, военком Кузьмин» [4, с.67].

Спустя некоторое время Муравьев, информировал штаб VI Армии о дальнейших событиях в районе восстания: «Относительно моста через реку Шексну никаких сведений нет. По слухам бежавших красноармейцев 8-го особого полка, тов. Васильевский убит. Несколько часов тому назад из ст. Шексны отвечал кто-то, что он контролер, поставленный народом. В данный момент никто не отвечает. Как видно из полуторачасовой пальбы орудийной по тому направлению от наступающих с Череповца отрядов, враги разбегаются в панике.

Разведывательный отряд... команды сию секунду донес, что необходимо направить паровоз с классным вагоном и вагоном с рабочими для поднятия паровоза и восстановления пути по направлению к Шексне.

Вся связь между наступающим левым и правым флангами наших частей по обеим сторонам железнодорожной линии, а главным образом по направлению одного из контрреволюционных пунктов к селу Браткову. Положение весьма удовлетворительно, и получено донесение, что совершенно спокойно и без жертв. Без надобности пока открытие оружейного огня.

Двигаются вперед для обхвата с левого фланга выше контрреволюционного гнезда, или пункта. Надеемся, что в срочном порядке, так двигаясь дальше, очутимся в Шексне.

Передал тов. Муравьев. Принял дежурный» [4, с.68].

Четвергов в это время со своей командой добрался до села Братково и разогнал восставших. Были освобождены взятые ранее в плен красноармейцы.

Во второй половине дня 3 декабря станция Шексна была захвачена красноармейцами Череповца и Вологды. В 15 час. 15 мин. Прологин телеграфировал в РВС Северного фронта, штаб VI Армии, РВС Республики следующее: «...наши отряды соединились с отрядами со стороны Череповца. Путь восстановлен до разъезда № 29. Мост через Шексну цел. При подъемке паровоза будет восстановлено движение поездов» [4, с.68].

Командиру восставших сотенному инструктору Белову удалось скрыться. Возможно, он еще 2 декабря покинул станцию с целью привлечь к восстанию ряд деревень соседних волостей. Прологин телеграфировал об этом в штаб фронта в 17 часов вечера 3 декабря: «По собранным сведениям, в деревне Дьяконице Белов и другие 2 декабря проезжали 2 неизвестных. Один в черной кожаной тужурке. Агитировали за присоединение к кулакам братковцам. Направляются в Олонцевскую и Мусорскую волости Ярославской губернии. Во всех местах восстания подавляются. Кулаки растерялись, что повыпустили всех арестованных красноармейцев и советских работников» [4, с.68].

Ночью 3-го декабря в Шексну прибыл бронепоезд «Степан Разин» из Ярославля. Командовал поездом и конным отрядом в 50 всадников Я. М. Брук – начальник железнодорожного вологодского Губчека [4, с.69], [14, с.26].

На следующий день 4 декабря части большевиков, направленные на подавление восстания, продолжали зачистку прилегающих к станции Шексна деревень. Телеграмма из Чебсары: «4 декабря, 16 час. 55 мин. Отряд ЧК с тов. Брук и Муравьевым отправился от Чебсары до Шексны левой стороной железной дороги для чистки. Арестовано пока 9. Находятся в Чебсаре под охраной ЧК. Я лично буду утром 5-го в Вологде. Команд. отряд. ПЗК Четвергов» [4, с.69].

В отношении организаторов и руководителей восстания следует сказать, что, к сожалению, их дальнейшая судьба известна не у всех. Так известно, что в результате активных действий чрезвычайных отрядов были арестованы Цветков, Кудрявцев (кулак из деревни Акимовское), братья Лохичевы (купцы из села Никольское), Чистоткин (стражник). Все они по постановлению военно-полевого трибунала расстреляны. В декабре этого года был также арестован и руководитель восстания на станции Шексна сотенный инструктор Белов. Можно предполагать, что он тоже был расстрелян [4, с.69].

Также известно, что организаторы восстания штабс-капитан Соколов и кулак Шерстнев скрылись. По утверждению П.Л. Павловцева «кулак» Шерстнев «получил революционное возмездие уже после гражданской войны» [8, с.122].

Вместе с ними бежал и Степан Алексеев, назначенный Соколовым «начальником революционного штаба». Архивных сведений об Алексееве почти не сохранилось. Известно лишь, что родом он был из Вологды, а в местной полиции служил его брат, который в 1917 году вместе с семьей перебрался в Чуровскую волость, где и числился в списке «неблагонадежных». А вот имя Степана в этом списке отсутствует, и как именно он попал в окружение к Соколову неизвестно [2, с.3].

После Шекснинского восстания следы Алексеева теряются почти на год. Пока, наконец, в августе 1919-го он не объявляется вновь. Уже на Украине, и уже в качестве замначальника культпросветотдела революционно-повстанческой армии Нестора Махно. Известно, что в конце сентября Алексеев пытался поднять мятеж против Махно и даже объявил себя руководителем «военно-революционного комитета» учрежденной им Всеукраинской Вольной республики. Однако крестьянская вольница не желала воевать против Махно. Командарм набранной Алексеевым армии, почуяв, что запахло жареным, арестовал новоявленного «батьку» и в этот же день расстрелял. Провозглашенная Алексеевым республика не просуществовала и пяти дней [2, с.3].

Со стороны органов советской власти Шекснинское восстание 1918 года было воспринято как реальная угроза самому существованию власти большевиков в северных районах европейской России. Поэтому в их действиях по подавлению восстания прослеживается оперативность в принятии решений и быстрое их исполнение. Итогом таких действий стали своевременная локализация района восстания и скорое его подавление. Помимо этого весь декабрь 1918 года в волостях, участвовавших в выступлениях, проводились зачистки и поиски участников восстания.

По сведениям политотдела VI армии от 19 декабря 1918 года после восстания в Вологодском уезде прокатилась волна арестов [4, с.69]. Многие арестованные были расстреляны. Среди арестованных, как уже отмечалось выше, был и сотенный инструктор Белов. Волна арестов прокатилась также и по Череповецкой губернии. На деревни и села, которые поддержали восстание, был удвоен налог.

Само восстание к вечеру 3 декабря было подавлено. Но на этом в последующем сопротивление крестьян «политике чрезвычайщины и репрессий» [4, с.69] со стороны большевиков не закончилось. В 1919 – 1920-х годах борьба с режимом советов принимает другие формы.

Крестьянство Вологодского края в большинстве своем продолжало враждебно относиться к советской власти и воспринимать ее как наипервейшего и злейшего врага. Видя по итогам восстания, что в открытой борьбе красные чрезвычайные отряды, хорошо вооруженные и оснащенные артиллерией и бронепоездами, не одолеть, оно перешло к новым формам сопротивления – формированию повстанческих отрядов «зеленых».

До весны 1919 года на Вологодчине отмечались отдельные вспышки протеста против советской власти, которые носили, как правило, локальный характер в пределах села или деревни. Но весной выступления крестьян возобновились с новой силой. Волна восстаний и действий повстанческих отрядов «зеленых» в одной только Череповецкой губернии прокатилась по волостям Устье-Угольская, Чаромская, Югская, Починковская. Все лето частям особого назначения (ЧОН) Красной армии пришлось охотиться по лесам за отрядами «зеленых» [10, с.94].

Почему же со стороны крестьянства в отношении советской власти и всех действий большевиков на селе была такая явно негативная реакция, выразившаяся в итоге в вооруженном сопротивлении. В первую очередь причины такого отношения нужно искать в отношении большевиков к крестьянам. Вся их политика в отношении деревни была основана на насилии. Насилие как принцип и метод работы широко внедрялось советской властью в практику отношений с крестьянством. На местах это порой сочеталось со вседозволенностью. Действия уездных ЧК и коммунистов в деревне, их узаконенный террор привели к восстаниям, охватившим в ноябре – декабре 1918 года почти половину уездов, оставшихся под контролем советской власти. Произвол на селе комбедов, продотрядов, коммунистических ячеек, чрезвычайных комиссий создал почву для массовых крестьянских восстаний, которые охватили деревню и продолжались еще долго по окончании гражданской войны.


Источники:

1. Бланк А.С. Катаников А.В. Города Вологодской области. Череповец. Вологда: Вологодское книжное издательство. 1963.
2. Газета «Вологодская неделя». № 25 (1994) 26 июля 2007 г. Алексеевская республика. С. 3.
3. Журнал «Аэропорт». № 4 (43) май 2008 г. Аптекарь П.А. Вандея в Черноземье. С. 41 – 47.
4. Краеведческий альманах «Череповец». №1. 1996 г. Саблин В.А. Шекснинское восстание 1918 года. С. 64 – 70.
5. Малков В.М. На Северном плацдарме. Очерки из истории борьбы за Советский Север в 1918 – 1920 годах. Вологда: Вологодское книжное издательство. 1963.
6. Осьминский Т.И. Озеринин Н.В. Брусенский И.И. Очерки по истории края. Вологда: Вологодское книжное издательство. 1960.
7. Осьминский Т.И. Наш край в истории СССР. Вологда: Северо-Западное книжное издательство. Вологодское отделение. 1969.
8. Павловцев П.Л. Полвека назад. Воспоминания участника революционных событий. Вологда: Северо-Западное книжное издательство. Вологодское отделение. 1968.
9. Пушкарев Б.С. и др. Коммунистический режим и народное сопротивление в России 1917 – 1991. М.: «Посев». 1998.
10. Сизоненко Т.В. и др. История Череповца. Очерки с древнейших времен до наших дней. Череповец: «Метранпаж». 2006.
11. Цветков В.Ж. и др. Ярославское восстание. Июль 1918. М.: «Посев». 1998.
12. Шалашов Е.В. Хроники Русской провинции. Череповец: «Окраина». 2009.
13. Шалашов Е.В. Череповецкая милиция. История и современность. Череповец: «Порт-Апрель». 2002.
14. Шебалин В.Д. Былое не вычеркнуть. Страницы истории о малоизвестных событиях 1917-1920 годов в Вологодском крае. Вологда: «Русь». 1993.

А.А. Маров»

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5619
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 29, 2012 4:34 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года


Ливенское восстание (в советской историографии Ливенское восстание было принято характеризовать как «кулацкое», «контрреволюционное», «эсеровское» и даже «белогвардейское») - крестьянское антисоветское вооружённое выступление, произошедшее в августе 1918 года и охватившее значительную часть Ливенского уезда Орловской губернии.
Восстание, в котором приняло участие около 10 тысяч человек, было вызвано неприятием со стороны зажиточных крестьян Ливенского уезда политики военного коммунизма и продразвёрстки, проводимой большевиками, а со стороны интеллигенции и аристократии — полного перехода власти в уезде в руки большевиков. Кульминацией крестьянского выступления стал захват повстанцами города Ливны, который, однако, удерживался ими в течение неполных двух дней. Восстание было подавлено при помощи карательных частей, присланных из Орла.
Город Ливны ныне является районным центром Орловской области. Это небольшой городок, однако его история уходит своими корнями в глубокую старину. Первые упоминания о Ливнах историки обнаружили в летописях XII в., где говорилось об удельном Ливенском княжестве. А из этого можно сделать вывод, что само укрепленное поселение на этом месте находилось гораздо раньше. Основаны Ливны были как крепость для защиты границ Руси от нападения кочевых племен. Географическое расположение крепости - на самом рубеже русских владений - сделало ее важным стратегическим пунктом, через который шли удобные дороги с юга на север.
Много славных страниц в историю своей родины вписано и ливенцами. Город героически отражал набеги половцев, его воины мужественно сдерживали монголо-татарские орды хана Батыя. Не раз еще после Куликовской битвы на ливенских землях сражались русские дружины с ордынцами. Город неоднократно разрушался и сжигался, но каждый раз возрождался вновь. При первых Романовых город продолжал выполнять функцию пограничной крепости, но его роль была уже не только защитно-сторожевой. В XVI-XVII вв. в Ливнах встречали и провожали послов, отправляемых в Крым и Турцию. В 1587 г. они стали местом "посольской размены", то есть пунктом встречи московских и крымских послов. Из Москвы через Ливны шел транспорт с военным грузом для других пограничных городов, в Ливнах строились струги, сплавлявшиеся на Дон. В первой четверти XVII в., в период войны Русского государства с Польшей, Ливны неоднократно подвергались разорению. Не прекращались и набеги татар.
Но миновало Смутное время, опасность крымских погромов исчезла после походов князя В.В. Голицына в 70-80-х гг. XVII в. И в 1681 г. Ливны потеряли значение пограничной крепости, стали рядовым городом Центральной России. Поэтому столетием позже (в 1780 гг.) крепостные сооружения были снесены как ненужные, земляной вал срыт, а рвы засыпаны.
До реформы 1861 г. Ливенский уезд представлял из себя пшеничную житницу Черноземного центра: здесь не только производились серые хлеба, но и выращивалась пшеница. В производстве последней главную роль играли помещичьи хозяйства.
В начале XIX в. Ливны стали крупным торговым пунктом. Этому способствовали тракты, связывающие Ливны с Воронежем, Курском, Орлом, Москвой, а также положение города в центре обширного зернового района.
Развивалась и промышленность. В годы Крымской войны в уезде насчитывалось 26 промышленных заведений: имелись бумажные фабрики, винокуренные и сахарный заводы. Значительное место в экономике уезда составляли кустарно-ремесленные промыслы. Они вырабатывали хлебобулочные, столярные, слесарные и кузнечные изделия, обувь, одежду, различные предметы домашнего обихода, а также занимались строительством. Кроме того, в уезде насчитывалось 23 крупных и 119 мелких мельниц, 140 крупорушек и 45 ветряных мельниц, а также 90 ручных маслобоен, которые перерабатывали сельхозпродукцию.
Развивались культура и просвещение. Первая "русская школа" в уезде существовала при Сершевском монастыре. Ее основание относится к последней четверти XVIII в. Учителями в ней были местные священнослужители. "Русская школа" при Сергиевском монастыре, положила начало просвещению в ливенском крае и на протяжении 30 лет продолжала свою деятельность, прекратив свое существование вместе с упразднением монастыря. В 1817 г. в Ливнах было открыто уездное духовное училище. В сельской местности насчитывалось 11 приходских училищ. В 1858 г. в них обучалось 633 ученика из числа государственных крестьян - 628 мальчиков и 5 девочек. Строились и открывались реальные училища. В 1871 г. в приходских училищах уезда обучалось уже 1544 человека, из них 183 девочки. В целом, в конце XIX в. во всех уездных учебных заведениях училось более 13% населения. В 1904 г. в Ливнах уже имелись реальное училище, женская гимназия, городское трехклассное, духовное и 2 приходских училища1. В 1887 г. ливенской интеллигенцией было подано прошение в Орловское губернское собрание об открытии публичной библиотеки и книжной торговли в Ливнах. Просьба была удовлетворена.
В начале XX в. в Ливнах существовало около 10 промышленных предприятий, среди которых выделялась мукомольная мельница купца Адамова, наиболее мощная по объему производства. А еще раньше, в 80-х гг. XIX в., в уезде была проложена железная дорога, основаны мастерские для ремонта паровозов.
Захват большевиками власти в Ливенском уезде проходил отнюдь не гладко. Действия большевиков натолкнулись на мощное сопротивление местной законной власти и поддержавшей ее общественности. Вот что писалось в газете "Брянский рабочий" 17 декабря:
"В Ливнах власть принадлежит городской думе, состоящей из кадетов. 8 декабря, когда в местной части был получен приказ об уничтожении офицерских чинов, то офицеры заволновались и открыли стрельбу по солдатам. Одного писаря, настаивавшего на исполнении приказа, арестовали. В комиссариате, между прочим, организуется белая гвардия".
Вскоре после полного захвата власти в Ливенском уезде местные советы перешли к политике военного коммунизма. На торговцев и владельцев различных предприятий были наложены огромные «денежные обложения». Продолжалось разграбление владений зажиточных крестьян и помещиков на территории уезда. Для «нужд Ливенского Совета» конфисковали городскую типографию Мишина. Всё это вызывало нарастающее возмущение как крестьян и рабочих, так и представителей интеллигенции и духовенства, торговцев.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5619
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 29, 2012 4:35 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Попытки большевиков расширить свое влияние среди крестьян за счёт создания в деревнях и сёлах так называемых «комитетов бедноты» (комбедов) также натыкались на противодействие. На сельских сходах в Васильево и Волово крестьяне протестовали против создания комбедов, говоря, что не нуждаются в «комитетах лодырей и лежебок», угрожали применить силу к комитетчикам, что вынуждало большевиков проводить сходы под вооружённой охраной. Даже беднейшая часть крестьянства Ливенского уезда, привлечённая обещанием раздачи помещичьей земли, вскоре отвернулась от большевиков.
При обсуждении основных вопросов текущей политики между большевиками и представителями прочих политических партий разгоралась напряжённая борьба. В конечном итоге, большевики стали в ультимативной форме требовать от депутатов Совета избрания на все ключевые посты своих представителей. Конфликт усилился после того, как ливенская организация РКП(б) настояла на проведении III уездного съезда Советов в мае-июне 1918 года. Съезд состоялся в Ливенском городском театре, на нём присутствовало не менее тысячи делегатов. На нём были зарегистрированы 4 фракции: большевиков (37 человек), левых социалистов-революционеров и меньшевиков (вместе до 400 человек), и анархистов (7-9 человек). Один из делегатов этого съезда, член РКП(б) М. Черных впоследствии вспоминал, что в ходе заседаний разворачивалась «жестокая фракционная борьба», съезд проходил в постоянном напряжении. Когда же при первом голосовании резолюция большевистской фракции не получила необходимого количества голосов, представители РКП(б) заявили о необходимости сделать перерыв на заседание фракции, но получили отказ.
Как следствие, большевики не допустили дальнейшую работу этого неподконтрольного им съезда. Опираясь на верный им отряд Красной гвардии, они вынудили делегатов съезда сделать «перерыв» и отложили заседание, для которого в одностороннем порядке набрали новых, лояльных им, делегатов. Делегаты же, настроенные против большевиков, были разогнаны. В их число вошёл и руководивший съездом эсер Клёпов — на замену ему пришёл большевик Приказчиков (Октябрьский).
Дальнейшие планы большевиков предполагали разоружение 252 полка, которым руководили офицеры-эсеры. Полк был одной из двух реальных военных сил в Ливнах: вторую представлял вооружённый отряд Красной гвардии, подконтрольный большевикам.
Таким образом, благодаря ряду решительных действий, к началу лета 1918 года большевики установили полный контроль над Ливнами и Ливенским уездом. В целях обеспечения полной безопасности они усилили террор: все «враждебные элементы», особенно представители аристократии, начали изгоняться за пределы уезда, либо уничтожаться. Чудом избежал смерти бывший комиссар Временного общественного комитета князь В. В. Голицын: за день до запланированных большевиками убийства князя и поджога его имения местные крестьяне предупредили его об опасности и помогли вывезти в Ливны самую необходимую часть имущества. На следующее утро дом и все прилегавшие к нему постройки были разграблены, а потом сожжены. Хозяева дома успели покинуть его накануне ночью.
Первые вооружённые выступления крестьян Ливенского уезда против большевиков начали происходить в середине лета 1918 года. Постепенно крестьян поддержали торговцы, ремесленники, а также местное духовенство. Так, писатель-краевед Ф. В. Ковалёв в своей книге «Ливны», вышедшей в 1991 году, писал о некоем «кудиновском священнике», который собрал «черносотенные» силы у волисполкома, а помощник церковного старосты Зиборов «спровоцировал самосуд» над членами комбеда Пиляевым и Сараевым. Оба они были избиты местными крестьянами, и только вооруженный отряд лебедских коммунаров спас их от гибели. А в селе Кривцова-Плоша Ливенского уезда вёл антибольшевистскую пропаганду отец Илья. Во время богослужений он предавал анафеме советскую власть, призывая прихожан к борьбе с ней в своих проповедях.
В конце июля — начале августа в Ливнах состоялась нелегальная конференция левых эсеров юго-восточной части Орловской губернии. Резолюция, принятая на конференции, гласила: «большевики — это приказчики германского империализма», «большевики — душители трудового крестьянства». Конференция приняла постановление об организации антибольшевистского восстания. К тому времени в уезде уже велось объединение всех враждебных большевикам политических партий и организаций. Был создан и штаб восстания, в который вошли представители левых эсеров, бывшие офицеры императорской армии, крестьяне. Он занялся разработкой плана вооружённого выступления, установлением связи с возможными союзниками, организацией разведки, поисками оружия.


Сотрудники уездного ЧК чувствовали надвигающуюся угрозу мятежа. Большевики продолжали санкционировать аресты «враждебных элементов», закрывать храмы и репрессировать священников, не признававших советской власти. Одновременно с этим начался принудительный призыв на военную службу в РККА лиц, ранее служивших в войсках унтер-офицерами. За 4 дня на сборном пункте на Акатовой улице в Ливнах находилось порядка двух тысяч унтер-офицеров. Однако предотвратить восстание большевикам так и не удалось.
Одним из очагов восстания стало село Калинино. Очевидец событий, происходивших в селе, М. Автономов, позже вспоминал:
«И вот в день церковного праздника Преображения колокольный набат снова взбудоражил все село. На выгоне у церкви быстро собралась большая толпа людей. (…) Толпа людей все росла и росла. Многие из них были вооружены охотничьими ружьями, кольями из плетней. Кое у кого болтались на боку шашки, а за плечами — сумки с продовольствием. Распоясавшееся кулачьё открыто призывало всех идти на Ливны и уничтожить там Советы. Кулаки Зубцовы рекомендовали крестьянам захватить побольше хлеба с собой, так как идти, мол, придется до самого Орла, а может быть и дальше, навстречу войскам брата царя Михаила Романова.»
Командование повстанцами, по Автономову, возложил на себя бывший царский офицер В. А. Мокашов.
Другим центром крестьянских волнений стало село Козьминское. По мнению писателя-краеведа, полковника Юрия Балакина, именно здесь, в этом селе, началось восстание. Инициатором антибольшевистского выступления в Козьминском стал Иван Ильич Клёпов, бывший советский работник, разошедшийся с большевиками по идейным мотивам. О нём сообщалось следующее: «Клепов И. И., из крестьян села Козьминского, бывший учитель, затем прапорщик со времени империалистической войны, бывший председатель Ливенского уисполкома со 2-го съезда Советов, вожак ливенских левых эсеров».
«В первых числах августа 1918 г. кулацко-эсеровскими элементами в бывшем Ливенском уезде было организовано и совершено контрреволюционное восстание для свержения Советской власти. Восстанием было охвачено до 12 волостей с центром в г. Ливны. Идейным вдохновителем и руководителем вооруженного восстания явились эсеры, а практическими руководителями — кулаки и белые офицеры. В результате в ряде волостей и сел уезда была временно свергнута Советская власть, а 6-го августа по старому стилю (по-новому — 19-го) свергнута Советская власть в г. Ливны. Повстанцами были убиты и расстреляны сотни красноармейцев продовольственных и других отрядов и партийно-советских работников, в том числе в г. Ливны были зверски убиты руководители уездной Советской власти: первый предуисполкома, организатор Советской власти, председатель Ливенского ВРК Селитренников И. Д., председатель УЧК Коган К. М., секретарь УЧК Горбач П. Г., упродкомиссар матрос Долгих А. В. Первой жертвой кулацкого восстания был комиссар Иванников Т. Г., убитый в селе Козьминском».
Из архивного уголовного дела № 4147 за 1936 год.
Когда о крестьянском восстании стало известно в Ливнах, призванные большевиками унтер-офицеры собрались на митинг и приняли решение о невмешательстве в конфликт между восставшими и большевиками. Они отказались подавлять мятеж и постановили «разойтись по домам», что и сделали за некоторым исключением, нарушив планы большевиков.
Тем временем в деревнях отмечался рост крестьянских выступлений против советской власти. Крестьяне мстили за действия военно-ревизиционных и продовольственных отрядов, за аресты и расстрелы своих родственников и представителей духовенства, за закрытие храмов и реквизицию церковного имущества, что воспринималось некоторыми как поругание и осквернение. В селе Крутое крестьянами были арестованы большевики Григорий Шподкин и Стефан Кобцев, убиты руководители волостных комбедов — Медвижинского, Большовского, Знаменского. Главный штаб восстания расположился в селе Кривцова-Плата Кудиновской волости Ливенского уезда. Повстанцы собрали около 600 человек и вооружили их захваченными у большевиков винтовками и даже несколькими пулемётами. Вокруг села были вырыты окопы. Местные большевистские руководители — Аким Булавин и Дмитрий Пятин — были схвачены селянами и убиты, а присланные в село четыре красногвардейца — раздеты, избиты и отпущены в Ливны к начальству. Произошло это 14 августа.
Базой же для сосредоточения основных сил повстанцев стали деревни Козьминка и Бородинка. Объединяясь, различные группы восставших сообща освобождали от большевиков и подчиняли себе новые территории, захватывали оружие. За короткие сроки общие силы повстанцев выросли в 5 значительных отрядов под общим командованием И. И. Клёпова, Я. Н. Чернского и И. Н. Фурсова.
«Боевое командование, — читаем архивные документы, — было со стороны офицеров. Активными участниками были кулаки, оказавшие саботаж против сдачи хлеба. Бедняки были втянуты в восстание насильно офицерами и кулаками».
18 августа восставшие, полностью расчистив путь на Ливны, начали наступление на город из восточных волостей уезда, из Козьминки, Викторовки и других окрестных деревень. Навстречу им из города был послан отряд в составе 80 большевиков и 55 красногвардейцев с 2 пулемётами под руководством Селитренникова. С наступлением темноты этот отряд, так и не встретившись с восставшими, остановился у каменоломен и был разгромлен, а сам Селитренников бежал обратно в Ливны.
В 9 часов вечера, когда после экстренного заседания уездного исполкома его члены стали выходить из здания, на лестнице их встретили повстанцы, которые, однако, не имели огнестрельного оружия. Воспользовавшись этим, Шестопалов и Коган открыли по ним огонь из револьверов. Те растерялись и разбежались, после чего Приказчиков и предгубчека сели в легковую машину и поехали в Орёл, чтобы просить подкрепления. Командование обороной Ливен было вверено Шестопалову.
В окрестностях города в это время началось сосредоточение повстанческих отрядов. Тысячные толпы взбудораженных крестьян, вооружённых как трофейным огнестрельным оружием, так и вилами, косами и топорами, были готовы сразу с нескольких сторон двинуться на Ливны. Городская ЧК распорядилась о занятии все выходов в город. За черту города было также послано несколько застав, после чего началась перестрелка, перешедшая в затяжной бой. Наступавшие открыли огонь из захваченных ими большевистских пулемётов, однако защитники города, несмотря на малочисленность (по данным Ю. В. Ковалёва, большевики, располагавшие всего 200 людьми при двух пулемётах), оказали им успешный отпор. Исход перестрелки определило вмешательство горожан, поддержавших мятежников и вынудивших большевиков отступить к ливенскому вокзалу. Здесь к ним на помощь пришёл предгубчека Буров со своим отрядом, прибывший из Орла по просьбе Приказчикова, но это не оказало существенного влияния на сложившуюся ситуацию. Буров спешно отправил телеграммы в губвоенкомат и по линии Тула — Орёл — Курск с просьбой о высылке нового подкрепления. Но события в окрестностях Ливен разворачивались с такой скоростью, что получить своевременное подкрепление не было никакой возможности.
Вечером 18 августа восставшие захватили арсенал и казначейство. Отряд Бурова отступил в сторону Русского Брода. Совет с оставшимися большевиками оказался в осаде.
Разогнав охрану на железнодорожной станции, крестьяне захватили оружие и направились на базарную площадь, где собралось большое количество людей. Узнав об этом, туда отправился Селитренников и попытался не то уговорами, не то угрозами заставить толпу разойтись. Не став слушать Селитренникова, прибывшие повстанцы ударом вилами в спину сбили его с лошади, а потом нанесли смертельный рубящий удар лопатой по лицу. По другой версии, он был убит в результате столкновения с повстанцами далеко за городом.
На следующий день к Ливнам подтянулись повстанческие отряды с Воронежского большака, сформированные из кудиновских, ольшанских и евлановских крестьян, численностью не менее 600 человек, вооружённых винтовками и пулемётами.
Вспоминает очевидец тех событий, ливенец Алексей Гаврилович Арбузов: "(…) услышали мы, подростки, крики и выстрелы с городской окраины, забрались на деревья, наблюдаем: со стороны Пушкарской и тюрьмы прут массы людей. Вступить восставшим на нашу Кузнецкую улицу (ныне - Рабочая) мешали выстрелы из кирпичной водозаборной будки, стоявшей на углу улицы. Но толпа напирала, окружила будку, взломала дверь и выволокла оттуда человека в красноармейской форме, растерзала моментально…
По соседству жил отставной полковник А. Леар. Восставшие направились к нему, чтобы склонить его к руководству группой, но он спрятался. После посещения нашей улицы толпа стала еще мощнее и пошла в центр города. Захватила здание уисполкома. Дом был с балконом. Внизу стали мятежники, а сверху на вилы сбрасывали активистов советской власти".
К вечеру 19 августа сопротивление большевиков было сломлено окончательно, и советская власть в Ливнах пала. Повстанцы захватили почту, телеграф, тюрьму. Таким образом, к моменту овладения городом мятежники численностью около 10 тысяч контролировали в общей сложности 12 из 25 волостей Ливенского уезда с центром в самих Ливнах. Первым же делом повстанцы учинили ряд самосудов над большевистскими активистами. Так, ими были казнены член уездного исполкома С. И. Иванников, представитель уездного продкомитета А. В. Долгих, комиссар юстиции К. М. Коган, секретарь ЧК по борьбе с контрреволюцией П. Горбач. Трупы убитых большевиков можно было обнаружить прямо на улицах. Помещения советских учреждений были разгромлены.
В книге «Ливны» приводится свидетельство одного из очевидцев тех событий:
«В толпе были бывшие мещане и другие городские жители, и жители пригородов — ямские, казацкие и другие. Всюду, где мы проходили, везде была масса людей с вилами, топорами и просто дубинами. И всюду, где меня вели, массы крестьян. Говорят, что крестьян было около 12 тысяч.»
Среди командиров повстанческих отрядов упоминаются фамилии Т. Артемьев, А. Чернский, И. И. Клепов, И. Фирсов, Ф. Никитин.
Из показаний свидетелей:
«Лозунгом восставших было взять Ливны, Елец, Воронеж, Орёл, а затем Москву».
Радость победителей, тем не менее, не была долгой. Находясь в состоянии эйфории после овладения Ливнами, они не только не стали предпринимать никаких активных наступательных действий, но даже не позаботились об обороне города. Единственным предпринятым ими действием стал выпуск воззвания к крестьянам, текст которого до наших дней не сохранился.
Ответные действия со стороны большевиков не заставили себя долго ждать. В тот же день, 19 августа, о ситуации в Ливенском уезде узнал В. И. Ленин. Он послал телеграммы Здоровецкому исполкому на имя Бурова, Переславского и копию телеграммы Губсовдепу о «беспощадном подавлении кулацкого лево-эсеровского восстания в Ливенском уезде».
После вмешательства Ленина большевики сформировали военную группу, силы которой по железной дороге были доставлены к Ливнам. В эту группу входили красногвардейский железнодорожный отряд Орла, возглавляемый Н. В. Сорокиным, артиллерийский полк, кавалерийская часть С. Шабошвили, отряд Орловского гарнизона под руководством Семашко, а также два крупных вооруженных отряда — лебеденский и теличенский — вместе с бронепоездом из Курска, вооружённым трехдюймовым орудием и двумя станковыми пулеметами, а также интернациональный отряд. Интернационалистами руководили член губисполкома Мирон Абрамович Переславский и комиссар Фред Густавович Ионелейт («товарищ Эго»), а одним из интернациональных батальонов командовал венгр Франц Мондре. В ходе этой операции интернациональные части сыграли роль главной ударной силы, авангарда, представляя собой одни из наиболее надёжных формирований.
И. К. Шестопалов вспоминает: "Утром 20 августа Орловский полк, громя неприятеля тремя орудиями, умело используя броневик, стал теснить мятежников.
(…) Мятежники, огрызаясь уходили по улицам города. (…) Разбитые банды пытались закрепиться в окрестностях города. По Воронежскому большаку недобитые банды вырыли окопы, другой отряд пытался закрепиться на Московском шоссе. Однако роты Орловского полка после трехчасового боя рассеяли противника".
Плохо вооруженные и слабо организованные повстанцы ничего не могли противопоставить артиллерийскому огню красных.
Когда все силы большевиков были сгруппированы под Ливнами, они приступили к штурму города. К ним присоединились сумевшие спрятаться от крестьянской расправы ливенские большевики. Слабо вооружённые и плохо организованные, полностью лишенные артиллерии, повстанцы пытались закрепиться на подступах к городу и отбить атаку большевиков, но ни одна из попыток успехом не увенчалась. Артиллерийский огонь разрушал оборонительные позиции повстанцев. После артподготовки красноармейцы начали энергичное наступление и стали теснить восставших. Повстанческие отряды, неспособные к успешному противостоянию превосходящим силам противника, несли огромные потери и в итоге были выбиты за пределы города и рассеяны огнём артиллерии. Часть рассеявшихся восставших бежала, часть была схвачена, либо уничтожена. Особого успеха в ходе этой операции добились бойцы интернациональных подразделений, хотя и сами понесли ощутимые потери.
До наших дней сохранилась телеграмма почтово-телеграфного агентства в бюро печати при НКВД, присланная из Ливен вскоре после частичного оставления их восставшими, детально описывающая обстановку в городе в этот промежуток времени:
«В Ливнах установленные в окрестностях контрреволюционерами и белогвардейцами засады расстреливаются из орудий. Банды бегут. Взято много пулемётов. Сводятся группы арестованных. Установлены ужасные зверские издевательства белогвардейцев и кулаков над пленными красноармейцами. Их жестоко пытали, издевались, били, выкалывали глаза, а потом доканчивали. Прибывшими из Орла и Курска подкреплениями город взят с боем. Советы восстановлены. Уничтожаются устроенные контрреволюционерами заставы и засады, усмиряется уезд, где кулаки принялись вырезать бедноту. Производятся аресты. Некоторые заправилы приведены в Орёл.»
20 августа в Москву Ленину пришло донесение о том, что «установленные в Ливнах и окрестностях контрреволюционные и белогвардейские засады расстреливаются из орудий», «банды бегут», а восстание «можно считать ликвидированным вдребезги». В тот же день Ленин отправил Ливенскому уездному исполкому ответную поздравительную телеграмму. В ней он подчеркнул, что «железо необходимо ковать, пока горячо», призвав ливенских большевиков к принятию решительных мер против «восставших кулаков», включая изъятие имущества, и организовать бедноту в Ливенском уезде.
21 августа 1918 г. окрвоенком Семашко докладывал в Совнарком: «Организованное контрреволюционное выступление в Ливнах и уезде в корне подавлено железным полком и бронированным поездом Курска… В бою убито свыше трехсот белогвардейцев, много арестованных, которые судятся военно-полевым судом…»
Ещё одна телеграмма для Ленина в Москву была отправлена 22 августа 1918 года, но на этот раз уже из Орла. Буров и Переславский писали о том, что восстание окончательно ликвидировано, «виновные расстреляны», а «дальнейшие аресты производятся», и о проведении торжественных похорон погибших большевиков.
Заметку о подавлении восстания опубликовала газета «Известия ВЦИК». В неё сообщалось о том, что «революционные войска» потеряли более 70 человек, включая 4 «лучших советских работников», а восставшие — около 300 человек "белогвардейцев".
"Главари и местные видные буржуа расстреляны.
Так советская власть, власть беднейших трудящихся масс, расправляется с врагами трудового народа, врагами революции, пытавшимися предательски нанести удар победоносной грядущей мировой революции и социализму".

Покарать всех участников восстания большевикам было бы крайне затруднительно и потому основную массу крестьян они "великодушно" амнистировали, "принимая во внимание, что они были обмануты пропагандой или участвовали в мятеже по принуждению". Сколько жителей края в указанный период было расстреляно или заключено в тюрьмы вряд ли кто может сказать точно. Если данные на этот счет и имеются, то они до сих пор не обнародованы. Некоторые представления о размахе репрессий того периода дают слова петроградского руководителя Г. Е. Зиновьева, сказавшего во время выступления: "На днях я читал заметку, что, кажется, в Ливнах Орловской губернии было расстреляно несколько тысяч белогвардейцев. Если мы будем идти такими темпами, сократим быстро буржуазное население России".
В сентябре осуждены ревтрибуналом и расстреляны такие активные участники восстания как бывшие офицеры Ф. Никитин, Т. Артемьев, полицейский пристав г. Ливны Ф. Кречетов, купец И. Красов, священник Рязанов, военком Россошенской волости Лобов. Некоторым повстанцам удалось скрыться, среди них И. Клепов, А. Чернский, И. Фирсов; последний в ноябре был схвачен и осужден.
Воспоминания Волкова, добавляют к общей картине следующие немаловажные штрихи: "Священник Семен Оболенский из села Сергиевского переехал в 1918 году в Ливны, купив дом за рекой Ливенкой. В дни восстания с крестом в руках отслужил молебен в честь разгрома большевиков и напутствовал на победу восставших. Его сын, состоявший в партии социал-революционеров, также участвовал в мятеже. Во время расправы над восставшими отца-священника расстреляли, а сын бежал.
Погибших и расстрелянных были сотни. Ночью 21 августа несколько подвод стали собирать трупы. Грузили их навалом и везли к кладбищу. Мотались рваные штаны, пиджаки и рубахи. На кладбище восставших и красноармейцев сортировали и хоронили в отдельные могилы".
После подавления восстания жестокие репрессии в отношении рядовых участников восстания, в соответствии с рекомендациями Ленина, не проводились: те повстанцы, которых приговорили к заключению, имели сроки лишь до 5 лет, но в 1937 году большинство бывших мятежников были репрессированы, многие были расстреляны

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5619
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 29, 2012 4:41 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Вилочное восстание (Восстание «Черного орла»)

В феврале-марте 1920 г., в Закамье, преимущественно на территории Уфимской губернии, вспыхнуло антисоветское крестьянское восстание. Восстание вполне типичное для тех лет, поэтому незаслуженно забытое...
Название связано с тем, что считалось, что главным оружием повстанцев были вилы и топоры. В эмигрантской литературе встречается название восстание «Черного орла и земледельца» (по названию эсеровской организации, участвовавшей в руководстве восстанием (Ильин-Шаховский, К. Крапивин, А. Милованов и М. Никонов)).

Весь хлеб… Советам? А крестьянину?
…Этот нехитрый лозунг и послужил причиной крестьянского волнения, начавшегося в селе Новая Елань (ныне Заинский район Татарстана) в феврале 1920 года. Продотряды, выметавшие из крестьянских амбаров так называемые «излишки», зачастую забирали весь хлеб, вплоть до семенного зерна, обрекая сельского жителя на голодную смерть. Так произошло и в селе Новая Елань, расположенном на территории современного Заинского района, куда 4 февраля 1920 года прибыл продотряд под руководством уполномоченного упродкома, некоего Пудова. На собрании он обязал крестьян незамедлительно сдать 5535 пудов зерна. Напомним, пуд — 16 килограммов, таким образом, речь шла об огромном количестве зерна, на вывозку которого сегодня по-требовалось бы десять грузовых «КамАЗов». Крестьяне согласились сдать излишки, однако не в таком огромном количестве, поскольку таких запасов зерна у них попросту не было. Однако резонное заявление крестьян вызвало у Пудова приступ бешенства. Он велел взять в заложники 20 человек, среди которых были две женщины, запереть их в холодном амбаре и держать там до тех пор, пока их односельчане не соберут требуемое количество зерна. Напомним, на дворе стоял февраль, а ночью трещали тридцатиградусные морозы. Такие действия вызвали возмущение крестьян. Тем временем, красноармейцы приступили к продразверстке. Изымаемый у крестьян хлеб продотрядники ссыпали во дворе правления прямо на снег, причем в одну кучу сыпали рожь, ячмень и пшеницу. Всем стало ясно, что зерно, выращенное тяжкими трудами крестьян, в лучшем случае пойдет на фураж, в худшем — в навоз. Такого издевательства над собой и хлебом крестьяне не выдержали — 7 февраля толпа жителей, вооруженная вилами и топорами, двинулась к амбару: разо-ружив охрану, люди освободили односельчан-заложников. Во время столкновения погибло четверо продотрядников, остальным, в том числе и уполномоченному Пудову, удалось бежать из села и добраться до Чистополя. Забегая вперед, замечу, что впоследствии действия Пудова были расценены самими большевиками как провокационные, а сам он был осужден ревтрибуналом на 10 лет заключения. Тем не менее, восстание получило ход. Узнав о произошедшем в Новой Елани, крестьяне двух других сел — Кузайкино и Бута — также взялись за колья и вилы. Власти попытались предотвратить бунт, однако прибывшие в Новую Елань 9 февраля начальник Мензелинской уездной ЧК Головин и начальник Заинской милиции Корнилов (такая вот «белогвардейская» фамилия!) были убиты повстанцами. В стычках с крестьянами погибло еще несколько продотрядников, остальные бежали. Стихийно вспыхнувшее восстание, подобно лесному пожару, охватывало все новые и новые деревни и села.
Борис Эльцин докладывал на Уфимской партийной конференции в марте 1920 года:
"Народ восстает массами, вооружается вилами, топорами, граблями и бьет коммунистов".

Рука эсеров?
Как позже будут утверждать власти, «вилочное» восстание стало результатом тщательно спланированного заговора подпольной эсеровской организации, пытавшейся вонзить нож в спину молодой советской республике. При этом они апеллируют к эмигрантской литературе, где упоминается восстание «Черного орла и земледельца», которым руководили члены партии социалистов-революционеров — Ильин-Шаховской, К.Крапивин, А.Милованов и другие. Так ли это? В губернии, не так давно освобожденной от войск Колчака, действительно, было немало людей, недовольных советской властью, находившихся на полулегальном положении. Так, на территории Багряжского лесничества скрывались бывшие колчаковские офицеры А.Милованов и М.Никонов, не успевшие уйти с войсками белого адмирала за Урал в Сибирь, а в карьерах заброшенных медных рудников прятался от чекистов юнкер Крапивин. И таких, кому с советской властью было не по пути, на территории губернии осталось немало. Многие из них впоследствии действительно примкнули к восставшим. Однако, очевидно и то, что вряд ли бы заговорщики смогли поднять народ против власти одной лишь силой убеждения. Вполне возможно, что они возглавили стихийно вспыхнувшее восстание на последующих этапах. Например, бывший фельдфебель царской армии Алексей Милованов возглавил крестьян лишь 10 февраля. К нему в деревню Корчажки, ставшую одним из очагов восстания, стекались вооруженные чем попало крестьяне из окрестных сел и деревень.
Вскоре их здесь набралось до трех тысяч. Главным оружием повстанцев были топоры, колья и вилы — отсюда и название восстания. Огнестрельного оружия не хватало, о пулеметах и артиллеристских орудиях не было и речи. Кстати, это еще одно доказательство тому, что восстание никто не готовил специально, оно стало ответом на антинародную политику большевиков, результатом стихийного и справедливого протеста. Трехтысячный отряд Милованова с ходу взял Заинск. Крестьяне жестоко расправились с комиссарами, не успевшими покинуть город, особенно с продотрядниками. Тем временем, пламя восстания одну за другой охватывало волости. Лишь в одном Бугульминском уезде волнениями было охвачено 22 волости, в Чистопольском — 12, в Мензелинском — 25. Постепенно огонь крестьянской войны охватил все Закамье и перекинулся на башкирские земли — Белебеевский, Уфимский и Бирский уезды. По данным руководителей восстания, в нем участвовало более 60 тысяч человек. По данным ВЧК — от 25 до 30 тысяч. Восстание стало реальной внутренней угрозой советской власти, ведущей борьбу с белогвардейщиной на внешних фронтах. Именно поэтому на его подавление были брошены регулярные воинские части.
Повстанцы организуют отряды и с трех сторон – с севера (из Бирского уезда), запада (из Мензелинского уезда) и юго-запада (Белебеевский уезд) – наступают на Уфу. 29 февраля бирские отряды «Черной армии» уже достигли района в 20 верстах севернее губернского центра. 1 марта Уфа была объявлена находящейся на военном положении. 4 марта 10 тысяч повстанцев в пешем и конном строю при 150 винтовках и 2 пулеметах выдвинулись со стороны селений Москово, Ляпустино и Ельдяк в сторону Бирска.

Исход восстания решили пулеметы…

Hа подавление восстания в Чистополь был направлен командир 1-го стрелкового батальона губЧК Кротовский. Прибывшие в Закамье части Запасной армии и Туркменфронта насчитывали 6372 штыка, 816 сабель, 79 пулеметов, 2 бомбомета и 6 орудий. И все это — против неорганизованных крестьян с вилами и топорами в руках. Что могли они сделать против военной машины? Их буквально выкашивали свинцовым ливнем пулеметного огня. Воевать крестьяне не умели и при первых серьезных стычках с регулярной армией разбегались по деревням. Тогда руководители восстания прибегли к тактике террора: загремели из-за угла в спину сельских активистов выстрелы из обрезов, участились внезапные нападения на красноармейские части ночью. Но и это не помогло. Слабая организованность и отсутствие военных успехов сделали свое дело. Общий фронт лопнул в начале марта, а к концу месяца восстание было полностью подавлено. Остатки отрядов были загнаны в леса, большая часть впоследствии разошлась по домам. Руководители восстания, продолжавшегося в общей сложности около двух месяцев, бежали за пределы губернии. Три тысячи крестьян были убиты, около тысячи подверглись арестам и репрессиям.
Скрывшихся руководителей восстания «вилочников» вылавливали по стране вплоть до 1929 года.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
bort057
младший унтер-офицер


Зарегистрирован: 18.08.2012
Сообщения: 233
Откуда: Рязань

СообщениеДобавлено: Сб Авг 18, 2012 1:43 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Не совсем о восстании, не совсем о рабочих-крестьянах: ищу информацию об отказе 1 Советского (по др. источникам - 1 Архангельского) полка летом 1918 года воевать за советскую власть и переходе на сторону противника. Командир полка - бывший офицер Иванов - был расстрелян по приказу Кедрова. Не могу уяснить последовательность событий: Самойло, командир 6 ркка, пишет, что Кедров (с тяжелыми душевными муками, ага) убил Иванова за переход части к интервентам. По донесению же председателя архангельского губисполкома Попова, красноармейцы "требуют его возращение"; требуют, надо полагать, возвращения Иванова, который, по словам Попова, уже расстрелян.
В примечании к этому донесению указано, что Иванов "в июле 1918 г. был разоблачен как агент английской разведки и приговорен военно-полевым судом к расстрелу".

Буду признателен за любую информацию об этом событии.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
bort057
младший унтер-офицер


Зарегистрирован: 18.08.2012
Сообщения: 233
Откуда: Рязань

СообщениеДобавлено: Вт Авг 21, 2012 2:23 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Известный разоблачитель белого террора Чураков Д. О. Доктор исторических наук, не абы что.

Ссылку не даю - кому захочется, сам найдет исходный текст - положу только цитатку о злобствовании ижевско-воткинских контреволюцинеров:
Цитата:
Массовые расправы вообще были частым явлением в период правосоциалистической власти в Ижевске. Как показывают новейшие исследования, в одну из подобных расправ за несколько часов ижевской контрразведкой и ее сподручными было уничтожено более 100 человек. Наглядным образчиком творимых в городе бесчинств является судьба 22 Банниковых из расположенной неподалёку от города деревни Болгуры. Карателям понадобился какой-то Банников, возможно проживавший в этой деревушке. Поскольку какой именно Банников им нужен прибывший в деревню 23 октября отряд не знал, то были арестованы и доставлены в Ижевск все Банниковы деревни, среди которых были старики и даже дети. Всего было задержано 22 человека, вся вина которых состояла только в том, что они носили фамилию Банников. Как свидетельствует очевидец тех событий Семён Лиринцев, их выстроили на глазах у остальных заключённых, продели сквозь связанные руки верёвку, что бы не падали, и начали сечь кнутами, на концах которых была вплетена картечь. В результате устроенной экзекуции семь человек были забиты на смерть тут же. Остальных увели в тёмные камеры, где расправа была продолжена. Людей били нещадно, подпирая штыками тех, кто уже не мог стоять на ногах. К утру из 22 Банников деревни Болгуры не осталось ни одного — кто-то умер от побоев, кто-то — от полученный ран и потери крови


Большой опыт общения с товарищами - такими честными - понудил меня сразу же поискаться в сети, и мои ожидания оправдались
Нашлись вот такие интересные строчки в мемориальном списке http://lists.memo.ru/d3/f218.htm

Цитата:
Банников Иван Никитич
Родился в 1869 г., Уральская обл., Воткинский р-н, д. Болгуры; русский; малограмотный; из крестьян..
Арестован 17 февраля 1930 г.
Приговорен: 9 мая 1930 г.
Приговор: на срок предварительного заключения. Реабилитирован 31 июля 1989 г


Вот как надо работать, господа!
А то нету больше Банниковых в Болгуры, нету: если надо - органы найдут...
Как и было заявлено - наглядный образчик, ага
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
bort057
младший унтер-офицер


Зарегистрирован: 18.08.2012
Сообщения: 233
Откуда: Рязань

СообщениеДобавлено: Вт Авг 21, 2012 2:34 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Особенно интересен выбор Чураковым источников информации, доказывающий белый террор в Ижевске и уничтожение всех Банниковых:

1. Лариса Рейснер - кто ж не знает эту честную женщину!? Можно даже озвучить ее конкретную стоимость.
2. М.Сошников - красногвардеец, лицо, понятно, самое объективное в деле выявления белого зла.
3. Невлер - некий большевицкий чин в Ижевске.
4. Дочь красного комиссара юстиции.
и 5. Рассказ в одном из номеров «Известий» Вятского губкома.

Очень убедительно. И достаточно, чтобы заклеймить.
И понятно, что имея такие свидетельства, вернувшейся в Ижевск совесткой власти не нужны были какие-либо расследования, раскопки, составление бюрократических бумажек: собственно никто не знает - сколько же погибло большевиков и красногвардейцев в Ижевске и Воткинске?
И так понятно: великое множество, включая всех по фамилии Банников.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Монархист
Администратор


Зарегистрирован: 14.05.2009
Сообщения: 4791

СообщениеДобавлено: Вт Авг 21, 2012 5:49 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

bort057 писал(а):
Большой опыт общения с товарищами - такими честными - понудил меня сразу же поискаться в сети, и мои ожидания оправдались

Оно всегда так, стоит лишь чуть глубже копнуть ( обычно неглубоко зарыто ) расчет "тавагищей" на то что копать тупо никто не будет.

bort057 писал(а):
Особенно интересен выбор Чураковым источников информации, доказывающий белый террор в Ижевске и уничтожение всех Банниковых:

1. Лариса Рейснер - кто ж не знает эту честную женщину!? Можно даже озвучить ее конкретную стоимость.
2. М.Сошников - красногвардеец, лицо, понятно, самое объективное в деле выявления белого зла.
3. Невлер - некий большевицкий чин в Ижевске.
4. Дочь красного комиссара юстиции.
и 5. Рассказ в одном из номеров «Известий» Вятского губкома.

Очень убедительно. И достаточно, чтобы заклеймить.

Это еще нормальные источники, кстати. Мне как - то на другом форуме "тавагищи" двали ссылку на "твогчество" вот этого чучела: http://ru.wikipedia.org/wiki/Олег_Арин

С своем "научном труде" этот "советско - канадский учёный марксистского направления", описывая "ужасы царского режима" ссылался на... красную агитку, аргументируя это тем, что описанные в на этой туалетной бумаге ужасцы вполне укладываются в общую картину людоедской самодержавной монархии Laughing

И при этом у оарина "в различных странах опубликовано более 350 научных и публицистических работ, включая монографии о Японии, КНР, США, о внутренней и внешней политике Советского Союза/России, а также по философии и социологии."

Вот так вот, а Вы говорите Чураков Very Happy

Приз зрительский симпатий оарин поделили вместе с одним участником форума, который утверждал что русско - японскую войну начала Россия.

_________________
"С твердой верою в милость Божию
и с непоколебимой уверенностью в конечной победе
будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца
и не посрамим земли Русской" Николай
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
bort057
младший унтер-офицер


Зарегистрирован: 18.08.2012
Сообщения: 233
Откуда: Рязань

СообщениеДобавлено: Ср Авг 22, 2012 9:01 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Не, ну моё-то хоть доцент МГУ и всамоделишный доктор исторических наук.
Хотя признаю: Ваше - глыбища, чоуштам, нам с Чураковым остается только нервно перекурить у подножья.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
bort057
младший унтер-офицер


Зарегистрирован: 18.08.2012
Сообщения: 233
Откуда: Рязань

СообщениеДобавлено: Ср Авг 22, 2012 9:37 am Ответить с цитатойВернуться к началу

По поводу же ритуального уничтожения всех Банниковых добавлю:

1. Семён Лиринцев, свидетель Чуракова, на самом деле Ларинцев; впрочем, ни того, ни другого не было в списках заключенных военного отдела.
2. Товарищи так и не смогли определиться с причиной злодейства: одни говорят, что Банниковы из Болгур были однофильцами какого-то советского деятеля (какого, блин??? и почему не перебили всех болгурских Гусевых, к примеру? разве не было у советов гусевых?); другие уверяют, что палачам был нужен один Банников, но они чтоб не ошибиться взяли всех (а почему не взяли Ивана Никитича?).
3. На самом деле в метрической книге Свято-Троицкой церкви, на кладбище которой хоронили умерших и погибших в Ижевске в этот период, есть 11 записей с фамилий Банников. Все действительно убиты в военном отделе, но не одним днем, а с разницей в недели; самому младшему - 20 лет, самому старшему - 50. Болгуры относились к ведению воткинцев, и если Банниковыми занялись ижевцы, то, скорее всего, для этого были серьезные основания. Какие именно - Бог весть.
4. Никакими источниками истязания Банниковых не подтверждаются.

П.С. В 1937 году из деревни Болгуры были вывезены (навеки вечные) все Гусевы, в том числе Гусева Наталья Васильевна 4 лет и Гусева Нина Васильевна 6 месяцев и все Варламовы, в том числе Варламов Николай Александрович 6 лет и Варламов Александр Александрович 3 лет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5619
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 11, 2012 12:12 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Зазейское восстание 1924 г.

Гражданская война в России, которую правильнее называть русско-советской войной, не закончилась ни с эвакуацией Русской армии Врангеля из Крыма в ноябре 1920 г., ни с эвакуацией Земской рати Дитерихса в октябре 1922. Ниже - об одном из эпизодов противостояния с красными оккупантами, произошедшем в год, когда главарь коммунистов отправился жариться в ад.
Зазейское восстание — антисоветское вооружённое восстание Амурских казаков и крестьян в 1924 г. в Благовещенском уезде Амурской области. С каждой стороны в боях принимало участие по 5 тысяч человек.
В различной степени оказались причастными к восстанию 1/3 населения Благовещенского уезда, около 71 тысячи человек. Традиционно, мужская часть, способная активно участвовать в восстании, составляла 1/10, или около 7000 человек.
При этом, несмотря на старые противоречия между православными крестьянами (Борисоглебовская, Вознесеновская, Ерковецкая, Песчаноозерская волости), молоканами (Гильчинская и Тамбовская) и казаками (Николаевская и Константиновская), стихийность выступления, восставшие обнаружили способность к организации и единству действий. Можно говорить о том, что политическое руководство взяла на себя молоканская верхушка, а в ведении боевых действий определяющая роль принадлежала казакам.
Причиной, как и многих других антисоветских восстаний на Дальнем Востоке (в Забайкалье и Приморье), было стремление Советской власти подчинить своим интересам крестьянство, насильственно отбирая «излишки» урожая и насаждая коммуны в деревнях. Для дальневосточного крестьянства был чужд лозунг большевиков: «земля — крестьянам», поскольку на Дальнем Востоке земля всегда принадлежала крестьянам. Большевики, не дав дальневосточным крестьянам ничего, требовали, как и в Советской России, полного подчинения, что неизбежно вело к конфликту.
Поводом для восстания послужило увеличение Дальревкомом, по приказу Совнаркома РСФСР, осенью 1923 г. продовольственного налога на 25 %. Дальревком требовал выполнения планов по сбору сельхозналога любой ценой и в кратчайшие сроки. Налоговая кампания сопровождалась массовыми злоупотреблениями местных властей: в Амурской губернии за нарушение законов из губернской милиции была уволена почти треть её сотрудников.
Данным поводом решило воспользоваться руководство российской белой эмиграции в Маньчжурии. В декабре 1923 г. в Харбине было проведено совещание во главе с генералом Е. Г. Сычёвым об организации восстания в Амурской области, на котором присутствовал также атаман Г. М. Семёнов. Последний помогал восставшим, переправляя им через пограничный город Сахалянь оружие.
"Амуpская военная оpганизация" пеpебpосила чеpез гpаницу большую гpуппу своих членов, бывших офицеpов Амуpского казачьего войска. Ранее оpганизованные подпольные группы, вместе с пpибывшими бойцами, начали подготовку к выступлению, pазвеpнули веpбовку крестьян в повстанческие отряды.
Первое боевое столкновение произошло 4 января 1924 г. на границе в районе реки Амур при переходе боевой группы (200 человек) из Маньчжурии. Следующий пятидневный бой (9-14 января) произошёл у села Толстовка, после чего повстанцы отступили к селу Тамбовка. Тамбовка стала столицей восстания. Штаб восставших находился в сельской школе, там же держали около 100 пленных. Было сформировано Временное Амурское областное правительство во главе с Р. Г. Чешовым. Командование вооруженными силами принял на себя Н. И. Корженевский. Начальником штаба стал есаул Маньков.


К 15 января восстание уже поддержали жители Гильчинской, Тамбовской, Николаевской и Еркоецкой волостей Благовещенского уезда. 16 января повстанцы выбили войска ЧОНа из села Песчано-Озёрска. На этот момент повстанцы контролировали более 20 сёл, не считая хуторов.
18 января 1924 г. приказом по войскам 5-й армии была образована группа Амурвойск для ликвидации мятежа. В неё вошли 5-й Амурский стрелковый полк, 26-й кавполк, 1-й эскадрон 2-й Приамурской дивизии, бронепоезда N 12 и 14, конно-горная батарея Кубанской кавбригады. Из состава 48-го кавдивизиона 5-й Красной Армии (ком. Боровков) был выделен отряд 32-й дивизионной школы во главе с Коротковым, который, пополнившись 100 чоновцами, выступил на подавление мятежа. По решению Дальбюро ЦК РКП(б) и Дальревкома был создан Военный Совет Амурской губернии: председатель — командир экспедиционного отряда Ватман, в составе: начальник Амурского губотдела ОГПУ Василий Абрамович Каруцкий, секретарь Амурского губкома партии М. Л. Грановский, председатель губисполкома А. Я. Бабенко, военком Хрусталёв. Ватману подчинялись все части Красной Армии, войска ОГПУ, милиции и ЧОH в районе Зазейского восстания.
К 23 января большевикам удалось разгромить юго-восточную группу повстанцев в Тамбовской волости. К 1 февраля 1924 г. — северо-восточную в районе села Песчано-Озёрска. После этого восстание пошло на убыль. Больше половины восставших ушло в Маньчжурию со своими семьями. Чекистами было расстреляно не менее 1 тысячи человек, проживавших в районе восстания. Продовольственный налог был сокращён в два раза. Наиболее одиозных советских работников уволили из органов власти. Однако ещё несколько месяцев ОГПУ фиксировало налёты на сельсоветы и убийства советских чиновников и своих сотрудников в районах, где проходило восстание.
Проследим дальнейший ход событий по материалам сводок советских карателей:
1 февраля
Севеpо-восточную гpуппу частям Кpасной Аpмии удалось охватить кольцом, а затем начать его постепенное сжатие. В с.Песчано-Озеpском белоповстанцы пытались оказать сопpотивление. Улицы были пеpегоpожены колючей пpоволокой. Hо после того, как наступавшие кpасноаpмейцы и чоновцы откpыли интенсивный винтовочный и пулеметный огонь, белокулацкие банды не выдеpжали, стали отходить и pазбегаться. К 1 февpаля севеpо-восточная гpуппа, сконцентpиpовавшаяся около волостного села Песчано-Озеpского, была окончательно pазгpомлена и ликвидиpована, за исключением небольших отpядиков, численностью 8-10 человек, котоpые вылавливались кpестьянами пpи поддеpжке чоновцев и милиции (Флеpов).
Расстpеляны 5 человек из Волкова, Муpавьевки, Тамбовки, Чеpемушки.

2 февpаля
Расстpеляны 3 человека из Hиколаевки, Козьмо-Демьяновки.

3 февpаля
Расстpеляны 4 человека из Гpибского, Hово-Тpоицкого, Тамбовки.

4 февpаля
Решением Амуpского губкома РКП(б) в села и деpевни Благовещенского уезда были напpавлены для пpоведения политpаботы сpеди кpестьян бpигады из коммунистов и комсомольцев (Флеpов).
В постановлении Амуpского губкома РКП/б/ подчеpкивалась необходимость "во всех пpоводимых меpопpиятиях уделять особое внимание бедняку" (Флеров).

Расстpеляны 2 человека из Гpаждановки, Жаpикова.

В очищенных от белокулацких банд волостях органы власти были восстановлены. Амурский губком РКП/б/, рассмотрев доклад о создании ревкомов, постановил: "Послать ответработников на места для проведения работы по укреплению Советской власти" (Флеров).

5 февpаля
Опеpативная сводка штаба войск Амуpской губеpнии известила об окончательной ликвидации кулацкого выступления (Флеpов). Общие потеpи белокулацких отpядов составили около 300 человек убитыми, до 1200 было взято в плен.

6 февpаля
Части особого назначения Амуpской губеpнии пеpеведены на миpное положение, но коммунисты сельских паpтячеек пpодолжали нести каpаульную службу, пpинимали участие в ликвидации мелких белокулацких банд. Коммунисты Константиновской паpтячейки до конца маpта несли службу по охpане гpаницы (Флеpов).

7 февpаля
Расстpеляны 6 человек из Владимиpовки, Зоpина, Ильиновки, Пpеобpаженовки.
Оpганы ГПУ пpосмотpели подготовку заpубежной белогваpдейщиной кулацкого мятежа на Амуpе. Стpемясь опpавдать бездеятельность, веpнее, плохую pаботу этих оpганов, полномочный пpедставитель ОГПУ на Дальнем Востоке Альпов в своем докладе Амуpскому губкому РКП(б) 7 февpаля 1924 года пытался доказать, что заpубежная белогваpдейщина почти не пpичастна к мятежу: "Большого влияния со стоpоны белогваpдейских заpубежных штабов на это восстание не было...Слабое pуководство было только из сахалянского штаба генеpала Сычева." (Флеpов)

8 февpаля
Расстpеляны 22 человека из станицы Константиновской, хутоpов Ковpижского, Ключевского, Куpопаткинского, Духовского и дp.

10 февpаля
Расстpелян 1 человек из х.Золотоножского.
21 февpаля
Секpетаpь Дальбюpо ЦК РКП/б/ H.А.Кубяк на 1-й Амуpской губпаpтконфеpенции поставил пеpед паpтийцами задачу: "Растолковать кpестьянам значение белобандитских выступлений" (Флеpов).

февраль
Оставшиеся в живых повстанцы ушли на территорию Китая, где создали несколько партизанских отрядов - под командованием Корженевского, Матухно, Перебоева, прапорщика Долгова и др. Они насчитывали до 5 сотен сабель. Координацию действий осуществляли бывшие члены "Временного правительства" Чешев, Иванов, Родин. Помимо крупных действовало много мелких вооруженных групп (Саначев).

2 маpта
Отpяд повстанцев начал наступление на станицу Hиколаевскую.

4 маpта
Секpетаpь Благовещенского укома С.Л.Жуканов в письме в Секpетаpиат ЦК РКП(б) писал: "Ликвидация бандитизма показала кpестьянам, что Советская власть сильна, pешительна и шутить не любит с теми, кто с оpужием в pуках восстал пpотив нее" (Фомин).

9 маpта
Гpуппой повстанцев захвачен хутоp Волковский. В ночь на 10 маpта белобанда пpоизвела налет на хутоp Волковский. Захватив сельсовет, бандиты убили часового, а тpех кpестьян (казаков-А.В.) посадили в каталажку, pазгpабили имущество; pазбpосали, частично уничтожили документацию, захватили печать. После этого воpвались в дом кpестьянина /казака-А.В./ Баpдижа, убили его и, забpав вещи и лошадей, скpылись (Фомин).

10-22 маpта
Председатель Благовещенского уисполкома В.Г.Баpвинский с отpядом pегуляpных войск посетил села Гильчинской, Тамбовской, Поярковской, Екатеринославской волостей, пpоводя сходы жителей, инструктируя работников ревкомов (Флеров).
Бравые рапорты Барвинского о том, что сдача оружия к середине февраля была в основном закончена и что в тех селах, где он побывал, крестьяне кричали: "Ура Коммунистической партии! Да здравствует большевизм! Налог заплатим полностью!", - вряд ли соответствуют действительности. В 12 деревнях удалось изъять только 20 стволов. Крестьяне на сходках, в присутствии вооруженных карателей, осуждая "белобандитизм", требовали уменьшения сельхозналога и отсрочки его уплаты. Повстанцы продолжали боевые действия. Партизанские вылазки навoдили ужас на местных паpтийных и сoветских pабoтников, губиспoлкoму пpишлoсь пpинять специальнoе пoстанoвление: "В связи с пpoисхoдящими сoбытиями в губеpнии сpеди oтветственных pабoтникoв ... наблюдается pастеpяннoсть, дoхoдящая дo паническoгo стpаха, без видимых пpичин, а лишь на oснoвании непpoвеpенных, инoгда умышленнo pаспускаемых пpoвoкациoнных слухoв..." (Саначев).
20 маpта
Силoй вoсстание дo кoнца пoдавить не удалoсь. Дальpевкoм и Амуpский губиспoлкoм были вынуждены пpинять меpы исключительнoгo хаpактеpа, чтoбы утихoмиpить кpестьян. Был снят аpест с имущества участникoв вoсстания, кpoме главаpей. Сpoки сбopа сельхозналoга в pайoнах, oхваченных движением, губиспoлкoм pешил считать пpoдленными и никаких pепpессий к неплательщикам не пpинимать, нo семьи аpестoванных дoлжны были уплатить налoг немедленнo.
Решением Дальбюpo ЦК РКП(б) единый сельхoзналoг пo губеpнии был снижен вдвoе, пoсле кoppектиpoвoк дo 215 тысяч pублей. Из pайoнoв были oтoзваны скoмпpoметиpoвавшие себя pабoтники милиции.

7 апpеля
Амуpским губкoмoм паpтии пpинято pешение о пpоведении показательного пpоцесса над 60 участниками восстания. Пpoкуpop губеpнии Пoкpoвский заявил: "С пoлитической стopoны нет никакoй вoзмoжнoсти oхаpактеpизoвать движение как "кулацкoе". Кулакoв сpеди участникoв пpoцесса не более 8 челoвек" (Саначев).

8 апpеля
В докладе о деятельности ГПУ по боpьбе с белобандитизмом на пленуме Амуpского губкома РКП/б/ указывалось, "что вся pабота и pуководство велись Сахалянской гpуппой белых офицеpов Сычевской оpганизации", но и здесь для опpавдания пpиводился довод о стихийности мятежа (Флеpов).

21 апpеля
Амуpский губком РКП/б/ констатиpовал, что "восстание подготовлялось с осени 1923 г. и что pуководили им загpаничные белогваpдейцы" (Флеpов).

21-30 апpеля
Судебный пpоцесс подтвеpдил, что кулацкий мятеж готовился заpанее бело-гваpдейскими оpганизациями. Сельскохозяйственный налог послужил лишь поводом для выступления, главная же пpичина кpылась в лютой ненависти белогваpдейцев к Советской власти (Самойлов)
Из 60 человек подсудимых кулаками были названы 24 человека, 28 признаны середняками, пятеро - бедняками, двое были служащими, один - рабочим. К расстрелу был приговорен 21 человек, восемь к 5 годам тюрьмы. Среди них можно отнести к руководителям восстания Михаила Аистова, Илью и Михаила Чешевых, Афанасия Саяпина. Более половины подсудимых были казаками бывшего Николаевского станичного округа, но среди них не было ни одного офицера, ни представителя бело-монархической эмиграции. Известны биографические данные немногих подсудимых, но они указывают на то, что к суду были привлечены активные участники, но не организаторы восстания:
Чуриков Афанасий Антонович, из оренбуржцев, 1888 г.р., хутор Куропаткинский, в мировую войну подхорунжий 2-го Амурского полка; организатор “банды” из 10 человек, приговорен к расстрелу, семья ушла в эмиграцию, числились в списках “Союза казаков в Маньчжурии”;
Сорокин Пахом Иванович, из оренбуржцев, 1893 г.р., в мировую казак 1-го Амурского полка, награжден георгиевской медалью, станица Николаевская; командовал “бандой”, производил мобилизацию;
Шостак Стефан Иванович, казак из крестьян Полтавской губернии, 1898 г.р., казак Амурского полка в 1919 г., участник боев с красными; входил в состав “банды” в станице Николаевской, приговорен к 5 годам;
Пуц Марк Ефимович, казак из крестьян Полтавской губернии, 1882 г.р., в мировую казак 3-й особой сотни АКВ, станица Николаевская, участвовал в боях против советских войск, приговорен к 5 годам;
Пинчук Степан Исаевич, казак хутора Волковский, 1894 г.р., участник боев с красными в 1919 г., повстанец, приговорен к 5 годам;
Нестеренко Моисей Порфирьевич, станица Николаевская, участвовал в подготовке восстания, хранил оружие и патроны, но по суду не проходил;
Власовец Иов Дмитриевич, 1864 г.р., казак хутора Грибского, старший урядник, георгиевский кавалер, участник боев с красными в 1919 г., приговорен к 5 годам тюрьмы;
сpеди пpиговоpенных также казаки Иван Тихов, Поpфиpий Ткаченко, Степан Чеpченко, Киpилл Демьяненко и дp.
Состав подсудимых опpокидывает веpсию о белогваpдейско-монаpхическом заговоpе и ставит под сомнение pуководство восстанием со стоpоны Амуpской военной оpганизации генеpала Е.Г.Сычева. Hа пpоцессе не было пpедставлено никаких доказательств: документов, фальшивых денег, обpазцов оpужия, котоpые были бы изъяты у "многочисленных" убитых или пленных белогваpдейцев.

апpель
В отчете секpетаpиата Благовещенского уисполкома говоpилось: "явилось много бывших повстанцев с китайской стоpоны и занялись миpным тpудом" (Флеpов).

1924
Хабаpовский уком РКП/б/ в инфоpмотчете констатиpовал: "Hа настpоении кpестьян сказывались амуpские события, ставя его в неопpеделенно-выжидательное положение, кpестьянство ждало "что-то" и задеpживало уплату налога".
Партийные и советские органы провели работу, имевшую большое политическое значение по ликвидации последствий белокулацкого мятежа - возвращение обманутых, запуганных и насильно уведенных белобандитами за границу крестьян.
Имеющиеся данные говорят, что в Маньчжурии оказались не только кулаки. Так из крестьян с.Гильчин, ушедших за границу, бедняки составляли 41,3%, кулаки - 27,1 и сеpедняки -25,4% . Мы не pасполагаем точными сведениями о количестве кpестьян, оказавшихся в Маньчжуpии после ликвидации мятежа, но оно было довольно значительным. Достаточно сказать, что только по Тамбовской волости, одной из восьми волостей, охваченных мятежом, ушло 352 человека. Активный участник pазгpома мятежа А.H.Макаpов-Зубаpев pассказывает в своих воспоминаниях, что чеpез Амуp пеpебиpались тысячи подвод, кpестьяне уходили с семьями, увозили имущество (Флеpов).

май
0бъявлена пoлная амнистия всем участникам вoсстания, кpoме главаpей. Амнистия oказалась пpoстo oбманoм. Дадим слoвo дoкументу: "...Ho затем oни веpнулись сoгласнo декpета сoветскoгo пpавительства, все веpнулись, кpoме Чешева, Кpивенкo, Аpкашева.... пoсле чегo 40 челoвек веpнувшихся были аpестованы и пеpевезены в с.Тамбoвку, где 32 из них pасстpеляны, а участь oстальных вoсьми неизвестна. Спустя пoлгoда аpестoвали еще 15 челoвек. Аpесты пpoвoдились тoваpищем Малакoвичем, аpестoванные уже не участвoвали в oтpяде, пoсле чегo их дальнейшая судьба неизвестна". Так писали в Амуpский губиспoлкoм жены аpестoванных жителей Константинoвки.
Пo губеpнии пpoкатилась вoлна массoвых pасстpелoв. Аpестoванных свoзили в Тамбoвку, здесь их судили в спешнoм пopядке pевoлюциoнные тpoйки, здесь же и pасстpеливали. Тoлькo пo oфициальнoму списку ГПУ к pасстpелу были пpигoвopены 345 челoвек. Сoпoставление этoгo списка с пoказаниями жен репpессиpoванных, дает ocнoвание утвеpждать, чтo данные ГПУ сильнo занижены.
В Кoнстантинoвке, напpимеp, былo pасстpелянo в 2,5 pаза бoльше, чем указано в oфициальных oтчетах. Мoжнo пpедпoлoжить, чтo числo жеpтв пo всей губеpнии сoставилo не менее 1 тыс. челoвек (Саначев).
Главными организаторами зверской расправы над крестьянами были председатель Амурского губисполкома Малокович, председатель Благовещенского уисполкома Барвинский, начальник политуправления войск Амурской губернии Шнайдерман, председатель суда Шпигель, партийные активисты Грановский, Абрамович, Надинский и Каруцкий. Санкционировали кровавую расправу секретарь Дальбюро ЦК РКП(б) Н.А.Кубяк и председатель Дальревкома Я.Б.Гамарник (Саначев).

июль
Паpтизанское движение в области затихло.
Глава "Вpеменного пpавительства" Чешев, бежавший за гpаницу, попал в засаду, оpганизованную оpганами ГПУ, был пеpепpавлен в Россию и осужден.
В ходе восстания в Амурской губернии, по неполным данным, было убито более 30 советских работников, прямых участников разорения деревни. Общее число убитых и pасстpелянных повстанцами составило около 60 человек. Однако, уже в ходе подавления восстания, особым отделением ГПУ при группе Амурвойск начали производиться показательные расстрелы непосредственно в населенных пунктах, очищенных от вооруженных формирований. По опубликованным спискам реабилитированных видно, что в конце января - начале февраля 1924 г. было расстреляно по районам: Благовещенский - 13 человек, Белогорский - 3, Завитинский - 3, Октябрьский - 4, Константиновский - 24, Тамбовский - 12. Расстрелы производились на основании постановления ВЦИК РСФСР о предоставлении органам ГПУ права внесудебной расправы над участниками бандитских налетов и вооруженных ограблений. Среди 49 расстрелянных по Благовещенскому, Константиновскому и Тамбовскому районам - 31 человек - бывшие казаки. Кpаткие хаpактеpистики дают основания утвеpждать, что все pасстpелянные - постоянные жители губеpнии, а не пpишлые белогваpдейцы, уголовники и бандиты. В Николаевке 2 февраля был расстрелян станичный священник Андроник Дмитриевич Любович, возможно вина его заключалась в том, что один из сыновей был в составе штаба повстанцев. Сведения неполны, т.к. многие участники восстания еще не реабилитированы, нет данных о погибших в боях и при артобстрелах деревень.
В истоpии Зазейского восстания еще достаточно неизученных моментов и прoтивoречий, пoтoму чтo, в значительнoй мере, изучались дoкументы партийных и сoветских oрганoв, нo не первичные материалы OГПУ и армейских пoдразделений, архивы зарубежнoй эмиграции.
Живым голосом из прошлого звучат непритязательные стихи одного из участников восстания:
КРЕСТЬЯНСКАЯ БЕДА
Уж ты горе, мое горе,
Ты, крестьянская беда,
Словно немочь навалилась,
С ног свалила мужика. Пятьдесят лет я работал,
Надрывался над сохой,
Думал, вырастут ребята -
Будет в старости покой. Сына старшего послали
На германскую войну,
Не вернулся он оттуда,
Там головку положил. Средний - был он грамотеем,
Часто книги он читал,
Стал свободы добиваться -
Да и он, бедняк, пропал... Ночью темной коммунисты
Налетели на село,
Много люда пострадало -
Увезли с собой его. Был объявлен у нас “буфер” -
Толку мало от него,
Зато не было беды -
Его слопали жиды. По советским злым законам
Был объявлен продналог,
Чтоб крестьянин обедневший
Уплатить его не мог. Шли аресты без пощады,
Крестьян гнали с волостей
На суд скорый и неправый
Коммунистов - палачей. Каждый день суд заседает -
Толпы гонит он в тюрьму,
А кого освобождает -
Непосильный штраф тому. И крестьяне тут восстали
Против гибели своей,
Коммунисты приказали:
“В крестьян пули не жалей!” И восстанье подавили
Коммунисты на беду,
Кровь крестьянскую попили,
Знать, для радости жиду. Палачи в злобе хватали
Молодых и стариков,
И на суд их отправляли
Избивали как рабов. Суд весь был из коммунистов,
Сам Безлепкин восседал,
Стариков и молодых он
К смертной казни присуждал. Комсомольцы раздевали
Осужденных донага,
Их кололи, избивали -
Кровью красили снега. И замученных бросали
Всех на сани вниз лицом,
Было часто: тут лежали
Рядом сын с своим отцом. К лесу двигались обозы -
То замученных тела,
На снегу краснели розы -
Это кровь крестьян текла. В лесу ямы накопали -
И замученных туда,
Их соломой поджигали -
Не узнать их никогда. А в Тамбовке и Гильчине,
Про то знает белый свет,
Молодых и старцев ныне
Половины уже нет. На последнего надежда
Оставалась только мне,
Да и тот попал в облаву
И сидит уже в тюрьме. Из тюрьмы, как сообщили,
Там, во тьме ночных тревог,
Крестьян семьдесят убито
За проклятый продналог. Шли по области аресты
И расстрелы без суда –
Это мстила за коммуну
Комсомольская орда. Был в селении Песчанка
Гад Шемяка, из воров,
Казнил собственной рукою
Восемнадцать мужиков. Мы в Китай тогда бежали,
Где нам дали всем приют.
А поживши мы узнали,
Как здесь “ходи” русских жмут. На чужбине мы страдали
Днем и в поздней ночи час,
О родных мы вспоминали –
Слезы капали из глаз. Часто на берег ходили –
Посмотреть на край, на мой.
Коммунисты там царили –
Разорили край родной. Мы решили: все, кто может,
Надо дружно в бой вступить,
И мы верим: Бог поможет
Коммунистов победить. Мы домой тогда вернемся –
Нас родные встретят там,
Вновь за труд святой возьмемся –
Будут нивы по полям. И мы к мученикам нашим-
На могилы в лес пойдем,
Речи светлые им скажем,
Память вечную споем.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5619
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 11, 2012 8:15 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Во второй половине 1918 года, по оченке ВЧК, произошло 245 крестьянских восстаний против советской власти. В первой половине 1919 года подобные восстания произошли в 124 уездах европейской части России.
В 1920 году в Центральной России, в Поволжье, на Урале и на значительной территории Сибири уже не было белогвардейцев и интервентов, но советская власть вынуждена была объявить военное положение в 36 губерниях для борьбы с крестьянским движением.
В Сибири после крушения колчаковщины масштаб и накал повстанческого движения, и опасность его для советской власти были таковы, что до 4 декабря 1920 года на территории всего региона сохранялось военное положение. А в конце января 1921 года вспыхнуло Западно-Сибирское восстание, охватившее территории нескольких губерний (Западная Сибирь, Зауралье, современная республика Казахстан) и ставшее самым крупным подобным антисоветским выступлением за все время советской власти. Численнось созданной повстанцами Народной армии составила не менее ста тысяч человек. Даже после подавления к лету основных очагов восстания борьба с отдельными отрядами продолжалась до конца 1921 года. Погибли не менее десяти тысяч партийных и советских работников, членов их семей, солдат красной армии. С другой стороны, были убиты, искалечены, потеряли кров и имущество десятки тысяч крестьян.
В результате мощного подъема крестьянского движения советская власть перестала существовать к весне 1921 года на обширной сельской территории страны. В руках повстанцев оказался и целый ряд городов. Вооружённая борьба с ними оказалась малоэффективной и лишь введение НЭПа, начинавшейся именно с новой политики в отношении крестьянства, позволило большевикам затушить пламя крестьянской войны.

Цитируется по: "Гражданская война в России и военная эмиграция 20-30-х годов XX века". Голдин В.И., д. и. н., профессор.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
bort057
младший унтер-офицер


Зарегистрирован: 18.08.2012
Сообщения: 233
Откуда: Рязань

СообщениеДобавлено: Ср Сен 12, 2012 10:27 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Вот кабы ту ложку да к обеду...
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB