Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Подводный флот Его Величества. Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 16, 2009 8:30 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

А. С. Боткин (1866-1936) и его подводная лодка «Челим», спроектированная и построенная в 1903-1904 гг.

«Челим». Лодка лейтенанта А.С. Боткина была достроена в 1904–1905 гг. на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге на средства Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования. В её строительстве принимал участие французский инженер-кораблестроитель Боше. Лодка имела «особые приспособления для ныряния», глубина её погружения регулировалась двумя балластными отсеками вместимостью одна тонна каждый. Водоизмещение с балластом составляло 14 т, длина — 8,7 м и диаметр корпуса — 1,9 м. На лодке был установлен «керосиномотор» [592] (двигатель внутреннего сгорания системы Кертинга) мощностью 14 л.с. Скорость хода в зависимости от глубины погружения 4–7 узлов. Вооружение — два наружных решетчатых аппарата для стрельбы самодвижущимися минами Шварцкопфа с кормы «назад».

В августе 1905 г. лодка совершила переход в Кронштадт, где произвела пробную стрельбу. Сразу после этого по настоянию А.С. Боткина она была отправлена по железной дороге во Владивосток, где производилась её опытная эксплуатация. Боевая ценность лодки А.С. Боткина была признана незначительной, в состав флота она не включалась и официального имени не имела. Её неофициальным «авторским» названием, которое сохранилось в истории подводного кораблестроения, было «Челим» — по названию т.н. водяного ореха, растущего на поверхности, но способного погружаться в воду. Использовалась во Владивостоке для доставки грузов в близлежащие бухты. В конце 1905 г. мотор с лодки был снят и установлен на портовом катере, а сама лодка — разобрана.

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 16, 2009 8:32 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Бахирев Михаил Коронатович (1868–1920).
Родился в Новочеркасске в семье казачьего офицера. Из Донской Новочеркасской гимназии поступил в Морской корпус, который окончил мичманом в 1888 г. Участник похода в Китай; за боевое отличие при занятии фортов Таку награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. (1900). Участник обороны Порт-Артура; «в воздаяние отличных подвигов храбрости и самоотвержения, оказанных в делах против неприятеля», награжден Золотой саблей с надписью «За храбрость» (1905). В 1910–1911 гг. командовал 5-м дивизионом миноносцев Балтийского моря. Во время Первой мировой войны на Балтике командовал 1-й бригадой крейсеров (1914–1915), 1-й бригадой линейных кораблей (19.12.1915–23.05.1917). Вице-адмирал (6.12.1916). С 21 августа 1917 г. состоял командующим Морскими силами Рижского залива. На этой должности руководил Моонзундским сражением в сентябре-октябре 1917 г. Во многом именно благодаря его авторитету в офицерской и матросской среде удалось организовать Морские силы для отражения натиска немецкого флота.

Уволен с флота 12 января 1918 г. (без пенсии). Остался в Петрограде, работал заведующим учетным отделением Центрального комитета народных промыслов. В начале августа 1918 г. был арестован, в марте 1919 г. освобожден, с апреля 1919 г. работал в оперативном отделе Морской исторической комиссии. Подготовил рукопись «Отчет о действиях Морских сил Рижского залива 29 сентября – 7 октября 1917 года» (опубликована в сб. «Морская историческая комиссия», т. 1. СПБ., 1998). Вторично арестован 17 ноября 1919 г. по обвинению в участии в «белогвардейском заговоре» [493] и связях с Северо-Западной армией генерала Юденича. Накануне ареста отказался от предложения бежать в Финляндию. Расстрелян по особому постановлению президиума ВЧК 16 января 1920 г. в Петрограде.

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Alpher
Администратор


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 402
Откуда: г. Воронеж

СообщениеДобавлено: Пт Окт 16, 2009 10:48 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Добавил данную биографию в наш раздел на сайте...

_________________
Империя превыше всего!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеПосетить сайт автора
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 16, 2009 10:52 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Рад помочь! Very Happy

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 30, 2009 3:08 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

В. А. Меркушов родился 8 декабря 1884 года в Санкт-Петербурге в семье слушателя Военно-медицинской академии Александра Васильевича Меркушова, происходившего из потомственных дворян Таврической губернии. Его отец Василий Сидорович поручиком морской артиллерии участвовал в обороне Севастополя, был награжден орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», произведен в штабс-капитаны и получил права потомственного дворянина. В 1858 году в чине капитана по адмиралтейству он вышел в отставку. Жил в Севастополе, имел троих сыновей: Петра, Митрофана, Александра и дочь Анну.

Александр Васильевич Меркушов, родившийся в Севастополе в 1862 году, в 1886 году окончил Военно-медицинскую академию со званием военного лекаря. Был женат на Олимпиаде Петровне Гардениной, помимо сына Василия, у них была дочь Антонина. Она окончила Смольный институт и вышла замуж за Виктора Бертрановича Гаазе, морского инженера, выпускника кораблестроительного отделения санкт-петербургского Политехнического института.

К моменту поступления Василия Меркушова (в дореволюционных списках его фамилия писалась Меркушев) в младший общий класс Морского кадетского корпуса — 1 сентября 1898 года — его отец служил младшим врачом Сухумского отряда Черноморской бригады Отдельного корпуса пограничной стражи и имел чин надворного советника (VII класс Табели о рангах, соответствующий военному чину подполковника).

По окончании Морского корпуса В. А. Меркушов 21 февраля 1905 года был произведен в мичманы, начав службу на Балтике в 19-м флотском экипаже. 28 апреля того же года он был назначен на подводную лодку «Сиг» «для обучения подводному плаванию», а с 25 июля по 1 января 1906 года плавал на ней помощником командира. В декабре 1905 года в Либаве, где базировался «Сиг», начал формироваться Учебный отряд подводного плавания, официально учрежденный 19 марта 1906 года. Мичман Меркушов стал слушателем офицерского класса Учебного отряда и в сентябре 1907 года окончил обучение. Был направлен в Сибирскую флотилию, где 20 октября того же года во Владивостокском отряде вступил в командование подводной лодкой «Кефаль». 7 декабря 1907 года он получил звание офицера подводного плавания, введенное на флоте и тогда же впервые присвоенное 68 чинам флота и Морского ведомства. В декабре 1908 года во Владивостоке, командуя подводной лодкой «Кефаль», В. А. Меркушов участвовал в уникальном эксперименте — погружении подводной лодки под лед Амурского залива.

В октябре 1910 года, уже лейтенантом, В. А. Меркушов был переведен на Балтику, а 24 января 1911 года назначен старшим помощником командира подводной лодки «Аллигатор». 19 ноября 1912 года он получил в командование подводную лодку «Окунь» и 23 декабря был утвержден ее командиром.

На «Окуне» В. А. Меркушов начал Первую мировую войну и стал одним из самых известных командиров-подводников Балтийского флота. 21 мая 1915 года, находясь в Балтийском море, «Окунь» встретил соединение немецких кораблей, шедших в охранении миноносцев. Преодолев охранение, «Окунь» атаковал один из кораблей, который, обнаружив лодку, пытался ее таранить. «Окунь» успел дать торпедный залп и погрузиться, хотя был сильно помят корпусом немецкого корабля. За эту атаку, вынудившую неприятельские корабли к отходу, командир лодки был удостоен ордена Св. Георгия 4-й степени, его помощник мичман З. А. Лисс — ордена Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», а команда — Георгиевских крестов той же степени. Лейтенант Меркушов стал первым офицером Балтийского флота, получившим эту высокую боевую награду во время Первой мировой войны. 15 июня 1915 года близ Виндавы «Окунь» атаковал немецкий крейсер «Аугсбург», за что лейтенант Меркушов был награжден Георгиевским оружием и Кавалерским крестом французского ордена Почетного Легиона. 26 ноября 1915 года В. А. Меркушов за отличие был произведен в старшие лейтенанты, оставаясь в этом чине к 25 октября 1917 года и числясь 57-м по старшинству в общем списке офицеров флота.

Дальнейшей службе на подводных лодках В. А. Меркушову помешала полученная при таране «Окуня» травма позвоночника; с 17 января по 16 марта 1916 года он находился в отпуске по болезни, а 9 апреля 1916 года «на законном основании подводную лодку «Окунь» сдал». Василий Александрович был переведен в Минную дивизию и назначен старшим офицером эскадренного миноносца «Гавриил». 5 марта 1917 года, в первые дни Февральской революции, по требованию команды В. А. Меркушов как приверженец свергнутого режима отстраняется от должности старшего офицера «Гавриила», которому будет суждено стать одним из действующих кораблей красного Балтфлота, выставленным англичанами для предотвращения возможных действий красных с моря, и погибнуть на минном заграждении в Копорской губе в октябре 1919 года...

С «Гавриила» В. А. Меркушов переводится на берег, в Службу связи Балтийского моря. Первая мировая война заканчивается для него 25 февраля 1918 года в Ревельском укрепленном районе, в этот день сданном немцам. Сам он после сдачи крепости остается в Ревеле, а после заключения Брестского мира перебирается в Одессу. Здесь с 18 июля 1918 года он числится в резерве чинов флота.

В сентябре 1918 года В. А. Меркушов уже в Севастополе, где назначается начальником 2-го отдельного отряда средств высадки войск Черного моря. В ноябре 1918 года в составе добровольческих частей генерал-майора А. Н. Гришина-Алмазова участвует в освобождении Одессы от петлюровцев. В январе 1919 года в Одессе по приказу Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России начинается формирование 2-го отряда судов для действий на реках. В феврале начальником отряда назначается капитан 2 ранга С. Н. Власьев, старый сослуживец В. А. Меркушова по подплаву, а сам он занимает должность начальника дивизиона бронекатеров. Однако вскоре бронекатера передаются Кубанской речной флотилии, и старший лейтенант Меркушов зачисляется в резерв чинов флота. 7 августа 1919 года он назначается начальником отряда высадки, с которым уже 10 августа участвует в десанте у Сухого лимана и занятии Одессы Вооруженными Силами Юга России.

С 11 сентября по 5 ноября 1919 года старший лейтенант Меркушов командовал вспомогательным крейсером «Цесаревич Георгий», совместно с сухопутными частями участвовал в ликвидации повстанческих отрядов Махно на побережье Азовского моря, занятии Бердянска. 30 ноября 1919 года за отличие по службе был произведен в капитаны 2 ранга. С января 1920 года состоял при штабе Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России. 19 мая 1920 года произведен в капитаны 1 ранга. В марте 1920 года был назначен комендантом парохода «Харакс», в ноябре эвакуировавшего из Керчи донских казаков. 23 января 1921 года старший морской начальник в Константинополе подписал приказ о демобилизации парохода, принадлежавшего Русскому обществу пароходства и торговли; на этом закончилась почти двадцатилетняя служба В. А. Меркушова в русском флоте, из которых одиннадцать лет были отданы подводному плаванию.

Первое время Василий Александрович живет на Принцевых островах, расположенных в Мраморном море неподалеку от Константинополя. В «Списке русских граждан, эвакуированных из России и поселившихся на Принцевых островах», хранящемся в Государственном архиве Российской Федерации (ф. 5982, оп. 1, д. 149), под №69 числятся: «Меркушов Василий Александрович, 36 лет, капитан 1 ранга, прибыл из Севастополя» и «Меркушова Мария Ивановна, 33 лет, прибыла из Севастополя».

В Константинополе В. А. Меркушов служил в управлении русского транспортного флота, состоял членом Союза морских офицеров. В ноябре 1922 года, командуя буксиром «Скиф», принял участие в перегоне русских тральщиков и буксиров, реквизированных французским правительством, из Константинополя в Марсель. Возглавлял переход все тот же старый сослуживец В. А. Меркушова капитан 1 ранга С. Н. Власьев.

Первые годы эмиграции В. А. Меркушов провел в местечке [13] Пон-де-Шеруи неподалеку от Лиона, где был рабочим на заводе «Грамон», выпускавшем электрические кабели. Потом обосновался в Париже, жил, преодолевая прогрессирующие болезни; к концу жизни с трудом передвигался и ослеп на один глаз. Скончался 4 декабря 1949 года и был похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. На его надгробии из серого гранита написано: «Командир подводной лодки «Окунь», Георгиевский кавалер капитан 1 ранга В. А. Меркушов 1884–1949». В этой же могиле похоронена и его жена М. И. Меркушова (урожденная Воронцова-Вельяминова, 1887–1982). Детей у супругов Меркушовых не было.

Помимо того, что В. А. Меркушов был выдающимся русским подводником, он был еще и талантливым морским писателем, летописцем русского флота. Первую свою работу он напечатал в 1904 году в петербургском журнале «Море и его жизнь», еще будучи гардемарином Морского корпуса, и позже продолжал печататься в этом журнале. Печатался также в газетах «Вестник Либавы», «Слово», «Досуги Заамурца».

Посылая свои статьи в журнал и газету, В. А. Меркушов не спрашивал разрешения начальства и тем вызывал его гнев. В фонде Учебного отряда подводного плавания Российского государственного архива военно-морского флота сохранился любопытный приказ, изданный контр-адмиралом Щенсновичем, командовавшим отрядом. В приказе, датированном 19 мая 1906 года, говорится следующее:

«Мичман Меркушев позволил себе отправить в «Вестник Либавы» заметку, не испросив разрешения командира. Это уже второй случай такого отправления статьи в журнал мичманом Меркушовым.

Объяснение, сделанное этому офицеру после первого случая, когда он отправил статью в журнал «Море и его жизнь», не произвело должного влияния на мичмана Меркушева.

За неисполнение ст. 17 Морского устава («Корреспонденции для напечатания в газетах или иных повременных изданиях направляются не иначе, как с разрешения командира корабля». ) арестовываю мичмана Меркушева домашним арестом с исполнением служебных обязанностей на одну неделю».

Позже В. А. Меркушов печатался в «Известиях по подводному плаванию», издававшихся Учебным отрядом подводного плавания в Либаве; в 1916 году был привлечен к сотрудничеству в «Ежемесячнике подводного плавания» — журнале штаба Дивизии подводных лодок Балтийского моря. В июле 1920 года в Севастополе в первом номере журнала «Военный вестник» опубликовал «Записки командира подводной лодки «Окунь», охватывающие период с 12 июля по 23 августа 1914 года.

В 1923 году в журнале «Морской сборник», издававшемся на Русской эскадре в Бизерте, было напечатано начало повести В. А. Меркушова «Без страха и сомнения», авантюрной по самой жизни, когда отряд еле живых русских буксиров, реквизированных Францией, штормовой осенью 1922 года перегонялся из Константинополя в Марсель: «Карт у нас нет, стоят они слишком дорого. За уничтожение же девиации на компасах всего отряда надо тоже платить порядочную сумму, поэтому — идите так», — напутствовали русских моряков французы. И русские, вопреки всему, дошли, не потеряв ни одного судна.

В парижской эмиграции В. А. Меркушов написал две книги: «Подводники. (Очерки из жизни русского подводного флота 1905–1914 гг.)» и «Дневник подводника» (в двух томах: «1914 год» и «1915 год»). Первую книгу он охарактеризовал как «ряд отдельных, не связанных между собой мелких рассказов из прошлого подводного плавания в России». Над второй частью книги «1914 год. Война» работал особенно тщательно, считая, что это — «единственный для заграницы документ о деятельности русских подводных лодок в начале войны». В. А. Меркушов, преодолевая болезнь, проделал огромную работу — достаточно сказать, что машинопись «Подводников» насчитывала 233 страницы, а трех томов «Дневника подводника» — 1983 страницы, не считая текстовых приложений, планов, карт и многочисленных специально подобранных иллюстраций! К тому же была и третья рукопись — «Агония Ревеля», посвященная событиям последней недели перед сдачей немцам Ревельского укрепленного района 25 февраля 1918 года.

К этому необходимо добавить, что В. А. Меркушов с 1929 года сотрудничал с русским военным и военно-морским журналом «Часовой», издававшимся в Париже. В нем имеется 41 его прижизненная публикация, не считая нескольких, опубликованных после смерти.

Кроме того, с 1927 года статьи В. А. Меркушова появлялись в парижских газетах «Возрождение», «Русский инвалид», «Россия и славянство», а с 1947-го — в «Русской мысли».

В. А. Меркушову не довелось увидеть изданной ни одну из своих книг. «Всю эмиграцию хранил и берег, благополучно пронес через все испытания, приводил в порядок и печатал на машинке в Морском собрании. ...Будет очень обидно, если все пропадет зря», — сетовал он в письме к своему однокашнику по Морскому корпусу П. Е. Стогову.

После кончины Василия Александровича часть его материалов оказалась в собрании Общества офицеров Российского Императорского флота в Америке, куда полученные от В. А. Меркушова машинописные тома передал его сослуживец П. О. Шишко. В 1970-е годы эти материалы попали в собрание американо-русского общества «Родина» (г. Лейквуд, шт. Нью-Джерси, США). Другая часть литературного наследия В. А. Меркушова осталась в Париже у родственников его жены Воронцовых-Вельяминовых. В 1996–1998 годах материалы из «Подводников» и «Дневника подводника» вместе с собранием общества «Родина» вернулись в Россию и нашли свое место в документальном фонде Центрального музея Вооруженных Сил.

К столетию русского подводного плавания, отмечаемому в 2006 году, мы задумали собрать написанное В. А. Меркушовым, чтобы выпустить его книги, так и не увидевшие света. Начали с полученных из Парижа от А. В. Плотто машинописных листов с авторской правкой. Среди них оказалось несколько очерков из книги «Подводники», а также ряд материалов, относящихся к «Дневнику подводника». Наша работа стала целенаправленной, когда в документальном фонде Центрального музея Вооруженных Сил нашлись составленные В. А. Меркушовым подробные оглавления обеих его книг, а также указания, в каких парижских изданиях печатались отрывки из них.

Завершению нашей работы в большой степени способствовала удача: оказалось, что в России находится большое собрание материалов В. А. Меркушова, в том числе полные авторские машинописные тексты «Подводников» и «Дневника подводника». Их возвращением на родину мы прежде всего обязаны Н. В. Солдатёнкову, внуку старшего лейтенанта К. В. Солдатёнкова, участника Цусимского сражения на крейсере «Олег». Николай Васильевич, ныне священник о. Николай, член парижского Морского собрания, живет в Дижоне. Получив от Воронцовых-Вельяминовых материалы В. А. Меркушова, он в девяностые годы решил вернуть их в Россию.

Об этом желании Н. В. Солдатёнкова стало известно адмиралу В. И. Панину, председателю правления Всероссийской общественной организации «Традиции и реликвии отечественного флота», служившему на дизельных и атомных подводных лодках трех проектов. Понимая, какую ценность для истории русского флота представляет литературное наследие В. А. Меркушова, Василий Иванович приложил все усилия к его возвращению на родину. Предпринятые В. И. Паниным усилия увенчались успехом, и ныне собрание литературно-исторических произведений и документов В. А. Меркушова [17] находится на хранении в Российском государственном архиве Военно-морского флота (ф. Р-2246, оп. 1, д. 85–95).

Мы приглашаем читателей к увлекательному и познавательному чтению того, что было написано Василием Александровичем Меркушовым, о котором его друг издатель «Часового» В. В. Орехов сказал следующее:

«Вся его жизнь была посвящена России и ее флоту. Он не переставал все время эмиграции быть его трубадуром. Одиннадцать лет подводного плавания поставили его имя на одно из самых уважаемых мест среди наших моряков.

Человек смелого, независимого и рыцарского характера, Василий Александрович был любим, ценим и уважаем всеми его начальниками, друзьями и сотрудниками».


Пусть настоящие «Записки подводника» станут памятью о «подлинном герое, чье имя должно быть сохранено в анналах истории русского подводного плавания», столетие которого отмечается в России под сенью Андреевского флага, которому с честью служил В. А. Меркушов.

Владимир Лобыцын

Из предисловия к книге “Записки подводника”.

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 30, 2009 3:11 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Василий Меркушов — старший гардемарин Морского кадетского корпуса, 1904 г.

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 30, 2009 3:14 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Подводная лодка «Аллигатор», на которой В. А. Меркушов служил старшим помощником командира (1911-1912)

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 30, 2009 3:16 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Подводная лодка «Сиг», на которой в Учебном отряде подводного плавания проходил обучение В. А. Меркушов

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 30, 2009 3:18 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Фотография В. А. Меркушова, сопровождавшая публикацию его рассказов в журнале «Часовой»

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 30, 2009 3:19 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

В. А. Меркушов — рабочий завода «Грамон» в Пон-де-Шеруи, январь 1924 г.

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 06, 2009 6:22 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

Лейтенант И. И. Ризнич на подлодке № 2.

Ризнич Иван Иванович (1878–1920?). Окончил Морской корпус (1898), Водолазную школу (1900). В 1904 г. был зачислен в 8-й флотский экипаж, готовивший специалистов подводного плавания, и назначен для обучения в плавание на подводную лодку «Дельфин». Командир подводной лодки «Стерлядь» (1904–1906). Офицер подводного плавания по первому списку (1907). В сентябре 1908 г. поступил в Александровскую военно-юридическую академию, в феврале 1909 г. отчислен по болезни и уволен в запас. С началом Первой мировой войны 28 июля 1914 г. был призван на [505] действительную службу с чином лейтенанта (со старшинством 1909 г.). В августе того же года назначен командиром подводной лодки № 2. В мае 1915 г. одновременно назначен командиром Дивизиона подводных лодок особого назначения (трёх номерных лодок, заказанных Военно-инженерным ведомством). Старший лейтенант «за отличия ревностной службы и особых трудов, вызванных обстоятельствами войны» (3.08.1915). В марте 1917 г. назначен командиром строившейся в Италии для России подводной лодки F-1, получившей имя «Святой Георгий». 13 июня 1917 г. вывел лодку из Специи и 9 сентября того же года привёл её в Архангельск, где она была включена в состав Флотилии Северного Ледовитого океана. Уволен по демобилизации 30 апреля 1918 г.

Летом 1918 г. состоял председателем правления бюро водолазно-спасательной партии Архангельского порта. В июне 1919 г. числился в Архангельском штабе Главного штаба командующего белыми войсками Северной области, в декабре того же года — в управлении коменданта 3-го участка Мурманского прифронтового района на станции Масельская. Последнее упоминание относится к началу января 1920 г.: старший лейтенант Ризнич, «комохран-2» в Кандалакше.

В составленном командиром Онежской флотилии капитаном 1 ранга А.Д. Кира-Динжаном «Списке морских чинов Северной области» против фамилии И.И. Ризнича написано: «Остался при эвакуации (зимой 1920 г. — Ред.) в России». Его фамилия была также включена в «Список офицеров Российского Императорского флота, судьба которых неизвестна Комиссии по выяснению личного состава флота при Военно-морском историческом кружке в Париже», составленный лейтенантом М.С. Стахевичем в 1930-е гг. как приложение к пражскому «Морскому журналу». Питерский художник И.И. Ризнич (1908–1998) со слов второй жены отца записал в дневнике, что он погиб в 1920 г. на «барже смерти», затопленной красными в Белом море (сообщено Н.А. Черкашиным).

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 06, 2009 6:23 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Image

И. И. Ризнич (в центре) среди кадетов Императорского Морского корпуса.

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 06, 2009 6:27 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Работы:

Ризнич И.И. О подводном плавании. Лекции, читанные лейтенантом Ризнич. СПб. 1908

Ризнич И.И. Ответ лейтенанту Энгельману/"Морской сборник", 1908, №2

Ризнич И.И. Ответ на статью лейтенанта Энгельмана "Опыт практической оценки существующих подводных лодок по отношению к применению их к береговой обороне и к бою" /"Морской сборник", 1907, №10

Ризнич И.И. Подводные лодки и их сравнительное значение/"Морской сборник", 1908, №3

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 06, 2009 6:41 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ НА ДУНАЕ

Идешь по строгим линиям улиц или
бродишь мимо фасадов с лепными якорями, маскаронами,
кирасами, скользишь взглядом по окнам в старомодных
переплетах, и невольно веришь, что там, за этими
оплывшими от времени стеклами, чего только не
перевидавшими на своем беспокойном веку, там, в ветхих
книжных шкафах, ящичках дедовских секретеров, в
шкатулках с пожухлыми письмами, в чьих-то допотопных
семейных альбомах, в связках бумаг и фотографий,
погребенных в пока еще не выброшенных сундуках и на
запыленных антресолях, там-то и таятся разгадки многих
морских тайн. Да что бумаги!.. Сколько драгоценного угасает
в сотах памяти нерасспрошенных стариков…

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 06, 2009 6:48 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Казалось бы – что может быть общего между мелководным Дунаем и подводными лодками? Но, тем не менее, в истории подводного мореплавания наш Дунай нашел свое самобытное место. Рассказывая о подводных лодках на Дунае, пожалуй следует начать со средневековой истории подводных судов запорожцев. Интересные воспоминания об этом оставил ученый монах иезуитского ордена Р. Фурнье. Побывав в конце 16 века в Стамбуле, он написал следующее: «Здесь мне рассказывали совершенно необыкновенные истории о нападении северных славян (запорожских казаков) на турецкие города и крепости: они являлись неожиданно, они поднимались прямо со дна моря и повергали в ужас всех береговых жителей и воинов. Мне и раньше рассказывали, будто славянские воины переплывают море под водой, но я почитал рассказы выдумкой. А теперь я лично говорил с теми людьми, которые были свидетелями подводных набегов славян на турецкие берега».

Image

Казацкая "подводная лодка"

Неизвестно применяли ли казаки подобную подводную тактику при набегах и штурмах дунайских крепостей: Килии, Измаила, Тульчи и других, но учитывая постоянство набегов запорожцев на дунайские города и крепости – хочется верить что применяли, тем более что население этих городов жило в постоянном страхе перед казаками и готовности к обороне, поэтому внезапность нападения здесь играла большую роль. Никаких сведений о применении казаками подводных судов на Дунае отыскать пока не удалось, и выражаясь языком дипломатии, эту информацию нельзя не подтвердить и не опровергнуть.
Но, домыслы – это лишь домыслы, а правдивые факты говорят нам о том, что первая подводная лодка в водах Дуная появилась в 1916 году. С началом Первой мировой войны для помощи Сербии российское правительство формирует Экспедицию особого назначения, в которую помимо кораблей и судов (в т.ч. Русского Дунайского пароходства) включает малую подводную лодку «№3». Еще до войны, в 1910 году, при реконструкции Кронштадтской крепости, Военное министерство России предложило для обороны проходов в минных заграждениях построить 6 малых подводных лодок. После объявленного конкурса лучшим был признан проект Невского завода, фактически принадлежавший американскому конструкторы подводных лодок Джону Холланду. Позднее данный тип лодок получил индексацию «27-В».

Image

Подводная лодка Холланда типа "27-В"

Суммы отпущенной Военным министерством хватило лишь для строительства 3-х лодок. Эти лодки были настолько миниатюрными, что им даже не придумали названий, а ограничились лишь присвоением порядковых номеров – «№1», «№2», «№3». 15 августа 1914 года лодки зачислили в список флота и свели в дивизион особого назначения в составе бригады ПЛ Балтийского моря. Однако, в связи с тем, что мореходность этих лодок была достаточно ограниченной, активного участия в боевых действиях они не принимали. Интересны записи в вахтенном журнале командира ПЛ «№3», на которой держал свой брейд-вымпел начальник дивизиона малых ПЛ лейтенант Иван Иванович Ризнич: «1 марта 1915 года. Военная гавань Пярну. «Красили корпус». Следующий день: «…Чистили цистерны», «Команда ходила в баню». А то и вовсе события суток укладывались в три слова «Случаев не было».
В 1916 году дивизион был расформирован и лодки разбросали по разным морским театрам. «№1» и «№2» «Уехали» в Архангельск, а предполагавшуюся отправку туда же лодки «№3» отменили по ходатайству Экспедиции особого назначения, занимавшейся перевозкой грузов по Дунаю для сербской армии. Морской Генеральный штаб решил перебросить лодку на юг для морального воздействия на австро-венгерскую военную флотилию. Возглавлял доставку и, позднее, командовал этой лодкой все тот же Иван Ризнич, которому волей-неволей пришлось войти в историю подводного мореплавания еще и как первому командиру подлодки действующей в речных условиях.

Неординарная личность И. И. Ризнича достойна внимания хотя бы уже потому, что именно Ризнич написал брошюру «Подводная лодка «Стерлядь», которая стала едва ли не первым учебником по практике подводного мореплавания, а позднее составил первый «Словарь командных слов по управлению подводными лодками». Уже не только подводники, но даже простые обыватели из кинофильмов и книг знают команды: «По местам стоять! К погружению!» и «По местам стоять! К всплытию!» - которыми начинается и заканчивается поход. Автором этих команд был лейтенант Ризнич, пионер русского подводного мореплавания, который сам того не желая, оставил о себе память и на нашем Дунае.
В 1916-17 гг лодка «№3» ходила по Дунайским гирлам и рукавам в составе ЭОН главным образом отрабатывая задачи морального воздействия на противника и сопровождения транспортных судов ЭОН. Вскоре, в связи с приближением активных боевых действий к Нижнему Дунаю лодку включили в Галацкий отряд Русской Дунайской военной флотилии. Базируясь на порт Рени, она охраняла стратегический шоссейно-железнодорожный переход через р. Прут от боевых кораблей Австро-венгерской речной флотилии. По этой дороге возвращались домой солдаты и офицеры российской армии не желавшие воевать теперь уже за чужие интересы и поэтому самовольно бежавшие с фронта и любыми путями прорывавшиеся в Россию. Через прутский мост весь поток людей и техники направлялся преимущественно в Кишинёв и Одессу и далее в центральные губернии России. Каким образом поступил экипаж ПЛ «№3» сказать сложно. Лейтенант Ризнич к тому времени был направлен в Италию получать новую подлодку «Святой Георгий», фамилия же нового командира для нас пока тайна. Но тем не менее известно, что ПЛ «№3» 18 января 1918 г вошла в состав советского Черноморского флота. Через два месяца, 3 марта 1918 года после заключения Брестского сепаратного мира, согласно которому Южная Бессарабия вошла в состав Румынии, экипаж вынужден был покинуть лодку, по прежнему стоявшую в Рени, приведя ее перед этим в неисправное состояние. После оккупации лодка была включена в состав румынской речной флотилии, затем она попала в австро-венгерскую Дунайскую флотилию. И те и другие пытались ввести ее в строй, но безуспешно, и в 1921 году лодку «№3» сдали на слом.

Image

ПЛ №3 рядом с вооруженным австро-венгерским буксиром "Самсон"

Ровно через 20 лет, в 1941 году в Галаце были спущены на воду две подводные лодки для ВМС Румынии – «С-1» и «С-2». После достройки в 1943 году обе лодки были включены в состав Королевского Румынского флота и перешли на военно-морскую базу ВМС Румынии в Констанцу для несения боевой службы. Для проведения ремонтных работ время от времени в Галац заходила еще одна румынская ПЛ «Delfinul». Однако пребывание этих ПЛ на Дунае было относительно кратковременным и не представляет для нас исторического интереса.
В годы Великой отечественной войны, немцы не имели свободного доступа в Черное море через черноморские проливы в связи со строгим нейтралитетом Турции, но, несмотря на это, им удалось сконцентрировать в черноморском бассейне группу кораблей и судов разных типов в количестве ок. 300 единиц. С началом ВОВ планом «Барбаросса» разработанным немецким генеральным штабом предусматривался быстрый захват черноморских и дунайских портов, однако план провалился и поэтому для ведения боевых действий на Черном море немцам пришлось искать иные пути. Дунай сыграл в этом ключевую роль, будучи свободным путем по которому выходили в Черное море не только обычные корабли и суда, но и подводные лодки.
Для ведения подводной войны на Черном море немецкое командование выбрало лодки типа IIB. Однако эти подлодки находились на Балтике и переход вокруг Европы для них был невозможен. Поэтому было решено перебросить их на Черное море внутренними сухопутными и водными путями Европы. Переброска осуществлялась двумя группами по три единицы в каждой. Для максимального облегчения с лодок было демонтировано оборудование общим весом 80 т. Из Киля через Кильский канал лодки были отбуксированы в Гамбург. Для уменьшения осадки при проходе каналом корпуса лодок обставили специальными понтонами. Таким же образом подлодки буксировали вверх по Эльбе до Дрездена. В Дрездене их перегрузили на специальные 18-осные (!) автоплатформы и через 4 суток доставили на Дунай – в древний город Ингольштадт (2458 км, левый берег). Затем, снова при помощи понтонов первую группу лодок (U-18, U-20, U-23) привели в Линц. На линцской судоверфи лодки вновь укомплектовали оборудованием и в готовом к несению боевой службы состоянии, лодки буксировались вниз по Дунаю до Сулины. Однако, из-за большой осадки самих лодок, отсутствия нормальной упраавляемости и общей гидрологической ситуации летом на Дунае, от этой схемы пришлось отказаться. Следующие три лодки (U-9, U-19, U-24) были отбуксированы вниз по Дунаю на понтонах до румынского Галаца, где после комплектации своим ходом перешли в Констанцу.

Image

Перевозка ПЛ типа IIB на понтонах по Дунаю

Помимо перегона, немцы в сентябре 1943 года на судоверфи Линца разместили заказ на строительство лодок новой XXIII серии, но их строительство так и не состоялось.
Однако на этом не заканчивается биография подводных лодок на Дунае. Сохранилась еще одна история, скорее легенда, связанная с подводным плаванием в водах нашей реки. Во время второй мировой войны пленные в Италии построили маленькую подводную лодку. Убегая от преследования они переплыли Адриатическое море, зашли в какую-то пещеру и, как оказалось, попали в подземную реку. Плавание против течения в этой подземной реке не обошлось без приключений, но тем не менее, эти люди удачно нашли выход из пещеры и оказались на Дунае. Местность, по их описанию, очень напоминала рейд старого румынского города Оршова и югославского поселка Текия на другом берегу, еще до затопления. Что это были за пленные, легенда это вообще, или правдивая история – непонятно. Но по рассказам старых дунайских капитанов, которые работали в Катарактах еще до строительства плотины «Джердап-2», югославские лоцманы в р-не 958 км на правом берегу неоднократно показывали пещеру, которая действительно существовала, и говорили, что некоторые исследователи пытались как можно дальше пройти пещеру, но больше 1,5-2 км не могли. Тогда было решено цветными шариками и порошком определить, где они выплывут. Через продолжительное время их обнаружили в Адриатическом море.

На этом можно закончить рассказ о подводных лодках на Дунае. Вполне возможно, что кроме рассказанных историй на нашем Дунае были (или будут) замечены еще какие-нибудь субмарины, и уж тогда бессмертное время нам поведает новые легенды.

Алексей Сёмин.
"Дунаец" №30, 22.04.2005

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB