Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Красный террор Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
shevron
ефрейтор


Зарегистрирован: 08.01.2009
Сообщения: 165
Откуда: Жуковский

СообщениеДобавлено: Пт Авг 07, 2009 6:16 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

В 1920-ом году в районе Крыма были убиты порядка 100 тысяч человек, т.е.каждый второй.

_________________
С вером у Бога!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеICQ Number
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Пт Авг 07, 2009 6:31 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Денис писал(а):
Не завидую тем людям, кто считают, что большевики сражалаись ради улучшения жизни народа.


Таких людей очень много.

Впрочем , здесь уместен отличный анекдот о lll Рейхе : " Все немцы умны, честны и преданы Фюреру. Но к сожалению, эти три качества никогда не встречаются ни в одном немце ."

Просто замените "lll Рейх" на "СССР" , а "немец" на "советского гражданина".
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 07, 2009 7:34 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Про детей в совдепии:

«Одним из поводов к очередному ужесточению уголовного законодательства в отношении детей стало письмо Ворошилова от 19 марта 1935 года, направленное на имя Сталина, Молотова и Калинина. Девятилетний подросток напал на сына заместителя прокурора Москвы Кобленца. Ворошилов недоумевал: почему бы «подобных мерзавцев» не расстреливать?
Откликаясь на просьбу о расстреле «подобных мерзавцев», ЦИК и СНК СССР 7 апреля 1935 года издают постановление «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних».

Цитата:

Тов. Сталину.
Тов. Молотову.
Тов. Калинину.

Посылаю вырезку из газеты «Рабочая Москва» за № 61 от 15.III.35 г., иллюстрирующую, с одной стороны, те чудовищые формы, в которые у нас в Москве выливается хулиганство подростков, а, с другой - почти благодушное отношение судебных органов к этим фактам (смягчение приговоров наполовину и т.д.) [вырезка вклеена в письмо. В статье сообщалось, что двое 16-летних подростков совершили два убийства, нанесли три ранения и т.д., за что были осуждены к 10 годам заключения (затем эта мера была снижена наполовину)]

Тов. Вуль [в то время начальник милиции г. Москвы], с которым я разговаривал по телефону по этому поводу, сообщил, что случай этот не только не единичен, но что у него зарегистрировано до 3000 злостных хулиганов-подростков, из которых около 800 бесспорных бандитов, способных на все. В среднем он арестовывает до 100 хулиганствующих и беспризорных в день, которых не знает куда девать (никто их не хочет принимать). Не далее как вчера 9-ти летним мальчиком ранен сын зам. прокурора Москвы т. Кобленца.

Комиссия т. Жданова (по школам) и т. Калинина (по беспризорным и безнадзорным детям) на днях внесут свои предложения в ЦК. Но и после этого вопрос об очистке Москвы от беспризорного и преступного детского населения не будет снят, т.к. не только Вуль, но также Хрущев, Булганин и Ягода заявляют, что они не имеют никакой возможности размещать беспризорных из-за отсутствия детдомов, а, следовательно, и бороться с этой болячкой.

Думаю, что ЦК должен обязать НКВД организовать размещение не только беспризорных, но и беднадзорных детей немедленно и тем обезопасить столицу от все возрастающего «детского» хулиганства. Что касается данного случая, то я не понимаю, почему этих мерзавцев не расстрелять. Неужели нужно ждать пока они вырастут еще в больших разбойников?

К. Ворошилов
РГАСПИ, Ф.78, Оп.1, Д.550, Лл.7, 7а. Бланк «Народный комиссар Обороны Союза СССР», машинописный текст, автограф Ворошилова.


2. Это письмо инициировало обсуждение проблем безпризорности и детской преступности на заседании ПБ. В результате обсуждения родились два Постановления ЦИК и СНК:
через семнадцать дней - 7.IV.35 г. - «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних»
через семьдесят дней - 31.V.35 г. - «О мерах ликвидации детской беспризорности и безнадзорности»


Формальным рубежом карательной переориентации уголовной политики в отношении несовершеннолетних служили некоторые законодательные акты того времени. Речь прежде всего идет о постановлении ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 года «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». ( СЗ СССР. 1935, отд. 1, № 19.) Постановление это определило на долгие годы отнюдь не демократическую прокурорскую и судебную практику в отношении несовершеннолетних. Оно действовало в течение 24 лет и только в 1959 году было отменено вместе с другими нормативными актами, утратившими силу, в связи с введением в действие нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Содержание постановления от 7 апреля 1935 года дает основание связать его с другим постановлением советского правительства и руководства ВКП(б), а именно от 5 декабря 1934 года, известным в истории советского законодательства как документ, открывший ворота политическим репрессиям и массовым нарушениям прав человека в нашей стране.

Постановлением от 7 апреля 1935 года возраст уголовной ответственности по значительной части составов преступлений снижался до 12 лет. Восстанавливался принцип применения к несовершеннолетним всех видов наказаний, отменялась статья 8 Основных начал уголовного законодательства СССР, в которой речь шла об обязательном применении к малолетним правонарушителям мер медико-педагогического характера и о преимущественном применении этих мер к несовершеннолетним. Из УПК РСФСР была исключена статья 38 о выделении дел несовершеннолетних в отдельные производства и направлении их в комиссии для несовершеннолетних. Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 20 июня 1935 года ликвидировались и сами эти комиссии. Обоснование этого решения выглядит странно: в целях повышения ответственности самих несовершеннолетних и их родителей. Отказ от помощи комиссий, пусть даже имевших изъяны в правовом обеспечении, да еще в период тотальной борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью (именно так называлось постановление от 20 июня 1935 года), свидетельствовал о выдвижении на передний край борьбы с преступностью несовершеннолетних карательных методов и органов, их применяющих.

Здесь я обращаю внимание читателей на одну коллизию в законе. Суть ее в следующем. Статья 22 УК РСФСР 1926 года устанавливала запрет применения смертной казни к несовершеннолетним. При всех изменениях уголовного законодательства этот запрет ни разу не был отменен. В то же время эта норма вступала в противоречие с постановлением от 7 апреля 1935 года, согласно которому предусматривалось применение к несовершеннолетним всех видов наказания. Парадокс состоял в том, что в практике руководствовались не статьей УК, а соответствующей формулировкой в упомянутом постановлении. Судебная практика тех времен свидетельствовала, что высшая мера наказания – расстрел – применялась к несовершеннолетним, в отдельных случаях – на основании правоприменительных указов Президиума Верховного Совета СССР о разовом применении к несовершеннолетним высшей меры наказания.

В период 1938–1941 годов различные ведомства значительно реже издавали правоприменительные акты, касающиеся несовершеннолетних, и их содержание становилось все более карательным.

С постановлением от 7 апреля 1935 года тесно связан еще один юридический акт. Это – Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 года «Об уголовной ответственности несовершеннолетних за действия, могущие вызвать крушение поезда». Указ снизил возраст уголовной ответственности до 12 лет за преступления, в нем перечисленные. В связи с этим был издан приказ Наркомюста СССР и Прокуратуры СССР от 26 декабря 1940 года № 194/2359. В нем вновь обращалось особое внимание на выявление взрослых подстрекателей и организаторов преступлений несовершеннолетних. Отметим, что в Указе от 10 декабря 1940 года перечислялись такие преступления, как развинчивание рельсов, подкладывание под рельсы разных предметов. В практике часто «организаторами и подстрекателями» считали родителей, и их вместе с детьми обвиняли в соучастии в совершении диверсионных актов на железнодорожном транспорте.

А в 1941 году принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР «О применении судами постановления ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 года «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». В этом указе предписывалось применять постановление от 7 апреля 1935 года не только за умышленные преступления несовершеннолетних, но и за преступления, совершенные ими по неосторожности. До этого Указа Пленум Верховного суда СССР ориентировал суды на привлечение несовершеннолетних к уголовной ответственности по постановлению от 7 апреля 1935 года лишь за умышленные преступления. Так был нанесен фактически еще один удар по гуманистическим традициям ювенальной юстиции, пытавшейся существовать и в те мрачные времена.

Все рассмотренные выше законодательные и правоприменительные акты выявили карательную ориентацию правосудия в отношении несовершеннолетних за длительный период – от 1935 года до конца 50-х годов. Противозаконный акт, даже если он утратил силу, забывать не надо, хотя бы для того, чтобы избежать повторения прошлых жестоких ошибок.


Помимо Основных начал и УК РСФСР 1926 г. действовали такие репрессивные акты, как, например, Постановление от 7 августа 1932 г. "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении государственной (социалистической) собственности". Этим Постановлением была установлена ответственность вплоть до расстрела за хищение государственного или колхозного имущества независимо от размера хищения. По Закону от 7 апреля 1935 г. "О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних" за кражи, насильственные преступления и убийство стало возможным привлекать к уголовной ответственности несовершеннолетних с 12-летнего возраста с применением любого вида наказания, в том числе и расстрела В дальнейшем Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г. "Об уголовной ответственности несовершеннолетних за действия, могущие вызвать крушение поезда" была предусмотрена ответственность с 12 лет за совершение таких действий.

Для высылки на срок до 10 лет с конфискацией имущества, принявшей характер массовых репрессий, не по приговору суда, а по решению местных исполнительных органов применялись нормы административного законодательства. Внесудебная репрессия осуществлялась и так называемыми тройками, которые могли принимать решение о расстреле


За что могли расстрелять?

Да за все, например:

http://lists.memo.ru/d26/f333.htm#n127


ПЛАКУЩИЙ АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ
1921 г. р.. родился в пос. при ст. Синельникове (Синелошково), Днепропетровского р-на (Украина). русский, из рабочих, б/п, образование низшее, без определенных занятий, находился перед арестом в Крюковском изоляторе (НТК). Проживал: Москва, с. Богородское. Арестован 24 ноября 1937 г. Тройкой при УНКВД СССР по МО от 16 декабря 1937 г по обвинению в контрреволюционной деятельности (наколке на левой ноге портрета т. Сталина, из хулиганских побуждений) назначена высшая мера наказания - расстрел. Приговор приведен в исполнение 19 декабря 1937 г. Реабилитирован 12 июля 1989 г

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 07, 2009 7:35 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

В.Сенников. Тамбовское восстание 1918-1921 гг. и раскрестьянивание России 1929-1933 гг.
Серия "Библиотечка россиеведения". Выпуск 9. – М.: Посев, 2004. – 176 с. 22 илл.


Петроградское "Революционное время", орган РСДРП(м) в N 2 за февраль 1922 года, в таких словах характеризует положение двух тысяч тамбовских крестьян, в основном детей и женщин. Все они содержались в Петроградской "Выборгской" тюрьме:

"По тюрьме бродят не люди, а тени. Целыми днями и ночами стоит сплошной стон. И идет поголовное их вымирание от голода. Их вообще никого не кормят, так как сюда привезли умирать"

Вот с чего в стране начиналось построение коммунизма, светлого будущего всего человечества. История с большим трудом до нас донесла документы о направляемых в тамбовские лагеря детях – ни имен, ни фамилий, – только общее число. Все они прибыли в Тамбов из различных деревень и сел Тамбовского уезда. В одном документе числится 850 человек, следующий этап – 563 человека и, наконец, еще 490 человек, все дети повстанцев, школьного и дошкольного возраста. Подобный документ есть у одного историка в Тамбове, там число детей достигает 400 с лишним человек. Кто они и из каких сел и деревень – не известно.

А вот из одного из таких этапов было изъято 23 человека, и здесь о них имеется больше сведений. Они все были расстреляны по постановлению Особого отдела Полномочной комиссии ВЦИК РСФСР, как участники восстания. Это постановление подписано начальником Особого отдела Полномочной комиссии Турунбергом и его заместителем Рубинштейном. Все они были из разных населенных пунктов. Списки с фамилиями сделаны разными почерками разными чернилами. Вот они перед вами

Нечаевская волость. Расстреляны:

1. Кочеркин Георгий Васильевич. 15 лет.
2. Беляев Василий Яковлевич. 16 лет.
3. Кирилов Тимофей Васильевич. 13 лет.
4. Житенев Федор Васильевич. 15 лет.
5. Татушкин Тимофей Павлович. 16 лет.
6. Мардвиков Владимир Иванович. 15 лет.
7. Ивановский Сергей Васильевич. 16 лет.
8. Борисов Архип Иванович. 16 лет.
9. Рассказов Егор Степанович. 15 лет.

Далее список расстрелянных мальчишек продолжен другим почерком и другими чернилами.

Деревня Коптево
10. Сотников Алексей. 16 лет.
11. Сотников Яков. 16 лет.
12. Степанов Алексей. 16 лет.
13. Стемхов Михаил. 14 лет.

Далее список продолжен другой рукой.

Село Н. Спасское
14. Яковлев Дмитрий. 16 лет.
15. Безуглов Степан. 15 лет.
16. Лапунов Ефим. 13 лет.

И снова список продолжает другая рука.

17. Рассказов Степан Иванович. 15 лет.

Далее список продолжен двумя различными почерками, последний – химическим карандашом.

Деревня Буровка
18. Бескринский Иван Сергеевич. 16 лет.
19. Воскресенский Леон Семенович. 14 лет.

Село Алексеевка
20. Андреев Иван Семенович. 16 лет.
21. Тетеркин Федор Степанович. 15 лет.
22. Шляпин Андрей Егорович. 15 лет.
23. Воинов Алексей Николаевич. 14 лет.

Старый особняк, в котором сегодня размещается Дворец бракосочетания, в 1921 году был резиденцией Полномочной комиссии ВЦИК. Старые тамбовцы рассказывали, что прохожие всегда сворачивали на другую сторону улицы, проходя мимо этого особняка, так как он у них вызывал неприязнь и страх. В задней части этого особняка в подвале находилась тюрьма для особо интересующих комиссию арестантов. Там правили бал Турунберг и Рубинштейн, и там же были расстреляны все эти мальчишки. Впрочем, и без них каждую ночь из этого особняка выезжали два грузовых автомобиля, накрытых брезентом, и направлялись в сторону Петропавловского кладбища Тамбова. После ликвидации этого учреждения особняк, отмыв и отскоблив от крови, передали детскому садику. Сегодня в Тамбове уже почти все забыли, что здесь было в те страшные годы, и теперь под звуки марша Мендельсона здесь заключаются брачные союзы ничего об этом не знающих горожан. Стреляют, правда, здесь по-прежнему, но только пробками от шампанского. Известно, что "совку" на историю наплевать

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 07, 2009 7:37 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Как большевики кончали с беспризорными: из списков "Мемориала":

часть из списков расстрелянных детей на Бутовском полигоне в 1937-1938 годах:

1923 года рождения (14-15 лет):
1 - Бороненков Михаил Петрович - г. Брянск. - род.1923 - см.1938-3-16
2 - Голев Петр Антонович - Москва. - род. 1923 - см.1938-3-7

1922 года рождения (14-16 лет):
1 - Абрамов Алексей Федорович - Каширский р-н, МО, д. Кишкино. - р.1922 - см.1938-3-7
2 - Алпатенков Николай Петрович - Западная обл., Людиновский р-н, д. Печки. - р.1922 - см.1938-2-17
3 - Васильев Виктор Сергеевич - Москва. - р.1922 - см.1938-3-14
4 - Виноградов Василий Ефремович - Ухтомский р-н, МО - 1922 - см.1937-8-23
5 - Иванов Владимир Никитич - Москва. - р.1922 - см.1938-2-17
6 - Новиков Николай Алексеевич - Можайский р-н, МО - р.1922 - см. 1938-3-8
7 - Сахаров Николай Степанович - Мордов. АССР, г. Саранск. - р.1922 - см. 1938-3-7
8 - Шамонин Михаил Николаевич - Москва. - р.1922 - см.1937-12-9

1921 года рождения (15-17 лет):
1 - Агеев Михаил Иванович - Рязанский р-н, МО, д. Высоцкие Дворики. - р. 1921 - см. 02.01.1938
2 - Андреев Владимир Дмитриевич - Ногинский р-н, МО, д. М. Буньково. - р. 1921 - см. 07.03.1938
3 - Белокашкин Иван Алексеевич - русский - Моск. обл., Раменский р-н, д. Новое село - Без определенных занятий. - р. 1921 - см. 14.03.1938
4 - Богомолов Иван Михайлович - Москва. - р. 1921 - см. 08.12.1937
5 - Гаврилов Алексей Сергеевич - Крапивенский р-н, с. Архангельское., МО - р. 1921 - см. 15.08.1937
6 - Гришин Александр Тихонович - Тульская обл., Чернский р-н, с. Карабановка., Москва или - р. 1921 - см. 14.03.1938
7 - Евстигнеев Федор Павлович - Коробовский р-н, МО, д. Бардуки. - р. 1921 - см. 07.03.1938
8 - Иванов Николай Иванович - Западная обл., Издешковский р-н, д. Пареево. - р. 1921 - см. 04.12.1937
9 - Караваев Алексей Иванович - Пушкинский р-н, с. Звягино., МО - р. 1921 - см. 14.03.1938
10 - Карулин Михаил Владимирович - Пушкинский р-н, с. Звягино., МО - р. 1921 - см. 14.03.1938
11 - Кирьянов Николай Иванович - г. Загорск., МО - р. 1921 - см. 02.12.1937
12 - Козырев Сергей Матвеевич - с. Алексеевка., МО - р. 1921 - см. 23.08.1937
13 - Николаев Петр Николаевич - г. Краснодар. - р. 1921 - см. 25.11.1937
14 - Павлюшин Александр Алексеевич - Старожиловский р-н, с. Касимово., МО - р. 1921 - см. 10.03.1938
15 - Петраков Александр Егорович - русский - Моск. обл., г. Подольск - Без определенных занятий. - р. 1921 - см. 14.03.1938
16 - Плакущий Анатолий Дмитриевич - русский - УССР, Днепропетровский р-н, ст. Синельниково (Синелошково) - Без определенных занятий - р. 1921 - см. 19.12.1937
17 - Равинский Борис Васильевич - г. Коломна., МО - р. 1921 - см. 27.09.1937
18 - Решилин Александр Иванович - Калужская губ., Тарусский уезд, д. Щапово., Москва или - р. 1921 - см. 14.03.1938
19 - Солдаткин Алексей Михайлович - Москва. - р. 1921 - см. 09.09.1937
20 - Соломатин Алексей Васильевич - г. Тула. - р. 1921 - см. 16.03.1938
21 - Третьяков Михаил Александрович - русский - г. Москва - Без определенных занятий. - р. 1921 - см. 14.03.1938
22 - Углов Николай Николаевич - Москва. - р. 1921 - см. 15.08.1937
23 - Ульяничев Евгений Сергеевич - Тепло-Огаревский р-н, МО, д. Нарышкино. - р. 1921 - см. 08.03.1938
24 - Ходжаев Евгений Мавлянович - Москва. - р. 1921 - см. 14.03.1938
25 - Чекалин Анатолий Викторович - Москва. - р. 1921 - см. 04.12.1937

1920 года рождения (16-18 лет):
1 - Аверьянов Владимир Уварович - Западная обл., Знаменский р-н, д. Подюковка. - р. 1920 - см. 25.10.1937
2 - Акимов Сергей Васильевич - русский - г. МОсквы - Без определенных занятий. - р. 1920 - см. 14.03.1938
3 - Андриенко Владимир Павлович - русский - г. Сталинграда - Без определенных занятий - р. 1920 - см. 07.03.1938
4 - Ахметжанов Николай Константинович - г. Ташкент. - р. 1920 - см. 23.09.1937
5 - Баланцов Николай Иванович - Западная обл., г. Зубцово. - р. 1920 - см. 08.10.1937
6 - Батулин Владимир Федорович - г. Орехово-Зуево., МО - р. 1920 - см. 16.03.1938
7 - Баурин Павел Федорович - Западная обл., Темниковский р-н, с. Скугрево. - р. 1920 - см. 02.12.1937
8 - Бобовников Владимир Степанович - г. Тула. - р. 1920 - см. 22.03.1938
9 - Буров Иван Иванович - Москва. - р. 1920 - см. 17.02.1938
10 - Воробьев Константин Иванович - Москва. - р. 1920 - см. 21.11.1937
11 - Воробьев Николай Моисеевич - Ухоловский р-н, Москва или МО, д. Дуброво. - р. 1920 - см. 08.09.1937
12 - Вьюнов Виктор Федорович - Орехово-Зуевский р-н, МО, пос. Дрезна. - р. 1920 - см. 04.12.1937
13 - Горский Георгий Ильич - русский - Ярославская обл., г. Костромы - Без определенных занятий - р. 1920 - см. 03.08.1938
14 - Горячев Александр Алексеевич - Пушкинский р-н, МО, д. Пялово. - р. 1920 - см. 10.03.1938
15 - Горячев Иван Григорьевич - Ряжский р-н, МО, д. Ухолово. - р. 1920 - см. 23.08.1937
16 - Емельянов Константин Сергеевич - Москва. - р. 1920 - см. 17.08.1937
17 - Жулябин Владимир Семенович - Куйбышевская обл., Нижне-Ломовский р-н, с. Карешма. - р. 1920 - см. 31.10.1937
18 - Зеленцов Борис Федорович - Москва. - р. 1920 - см. 16.11.1937
19 - Иванов Сергей Владимирович - Ново-Петровский р-н, МО, д. Филатово. - р. 1920 - см. 26.09.1937
20 - Клейменов Сергей Иванович - Сталиногорская обл., Нижне-Черский р-н, с. Ольховка. - р. 1920 - см. 14.03.1938
21 - Кондрашин Федор Федорович - Щекинский р-н, МО, д. Ясенки. - р. 1920 - см. 05.09.1937
22 - Мазуров Василий Николаевич - Кимовский р-н, Москва или МО, д. Пушкари. - р. 1920 - см. 17.02.1938
23 - Марциновский Юрий Викторович - Куйбышевский р-н, г. Корсунь. - р. 1920 - см. 15.08.1937
24 - Медведев Виктор Иванович - Тульская обл., Климовский р-н, д. Ольховка. - р. 1920 - см. 16.03.1938
25 - Мейлах Наум Александрович - г. Киев. - р. 1920 - см. 05.09.1937
26 - Мещеряков Николай Степанович - г. Ногинск., МО - р. 1920 - см. 25.10.1937
27 - Милешин Иван Васильевич - Горловский р-н, МО, д. Павелец. - р. 1920 - см. 23.08.1937
28 - Мягков Григорий Сергеевич - Рязанский р-н, МО, д. Киселево. - р. 1920 - см. 17.02.1938
29 - Назаров Константин Александрович - Рыбновский р-н, с. Вакино., МО - р. 1920 - см. 25.10.1937
30 - Нестеров Владимир Сергеевич - Москва. - р. 1920 - см. 08.12.1937
31 - Никитин Федор Федорович - Западная обл., Вяземский р-н, д. Алферово. - р. 1920 - см. 23.08.1937
32 - Орлович Александр Юрьевич - западная обл., с. Покровское., Запорожская - р. 1920 - см. 16.03.1938
33 - Панфилов Сергей Пантелеймонович - Воронежская обл., Верховский р-н, д. Новое. - р. 1920 - см. 10.03.1938
34 - Петров Сергей Васильевич - Дмитровский р-н, МО, д. Никитино. - р. 1920 - см. 05.10.1937
35 - Полушкин Лаврентий Петрович - Воронежская обл., Лев-Толстовский р-н, д. Борятино. - р. 1920 - см. 14.03.1938
36 - Попов Виктор Алексеевич - Москва. - р. 1920 - см. 14.03.1938
37 - Раков Георгий Евгеньевич - Горьковский кр., Ветлужский р-н, ст. Шарля. - р. 1920 - см. 31.10.1937
38 - Розов Иван Аверьянович - Лотошинский р-н, МО, д. Федосово. - р. 1920 - см. 04.09.1937
39 - Румянцев Федор Николаевич - Орехово-Зуевский р-н, МО, ст. Покров. - р. 1920 - см. 21.02.1938
40 - Садкевич Леон Иванович - Западная обл., Екимовский р-н, с. Черня. - р. 1920 - см. 26.09.1937
41 - Свистунов Виктор Васильевич - Раменский р-н, с. Речица., МО - р. 1920 - см. 07.03.1938
42 - Семенов Иван Иванович - г. Ногинск., МО - р. 1920 - см. 21.09.1937
43 - Сенькин Михаил Федорович - Чернский р-н, МО, д. Дмитриевка. - р. 1920 - см. 13.11.1937
44 - Сергеев Василий Григорьевич - Орехово-Зуевский р-н, МО, д. Перепечино. - р. 1920 - см. 21.02.1938
45 - Соколов Владимир Сергеевич - Малинский р-н, МО, д. Медведево. - р. 1920 - см. 23.06.1938
46 - Соловьев Василий Анисимович - Западная обл., Спас-Деменский р-н, д. Стрельна. - р. 1920 - см. 23.09.1937
47 - Сосулин Василий Пантелеевич - г. Рязань., МО - р. 1920 - см. 17.08.1937
48 - Сухов Владимир Петрович - г. Харьков. - р. 1920 - см. 26.02.1938
49 - Тепляков Константин Михайлович - г. Троицк. - р. 1920 - см. 29.05.1938
50 - Тимошин Анатолий Григорьевич - г. Коломна., МО - р. 1920 - см. 02.12.1937
51 - Тун-Сан Валентин Александрович - Иркутская обл., ст. Макентьевка. - р. 1920 - см. 15.08.1937
52 - Федюшов Борис Федорович - Куйбышевская обл., с. Кондыль. - р. 1920 - см. 25.10.1937
53 - Феофанов Дмитрий Александрович - Раменский р-н, МО, д. Рыбаки. - р. 1920 - см. 27.09.1937
54 - Харламов Владимир Петрович - Москва. - р. 1920 - см. 17.02.1938
55 - Химушкин Николай Иванович - Москва. - р. 1920 - см. 29.05.1938
56 - Чеботарев Василий Васильевич - Лаптевский р-н, МО, д. Горшково. - р. 1920 - см. 21.09.1937
57 - Чумаков Иван Николаевич - Михайловский р-н, с. Дмитрово., МО - р. 1920 - см. 09.09.1937
58 - Шатохин Иван Васильевич - Москва. - р. 1920 - см. 10.06.1938
59 - Шлемин Николай Никанорович - Москва. - р. 1920 - см. 07.03.1938

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 07, 2009 7:41 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Кто берет заложников? Террористы и бандиты, скажут все и будут правы. Любили брать заложников большевики, а Ленин в многочисленных приказах и воззваниях лишь поощерял все это (цитаты из ПСС я приводил в теме Ленина). Так вот, большевистские бандиты брали в заложники и расстреливали даже детей :


Цитата:
Цитата:
ПРИКАЗ №-014/К
от 21 августа: 1922 года.
§1.

Напоминание об обязательном объявлении населению района о расстреле заложников.

За нападение на гарнизон Туима банды Соловьева и убийство ими красноармейца, на руднике Юлия расстрелять заложников:
1. Аешину Александру (26 лет);
2. Тоброву Евдокию (24 года);
3. Тоброву Марию ( 17 лет);

За убийство в с. Ужур зампродкомиссара т. Эхиль расстрелять заложников:

1. Рыжикова А. (10 лет);
2. Рыжикову П. (13 лет);
3. Фугель Феклу (15 лет);
4. Монакова В. (20 лет);
5. Байдурова Матвея (9 лет);

§2.

Для широкого распространения в объявлении населению сообщить только фамилии заложников.
Подписано:
ком. вооруженными силами Ачминбоирайона
и замкомчонгуб
КАКОУЛИН.

За убийство командира бандой Кулакова по решению чрезвычайной тройки расстрелять заложников:
1. Тайдокову Анну (18 лет);
2. Кидиекову Марию (15 лет);
3. Кокову Т. (11 лет);
Подписано:
КАКОУЛИН.

ф.16,оп.1,д.96,л.1-4.
Ачинский филиал ГААК



А как быть с такого рода репрессиями, когда в школе на пионерской линейке клеймили позором того, у кого были арестованы родители как враги народа? Кого исключали или не принимали в комсомол или пионеры? Как быть с теми, кого увольняли или не принимали на работу, лишая права на труд, с теми, кого лишали избирательных прав? Это вообще не поддается исчислению


Цитата:
Нет большей подлости, чем война власти с детишками с использованием всей мощи карательного аппарата. Опираясь на указания Политбюро ЦК, лично Ленина и Сталина, большевики создали особую систему «опального детства». Эта система имела в своем распоряжении детские концлагеря и колонии, мобильные приемно-распределительные пункты, специальные детские дома и ясли.
Дети должны были забыть, кто они, откуда родом, кто и где их родители.
Это был особый — детский ГУЛАГ...


Александр Яковлев
( в свое время состял в ЦК КПСС,затем был председателем комссии по реабилитации жертв потических репрссий при Президенте РФ.)


Цитата:
Переступил порог, — дети. Огромное количество детей до 6 лет. В маленьких телогреечках, в маленьких ватных брючках. И номера — на спине и на груди. Как у заключенных. Это номера их матерей. Они привыкли видеть возле себя только женщин, но слышали, что есть папы, мужчины. И вот подбежали ко мне, голосят: «Папа, папочка». Это самое страшное — когда дети с номерами. А на бараках: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство»...


Из воспоминаний калмыцкого поэта Давида Кугультинова.

Если обратиться к самым первым именам и фамилиям в детском расстрельном реестре, то начинать надо с царской семьи, с расстрела царя Николая II и его семьи в Ипатьевском доме в Екатеринбурге. Этот расстрел организовало правительство Ленина. Потом оно организует еще миллионы расстрелов».

В 1919 году в Петрограде расстреляли родственников офицеров 86-го пехотного полка, перешедшего к белым, в том числе и детей. В мае 1920 года газеты сообщили о расстреле в Елисаветграде четырех девочек 3—7 лет и старухи-матери одного из офицеров.

"Городом мертвых" называли в 1920 году Архангельск, где чекисты расстреливали детей 12—16 лет.

в оперативном приказе Ежова № 00486 от 15 августа 1937 года "Об операции по репрессированию жен и детей изменников Родины" так же характрные моменты:


Цитата:
Подготовка операции.
Она начинается с тщательной проверки каждой семьи, намеченной к репрессированию. Собираются дополнительные компрометирующие материалы. Затем на их основании составляются:
а) общая справка на семью…;
б) отдельная краткая справка на социально опасных и способных к антисоветским действиям детей старше 15-летнего возраста;
в) именные списки детей до 15 лет отдельно дошкольного и школьного возраста.

Справки рассматриваются наркомами внутренних дел республик и начальниками управлений НКВД краев и областей. Последние:
а) дают санкции на арест и обыск жен изменников родины;
б) определяют мероприятия в отношении детей арестуемой.

Производство арестов и обысков.
Аресту подлежат жены, состоящие в юридическом или фактическом браке с осужденным в момент его ареста. Аресту подлежат также и жены, хотя и состоявшие с осужденным к моменту его ареста в разводе, но причастные к контрреволюционной деятельности осужденного, укрывавшие его, знавшие о контрреволюционной деятельности, но не сообщившие об этом органам власти. После производства ареста и обыска арестованные жены осужденных конвоируются в тюрьму. Одновременно порядком, указанным ниже, вывозятся дети.

Порядок оформления дел.
На каждую арестованную и на каждого социально опасного ребенка старше 15-летнего возраста заводится следственное дело. Они направляются на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР.

Рассмотрение дел и меры наказания.
Особое совещание рассматривает дела на жен изменников родины и тех их детей, старше 15-летнего возраста, которые являются социально опасными и способными к совершению антисоветских действий. Социально опасные дети осужденных, в зависимости от их возраста, степени опасности и возможности исправления, подлежат заключению в лагеря или исправительно-трудовые колонии НКВД, или выдворению в детские дома особого режима Наркомпросов республик.

Порядок приведения приговоров в исполнение.
Осужденные социально опасные дети направляются в лагеря, исправительно-трудовые колонии НКВД или в дома особого режима Наркомпросов республик по персональным нарядам ГУЛАГа НКВД для первой и второй групп и АХУ НКВД СССР — для третьей группы.

Размещение детей осужденных.
Всех оставшихся после осуждения детей-сирот размещать:
а) детей в возрасте от 1—1,5 лет до 3-х полных лет в детских домах и яслях Наркомздравов республик в пунктах жительства осужденных;
б) детей в возрасте от 3-х полных лет и до 15 лет — в детских домах Наркомпросов других республик, краев и областей (согласно установленной дислокации) и вне Москвы, Ленинграда, Киева, Тбилиси, Минска, приморских и пограничных городов.
В отношении детей старше 15 лет вопрос решать индивидуально.
Грудные дети направляются вместе с их осужденными матерями в лагеря, откуда по достижении возраста 1—1,5 лет передаются в детские дома и ясли Наркомздравов республик. В том случае, если сирот пожелают взять родственники (не репрессируемые) на свое полное иждивение, этому не препятствовать.

Подготовка к приему и распределению детей. В каждом городе, в котором производится операция, специально оборудуются приемно-распределительные пункты, в которые будут доставляться дети тотчас же после ареста их матерей и откуда дети будут направляться затем по детским домам


21 марта 1939 года Берия сообщал Молотову о том, что в "...исправительно-трудовых лагерях у заключенных матерей находятся 4500 детей ясельного возраста, которых предлагал изъять у матерей и впредь придерживаться подобной практики. Детям начали присваивать новые имена и фамилии".



В мае 1941 года НКВД издает распоряжение о создании агентурно-осведомительной сети в трудовых колониях подростков. Резидентами должны быть члены ВКП(б)...

Ярким примером фальсификации обвинений против несовершеннолетних является дело 16-летнего Юрия Каменева, расстрелянного по приговору Военной коллегии от 30 января 1938 года. Не имея никаких доказательств его виновности, Военная коллегия в своем приговоре указала:
Цитата:
"Каменев, находившийся под идейным влиянием своего отца — врага народа Каменева Л. Б., усвоил террористические установки антисоветской, троцкистской организации; будучи озлоблен репрессией, примененной к его отцу как к врагу народа, Каменев Юрий в 1937 году в г. Горьком высказывал среди учащихся террористические намерения в отношении руководителей ВКП(б) и Советской власти".


В годы Отечественной войны гитлеровцы гнали детей в одну сторону — в Германию, а сталинцы в другую — в Среднюю Азию, Казахстан, на Восток. В дальние края поехали дети немцев, чеченцев, калмыков, ингушей, карачаевцев, балкарцев, крымских татар, болгар, греков, армян, турок-месхетинцев, курдов, а после войны — украинцев, эстонцев, латышей, литовцев.
На апрель 1945 года в Казахстане, Киргизии и Узбекистане оказались 34 700 детей-карачаевцев моложе 16 лет. В Узбекистан привезли 46 000 детей из Грузии. В первые годы жизни на новых местах смертность среди переселенцев достигала 27 процентов в год, в основном это были дети...


История «врага народа»

интервью из газеты "Аргументы и факты":
enisei.aif.ru/issues/484/15_01

Цитата:
Нина Васильевна с правнучкой Алёной.
Image

Жительнице Лесосибирска Нине Соболевой (Авериной) было всего 1,5 года, когда её с семьёй отправили в ссылку в Сибирь.

В ТОТ день нас просто выкинули на улицу — в чём были, — вспоминает Нина Васильевна. — Не то что одежду — даже ничего съестного не позволили взять с собой конвоиры. Когда провозили в телеге по родной деревне, смелые люди кидали нам еду. Потом везли поездом из Читы до Красноярска — в закрытых «теплушках», как возят скотину. Мне было всего 1,5 года. Сейчас поражаюсь — и как такая кроха выжить смогла?

Как избавлялись от детей
НОВЫМ жилищем семьи Авериных (вместе с сотнями их земляков-переселенцев) стало угрюмое место с тучами мошкары, кругом — непролазные дебри. Даже жилища построены не были, люди жили прямо на земле.
Первый барак — длиной 40 метров — возвели через пару месяцев. В нём поселились только женщины, старики и дети. А трудоспособных мужчин угнали на другие участки в тайгу. Умирали целыми семьями. В морозы покойников не хоронили, а складывали тела штабелями, и их заносил снег…


[От детей Советская власть избавлялась особенно изощрённо, — говорит Нина Васильевна. — Как-то весной приехал к нам врач из Енисейска. Стал выдавать больным детям какие-то таблетки — и дня через три ребятишки умирали Моя бабушка выбросила эти таблетки, но другим об этом боялась сказать, лишь подруге своей открылась — и её дочка Варенька осталась, как и я, жива.. А обезумевшие от горя матери шли корчевать очередные пни, строить «светлое будущее».

Недавно услышала, что только за один год — с 1930 по 1931-й — в Сибири погибли 250 тысяч ребятишек! А ведь это были дети здоровых, крепких крестьян. Что же была за власть такая, которая гробила самое дорогое, что есть на земле, — детей? — продолжает Нина Васильевна.

Кстати, бабушку, которая спасла её от смерти, Нина Васильевна вспоминает с особой теплотой. Говорит, редкая была женщина:

— Как-то к нам в посёлок приехали с постановлением — всех женщин обрить «под машинку» — и лишь одна моя бабушка не далась, оставила косу.

Гордую женщину дважды брали под арест. Первый раз её пытали в Енисейске — чтобы золото отдала, которое якобы вывезла из Забайкалья. Второй раз задержали за то, что морковь не так посеяла. Редкие всходы — значит, «происки врага народа». Пока её мучили, остальная морковь взошла, и бабушку отпустили.

Тайные лагеря смерти

К 1934 году переселенцы немного освоились — на отвоёванных у тайги площадях появился и свой хлеб, и овощи. Завели коров — дети могли теперь пить молоко. «Враги народа» даже колхоз организовали свой, который назвали — нет, не имени Ленина или Сталина, — а «Труженик». И название оправдало себя — к 1941 году, то есть, через 10 лет после высадки этого «десанта» на реке Татарка, колхоз уже был в передовиках производства!

— Зимой ссыльные валили деревья, на лошадях вывозили их к берегу, а летом сплавляли брёвна плотами до Игарки, — говорит Нина Васильевна. — Всё вручную, без отпусков, я даже и выходных не помню — их просто не было. После 1935 года наши люди стали помаленьку оживать. В посёлке уже и магазин построили, и школу. Своеобразное «счастливое детство» было у нас — детей «врагов народа». Чужих в посёлке не было, а в своей среде такими словами нас никто не называл. Мы даже пионерами были — как и все дети страны.

А потом началась война. «Врагов народа» брали только в штрафбаты (58-я статья!), они воевали вместе с уголовниками — на самом переднем крае — и мало кто вернулся.

— После войны работала я с отцом — летом и зимой пилили дрова для пароходов. Жили на хуторе, ни у кого не было паспортов. В 1949 году ушла на рудник, что в устье Ангары, — там получила паспорт, почувствовала себя свободным человеком. Я выжила, вырастила двоих детей — совестливых граждан для своей родины, — считает Нина Соболева.

А вот когда женщина стала хлопотать о реабилитации своих близких, оказалось, что ни в Енисейске, ни в Красноярске нет никаких документов о том, что эти люди здесь жили.

Воистину — «тайные лагеря смерти»! — с горечью говорит она. — И в Нижнем Приангарье, и по берегам Енисея до Казачинского — везде были поселения ссыльных. Рычково, Степановка, Белокопытовка — сейчас этих деревень уже нет. Людей было очень много, а никаких документов не осталось… Но всё же я получила реабилитацию на своих родных (посмертно) и на себя — в 1998 году. За это мне добавили пенсию — «целых» 90 рублей! А в списке перечисления добра, которое отобрали у моей семьи, значатся 9 десятин пашни, 9 десятин сенокосных угодий, 6 быков, 6 лошадей, отара овец, стадо коров. За всем этим добром ухаживала одна семья — что же тут постыдного? Почему Сталин так испугался крестьян и их детей, почему бросил умирать в тайге настоящих тружеников? И кто попросит у нас за это прощения? Никто.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Пт Авг 07, 2009 8:28 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Из воспоминаний генерала А. В. Туркула.


" 23 декабря 1919 года ранним утром Павлик( двоюродный брат Антона Васльевича, кадет Одесского корпуса,ранен в боях, инвалид в восемнадцать лет)уехал к своей тете Соне на кутью. Я проснулся в утренних потемках, слышал его осторожный юный голос и легкий скрип его шагов по крепкому снегу. В то студеное мглистое утро с Павликом на тачанках отправились в отпуск несколько офицеров. К ним по дороге присоединились две беженки из Ростова, интеллигентные дамы. Их имен я не знаю. Все они беззаботно тащились по снегу и мерзлым лужам к хозяйственной части.

По дороге, на встречном хуторе, устроили привал. Конюхи распрягли коней и повели на водопой. Тогда-то и налетели на них красные партизаны. Одни конюхи успели вскочить На лошадей и ускакать. К вечеру обмерзшие, окутанные паром, примчались они ко мне в Кулешовку и растерянно рассказали, как напала толпа партизан, как они слышали стрельбу, крики, стоны, но не знают, что с нашими стало.

Ночью, в жестокий мороз, с командой пеших разведчиков и двумя ротами первого батальона я на санях помчался на тот хутор. Меня лихорадило от необычной тревоги. На рассвете я был у хутора и захватил с удара почти всю толпу этих красных партизан.

Они перебрались в наш тыл по льду замерзшего Азовского моря, может быть, верст за сорок от Мариуполя или Таганрога. Нападение было так внезапно, что никто не успел взяться за оружие. Наши офицеры, женщины и Павлик были запытаны самыми зверскими пытками, оглумлены всеми глумлениями и еще живыми пущены под лед.

Хозяйка дома, у которой остановился Павлик, рассказала мне, что «того солдатика, молоденького, статного да сухоруконького, партизаны обыскали и в кармане шинели нашли новенькие малиновые погоны. Тогда стали его пытать».

Кто-нибудь из штабных писарей, зная, что я уже подал рапорт о производстве Павлика в офицеры, желая сделать Павлику приятное, сунул ему на дорогу в карман шинели малиновые погоны подпоручика..."


"В поле, где только что промчался бой, на целине, заросшей жесткой травой, утром мы искали тело нашего командира полковника Жебрака. Мы нашли его среди тел девяти офицеров его верного штаба.

Командира едва можно было признать. Его лицо, почерневшее, в запекшейся крови, было размозжено прикладом. Он лежал голый. Грудь и ноги были обуглены. Наш командир был, очевидно, тяжело ранен в атаке. Красные захватили его еще живым, били прикладами, пытали, жгли на огне. Его запытали. Его сожгли живым. Так же запытали красные и многих других наших бойцов."
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Пт Авг 07, 2009 8:35 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Особая комиссия
по расследованию злодеяний большевиков,
состоящая при главнокомандующем
вооруженными силами на Юге России

Акт расследования
о социализации девушек и женщин в гор. Екатеринодаре по мандатам советской власти

В г. Екатеринодаре большевики весною 1918 года издали декрет, напечатанный в «Известиях» Совета и расклеенный на столбах, согласно коему девицы в возрасте от 16 до 25 лет подлежали «социализации», причем желающим воспользоваться этим декретом надлежало обращаться в подлежащие революционные учреждения. Инициатором этой «социализации» был комиссар по внутренним делам еврей Бронштейн. Он же выдавал и «мандаты» на эту «социализацию». Такие же мандаты выдавал подчиненный ему начальник большевистского конного отряда Кобзырев, главнокомандующий Ивашев, а равно и другие советские власти, причем на мандатах ставилась печать штаба «революционных войск Северокавказской советской республики». Мандаты выдавались как на имя красноармейцев, так и на имя советских начальствующих лиц — например, на имя Карасеева, коменданта дворца, в коем проживал Бронштейн: по этому образцу предоставлялось право «социализации» 10 девиц.

Образец мандата:

Мандат{51}

Предъявителю сего товарищу Карасееву предоставляется право социализировать в городе Екатеринодаре 10 душ девиц возрастом от 16-ти до 20-ти лет на кого укажет товарищ Карасеев.

Главков Иващев [подпись]
Место печати [печать]

На основании таких мандатов красноармейцами было схвачено больше 60 девиц — молодых и красивых, главным образом из буржуазии и учениц местных учебных заведений. Некоторые из них были схвачены во время устроенной красноармейцами в городском саду облавы, причем четыре из них подверглись изнасилованию там же, в одном из домиков. Другие были отведены в числе около 25 душ во дворец войскового атамана к Бронштейну, а остальные в «Старокоммерческую» гостиницу к Кобзыреву и в гостиницу «Бристоль» к матросам, где они и подверглись изнасилованию. Некоторые из арестованных были засим освобождены, так, была освобождена девушка, изнасилованная начальником большевистской уголовно-розыскной милиции Прокофьевым, другие же были уведены уходившими отрядами красноармейцев и судьба их осталась невыясненной. Наконец, некоторые после различного рода жестоких истязаний были убиты и выброшены в реки Кубань и Карасунь. Так, например, ученица 5-го класса одной из екатеринодарских гимназий подверглась изнасилованию в течение двенадцати суток целою группою красноармейцев, затем большевики подвязали ее к дереву и жгли огнем и, наконец, расстреляли.

Фамилии потерпевших лиц не опубликовываются по понятным основаниям.

Настоящий материал добыт Особой комиссией
с соблюдением требований Устава уголовного судопроизводства.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Пт Авг 07, 2009 8:37 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Особая комиссия
по расследованию злодеяний большевиков,
состоящая при главнокомандующем
вооруженными силами на Юге России

Акт расследования
по делу об избиении большевиками в лазаретах станицы Елизаветинской раненых и больных участников Добровольческой армии ( отрывки)

31 марта 1918 года из станицы Елизаветинской, Екатеринодарского отдела, Кубанской области, началась эвакуация раненых и больных участников Добровольческой армии вследствие отхода ее под давлением превосходящих сил большевиков из-под Екатеринодара. Всех вывезти не удалось, и тяжело раненные и больные вместе с несколькими врачами и сестрами милосердия были оставлены в станице во временных лазаретах, под которые были приспособлены местные училища и школы.

1 апреля в станицу Елизаветинскую вступили передовые конные большевистские отряды, которые отнеслись терпимо к оставшимся раненым, но затем по мере подхода других частей, особенно пехоты, раненые подверглись глумлению и избиению, и у них были отобраны деньги.

1-го же апреля начались единичные случаи убийства. Так, за несколько минут до прихода большевиков в двухклассное училище туда прибежал больной мальчик, назвавшийся кадетом 3-го класса Новочеркасского кадетского корпуса и просил жену заведывающего училищем спрятать его, но та не успела этого сделать, и мальчик остался на дворе среди детей казаков. По приходе большевиков кто-то из иногородних сказал им, что среди детей казаков находится кадет. Тогда один большевистский солдат подошел к этому мальчику и спросил, кадет ли он. Мальчик ответил утвердительно, после чего солдат этот тут же, на глазах у всех присутствовавших, заколол мальчика штыком.

2 апреля в станицу Елизаветинскую пришел большевистский карательный отряд, который обошел все училища и школы станицы, приспособленные под лазареты, и во всех них перебил оставленных раненых и больных. Допрошенный комиссией один из участников Добровольческой армии, подпоручик 1-го офицерского полка генерала Маркова, Кром, лежавший в женском училище, будучи тяжело ранен в правую ногу с раздроблением бедра выше колена, показал по поводу избиения раненых в названном училище следующее.

В полдень к училищу подошел карательный отряд, который, выгнав всех посторонних людей, вошел туда. Вместе с этим отрядом в училище вбежал какой-то большевик, бывший там до прихода карательного отряда, и, указав на трех раненых, сказал, что они офицеры.

Большевики, поговорив немного с этими ранеными, начали затем расстреливать и рубить всех подряд с левого фланга, причем один из них достал топор и рубил им.

Некоторые из раненых просили не рубить, а расстреливать их, на что неизменно получался один ответ: «Собаке собачья смерть».


Материалы с сайта историка С. В. Волкова

swolkov.narod.ru

Там же значительное количество документальных фото.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Пт Авг 07, 2009 8:58 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Некоторые цитаты из документов Особой комиссии
по расследованию злодеяний большевиков,
состоящей при главнокомандующем
ВСЮР - о деятельности "народного героя" батьки Махно - союзника большевиков.


...Осенью 1918 года в Екатеринославской губернии в районе Гуляйполе появились разбойничьи банды, организованные беглым каторжником Махно. С течением времени эти банды разрослись в большие отряды, причем Махно вошел в связь с большевистским военным командованием и занял по его приглашению со своими бандами положение, равное передовому корпусу.

Махновские банды отличаются особенной беспощадной жестокостью по отношению не только к офицерам, но и к сельским священникам, жителям и вообще к местной интеллигенции. Большевистское военное командование обычно посылает эти банды передовыми отрядами и, занимая известный район, они не щадят никого и силой заставляют крестьян выступать вместе с ними...
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 12, 2009 11:57 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

М. Шолохов о репрессиях письмо Сталину

Репрессии в отношении сельского населенияСопротивлявшиеся полному изъятию хлеба крестьяне подвергались различным репрессиям. Вот как их описывает Михаил Шолохов в письме к Сталину от 4 апреля1933 г.

"Но выселение — это ещё не самое главное.
Вот перечисление способов, при помощи которых добыто 593 т хлеба:
1. Массовые избиения колхозников и единоличников.
2. Сажание «в холодную». «Есть яма?» — «Нет». — «Ступай, садись в амбар!» Колхозника раздевают до белья и босого сажают в амбар или сарай. Время действия — январь, февраль, часто в амбары сажали целыми бригадами.
3. В Ващаевском колхозе колхозницам обливали ноги и подолы юбок керосином, зажигали, а потом тушили: «Скажешь, где яма! Опять подожгу!» В этом же колхозе допрашиваемую клали в яму, до половины зарывали и продолжали допрос.
4. В Наполовском колхозе уполномоченный РК, кандидат в члены бюро РК, Плоткин при допросе заставлял садиться на раскалённую лежанку. Посаженный кричал, что не может сидеть, горячо, тогда под него лили из кружки воду, а потом «прохладиться» выводили на мороз и запирали в амбар. Из амбара снова на плиту и снова допрашивают.
Он же (Плоткин) заставлял одного единоличника стреляться.
Дал в руки наган и приказал: «Стреляйся, а нет — сам застрелю!» Тот начал спускать курок (не зная того, что наган разряженный), и, когда щёлкнул боёк, упал в обмороке.
5. В Варваринском колхозе секретарь ячейки Аникеев на бригадном собрании заставил всю бригаду (мужчин и женщин, курящих и некурящих) курить махорку,а потом бросил на горячую плиту стручок красного перча (горчицы) и не приказал выходить из помещения.
Этот же Аникеев и ряд работников агитколонны, командиром коей был кандидат в члены бюро РК Пашинский при допросах в штабе колонны
принуждали колхозников пить в огромном количестве воду, смешанную с салом, с пшеницей и с керосином.
6. В Лебяженском колхозе ставили к стенке и стреляли мимо головы допрашиваемого из дробовиков.
7. Там же: закатывали в рядно и топтали ногами.
8. В Архиповском колхозе двух колхозниц, Фомину и Краснову, после ночного допроса вывезли за три километра в степь, раздели на снегу догола и пустили, приказ бежать к хутору рысью.
9. В Чукаринском колхозе секретарь ячейки Богомолов подобрал 8 чел. демобилизованных красноармейцев, с которыми приезжал к колхознику — подозреваемому в краже — во двор (ночью), после короткого опроса выводил на гумно или в леваду, строил свою бригаду и командовал «огонь» по связанному колхознику.
Если устрашённый инсценировкой расстрела не признавался,
то его, избивая, бросали в сани,
вывозили в степь, били по дороге прикладами винтовок и, вывезя в степьснова ставили и снова проделывали процедуру,предшествующую расстрелу.
9. (Нумерация нарушена Шолоховым.)
В Кружилинском колхозе уполномоченный РК Ковтун на собрании 6 бригады спрашивает у колхозника: «Где хлеб зарыл?» — «Не зарывал, товарищ!» — «Не зарывал? А, ну, высовывай язык! Стой так!».
Шестьдесят взрослых людей, советских граждан, по приказу уполномоченного по очереди высовывают языки и стоят так, истекая слюной, пока уполномоченный в течение часа произносит обличающую речь
. Такую же штуку проделал Ковтун и в 7 и в 8 бригадах; с той только разницей, что в тех бригадах он
помимо высовывания языков заставлял ещё становиться на колени.
10. В Затонском колхозе работник агитколонны избивал допрашиваемых шашкой. В этом же колхозе издевались над семьями
красноармейцев, раскрывая крыши домов, разваливая печи
,понуждая женщин к сожительству.
11. В Солонцовском колхозе в помещение комсода
внесли человеческий труп, оложили его на стол и в этой же комнате допрашивали колхозников, угрожая расстрелом.
12. В Верхне-Чирском колхозе комсодчики ставили допрашиваемых босыми ногами на горячую плиту,а потом избивали и выводили, босых же, на мороз.
13. В Колундаевском колхозе разутых добоса колхозников заставляли по три часа бегать по снегу. Обмороженных привезли в Базковскую больницу.
14. Там же: допрашиваемому колхознику надевали на голову табурет, сверху прикрывали шубой, били и допрашивали.
15. В Базковском колхозе при допросе раздевали, полуголых отпускали домой,с полдороги возвращали, и так по нескольку раз.
16. Уполномоченный РО ОГПУ Яковлев с оперативной группой проводил в Верхне-Чирском колхозе собрание. Школу топили до одурения. Раздеваться не приказывали. Рядом имели «прохладную» комнату, куда выводили с собрания для «индивидуальной обработки». Проводившие собрание сменялись, их было 5 чел., но колхозники были одни и те же… Собрание длилось без перерыва более суток.
Примеры эти можно бесконечно умножить. Это — не отдельные случаи загибов, это — узаконенный в районном масштабе — «метод» проведения хлебозаготовок.

Помните ли вы очерк Короленко «В успокоенной деревне?» Так вот этакое «исчезание» было проделано не над тремя заподозренными в краже у кулакакрестьянами, а над десятками тысяч колхозников.
Причём, как видите, с более богатым применением технических средств и с большей изощрённостью.

Аналогичная история происходила и в Верхне-Донском районе, где особо-уполномоченным был тот же Овчинников, являющийся идейным вдохновителем этих жутких издевательств, происходивших в нашей стране и в 1933 г.
…Обойти молчанием то, что в течение трёх месяцев творилось в Вешенском и Верхне-Донском районах, нельзя. Только на Вас надежда. Простите за многословность письма. Решил, что лучше написать Вам, М. Шолохов.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 13, 2009 1:02 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Особая комиссия по расследованию злодеяний большевиков, состоящая при Главнокомандующем вооруженными силами на Юге России
ДЕЛО № 14
АКТ РАССЛЕДОВАНИЯ
О насильственном захвате власти большевиками (коммунистами) в Ставропольской губернии в 1918 году

Город Ставрополь и Ставропольская губерния, отрезанные от центра возникшей на Дону и Кубани гражданской войной, только к концу 1917 года начали захватываться волнами большевистской анархии и разрухи, которым главным образом способствовали солдатские массы, дезертировавшие с фронта и распропагандированные уже на местах никому не известными и безответственными элементами. Местная административная власть в лице губернского комиссара Временного правительства и президиума Губернского комитета общественной безопасности напрягала все усилия на борьбу с большевизмом, пытаясь заручиться даже поддержкой Дона и Кубани, но все усилия были напрасны. Разруха усиливалась с каждым днем и особенно широко распространялась по губернии после захвата власти в Петрограде и Москве большевиками и начала мирных переговоров в г. Бресте - тогда появился полный развал армии и дезертирство ее с фронта, чем воспользовались весьма умело сорганизовавшиеся к тому времени коммунисты. Желая затянуть полный захват власти большевиками, губернский комиссар Сторлычанов совместно с городским самоуправлением и губернской земской управой решили созвать общегубернское народное собрание учредительного характера, в основу которого было положено представительство губернского земства с выборными из каждого села, все общественные организации, политические партии и даже некоторые правительственные учреждения. Однако это собрание было обречено на полную неудачу, так как большевистская демагогическая пропаганда нашла себе вполне подготовленную почву в деревнях, куда являлись с оружием в руках бежавшие с фронта солдаты, самовольно сменившие органы волостного земства, введенные Временным правительством и построенные на основе всеобщего, прямого, тайного и равного голосования, и заменили их совдепами (Советами депутатов), в которые угрозами и силой заставляли крестьян выбирать самих себя.

Местные крестьяне, довольно зажиточные и вполне обеспеченные землей, относились враждебно ко всем этим начинаниям, но не могли бороться с вооруженной силой и потому сдавали свои позиции. Таким образом, вместо действительно выборных от народа попадали в собрание захватчики, которые вместе с членами созванного к тому времени губернского крестьянского съезда, состоявшего также преимущественно из солдат, могли проводить в жизнь лозунги борьбы за советскую власть, сулившую народу всю власть, все богатства и прелести полного безделья.

Первым симптомом перехода власти в руки черни явился разгром солдатскими массами в конце ноября в гор. Ставрополе винного склада. Местные же Советы открыто обсуждали вопрос о необходимости скорейшего захвата власти и удаления от дел представителей Временного правительства. К открытию Народного собрания, 30 декабря [1917 года], выяснилось, что настроение в нем явно большевистское, почему помещение, предназначенное для собрания, было захвачено съездом крестьян и воинскими частями, а на другой день, вместо организованного собрания, открылся митинг, на котором тотчас же были упразднены земства в губернии и всеобщее избирательное право.

Состав этого митинга, заменившего Народное собрание, был очень оригинален и состоял почти из одних солдат, людей не местных и чуждых местным интересам. При обсуждении прав на представительство в Народное собрание получились совершенно неожиданные результаты: были исключены представители школьного союза, так как в школах и гимназиях учатся буржуи, исключены были представители почтово-телеграфного союза, так как на почте посылки пропадают, а биржевой комитет был допущен - "биржевые извозчики", по словам одного оратора, "народ трудовой". В ночь на 1 января под оружейную стрельбу на улицах и площадях был провозглашен переход власти к народным комиссарам и Советам. Было решено организовать губернские Советы из 180 человек, исполнительный комитет из 30 человек и Совет народных комиссаров, как исполнительную власть, из 7-8 человек. Законодательным органом явился исполнительный комитет, так как губернский Совет не был организован сразу; и в него вошли, кроме коммунистов, представители других социалистических партий, которые, однако, по прошествии нескольких дней выбыли из его состава за невозможностью работать при создавшихся условиях, и большевики стали беспрепятственно проводить свою программу под девизом "диктатуры пролетариата" и "власти беднейших", вследствие чего разруха в губернии и городе стала принимать угрожающие размеры и вылилась в форму самосудов, грабежей и захватов, беспорядков в инородческих степях, грозивших перейти в открытые бунты и мятежи.
Связи с населением центральная коммунистическая власть не имела никакой, и распоряжения ее встречали явное противодействие со стороны местных органов, проводивших свою программу.

Наряду с этим прежние учреждения, как правительственные, например губернское правление, губернское присутствие, и даже сословные, как дворянское депутатское собрание, дворянская опека, - продолжали свое хотя и жалкое существование, и большевистская власть требовала, чтобы в журналах заседаний этих учреждений была бы вслед за подписью председателя Совета также подпись предводителя дворянства.

Эта власть Совета фактически продолжалась до конца марта 1918 года, когда среди большевистских деятелей началась борьба за власть, а с появлением вновь образовавшегося Военно-революционного комитета и прибывшего из Ростова-на-Дону для борьбы с контрреволюцией штаба матросов раздались призывы к борьбе и крови, результатом которых, по словам свидетеля Мещерикова, явились памятные ставропольские кровавые дни.

В конце концов вся власть перешла к Красной армии, которая с помощью специально присланных инструкторов от центральной советской власти организовалась в губернии, причем под ее давлением Совет народных комиссаров стал более настойчив в смысле проявления большевистской активности, последовало распоряжение о высылке из пределов губернии местных общественных деятелей на станцию Кавказскую, где, по словам свидетеля Мещерикова, "царили ужас, откуда нельзя было вырваться, так как эти высылки были равносильны смертной казни". 24 марта 1918 года была разогнана городская Дума, избранная на основании всеобщего, тайного, равного и прямого голосования и состоящая из представителей социалистических партий в количестве 42 гласных, из общего числа 72. Еще задолго до разгона Думы против нее начался поход в советской периодической печати, а 27 февраля исполнительный комитет опубликовал положение об учреждении общегородского Совета депутатов из представителей профессиональных групп населения по куриальной-цеховой системе выборов, что, по выражению одного из представителей фракции социал-демократов, указывало на сплошную демагогию, кроющуюся во всей позиции большевиков, плетущихся за разнузданной толпой, что вся система выборов, установленная положением об общегородском Совете, преследует одну цель - изъять интеллигенцию из выборов, обеспечить в Совете темное и бессознательное большинство, необходимое демагогам для укрепления деспотизма. Чрезвычайное собрание Думы постановило не признавать законность роспуска и выпустило воззвание к населению.

Однако 24 марта, когда гласные явились в помещение Думы, путь им был прегражден военным караулом под предводительством рабочего Лупатина, который под угрозой применения силы и оружия принудил председателя очистить зал заседания. Таким образом, вся деятельность вновь созданных большевиками учреждений сводилась не к развитию общественной жизни в крае, а к полному развалу земской и городской деятельности. Образовавшийся в конце апреля Военно-революционный комитет в составе бывшего председателя губернского исполнительного комитета Мещерикова, бывшего жандармского ротмистра Лупондина, бывшего прапорщика Занозина и др. проявил тотчас активную деятельность, арестовав председателя Совета народных комиссаров Пономарева и военного комиссара Мирошникова. При штабе Красной армии образовалась малая комиссия, члены которой были наделены чрезвычайными полномочиями, производили реквизиции, аресты, а потом и казни. Так, член этой комиссии солдат Топунов 28 апреля опечатал зал заседаний окружного суда, кассу, кабинет председателя, канцелярию уголовного отделения. Из кассы было захвачено 4000 рублей, а из канцелярии увезено имущество.

В начале мая были произведены в связи с арестом части офицерской организации и наступлением Добровольческой армии массовые аресты, население было обложено пятимиллионной контрибуцией и взято из зажиточных граждан 58 заложников, причем на сессии Народного собрания комиссар путей сообщения Петров заявил, что при продолжении наступления Добровольческой армии заложники будут расстреляны.

Во второй половине июня были организованы по инициативе только что освобожденного из тюрьмы матроса Игнатьева с товарищами особые карательные отряды и особый трибунал в составе матроса Игнатьева, коменданта Прокомедова и солдата Ашихина, заседавший обыкновенно ночью и санкционировавший синодик казнимых граждан. Первыми жертвами этих карательных отрядов были гласный Думы социалист Чернышев и бывший предводитель дворянства Мачканин, которые были изуродованы красноармейцами и выброшены в окрестностях города. Вспыхнувшее в ночь на 27 июня офицерское восстание было подавлено красноармейцами с особой жестокостью: ими были зверски убиты 96 видных граждан города Ставрополя.

Убийства эти прекратились только после вступления в город частей Добровольческой армии.

Все вышеизложенное основано на данных, добытых Особой комиссией в судебно-следственном порядке.

Составлено 11 апреля 1919 г. Екатеринодар.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 15, 2009 6:17 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Власть и народ.

Источник:

http://www.ej.ru/?a=note&id=7143

Текст:

НОВОЧЕРКАССК: ЧЕРЕЗ СОРОК ПЯТЬ ЛЕТ
5 ИЮНЯ 2007 г. АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
В прошедшую субботу Россия отметила сорок пятую годовщину новочеркасского расстрела.
Отметила, но как-то вскользь — двадцатисемисекундное (sic!) сообщение в "Вестях". На экране бежала строка с новостями из Штатов, неподвижно висело сообщение о пожаре у Савёловского рынка. "К мемориалу в Александровском парке пришли тысячи людей с венками и цветами...", — диктор дочитывала под интригующий анонс "Далее — рубрика "Космос".
Наверное, Новочеркасск стал историей, а страна изменилась настолько, что эта история ей не важна?

Image

31 мая 1962 года в Советском Союзе было объявлено о существенном повышении цен на мясо и молоко. Народ воспринял это, мягко говоря, без энтузиазма.
Эксперимент окончился неудачей, как в коммунистическом целом, так и в хрущёвских частностях. В 1961 году СССР начал массовые закупки зерна в Канаде. Открытая в 1960 году тюменская нефть помогла оттянуть крушение на тридцать лет. Но тогда, сорок пять лет назад, обстановка по всему Союзу накалилась — об этом свидетельствовали донесения КГБ.
Так совпало, что в тот же день руководство Новочеркасского электровозостроительного завода сообщило рабочим о снижении на треть расценок. Это, конечно, было лишь совпадение, достаточное, впрочем, чтобы поставить завод на грань забастовки.
Детонатором послужила брошенная директором завода фраза: "Нет денег на пирожки с мясом — ешьте с ливером". Случайная, конечно, фраза, но, чтобы поджечь порох, достаточно одной искры.
Дальше завод встал, градообразующее — как теперь сказали бы — предприятие, 14 тысяч человек! Начались митинги. Была перекрыта проходящая железнодорожная магистраль. Власти, милиция, военные оказались бессильны. За бастующими никто не стоял — не было "подстрекателей извне" или какого-то оргкомитета. Однако — поразительное дело для тех, кто привык к словам о бессмысленном и беспощадном русском бунте! — насилия не было. Не было ни грабежей, ни погромов.
...О Новочеркасске написано немало, так что сразу же перейдём к финалу. 2 июня 1962 года в городе, на площади у горисполкома, была расстреляна массовая манифестация — не менее 23 человек погибли, 87 были ранены. Впрочем, сведения о жертвах рознятся. Семеро участников событий были приговорены к расстрелу, более ста — к различным срокам лишения свободы. Страна ничего не узнала о случившемся, убитых тайно захоронили, кровь с площади смыли брандспойтами.
Теперь здесь есть мемориал, музей, ещё открыли вот мемориальную доску...
Ведь Новочеркасск давно уже стал символом не только массового ненасильственного протеста и его жестокого подавления тоталитарным режимом, но и символом памяти об этом терроре и этом сопротивлении.
Почему именно Новочеркасск? Ведь массовые волнения и народные восстания продолжались едва ли не на всём протяжении советской власти!
У меня есть несколько ответов, больше, чем на двадцать семь секунд, отмерянных "Вестями".
Волнения в Новочеркасске были не следствием этнического конфликта, как в 1958 году в Грозном или в 1981 году в Орджоникидзе, и не стали ответом на милицейский произвол, как во многих других случаях. Это была реакция на социально-экономическую политику советской власти, и протестовали рабочие, тот самый класс, на который, как утверждала власть, она и опиралась. И это первое.
Нередко (обычно? как правило?) народное возмущение переходило в насильственные действия, в восстания. В Новочеркасске протест принял ненасильственные формы (потом, в ходе следствия, власти всячески пытались затушевать именно это обстоятельство). Оружием было подавлено мирное выступление людей, и это второе.
Однако — третье — именно Новочеркасск дал один из первых известных примеров того, что честный (от слова "честь") офицер может (на самом деле — должен!) отказаться от исполнения преступного приказа.
Заместитель командующего Северо-Кавказским военным округом генерал Матвей Кузьмич Шапошников получил приказ использовать против жителей Новочеркасска бронетехнику. Генерал ответил: "Я не вижу перед собой противника, по которому можно стрелять". На этом его военная карьера закончилась.
Славы он не приобрёл. Тот поступок (подвиг?) Матвея Шапошникова стал известен стране через четверть века из статьи Юрия Щекочихина в "Литературке", вышедшей 21 июня 1989 года.
Новочеркасский расстрел доказал — дорогою ценою доказал — что, несмотря на XX и XXII съезды с осуждением "культа личности
Сталина", суть советского режима оставалась прежней.
Принять это и продолжать в этом жить было трудно. Кто-то это понял во второй половине шестидесятых, и это понимание оказалось связано с именем Брежнева, с советскими танками в Праге в 1968-м. Но ведь до этого был и Будапешт 1956-го, и последовавшая за этим волна политических репрессий. Тысячи человек были осуждены по "антисоветской" статье 58-10 в конце пятидесятых, а за первый брежневский год "за политику" посадили вшестеро меньше народу, чем за последний хрущёвский.
Но для многих из тех, кто изучал историю страны не по учебникам, именно Новочеркасск стал одним из "моментов истины" в осознании того, где именно мы жили и живём. И это четвёртое.
Для такого осознания нужна память, а память не сохраняется сама по себе. Двадцатипятилетний Пётр Сиуда в 1962-м участвовал в новочеркасских событиях и был приговорён за это к двенадцати годам лагерей. Освободившись, Пётр Петрович всю жизнь собирал сведения о той трагедии. Он искал места тайных захоронений расстрелянных. Его убили 5 мая 1990 года. За память приходится платить дорогую цену.

Image

Но оно — страшно сказать! — того стоит. Возможно, именно память о Новочеркасске определила мирный исход событий конца девяностых. Свидетель расстрела 2 июня 1962-го, один из мальчишек с городской площади Новочеркасска, в августе 1991-го не исполнил преступный приказ у Белого дома. Его звали Александр Лебедь.
Теперь, через сорок пять лет после трагедии, память о Новочеркасске не менее важна для России.
Для России, воюющей почти что с самого 1991-го. Для страны, где народ сегодня лишён права на мирный уличный протест. Где присяжные раз за разом оправдывали офицера, расстрелявшего мирных жителей якобы "по приказу". Где вновь не в почёте внимание к современности и историческая память.
Для всех нас сегодня важна эта память — о народном выступлении и государственном терроре, о том, что можно отказаться исполнять преступный приказ. Не менее важен и сам опыт самой памяти, опыт осознания своего прошлого.

Автор - член правления общества "Мемориал"
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2345

СообщениеДобавлено: Ср Авг 19, 2009 2:31 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

МАТЕРИАЛЫ ОСОБОЙ КОМИССИИ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ ЗЛОДЕЯНИЙ БОЛЬШЕВИКОВ

--------------------------------------------------------------------------------

Предисловие редакции журнала "ГРАЖДАНИНЪ"
Мы продолжаем публикацию материалов, собранных Особой Комиссией по расследованию злодеяний большевиков, состоявшей при Главнокомандующем Вооруженными Силами на Юге России. Ниже публикуются документы, посвященные действиям большевиков в 1918 г. в Ставропольской губернии.


--------------------------------------------------------------------------------





ДЕЛО № 4
КРАТКАЯ СПРАВКА
об арестах, производившихся большевиками в Ставрополе Кавказском) с 1 января по 8 июля 1918 года

С 1 января по 8 июля 1918 года в Ставрополе-губернском (Кавказ) в период советского правительства были произведены многочисленные аресты. Число лишившихся свободы не поддается точному учету, так как полный произвол арестов без регистрации и фиксировавших документально распоряжений об аресте, без соблюдения хотя бы формальных гарантий правильности ареста, вызвал отсутствие необходимых сведений.

Арестовывать мог каждый красноармеец и рабочий именем советской власти, и арестованные сдавались в различные пункты при советских учреждениях без документа: проследить и выяснить причину ареста, грозящее обвинение, место содержания и судьбу арестованных часто бывало невозможно. Кроме Ставропольской тюрьмы, количественно незначительного пункта из тех мест, куда препровождались арестованные, нигде сведений об арестованных не было или были неверные и даже ложные. Данные Ставропольской тюрьмы указывают на взаимоотношение различного рода арестов - так, арестовано с 1 января по июль 1918 года продолжавшими еще функционировать судебными властями, с соблюдением формальных гарантий правильности ареста - 54 человека, без соблюдения таковых, но с удостоверяющими факт ареста и личность арестованного данными за то же время - 269 человек, без всяких формальных условий - 71 и в качестве заложников - 63 человека.

Арестованные частью непосредственно за арестом убивались, частью содержались по различным местам заключения, частью освобождались, причем все происходило по бесконтрольным распоряжениям лиц, бывших в данное время у власти, и без суда и следствия.

ДЕЛО № 11
СВЕДЕНИЯ
об арестах, производившихся большевиками в Ставрополе (Кавказском)
с 1 января по 8 июля 1918 года

За время нахождения у власти в городе Ставрополе-губернском (Кавказ) органов советской власти (большевиков-коммунистов), т.е. с 1 января по 8-10 июля 1918 года, как официальными лицами ее правительства, так и отдельными красноармейцами и рабочими, действовавшими именем Совета народных комиссаров, были произведены массовые аресты среди населения. Лица военные, гражданские и целые группы смешанного характера захватывались на улицах, в частных домах, в собраниях без всяких гарантий, хотя бы лишь формального характера, обоснованности ареста, без соблюдения самых элементарных и всюду принятых правил производства ареста и с умышленным нарушением первых, основных прав личности и сохранения личного достоинства задерживаемого. Расследование обстоятельств этих арестов показало, что число произведенных арестов не поддается никакому учету, живые свидетели говорят: "Помещение было забито арестованными", "арестованных кучей, толпой повели" и т.д., арестованные в подавляющем большинстве приводились без регистрации их, без документов о распоряжении на арест, исходивших от каких-либо облеченных правом лишения свободы органов или лиц, и часто даже при одном устном заявлении конвоя, что приведенное лицо подлежит аресту.

Мест содержания под арестом было несколько, и официальные представители, начальники таковых, не имели ни списков арестованных - а если и были, то неверные, - ни связи между собой, не говоря уже о полной неприспособленности помещений и условий содержания арестованных в таких пунктах. Единственным местом заключения, где арестованные не были просто толпой известного состава лишенных свободы людей, оставалась Ставропольская губернская тюрьма, но и то лишь благодаря тому, что там оставалась администрация, существовавшая и до 1 января 1918 года, а также по количественно небольшому размеру этого пункта. Все же остальные пункты, при коих содержались под стражей люди, как-то: комендантское управление у начальника гарнизона, во дворе бывшего юнкерского училища, в следственной комиссии и т.д., - всех метавшихся по ним в розысках своих родных, близких и знакомых, уведенных неизвестно куда, либо отсылали с бранью и угрозами прочь, либо отзывались неведением, либо сознательно указывали иное место, куда родственники бросались в тщетных усилиях найти арестованного или узнать о его судьбе, или осведомиться хотя бы лишь о причинах ареста. Помимо этого даже приблизительный учет арестов за время существования советской власти фактически оказалось [произвести] невозможным и потому, что арестованные убивались просто, без следствия и суда, по устным распоряжениям коменданта, начальников красноармейских частей, требованиям толпы "всех пустить в расход"; или переводились из одного пункта, от одного лица к другому, или отпускались на свободу по прихоти руководителей Совета, либо по иным, не основанным на каких-либо нормах поводам, и также простым словесным распоряжениям начальников всякого рода и степени власти. Или, наконец, одни арестованные заменялись другими соглашавшимися на то лицами, как это устанавливается документально в отношении так называемых "заложников".

В громадном большинстве аресты основывались на подозрении задерживаемого в контрреволюционности, под чем большевики-коммунисты подразумевали все, что не признавало советской власти, произвола и насилия се агентов и представителей. Далее, была группа лиц заложников, т.е. лишь арестованных в обеспечение исполнения какого-либо общего к мирному населению г. Ставрополя требования советской власти, например, уплаты наложенной "контрибуции". И лишь незначительная часть арестов, как, например, арест офицеров, может быть, не требовал бы объяснений ввиду общеизвестной слепой ненависти и огульному обвинению их большевиками. Аресты сопровождались угрозами, насилиями, издевательствами и побоями. Арестовывались дети с 14 лет и старики свыше 70 лет, и отмечается также ряд случаев повторных арестов одного и того же лица. В тех же возрастах арестованные убивались без следствия и суда с бессмысленной жестокостью, искалывались штыками на улицах, на свалочных местах. Расследование убийств граждан г. Ставрополя большевиками составляет отдельное производство. Но если изложенное по данным показаний целого ряда свидетелей указывает на невозможность учета всей массы арестов, численно превышающей сотни случаев, то яркое показательное значение имеют данные по Ставропольской губернской тюрьме, которые указывают:

1) на соотношение случаев ареста, обставленных хотя бы с формальной стороны согласно гарантиям личной свободы, и арестов без соблюдения и этих минимальных условий правильности;

2) на прогрессивное увеличение числа неформальных, внесудебных арестов с развитием деятельности советской власти;

3) и, наконец, они дают представление об отношениях советской власти к категориям арестованных.

Первое и второе разъясняют цифры по тюрьме с 1 января по июль 1918 года, а именно: 1) число арестованных, на коих имелись документы, удостоверяющие личность арестованного, должностное лицо, распорядившееся арестовать, основания ареста и обвинение, предъявляемое к аресту, в январе - 7 человек, в феврале - 12 человек, в марте - 1 человек; 2) число арестованных, на коих имелась формальная бумага, удостоверяющая личность арестованного и лицо, распорядившееся арестом без указания мотивов и оснований, в январе - 11, в феврале - 26, в марте - 36, в апреле - 55, в мае - 60, в июне - 73, в июле - 3; 3) число арестованных, с коими в распоряжение тюрьмы поступила лишь неформальная записка об имени или фамилии задержанного, в январе - 1, в феврале - 4, в марте - 36, в апреле - 4, в мае - 2, в июне - 24.

Последнее видно из показаний тюремной администрации, а именно: они говорят, что к лицам, находившимся под арестом как "уголовным", т.е. как совершившим известное деяние, большевики относились благожелательно, допуская, а иногда и требуя для них всяких облегчений ареста, вплоть до произвольного освобождения их вовсе из тюрьмы, и, наоборот, к лицам, арестованным по политическим основаниям, к так называемым "буржуям", к заложникам и особенно к военным это отношение менялось на крайне суровое и жестокое - у арестованных отбирались безвозвратно деньги и ценные вещи, запрещались свидания и т.п.

Изложенное основано на расследовании, произведенном согласно положению об Особой комиссии с соблюдением всех требований Устава уголовного судопроизводства.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2345

СообщениеДобавлено: Ср Авг 19, 2009 2:34 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

ДЕЛО № 7
CВЕДЕНИЯ
о массовых убийствах, совершенных большевиками (коммунистами) в июне - июле 1918 года в городе Ставрополе (Кавказском)


Большевистская власть организовалась в городе Ставрополе в январе 1918 года. Не имея поддержки в здоровой части общества, а опираясь исключительно на хулиганские и преступные элементы черни, власть эта вынуждена была потворствовать грабительским и кровожадным инстинктам этой толпы и постепенно, но очень быстро пришла, как и везде, к проведению в жизнь жестокого террора, разыгравшегося в полной мере в конце июня и начале июля 1918 года. Подготовкой к этому явились обыски и реквизиции; первоначально было объявлено об обязательной регистрации оружия, якобы для выдачи разрешений на право его иметь. Когда же соответствующие сведения поступили, то все оружие [было конфисковано], причем отбиралось все, не исключая охотничьих ружей, кинжалов и т.п.; обыски эти были использованы производившими их красноармейцами и матросами в целях безудержного и повального у всех обыскиваемых грабежа. Одновременно был применен и общепринятый большевиками прием - наложение контрибуции на "буржуев" с взятием заложников и заключением их в тюрьму.

Вслед за этим распространились по городу слухи о предстоящем избиении "буржуев", под каковое понятие и здесь, как и везде, подводятся прежде всего офицеры, затем состоятельные люди и, наконец, интеллигенция. Наибольшая опасность угрожала офицерам, которые в числе до 900 человек все были зарегистрированы. Слухи эти были основаны на том, что красноармейцы открыто угрожали таким избиением. Некоторых же обывателей предупреждали об этом, советуя уехать или принять иные меры предосторожности. В городе создалось напряженное, тревожное состояние; выходить на улицу после 10 часов вечера было запрещено; с наступлением этого часа на улицах воцарялась жуткая тишина, в домах же люди не спали в ожидании надвигающихся ужасов, по улицам мчались автомобили с черными флагами, с сидящими в них людьми, вооруженными с ног до головы, возбужденными, кровожадными и в то же время полными страха от кажущихся им всюду врагов и заговоров. Одновременно по квартирам бродили шайки красноармейцев и вооруженных рабочих, часто пьяных.

Обыски, в которых принимали непосредственное участие и высшие представители советской власти, уже не ограничивались одним грабежом, а часто заканчивались арестами обыскиваемых, производившимися по усмотрению любой кучки красноармейцев.

Кровавый террор начался в ночь с 19 на 20 июня; с этого числа все последующие дни и ночи комиссариат был переполнен арестованными и конвойными красноармейцами Из этих арестованных многим не суждено было больше вернуться на свободу, так как эти несчастные, по циничному выражению палачей-большевиков, "пускались в расход", т.е. были убиваемы самым бесчеловечным образом. Первым был убит в ночь с 19 на 20 июня А.А. Чернышев, педагог, гласный городской Думы, социалист-революционер, арестованный 16 июня на вечеринке за то, что неодобрительно отзывался о большевиках. 20 июня труп его был обнаружен и опознан в Мамайском лесу, близ города, причем на трупе были следы многочисленных шашечных и штыковых ударов, нанесенных, главным образом, в грудь и в голову, в частности в висок и в лицо; пулевая рана в спину между лопаток, отрублен указательный палец, раздроблена голова, выбит глаз, вывихнута кисть руки. 20 июня был арестован и на следующий день убит отставной генерал И.А. Мачканин, 80 лет, участник Крымской кампании, покорения Кавказа и Турецкой войны, который уже по возрасту своему не мог представлять для большевиков никакой опасности; тем не менее убит он с исключительной жестокостью: труп его был найден в так называемом "Холодном роднике", в овраге, под несколькими другими трупами.

Весь окровавленный, труп престарелого генерала был в одном нижнем белье и в носках, залитых кровью; в области груди и спины оказалось до 24 колотых ран, голова почти была отделена от шеи ударом шашки сзади. Трупы, из-под которых было извлечено тело генерала, оказались трупами домовладельца города Ставрополя В.Г. Жукова, его сына, Ивана Бедрика и офицера Мирзоева. Жуков и Бедрик были убиты поселенными в их доме красноармейцами, которые вывели их на улицу, тут же зарубили их и, вернувшись вслед за этим в их квартиру, пьянствовали там и плясали, заставив проживавшего в квартире Жукова англичанина Бейера играть им на рояле и танцевать, причем предварительно его ограбили.

Вслед за этим были убиты старший советник Ставропольского губернского правления Барабаш; сын генерала Мачканина штабс-капитан Н.И. Мачканин - за то, что осмелился похоронить труп своего отца; генерал-майор в отставке С.А. Акулов, полковник Никольский, 72 лет, офицеры Газиев, Яковлев и многие другие. Убивали людей повсюду: около их домов, близ вокзала, в казармах, трупы находились на улицах, в канавах, в лесу под городом и т.д.; среди зарубленных были офицеры, частные лица, старики, подростки-гимназисты; все найденные трупы оказались в одном нижнем белье, одежда и обувь отбирались красноармейцами; на всех трупах обнаружены многочисленные ранения и огнестрельным, и холодным оружием, преимущественно по голове, по лицу, по глазам, следы побоев, вывихов и даже удушения, у многих головы раздроблены, лица изрублены, все это свидетельствует о невероятной жестокости убийц, наносивших своим жертвам, раньше чем с ними покончить, возможно больше мучений.

Все возраставший террор большевиков, многочисленные аресты и убийства офицеров и мирных граждан привели остававшихся еще в Ставрополе офицеров к сознанию, что всех их ждет неминуемая смерть; вследствие этого в существовавшую задолго до этого небольшую офицерскую организацию стали поступать новые члены, и участникам этой организации стало ясно, что единственная надежда на спасение заключается в немедленном выступлении против большевиков. Выступление это состоялось 27 июня, но вследствие крайней малочисленности фактически принявших в нем участие, вследствие полной неподготовленности окончилось неудачей: почти все участники восстания были перебиты еще в неравном бою нескольких десятков человек с тысячами красноармейцев и вооруженных ими рабочих. Вождь восстания полковник Ртищев с братом были доставлены в город и здесь расстреляны на Ярмарочной площади, а наиболее жестокая участь постигла тех, кто был пойман и посажен в тюрьму; таковых было 12 человек: Дмитрий Иванович Новиков, Георгий Иванович Новиков, Валентин Иванович Руднев, Сергей Поспелов, Николай Шереметьев, Александр Ангаров, Александр Цыпин, Борис Еремеев, Василий Бибер, Аразам Аролод Белоусов, Сергей Иванович Васильев и Леонид Михайлович Михайлов.

Яркую картину патологической жестокости казней-убийств на дворе тюрьмы рисуют очевидцы - чины тюремной администрации. Все указанные лица были доставлены в тюрьму как кадеты толпой красноармейцев и рабочих, которые стали требовать немедленной казни заключенных; ворвались в тюрьму и заставили надзирателей открыть камеры; в это же время приехал в тюрьму большевистский комендант города Прокомедов, который и приказал казнить всех приведенных "кадет". Были выведены на секретный двор трое: братья Новиковы и Руднев, которые тут же самым зверским образом были зарублены шашкой одним из красноармейцев - Коваленко, с остервенением наносившим удары куда попало. Зрелище было настолько потрясающее, что даже озверевшие рабочие не могли вынести этого, и по их требованию казнь остальных девяти была приостановлена, а один из зарубленных - Георгий Новиков, чудом оставшийся в живых, несмотря на нанесенные ему по шее, груди и рукам 13 ран, был отнесен в тюремную больницу, вопреки протестам рубившего его красноармейца Коваленко, члена малой коллегии комиссаров Лапина и некоторых других, требовавших, чтобы Коваленко было предоставлено добить Новикова, причем сам Коваленко метался по тюрьме с окровавленной шашкой, ругаясь самыми непристойными словами и грозя перебить всю тюремную администрацию.

Позднее приехал в тюрьму начальник Красной армии в Ставрополе Шпак, по приказанию которого были выведены во двор остальные девять заключенных, и за исключением двух - Михайлова и Цыпина, относительно которых кем-то было заявлено, что они рабочие, все были убиты тем же Коваленко и другими красноармейцами, рубившими их шашками и коловшими штыками. Один из казненных, Еремеев, с вытаращенными глазами и ужасным криком вырвался от палачей и побежал вокруг тюрьмы. За ним с шашками гнались какой-то красноармеец и рабочий. Еремеев, маленький и юркий, вскочил на погреб и хотел перелезть через забор, но его стащили со стены за ноги. Тогда он вырвался и спрятался в погреб, но его вытащили и оттуда; он опять вырвался и бежал, но споткнулся о камень и упал, причем перевернулся на спину и стал отбиваться руками и ногами. Его тут стали рубить шашками, причем порубили ему руки и ноги.

Одновременно с этими трагическими событиями в тюрьме и в последующие дни происходило избиение людей и во многих других пунктах город
а. Арестованные большевиками офицеры и частные лица, многие из которых не имели никакого отношения к выступлению офицерской организации, группами избивались и на улицах и площадях города, и на городских свалках, и в стенах правительственных советских учреждений. Но главным местом казней был двор бывшего юнкерского училища - громадное место в центре города, огороженное с трех сторон высокой каменной стеной, а с четвертой замыкаемое зданием, в котором помещался комиссариат, куда и приводили всех арестованных.

Оттуда этих несчастных проводили внутрь двора, где заточали в тесные, полные мусора камеры в полуразвалившейся башне, и там они ждали своей мученической смерти; некоторые были замучены внутри этой же башни, большинство же были выведены в конец двора, где растут большие деревья, и тут изрублены. Долго на стволах этих деревьев сохранялись следы шашечных ударов, кровь, прилипшие волосы. Здесь люди избивались десятками, и трупы их частью закапывались тут же в саду, частью вывозились на дрогах за город и там сбрасывались где-нибудь в канавах. Здесь были убиты генерал Л.А. Росляков, 64 лет, полковник Пенковский, 63 лет, братья Пашковские, 14 и 17 лет, и многие другие. Выстрелы, крики и стоны избиваемых и ругань палачей днем и ночью оглашали участки смежных владельцев и наводили ужас на весь город.

Террор этот грозил гибелью всему населению, никто не мог быть спокоен за свою жизнь и за жизнь близких, и прекратился только благодаря приближению отрядов Добровольческой армии, занявшей город 8 июля 1918 года.
__________________



С приходом их было приступлено к расследованию всех этих злодеяний большевиков, были разрыты десять могил, которые удалось обнаружить в разных местах, и было извлечено 96 трупов, из которых 65 опознаны родными и близкими. Эти жертвы торжественно погребены в братской могиле в ограде архиерейской Андреевской церкви, в городе Ставрополе, но указанной цифрой далеко не исчерпываются все погибшие за кровавые дни июня и июля 1918 года - много жителей пропало без вести, и нет другого объяснения этому, как то, что они были убиты и вывезены и закопаны неизвестно где.

Все вышеизложенное основано на данных, добытых Особой комиссией в судебно-следственном порядке.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB