Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Верховный Правитель России-Адмирал А.В.Колчак Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
shevron
ефрейтор


Зарегистрирован: 08.01.2009
Сообщения: 165
Откуда: Жуковский

СообщениеДобавлено: Чт Окт 08, 2009 8:38 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Прочла на одном из сайтов новость о том, что на дне озера Байкал найдены вагоны времён Гражданской Войны. И сразу же таблоиды раструбили о том, что золото Колчака нашли.

_________________
С вером у Бога!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеICQ Number
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Сб Окт 10, 2009 8:11 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Но они же ничего не нашли))

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 22, 2009 12:50 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Ценнейшее эпистолярное наследие оставил известный сибирский ученый, демократ-областник, министр снабжения Временного Сибирского правительства и Директории И.И. Серебренников. Пожалуй, самое ценное в нем - горькие признания нежизнеспособности российской демократии и редкая для человека его взглядов симпатия к А.В. Колчаку. Приведу самые показательные отрывки.

Об отношении к Февральской революции: «До великой мировой войны я жил интересами русской революционной демократии, не разделяя, однако, ее экстремизма и не впрягая себя в ярмо какой-либо революционной партии: партийная жизнь, ее навыки и слепая дисциплина всегда претили мне. Но с тех пор, как разразилась война, как стали появляться и крепнуть среди русской демократии пораженческие лозунги, пропитанные идеями Циммервальда и Кинталя, я стал духовно отходить от этой демократии» (Серебренников И.И. Былое - революция 1917 года. - М., 2003. - С. 260). Частный пример – о формировании Иркутского комитета общественных организаций в марте 1917 г.: «Уже по одному тому, как быстро и деловито сновали туда и сюда представители революционной демократии, социалисты-революционеры и социал-демократы, видно было, что они чувствуют себя господами положения… Я почувствовал совершенно ясно, что я там не ко двору… В этот момент я уже отошел от революции» (с. 260–261). Между прочим, Серебренников подтверждает общее мнение, что «цитаделью сибирского большевизма» был Красноярск (с. 293).

О Корниловском выступлении: «Сознание мое подсказывало мне, что прав был Корнилов в его тяжбе с Керенским» (с. 280).

О Сибирской областной думе: «Эсеровская по своему составу, Сибирская областная дума уже мало отвечала теперь действительному положению дел и являлась своего рода историческим пережитком, обломком недавнего прошлого, как и ее старший собрат по несчастью, самарский Комуч» (с. 359), «была послушным орудием партийной политики эсеров» (с. 428). «В думе все же больше было от совдепа, чем от парламента» (с. 366).

Отповедь эсерам: «Была ли в России демократия вообще, способная постоять за народоправство? Где была эта демократия, когда в январе 1918 года совершился разгон всероссийского Учредительного собрания в Петрограде? Где была эта демократия в Сибири, когда большевики разгоняли Сибирскую областную думу? Почему ультрадемократическому правительству Комуча в Самаре не удалось созхдать крепкую и действительно народную армию, которая смогла бы не только отстоять Казань от напора большевиков, но и двинуться далее на Москву?» (с. 363). И цитирует высказывание Б.В. Савинкова о Комуче: «Все это мразь и гниль, неспособная ни на какую живую борьбу» (с. 405). "Идея диктатуры висела в воздухе" (с. 428).

О Колчаке. «Мне понравилась манера А.В. Колчака говорить кратко, отрывистыми фразами, точными и определенными, не допускавшими ни малейших неясностей… Невольно как-то всем казалось: вот человек, за которым стоит будущее!» (с. 413–414). Он «мог временами говорить хорошо и сильно, действуя на слушателей убежденностью и искренностью своих слов» (с. 432). «Адмирал Колчак в моих воспоминаниях заслонял собою все другие фигуры Омска…честнейший и искреннейший русский патриот в лучшем смысле этого слова и человек кристальной душевной чистоты» (с. 451).

Негативная характеристика сибирской буржуазии: ее представители «не доросли еще до понимания своих классовых интересов и сознания необходимости затрачивать некоторые средства для их защиты» (с. 476). «Вместо активной поддержки правительства многие торгово-промышленники…обхаживали передние разных министерских канцелярий и пронюхивали, нельзя ли схватить какой-нибудь подрядец или поставку… Мининых у нас в то время не было, а одни Пожарские оказались не столь сильны, чтобы одолеть врага» (с. 477). На мой взгляд, очень сильное сравнение!

Об агонии колчаковской власти. «Самыми стойкими защитниками падавшего правительства оказалась военная молодежь – юнкера и прапорщики» (с. 485). Собственно, это очень перекликается с известным письмом генерала М.В. Алексеева в дни Ледяного похода, где он, с грустью описывая гибель мальчишек-юнкеров - "орлят", как он их называл, с грустью вопрошал: "Где же были орлы?".

Пожалуй, самые пронзительные, потрясающие отрывки - об отступлении белых вдоль Транссибирской магистрали после падения Омска: «Разыгрывались кошмарные сцены. Один полковник, получив от поляков отказ увезти его с семьей на восток, выхватил револьвер и на глазах у всех убил свою жену и дочь и застрелился сам. Какая-то дама бросилась под проходящий поезд. Раненый доброволец умолял прохожих пристрелить его, предпочитая умереть, чем подвергнуться издевательствам красных. Ибо известен был лозунг последних: «Солдаты по домам, офицеры и добровольцы по гробам». Эпидемия самоубийств сопровождала собою весь путь отступления белых на Восток» (с. 55). Очень схоже с описаниями Новороссийской эвакуации деникинцев в марте 1920-го...

О выдаче Колчака союзниками: «Кажется, мировая история последних лет не знает такого низкого предательства, какое было учинено над одним из доблестных сынов России в начале рокового для нее 1920 года» (с. 63).
Очень сильно - о расстреле Колчака: «Жестокость и подлость, соединенные с трусостью, эти основные свойства большевистской психологии, проявились и здесь, при расстреле адмирала Колчака. Даже и мертвый, он был грозен для них, его могила могла стать местом паломничества и постоянно взывала бы к отмщению – и они лишили его вечного упокоения в земле: тело адмирала было спущено в прорубь реки Ангары… В самую страшную, последнюю минуту своей жизни А.В. Колчак не доставил своим врагам злорадного торжества… Он умер так же, как и жил, сохранив свою гордость и честное мужество, отличавшие собою весь его славный жизненный путь. Его трагическая кончина, несмотря на все ухищрения большевиков придать ей недостойный и унизительный характер, еще более возвысила его» (с. 65–66). О том же – из дневника жены Серебренникова: «Итак, он все-таки погиб. Погиб в оказавшейся неравной борьбе за свободу и счастье русского народа – того народа, именем которого его убили. Честный патриот, мужественный сын своей Родины, на посту Верховного правителя призывавший все время к долгу и жертвам во имя Родины, к дружной работе, – все для Родины, ничего для себя, – он, в результате какого-то постыдного торга, предан союзниками в руки палачей. Трудно передать чувства возмущения, ужаса, скорби» (с. 66). Здесь уместно вспомнить циничное признание одного из большевистских палачей, коменданта Иркутска И. Бурсака: "Зкакапывать не стали, потому что эсеры могли разболтать, и народ повалил бы на могилу. А так - концы в воду".

Сильный отрывок - памяти В.О. Каппеля: «Летом 1929 года…в одной из столовых Харбина состоялась «чашка чая» волжан, которые праздновали свой корпусный праздник. На это скромное тор-жественное собрание явились более 200 человек. За столом было оставлено одно пустое ме-сто и перед ним прибор, возле которого стоял лишь букет белых роз. Это место было предна-значено для генерала Каппеля. Он и мертвый не расставался со своими волжанами, с кото-рыми при жизни своей совершил так много славных дел» (с. 67).

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 22, 2009 1:00 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Кстати, большой специалист по Колчаку, историк Хандорин (друг А.Гаспаряна), недавно прокомментировал лживую книженцию о Колчаке "Операция Адмирал":

Цитата:
Мразь за "работой"


На прилавках книжных магазинов появилась ранее разрекламированная в сети грязная книжонка под интригующим названием "Операция Адмирал" загадочного "Ивана Иванова", под коим псевдонимом скрывается лжеисторик Арсен Мартиросян (в свое время мы говорили о нем в блоге Армена Гаспаряна). Данный субъект, слывущий за "православного сталиниста", известен истерично-исступленным поклонением Сталину и не менее жгучей ненавистью к Хрущеву и Жукову, а также ко всем "либералам" (сам термин толкуется ВЕСЬМА широко). В прошлом же году, очевидно, в связи с выходом на экраны фильма "Адмирал", оный "историк" счел себя обязанным, будучи профаном в теме, разразиться большой клеветнической статьей в "Красной звезде" (как после этого уважать данный орган Министерства обороны?), соджержащей грязные, не подкрепленные ни одной ссылкой на источник инсинуации в адрес адмирала Колчака, обвиняемого сим "автором" в завербованности британской разведкой и т.п. Слякотная нелюдь посмела громогласно назвать великого сына России предателем Родины.
Заклейменный как грязный клеветник, означенный тип трусливо прикрылся псевдонимом Иван Иванов и издал вслед за этим целую книжонку, наполненную извращенными фантазиями и измышлениями (стиль ПРЕДЕЛЬНО узнаваем). Сам оную гадость не читал, лишь видел отрывки в Интернете еще ранее. Тираж, очевидно, НЕ МАЛЕНЬКИЙ, т.к. широко продается в сети магазинов. Уточнять не стал - для этого надо было взять пасквиль в руки, и, боюсь, я бы не удержался от искушения изорвать в клочки, потом плати магазину компенсацию.
Пусть все порядочные люди знают: организму, называемому Арсеном Мартиросяном, нельзя подавать руки. Это - ПОДОНОК ОБЩЕСТВА И ИЗГОЙ


Цитата:
Главное в том, что псевдосенсационные "открытия" этого псевдоученого, специализирующегося вообще-то на сталинской эпохе (но, очевидно, он считает себя энциклопедистом), основаны на одной-единственной ДОГАДКЕ - версии бывшего французского командующего ген. Жанена, отмывавшегося за свое предательство Колчака в руки большевиков в нарушение слова офицера и гарантий безопасности, о "работе" адмирала на англичан. Кстати, в его сплетнях есть ОДНА правдивая деталь - в декабре 1918 года адмирал, желая продолжать войну с немцами вопреки заключенному Лениным сепаратному перемирию с Германией и НЕ желая признавать незаконное захватное правительство большевиков, подал прошение о переходе на британскую службу (напомню, Великобритания была союзником России в Первой мировой войне - как и во Второй, кстати. Так что аналогии с "власовщиной" тут не может быть НИКАКОЙ. Скорее подобно Власову поступил Ленин, с 1915 г. получая деньги от германского Генерального штаба на подрывную работу в России и выдвинув лозунг поражения своего правительства). Прошение было удовлетворено, адмирал получил направление на Месопотамский фронт, но затем надобность в его услугах отпала, и ему было рекомендовано вернуться в Россию. Вот ФАКТЫ. Все остальное - досужие домыслы г-на Мартиросяна
Вторая гнусная ложь Мартиросяна: якобы о том, что адмирал "согласился" на условия союзников о расчленении России (которые ему никто никогда не предъявлял). Мартиросян путает Колчака с г-ном Лениным, отдавшим немцам в Брест-Литовске пол-страны в оплату их помощи в захвате власти.
Колчак отказался признать независимость Финляндии, предлагавшей ему в обмен на это военную помощь против большевиков. Исключительно из принципа и из желания сохранить чистыми руки. Ленин поступал приотивоположно - частенько обещал, потом при возможности "кидал". Колчак, которого за такую приницпиальность ругали многие из самих белых, был слишком старомодным человеком в этом вопросе, привыкшим ДЕРЖАТЬ слово или же НЕ ДАВАТЬ его совсем.


Английского историка Питера Флеминга, разоблачавшего советскую "дезу" о подготовке колчаковского переворота англичанами (возникшую со слов предателя Жанэна) , коммуняки отметают как защищающего непорочность своей страны. Однако вот безпристрастное свидетельство бывшего командарма 3-й армии генерал-лейтенанта К.В. Сахарова: по получении известия о перевороте, находясь (как и автор мемуаров) во Владивостоке, генерал Нокс "встретил меня очень взволнованно и сказал, что теперь будет плохо, что союзники могут даже прекратить помощь" (Сахаров К.В. Белая Сибирь. Мюнхен, 1923. С. 37). Что же касается Флеминга, то он на основе документов свидетельствует, что накануне переворота в Омске, а именно – 16 ноября 1918 г. британский Foreign office уже заготовил ноту о признании авксентьевской Директории «демократическим» правительством России, а переворот вызвал настоящую панику в МИДе и в имперском Генеральном штабе, в участии подозревали полковника Нельсона (на том лишь смехотворном основании, что его…всего-навсего видели рядом с адмиралом на другой день после переворота!), и полковнику грозило суровое взыскание за нарушение инструкций начальства, но Нельсон сумел полностью оправдаться. По свидетельству Флеминга, британское руководство, плохо знакомое с ситуацией в России, всерьез опасалось «новой гражданской войны» между белыми и эсерами, а кроме того, настороженно относилось к любым «реакционерам», к которым на западе причисляли и великодержавно настроенных белых вождей.
Какое же паскудство со стороны коммунистов больше 80 лет обсасывать выеденного яйца не стоящую, придуманную ради самооправдания трусом Жанэном версию о «руке туманного Альбиона»! Между прочим, генерал-лейтенант Д.В. Филатьев свидетельствует, что в диалоге с ним на вопрос, почему Верховный правитель не гарантировал независимости Финляндии и Прибалтике (в ответ на нажим Антанты), адмирал ответил: «Я не мог поступиться завоеваниями Петра Великого» .
Красные очень любят цитировать желчного ипохондрика, вечно всем недовольного и ни о ком не отзывавшегося хорошо барона А.В. Будберга о Колчаке как о «вспыльчивом идеалисте, полярном мечтателе и жизненном младенце» – пропуская, естественно, его же строки: «Едва ли есть еще на Руси другой человек, который так безкорыстно, искренне, убежденно, проникновенно и рыцарски служит идее восстановления Единой Великой и Неделимой России» .
Отзывы других современников сплошь пронизаны пиететом. Тот же генерал Нокс писал: «Он обладает двумя качествами, необычными для русского: вспыльчивостью, вселяющей благоговейный ужас в его подчиненных, и нежеланием говорить просто ради того, чтобы поболтать» . Бывший управ. делами правительства Колчака Георгий Гинс: «Умный, образованный человек, он блистал в задушевных беседах остроумием и разнообразными знаниями и мог, нисколько не стремясь к тому, очаровать своего собеседника» . Премьер-министр П.В. Вологодский писал, что Колчак «подкупает своим благородством и искренностью» . Будущий идеолог «сменовеховцев» профессор Н.В. Устрялов так записал свои впечатления об адмирале: «Трезвый, нервный ум, чуткий, усложненный. Благородство, величайшая простота, отсутствие всякой позы» . Министр труда меньшевик Л.И. Шумиловский, впоследствии арестованный и расстрелянный большевиками, даже на суде имел мужество сказать: «Я считал его безукоризненно честным человеком. И ни одного факта, который бы разбил мою веру в него, за весь последующий период мне не удалось узнать» .
В этом плане показателен ответ адмирала жившей в Париже с сыном жене, которая по-женски требовала больших средств, мотивируя тем, что у нее теперь, как и у него, «особое положение», нужны «расходы на представительство». Колчак написал, что за рамки служебного оклада он выйти не может. (Еще более любопытен ответ адмирала на упреки жены по поводу А.В. Тимиревой, доходившие до ее ушей и в Париже: «Если ты позволяешь себе слушать сплетни про меня, то я не позволяю тебе сообщать их мне» ). Человек, контролировавший ЗОЛОТОЙ ЗАПАС ИМПЕРИИ, не взял из него на свои нужды ни крохи. И какая-то шваль вроде Мартиросяна и Зюганова еще смеет разевать на него пасть?

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 22, 2009 1:06 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Хандорин: Мифы о Колчаке:

об «агенте Антанты и марионетке интервентов»

Миф, рожденный предателями-большевиками еще в годы Гражданской войны, а ныне стараниями Мартиросяна и «Ивана Иванова» раздутый до «потрясающей» версии вербовки адмирала еще в годы Первой мировой войны британской разведкой. Впрочем, в оправдание последней оба «историка» опять же не приводят ни одного документа, отделываясь многозначительным рефреном «как известно» (кому, когда и откуда?). Поэтому оставим данный блеф на совести упомянутых господ-товарищей. Однако старая версия о «марионетке Антанты», основанная на факте союза Белой армии с державами Антанты, УНАСЛЕДОВАННОГО от Первой мировой войны и на получении им военного снабжения от них, а также на «интервенции», заслуживает более внимательного опровержения.

На первых порах правительства Англии и Франции во главе с Д. Ллойд-Джорджем и Ж. Клемансо считали, что вся борьба с большевиками в России должна вестись под руководством западных держав. Больше всех к такому доминированию стремились французы, вообще отличавшиеся болезненными амбициями. Из радиотелеграммы в Омск, врученной Колчаку 13 декабря 1918 года, следовало, что французский генерал Морис Жанен уполномочен на верховное командование всеми войсками в Сибири – как союзными, так и русскими. Высадившись во Владивостоке, он дал интервью представителям печати, в котором самонадеянно заявил: «В течение ближайших 15 дней вся Советская Россия будет окружена со всех сторон и будет вынуждена капитулировать»[1].

Колчака возмутили радиограмма союзников и предъявленный Жаненом мандат, подписанный Клемансо и Ллойд-Джорджем. Он категорически отверг его и заявил, что скорее откажется вообще от иностранной помощи, нежели согласится на такие условия. После переговоров союзные правительства пошли на уступки, и был достигнут компромисс. Было решено, что адмирал Колчак остается Верховным главнокомандующим российскими войсками, а М. Жанен приказом Колчака от 19 января 1919 года назначался главнокомандующим союзными войсками, то есть чехами, а также прибывшими позднее небольшими отрядами сербов, итальянцев, румын и поляков.

Все они стояли в глубоком тылу (по свидетельству самого Жанена, Колчак не одобрял присылку этих малочисленных отрядов малых народов, считая их бесполезными и негодными). На фронте недолгое время находились лишь небольшой французский отряд да английская бригада, в которой рядовой состав был набран в основном из русских. За исключением этих подразделений, по свидетельству британского полковника Дж. Уорда, «ни один…союзный солдат не сделал ни одного выстрела после того, как адмирал Колчак принял на себя высшее командование»[2].

Стоявшие на Дальнем Востоке японские и американские войска оставались независимыми от Жанена и тоже в борьбе не участвовали, хотя японцы держали там 40-тысячный корпус (первоначально даже до 70 тысяч солдат) на территории от Тихого океана до Забайкалья (американцы – всего лишь 7-тысячную бригаду).

Миф об «интервенции» как решающем факторе Гражданской войны в России развенчали еще советские историки Н.Е. Какурин и Г.Х. Эйхе[3] (первый из них был репрессирован в 30-е годы, работа второго изъята надолго в «спецхран»), попутно доказавшие еще и тот факт, что «разутая и голодная» Красная армия, которой достались громадные запасы вооружения и амуниции со складов и арсеналов старой, Императорской армии, неизменно превосходила в этом отношении «полчища белых, вооруженные до зубов империалистами Антанты».

Все это тем более показательно и тем убедительнее развенчивает утвердившийся расхожий миф об «интервенции», что общим тоном либеральной сибирской и уральской печати того периода было недовольство по поводу отсутствия военной помощи от союзников. Омская газета «Заря» недоумевала: «Становится все более туманной и непонятной линия поведения союзников. Каких-нибудь полтора иностранных корпуса… в связи с частями нашей молодой армии могли бы решить в несколько приемов судьбу советских фронтов»[4]. Ей вторила газета «Наша заря»: «Со стороны союзников нельзя уловить даже признака установившегося взгляда на современную жизнь России и ясной последовательной политики»[5].

Отмечая непоследовательность и эгоизм в заявлениях и действиях союзников, наиболее трезвые политики призывали власть относиться к ним соответственно. Влиятельная екатеринбургская газета «Отечественные ведомости» писала, что моральные обязательства возможны только по отношению к тем союзникам, кто окажет реальную и эффективную помощь. К остальным же следует относиться лишь постольку, поскольку это диктуется национальными интересами России.

Отлично понимая это, Колчак на встрече с представителями общественности в Перми в феврале 1919 года заявил: «Несмотря на все великие принципы, провозглашенные на мирной конференции, во всех международных отношениях царствует право силы. Мы должны снова стать сильными во всех отношениях»[6]. Позднее он писал жене: «Победителя не судят, а уважают и боятся, побежденному – горе! Вот сущность всех политических отношений, как внешних, так и внутренних»[7].

Об этом свидетельствуют и приведенный выше факт отказа Колчака передать русские войска под командование французского генерала М. Жанена, и его последующий отказ передать под охрану союзников золотой запас России. По воспоминаниям министра Г. Гинса, при этом он без обиняков сказал.им: «Лучше пусть это золото достанется большевикам, чем будет увезено из России»[8].

И еще один яркий пример. На Дальнем Востоке, где по существу хозяйничали «союзники» японцы и американцы, власть белых была, по сравнению с Уралом и Сибирью, призрачной. И вот осенью 1919 года, уже когда армии Колчака терпели поражение за поражением и отступали, во Владивостоке произошел крупный инцидент. В ответ на поступившую информацию о подготовке эсерами восстания командующий Приамурским военным округом генерал Розанов ввел в город дополнительные войска, в том числе и на территорию, занятую «союзными» японскими и американскими войсками. Дальневосточное «союзное» командование в ответ предъявило Розанову ультиматум о выводе русских воинских частей из Владивостока вообще, угрожая в противном случае применить силу. Реакция Колчака была немедленной и яростной.

Из приказа Колчака командующему Приамурским военным округом генералу Розанову от 29 сентября 1919 г.:

«Повелеваю вам оставить русские войска во Владивостоке и без моего повеления их оттуда не выводить… Требование о выводе их есть посягательство на суверенные права Российского правительства. Сообщите союзному командованию, что Владивосток есть русская крепость, в которой русские войска подчинены мне и ничьих распоряжений, кроме моих и уполномоченных мною лиц, не исполняют. Повелеваю вам оградить от всяких посягательств суверенные права России на территории крепости Владивосток, не останавливаясь, в крайнем случае, ни перед чем… Адмирал Колчак»[9].

Содержание и тон данного документа не оставляют камня на камне от инсинуаций советской пропаганды относительно «ставленника иностранных держав», которые по недомыслию повторяют и до сей поры отдельные журналисты-«компатриоты» вроде С. Кара-Мурзы.

И что наиболее показательно, проявление твердости и отпора со стороны белых предводителей в таких случаях всегда было результативным. Так и в данном случае «союзники» стушевались, и инцидент замялся. Достойный ответ Колчака «зарвавшимся иностранцам», как писала о них белая пресса, укрепил его авторитет и снискал ему горячую поддержку в общественных кругах, засыпавших его поздравлениями по случаю победы в этом конфликте.

И еще пример. В июне 1919 года глава финского правительства Карл-Густав Маннергейм – бывший генерал русской армии и императорской свиты, сочувствовавший белым, предложил Колчаку (как верховному главе белых) военную помощь в наступлении белой армии Н.Н. Юденича на Петроград при условии признания белыми независимости Финляндии (уже признанной большевиками). Но Верховный правитель отверг эту сделку из принципиальных соображений, и Финляндия осталась нейтральной. Один из его министров негодующе записал по этому поводу в своем дневнике: «Какой ужас и какой идиотизм!»[10]. Да и сам генерал Юденич, которого этот вопрос касался непосредственно, относился к нему намного мягче Колчака. Несколько раньше в интервью одной из западных газет он заявил, что в сложившихся условиях не признавать суверенитета Финляндии могут «лишь немногие непримиримые шовинисты». А после предложения Маннергейма и Юденич, и члены «Русского политического совещания» в Париже буквально уговаривали Верховного правителя дать финнам соответствующие заверения, но он остался непреклонен. Получается, Колчак был именно таким «одним из немногих» наиболее упорных, но и наиболее прямолинейных патриотов великодержавной России в годину смутного лихолетья.

Со стороны белогвардейцев особенно непримиримое отношение было к украинским «самостийникам». В тот период великорусская патриотическая мысль вообще стояла на той точке зрения, что украинский («малороссийский») и белорусский народы являются лишь особыми ветвями русского народа. Попытки Франции устроить переговоры между А.И. Деникиным и лидером украинских самостийников Симоном Петлюрой об образовании единого фронта против большевиков на Юге России натолкнулись на категорический отказ Деникина. Белогвардейская пресса называла Петлюру «выкидышем русской революции», с которым «недостойно даже разговаривать»[11]. Когда весной 1919 года в Сибири возник проект формирования украинских воинских частей в белой армии, кадеты резко выступили против этого, справедливо полагая, что разделение армии по национальному признаку может привести в конечном счете к ее развалу.

Между прочим, признавая независимость Польши, белые при этом выступали за воссоединение с Россией Западной Украины (Галиции) и, как это ни странно может показаться, находили отклик в настроениях значительной части ее населения, противившегося порабощению со стороны Польши (а до этого – Австро-Венгрии). Собравшийся в Омске в апреле 1919 года 2-й съезд «карпатороссов» (так называли себя в то время прорусски настроенные жители Западной Украины) постановил добиваться воссоединения Галиции и Буковины с Россией и против «самостийной» Украины, назвав Петлюру и его окружение «кучкой фанатиков» и призывая «теснее сплотиться вокруг собирателя Земли Русской – Верховного правителя»[12]. Декларацию о воссоединении с Россией принял и национальный карпаторусский конгресс в Нью-Йорке. Руководящий орган «карпатороссов» – так называемый «Национальный совет Прикарпатской Руси» послал уведомление об этом волеизъявлении французскому премьеру Клемансо и американскому президенту Вильсону. А из находившихся в Сибири уроженцев Западной Украины в армии Колчака был сформирован добровольческий Карпаторусский полк (вскоре, впрочем, попавший в плен к красным).

Махровый «бандеровский» антирусский национализм сформировался на Западной Украине значительно позже, и во многом здесь повинен Сталин, после ее присоединения развернувший политику насильственной «коммунизации», репрессий и искоренения национальной униатской религии.

Отстаивая эти позиции, Русское политическое совещание в Париже в марте 1919 года сделало заявление Версальской мирной конференции о том, что вопросы «самоопределения» отдельных национальностей России не могут быть решены «без согласия русского народа». Заявление подписали лидеры белой и либеральной русской эмиграции: князь Г.Е. Львов, С.Д. Сазонов, Н.В. Чайковский, В.А. Маклаков. Несколько позднее, на одном из заседаний мирной конференции, куда двое из представителей этого совещания были приглашены, они заявили решительный протест против претензий Румынии на аннексию родственной ей Бессарабии (современной Молдавии), до революции входившей в состав России. Видный кадетский лидер П.Б. Струве подчеркнул, что «борьба с большевизмом не может вестись за счет силы и единства России».

Эти слова стали политическим кредо патриотической части русской эмиграции на долгие годы. Его она придерживалась и в годы Второй мировой войны, став в оппозицию Гитлеру и в ряды Сопротивления, в противоположность тем немногим эмигрантам, которые были готовы сотрудничать «хоть с чертом, но против большевиков». К чести русской интеллигенции и русской эмиграции, последних оказалось явное меньшинство.

Тем временем, серьезную опору красных составляли многочисленные интернациональные батальоны латышей, мадьяр (из бывших военнопленных австро-венгерской армии)1, китайцев и корейцев (последние широко использовались в дореволюционной России как дешевая наемная рабочая сила на востоке). На южных участках Восточного фронта эти интернациональные батальоны составляли от 30 до 60 % (на уральском направлении) от общей массы красных войск. Одних китайцев, но некоторым данным, в Красной армии насчитывалось до 30 тысяч. Нередко в обстановке Гражданской войны в России враждебные друг другу народы сводили счеты между собой. Так, один из предводителей венгерских коммунистов, бывший лейтенант австрийской армии К. Лигети на одном из митингов прямо заявил, что «на полях Сибири решается исторический чешско-мадьярский спор»[13].

Не случайно в одном из своих приказов Колчак называл Красную армию «кровавой армией германо-большевиков, с основой и примесью немцев, мадьяр, латышей, эстонцев, финнов и китайцев».


[1] Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. – М., 2008. – С. 202.
[2] Дж. Уорд. Союзная интервенция в Сибири. – М.–Пг., 1923. – С. 130.
[3] Какурин Н.Е. Как сражалась революция. – М., 1990 (1-е изд. – 1925–1926); Эйхе Г.Х. Опрокинутый тыл. – М., 1966.
[4] Заря (Омск). – 1919. 23 янв.
[5] Наша заря (Омск). – 1919. 1 февр.
[6] Сибирская речь (Омск). – 1919. 26 февр.
[7] Военно-историч. вестник. – Париж. – 1960. – № 16. – Стр. 18.
[8] Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. – С. 440.
[9] Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. – С. 443–444.
[10] Будберг А.В. Дневник белогвардейца. – М., 1990. – С. 303.
[11] Сибирская речь. – 1919. 28 марта.
[12] Сибирская речь. – 1919. 17 апр.
[13] Омский вестник. – 1918. 12 июня.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 22, 2009 1:09 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Миф как дополнение : об организации колчаковского переворота англичанами

Об участии в организации переворота английской военной миссии, о чем утверждала советская пропаганда – и продолжают до сих пор Мартиросяны и «Ивановы», документов НЕТ. В основном эти зыбкие утверждения базировались на голословных обвинениях со стороны их французских коллег, выдвинутых впоследствии, после краха Белого дела, когда большинство причастных к нему, в том числе и союзные представители, стали искать «виноватых» между собой. Намеренно преувеличивая таким образом роль англичан, генерал Жанен в полемике с Ноксом пытался тем самым возложить на них максимум ответственности за дальнейшее. Но никаких фактов, подтверждающих это, нет – доказано лишь, что офицеры британской военной миссии были поставлены в известность о планах заговорщиков и гарантировали им свое невмешательство. Остальное относится к области домыслов, основанных на близости Колчака с англичанами (ни он, ни они не скрывали взаимных симпатий) и на том, что в период его пребывания у власти офицеры английской миссии теснее других сотрудничали с ним и наиболее добросовестно помогали ему. Но это было уже после переворота, а не до него.

В этом отношении особенно эксплуатировалась фраза главы английской военной миссии генерала Альфреда Нокса, встречавшегося с Колчаком еще в Японии и после этой встречи доносившего своему начальству, что «нет никакого сомнения в том, что он является лучшим русским для осуществления наших целей на Дальнем Востоке». В глазах советских пропагандистов это служило одним из аргументов в пользу версии о режиме Колчака как «ставленника Антанты». Все это грубое упрощение, как и прямая фальсификация факта, что якобы Колчак прибыл в Сибирь вместе с Ноксом (эта ложь попала даже в Большую советскую энциклопедию). На самом деле последний еще долго оставался на Дальнем Востоке. Другое дело, что Нокс по заданию своего правительства зондировал почву в русских военных и политических кругах на предмет выяснения перспектив и методов борьбы с большевизмом, в свержении которого союзники были безусловно заинтересованы. Собеседники обменивались мнениями, изучали друг друга. Колчак стремился выяснить, в каких формах и масштабах можно ожидать помощи со стороны Англии.

Могут возразить: британская секретная служба всегда работала чисто, не оставляя следов. Но среди офицеров британской миссии не было ни одного сотрудника спецслужб, более того, единственным специалистом по России был упомянутый генерал А. Нокс. Остальные совершенно не ориентировались во внутренних русских делах; их наивность доходила до уверенности, что в борьбе против Колчака, которого они считали мудрым политиком и «либералом», большевики «коварно объединились» не с кем-нибудь, а… с монархистами! (см. мемуары полковника Джона Уорда).

БОЛЕЕ ТОГО, английский историк П. Флеминг цитирует ПАНИЧЕСКУЮ реакцию Лондона на заставшее Foreign offic врасплох известие о перевороте: «Крайне неудачное развитие событий… Похоже на настоящую катастрофу… Колоссальное препятствие нашим планам»[1]. В ответ на слухи об участии в перевороте одного из заместителей Нокса – полковника Нельсона (Нилсона) шеф имперского Генерального штаба сэр Г. Вильсон распорядился провести секретное служебное расследование, которое ничего не нашло и вынуждено было констатировать, что «Нельсон полностью очистил себя от подозрений» (за подробностями отсылаю к Флемингу)[2].


Миф : о «кокаинизме»

Его коммунисты особенно любят смаковать. Да вот беда: никаких источников, кроме инсинуаций все того же генерала Жанена, нет. А учитывая отношение Жанена к адмиралу и стремление оправдаться за предательство – верить ему можно не больше, чем Мартиросяну. Поэтому и комментировать нечего.

Миф : о трех походах Антанты

Здесь следует развенчать расхожий советский миф о «трех походах Антанты»: дескать, военные действия белых на всех фронтах велись по общему плану, который координировали военные представители держав Антанты: сначала наносили главный удар на Востоке, а на Юге и других фронтах – вспомогательные, потом, когда этот план потерпел крах, распределили роли наоборот. Никакой планомерной координации, к сожалению, не было, так как не было реального единого центра. И сам этот миф создавался только затем, чтобы подчеркнуть другой миф, политически выгодный большевикам, – о якобы руководящей роли «западных империалистов» по отношению к Белому движению. На самом деле наступления велись там, где оказывалось больше сил и где более уязвим был противник. Сначала успех сопутствовал колчаковской армии, потом, когда красные перебросили против нее все свои резервы и сломали ей хребет, ударная роль перешла к армии А.И. Деникина, пока ее не постигла та же участь. А Запад больше помогал тем из белых армий, которые на данный момент были сильнее и удачливее. Для реальной координации не было даже чисто технических возможностей, хотя бы из-за отсутствия прямой телеграфной связи между Востоком и Югом: сообщение между ними шло кружным путем через заграницу и растягивалось порой на несколько недель.

Что касается держав Антанты, о полном отсутствии согласованности в их действиях по русскому вопросу (как в политическом, так и в военном отношениях) говорят и мемуары их представителей при Колчаке, и работы зарубежных историков, в том числе таких известных, как Дж. Кеннан и П. Флеминг.


Пожалуй, можно было бы отметить еще парочку мифов. Один из них, давно развенчанный Ю. Фельштинским («Бумаги Троцкого») – о якобы «инициативе иркутских большевиков» в расстреле Колчака (по аналогии с «уткой» об убийстве Царской семьи по решению большевиков уральских). Но, хотя в 90-е годы в РГАСПИ был обнаружен оригинал секретного приказа Ленина Э. Склянскому ( РГАСПИ. ф. 2, оп. 1, д. 24362, л. 1.), копию которого ранее нашел в архиве Троцкого Фельштинский – коммунисты и сегодня продолжают отрицать очевидное: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!».

И еще один потрясающий миф «родил» в прошлом году некто О. Грейг, на все той же волне интереса к фильму «Адмирал» выпустивший конспирологическую книжку (желающие могут найти ссылку в Интернете) о том, что адмирал Колчак не погиб, а…верно служил Родине и лично тов. Сталину! Однако, от комментариев этого бреда я уклонюсь.

К.В. Сахаров о Колчаке: «Личность Верховного правителя вырисовывается исключительно светлой, рыцарски чистой и прямой; это был крупный русский патриот, человек большого ума и образования, ученый-путешественник и выдающийся моряк-флотоводец... Прямой, глубоко проникающий взгляд горящих глаз умел подчинить себе волю других, как бы гипнотизируя их силою многогранной души» (
Д.В. Филатьев об адмирале: «рыцарь без страха и упрека, никогда и ничего лично для себя не искавший и отдавший всего себя на служение родине… До конца своих дней он оставался чистым идеалистом и убежденным рабом долга и служения Великой России»

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Андрей Баранов
рядовой


Зарегистрирован: 22.10.2009
Сообщения: 20
Откуда: Воткинск

СообщениеДобавлено: Пт Окт 23, 2009 10:28 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Забытое "достояние Республики"
Известно, что в семнадцатом году большевикам досталась в руки богатейшая в мире страна. На смену правящему классу поднимались люди, для которых обманные лозунги всегда явились соблазном и оправданием их незадачливой судьбы, по отношению чем-то владеющим. Но «Триумфальное шествие Советской власти» шло не так гладко, как это трактовал Владимир Ильич. Трудности его недальновидной политики, в южных районах Вятской губернии, проявились в полной разрухе народного хозяйства с расширением внутренней контрреволюции. О социальном облике купеческой Елабуги написано много. Целый парад ее красивых, просторных домов, с анфиладами комнат, с колоннадами и мезонинами и сегодня во многом определяет пейзаж города.
В 1964г. ее районная газета опубликовала статью участника революционных событий тов. Деревягина. Автор туманно рассказал о судьбе секретной экспедиции осени 1918г., с реквизированными у буржуазии города изделиями из драгоценных металлов. Речной буксир с бесценным грузом, отправленный по маршруту Елабуга - Вятка под усиленной охраной, так и не дошел до губернского центра. Тщательные береговые поиски, с опросом жителей и работа водолазов, не принесли желаемых результатов. Сложные лабиринты этой истории, по своим масштабам меньше мифов с золотом Колчака, но поражают самое ленивое воображение, невольно наклоняя позитивные умы в сторону мистики.
После падения красной Казани, вспыхнули восстания на Ижевских и Воткинском заводах. 14-го августа ижевские народоармейцы освободили Камбарку. 1-го сентября Елабужский Совет получил первые пугающие сведения о занятии повстанцами уездного Сарапула и продвижении их к Елабуге. У Пьяного Бора были обнаружены огневые точки. С каждым днем эти сведения становились все более угрожающими и перерастали иногда в панику. В этой непредсказуемой обстановке, главным для Совета становился вопрос об эвакуации в Вятку доставшегося им награбленного имущества.
7-го сентября к буксирному пароходу «Механик», приписанному к Бондюжскому заводу (г. Менеделеевск), на подводах были подвезены 16 заполненных ценностями ящики и командой судна перенесены в трюмы. Колесный буксир имел примерные размеры: 50 м. Х 15 м. Комиссаром экспедиции был назначен Юсупов, его помощником Курочкин, караулом из десяти солдат командовал Деревягин. Кроме команды и вооруженных на борту находились старые, проверенные большевики Маслов и Клипеннцер, две женщины и двое детей 5-ти и 9-ти лет. После заправки мазутом, без опознавательных знаков, буксир ушел в свое последнее плавание.
Пройдя кумысную лечебницу доктора Кротова, дачи «Святой ключ», через 50 верст судно благополучно подошло в район южного течения реки Вятка. Здесь, разбитое на протоки двумя большими островами – Свиногорским и Котловским, русло Камы всегда было затруднено для движения судов, но, преодолев препятствия, буксир вошел в устье Вятки и, причалив стоящим у ее правого берега плотам, застопорил ход. Ночное время и не изученность фарватера вынудило капитана послать в д. Грахань на поиск лоцмана трех человек, которые после долгого их ожидания не вернулись. Дальше события развивались со скоростью фильма ужасов.
Сначала послышался звук шлепающих плиц гребных колес, а затем в темноте показался силуэт спускавшегося с Камы небольшого судна. Умело маневрируя, его капитан резко сбавил ход и стал на траверзе «Механику» (перпендикулярно продольной оси судна), который представлял неподвижную мишень. Используя внезапность нападения и, не вступая в переговоры, с носовой части судна - призрака были выпущены две прицельные пулеметные очереди, которые превратили капитанскую рубку в щепу.
Начальник группы Юсупов, спустив со свободного от обстрела борта шлюпку и посадив несколько человек, в т.ч. женщин и детей, отплыл по течению. Не оказывая сопротивления, солдаты караула и команда прыгнули в ледяную воду. Зачалив тросами буксир, судно быстро его отбуксировало в обратном направлении. Чудом выживший красноармеец Деревягин утверждал, что он сам читал в сводке белогвардейской газеты как «в устье Вятки на пароходе у большевиков захвачены трофеи – серебряные ложки, посуда». О других ценностях в газете не упоминалось.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 29, 2009 12:56 am Ответить с цитатойВернуться к началу

О правительстве Колчака:


Здание Совета министров Российского (Омского) правительства. Омск, 1918 г.
Бывший генерал-губернаторский дворец,
ныне корпус Музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля.

Image

Представители иностранных миссий во дворе здания Государственного банка после осмотра золотого запаса. Омск, лето 1919 г.
В первом ряду: четвертый справа - генерал Жанен,
пятый - министр финансов И.А.Михайлов, министр иностранных дел И.И. Сукин.Во втором ряду, четвертый справа -
офицер французского Иностранного легиона З.А. Пешков.
В третьем ряду, второй слева - Ч.С. Гиббс, секретарь английской миссии, бывший воспитатель царских детей.

Image

Штабной вагон литерного поезда главнокомандующего
Союзными войсками в Сибири и на Дальнем Востоке генерала Жанена.

Image

А.В. Колчак с представителями союзных держав на георгиевском празднике в Омске.
Справа от Колчака: генерал Жанен,
Заместитель Высокого комиссара Французского правительства граф де Мартель, представитель отделения Чехословацкого Национального Совета Б.И. Павлу.Омск (площадь на месте нынешнего стадиона "Динамо"). 9 декабря 1918 года.

Image


Иванов Василий Федорович (годы жизни неизвестны), идеолог-пропагандист при правительстве Колчака.,политический деятель, писатель. Активный участник белого движения, идеолог-пропагандист при правительстве адмирала Колчака. Иванов был министром внутренних дел в дальневосточном правительстве братьев Меркуловых, сформированном на территории, занятой белыми войсками в 1922.

Оказался в эмиграции в Харбине, где стал одним из деятелей монархического объединения в Харбине. Крупный исследователь масонства.

Главным трудом Иванова является книга «Русская интеллигенция и масонство. От Петра I до наших дней». Эта книга — труд его боли и гнева, охватывает весь исторический период деятельности масонской организации в России. Исследуя идейное и политическое влияние масонства на русское общество, Иванов на огромном историческом материале показывает разрушительную деятельность в России этого тайного ордена. Отводя главную роль в распространении масонского влияния в России интеллигенции, Иванов считал, что «история русской интеллигенции за 200 последних лет стала историей масонства». Русская интеллигенция последовала за этим течением с той безусловной верой, которой не было нигде в Европе.

Книга Иванова, изданная в Харбине в 1934, была широко известна в России по самиздатовским перепечаткам. Еще в 80-е она ходила по рукам, отпечатанная на машинке в 4-х ч. При тогдашней скудости правды о масонстве и его роли в русской истории прочтение книги Иванова вызывало глубокое интеллектуальное потрясение, переворачивавшее у читателя все понимание истории. Энергичность, живость изложения, огромность материала, приведенного в книге, потрясали, что, видимо, играло немалую роль и в самой распространенности этой работы, т. к. всякий прочитавший ее в те годы стремился ознакомить с ней своих друзей и единомышленников. Исследование Иванова пользовалось большой популярностью в патриотических кругах, являясь во многом чтением, формирующим у молодежи коренное русское мировоззрение.


Бородин Николай Андреевич (23.11. 1861, Уральск — 22.12.1937, Кембридж, США). Уральский округ. № 3 — войсковой съезд уральского казачества.

Уральск. Из казаков, сын сотника. Окончил Уральскую войсковую гимназию с золотой медалью (1879) и физико-математический факультет Петербургского университета со степенью кандидата (1885). В 1883 входил в социал-демократический кружок Д. Благоева. В 1886 арестован, отдан под надзор начальства. С 1894 сотрудничал в газете «Русские ведомости». Депутат I Думы от Уральской области, подписал Выборгское воззвание. Историк и статистик Уральского казачьего войска, издатель газет «Уралец» и «Вестник казачьих войск». Масон, в 1914-1917 член ложи «Чермака» (Петроград). В 1917 служащий Земгора, член ЦК кадетской партии. В 1918-1919 входил в правительство Колчака как представитель Уральского казачьего войска. Эмигрант.

Мартель – граф, представитель Франции в Сибири в 1918 – 1920 гг. В 1-й половине августа 1918 г., в качестве дипломатического представителя Франции, с дипломатическим представителем Англии Ольстеном, посетил Хорвата в Харбине, советуя ему объединиться с Лавровым, предложив посредничество в переговорах. В 1919 г. – сторонник сепаратных переговоров Франции с большевиками.

Павлу Богдан – доктор, один из самых главных деятелей чехов и словаков в Сибири в 1918 – 1920 гг., член Национального Чешского Совета. С 20 мая 1918 г. на Съезде делегатов всех частей Чехословацкого корпуса в Челябинске – председатель Временного Исполнительного Комитета Чехословацкой армии. Осенью 1919 г. выступал за выход Чехословацкого корпуса на фронт. Представлял крыло среди чехословацких политиков, выступающее за трезвый подход в отношениях с белыми. В ноябре 1919 г. в Иркутске подписал Меморандум, обращенный к правительствам Союзнических Государств, в котором он обвинил правительство Колчака в реакционности и заявил, что чехи и словаки не желают даже косвенно помогать этому правительству и требуют от Антанты немедленного вывоза их из Сибири.

Пепеляев Анатолий Николаевич [3(15).8.1891, Томск - 14.1.1938], белогвардейский генерал. Из семьи офицера. Окончил Павловское военное училище (1910). В 1-ю мировую войну полковник. В мае 1918 возглавил антисоветский мятеж в Томске, поддержанный белочехами. С августа 1918 командовал Средне-сибирским корпусом, действовавшим на Пермском направлении. В 1919 назначен А.Колчаком командующим 1-й Сибирской армией, получив звание генерал-лейтенанта. В декабре 1919, сблизившись с эсерами, предпринял попытки вооруженных антиколчаковских выступлений (в гг.Томск, Новониколаевск, Красноярск). После разгрома Колчака боролся против Советской власти на Дальнем Востоке, в 1921 эмигрировал в Харбин (Китай). В 1922 вернулся во Владивосток и в составе "Сибирской добровольческой дружины" отплыл в Аян для поддержки якутского антисоветского восстания. В июне 1923 в порту Аян с остатками отряда капитулировал перед советскими войсками. Приговорен судом к расстрелу, замененному ВЦИК 10-летним заключением. (подробнее на : http://www.belrussia.ru/page-id-406.html )

Вскоре на сайте появятся следующие биографии:

Смирнов Михаил Иванович (1880-?), контр-адмирал и управляющий морским министерством в правительстве Колчака.

Пепеляев Виктор Николаевич (1884-1920), кадет, министр внутренних дел в правительстве Колчака.

Михайлов Иван Адрианович (1891-1946), министр Временного Сибирского правительства, затем – колчаковского.

Иванов-Ринов Павел Павлович (1869-?), военный министр в правительстве Колчака.

Жанен Пьер (1862 – 1946), французский генерал, представитель Антанты при А.В. Колчаке.

Гришин Алексей Николаевич (Гришин-Алмазов) (?-1919), военный министр в правительстве Колчака.

Вологодский Петр Васильевич (1863-1928), глава правительства у Колчака.

Сукин Иван Иванович (1890-?), фактически руководил внешней политикой колчаковского правительства.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Пт Окт 30, 2009 1:07 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

В начале января 1919 г. антибольшевистский фронт на Востоке России был разделен на Сибирскую, Западную и Оренбургскую отдельные армии. В оперативном подчинении Ставки адмирала находилась также Уральская отдельная армия. В конце мая 1919 г. фронт (ген. Дитерихс) был поделен на три не отдельные армии - 1-я и 2-я из бывшей Сибирской и 3-я (бывшая Западная); в непосредственном подчинении Ставки находились Южная армия (образована из Оренбургской армии и Южной группы; ее составили в основном оренбургские и уральские казачьи части) и Уральская армия, а также Степная группа в районе Семипалатинска, войска Семиречья и внутренние антипартизанские фронты. Осенью 1919 г. Ставка была упразднена, и управление войсками осуществлялось непосредственно через штаб Верховного главнокомандующего.

Адмирал Колчак 23 марта 1919 г. приказал сформировать пять стрелковых дивизий: три (11-ю, 12-ю и 13-ю) — на территории Омского военного округа и две (8-ю и 14-ю) — на территории Иркутского военного округа. Каждая из дивизий имела в своем составе по четыре стрелковых полка, а также по одному егерскому батальону, артиллерийскому и инженерному дивизиону.

Эти части явились последним резервом Русской Армии адмирала Колчака. Однако их боевая подготовка оставляла желать лучшего. этом же в своем дневнике от 13 мая 1919 г. военный министр барон А. Будберг писал: «Увидал сибирские резервы и с горечью убедился в том, что, несмотря на всю серьезность положения, у нас сохранились старые привычки готовить войска для парада, а не для войны и втирать очки внешностью и подмазанным показом…» А от 31 мая – «Я смотрю на будущее еще мрачнее, так как наши последние резервы – 11-я, 12-я и 13-я дивизии, формируемые в тылу… к бою еще не готовы, не имеют артиллерии, пулеметов, средств связи, обоза и пр., пр…».

О снабжении и вооружении формируемых стрелковых дивизий австралийский капитан У. Лэчфорд из состава английской военной миссии вспоминал: «Нашей первоочередной задачей было снабжение подразделений обмундированием, и все без исключения – от генерала до рядового получили полный набор униформы "Томми" ( британского солдата), нижнее белье, снаряжение и пр… На первый взгляд, задача представлялась невыполнимой – австралийский офицер обучает британской системе обращения с оружием и управлению огнем русские войска, вооруженные японскими винтовками!».

На фоне всеобщей нищеты и разрухи, среди оборванных бойцов Русской Армии, солдаты и офицеры 11-й и 13-й дивизий выделялись новым и красивым обмундированием, напоминая собой довоенную кадровую армию. Стрелки получили новую британскую униформу цвета хаки, британские фуражки и снаряжение, вооружение – предположительно японские системы «Арисака», а также английские винтовки «Ли Энфильд».

При этом необходимо отметить, что далеко не всегда на британской форме русские солдаты и офицеры имели предписанные приказами погоны русского образца. Зачастую к британским форменным погонам пришивались необходимого цвета выпушки и просветы, прикреплялись звездочки и шифровки русского образца. На приведенном фото – русский солдат в британской форме с британскими погонами, предположительно, рядовой одного из егерских батальонов 11-13-й стрелковых дивизий.

Image


Image


Британская пуговица General Service Corps. Такие пуговицы, в основном, были на мундирах, поставляемых для белых частей в Сибири. Найдена на раскопках в Новосибирской области (из коллекции А.Ю. Замиры)


Image

Британская винтовка системы «Ли Энфильд» обр. 1904 г.


Image

Рядовой 11-й Сибирской стрелковой дивизии (предположительно), г. Омск, 1919 г . (из частной коллекции)

Image

Солдаты-новобранцы одной из белых частей. Сибирь, 1919 г. (из частной коллекции)


Что касается других частей Русской Армии на востоке России, в том числе и пребывавших в Ново-Николаевск либо следовавших через наш город на фронт/переформирование, то об общем уровне их обеспеченности снаряжением и обмундированием свидетельствует капитан Лэчфорд: «Русский солдат, по меньшей мере, его сибирский тип, – отличный парень. Веселый, выносливый, отвечающий добром на добро и, определенно, не остолоп. Я не думаю, что какой-либо другой солдат сделал бы большее в тех условиях. Он был вынужден переносить тяготы сибирской зимы в хлопчатобумажном обмундировании, в тонких башмаках и при нехватке шинелей. Одна шинель на шестерых!».

Барон А. Будберг писал: «… управления снабжением … нет…На фронте… плохо по части снабжения, особенно по вещевому довольствию (белье и обувь)… некоторые части одеты в английское обмундирование, доставленное генералом Ноксом, и в массе выглядят аккуратно и для неопытного глаза даже внушительно; остальные части одеты порядочными оборванцами… Гайда захватил единственную на всю Сибирь суконную фабрику , и не дает… ни одной шинели… Растрепанные, полуголые и босые, истомленные и вымотанные вконец части..материалы и шинели, поставляемые союзниками… отвратительны… Наши холсты и наша деревенская армячина вне всякого сравнения с той дрянью и гнилью, которые под видом сукна, дрели и разных подделок самого отвратительного качества валят к нам из-за границы и которые оплачиваются золотым рублем; сейчас вместо сукна мы получаем отвратительный японский суррогат, состоящий из разных отбросов, накатанных на бумажную основу, и расползающийся через три недели носки».

Также не "отставали" и отечественные производители - к 1918 году Сибирь, можно сказать, была охвачена целой сетью кооперативных организаций, представлявших сельскохозяйственное, промышленное производство. Поддерживая «учредилку», деятели кооперации были настроены против советской власти и вынуждены были вооружать колчаковцев, но делали это неохотно». Следствием такой «неохоты» и были полураздетые и разутые солдаты колчаковской армии.


материалы:

Ладыгин И.В.
Замира А.Ю.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Manfred
капитан


Зарегистрирован: 16.04.2009
Сообщения: 1186

СообщениеДобавлено: Пт Окт 30, 2009 1:21 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Самое распространенное оружие в частях белых было русского и английского образцов. Это винтовки системы Мосина обр. 1891 г., карабины Мосина обр. 1910 г., как русского производства, так и произведенные в США по лицензиям и заказам еще царского правительства (на заводах «Ремингтон» и «Винчестер»), 7,71 мм британские винтовки «Ли Энфильд» обр. 1904 г., японские винтовки и карабины «Арисака» разных моделей, пулеметы «Льюис» обр. 1914 г., пулеметы «Максим» (русского и английского образцов), пулеметы «Сен-Этьен», французские винтовки «Лебель» обр. 1907/1915 г. Артиллерийские орудия – как русские 3-х дюймовые (76,2 мм) орудия обр. 1900 г. и 1902 г. , 122-мм гаубицы обр. 1910 г., 152-мм гаубицы обр. 1909 г. (орудий русского образца было очень мало), так и французские, английские орудия – например, 45-ти линейные (114 мм) английские гаубицы обр. 1903 г. и 1910 г., французские 75-мм полевые орудия обр. 1897 г.

Image

Пулемет системы «Сен-Этьен» (из частной коллекции)

Image

Пулемет «Льюис» обр. 1914 г. (из частной коллекции)

Image

Британская 114-мм гаубица QF обр. 1903 г.

Image

Французская 75-мм полевая пушка обр. 1897 г.

При этом необходимо отметить, что поставляемое союзниками за русское золото оружие часто было либо неисправным, либо бывшем в употреблении – так англичане и французы избавлялись от разного хлама, ставшего ненужным в своих армиях. Например, вместо заказанных Колчаком и оплаченным золотом ручных пулеметов «Льюис» Русская Армия получила станковые траншейные «Сен-Этьен», которые в условиях маневренной Гражданской войны оказались совсем непригодными, и части очень быстро бросили их. Недовольство солдат и офицеров вызывали также и «мосинки» американского производства. На их качество было много нареканий еще со стороны царских военных инженеров во время Первой Мировой войны. Американская промышленность в те времена не соответствовала высоким российским требованиям. Ну а когда винтовки стали производиться не для Российской Империи, а для Омского правительства, то их качество снизилось еще больше – например, совершенно невозможной оказалась стрельба с примкнутым штыком – после первого же выстрела штык винтовки отлетал в сторону...

В Красной Армии дело со снабжением обстояло получше – ее части снабжались обмундированием, оружием и снаряжением со складов бывшей Императорской армии. Готовясь к массированному решительному наступлению в 1917 г., военное ведомство заготовило на складах огромное количество снаряжения и боеприпасов. Даже в 1941 г. со складов в войска выдавали снаряды французского и «царского» производства калибра 76,2 мм, драгунские шашки с императорскими вензелями.

Оружие в РККА в годы Гражданской войны поступало и с немногих военных заводов, которые большевикам удалось запустить. Правда, винтовки нового, «советского», производства были значительно хуже старых.


материалы:

Ладыгин И.В.
Замира А.Ю.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Юлия
ефрейтор


Зарегистрирован: 04.11.2009
Сообщения: 156

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 05, 2009 3:53 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Посвящение А.В. Колчаку

Ты стоял, на них глядя в упор
Зачитал тебе пес приговор
Заскрипел снег под шагом твоим
Лед сломался ударом чужим
Тишину разбавляет пуль свист
И боится возмездья чекист
Вот винтовки за спину взвели
И тебя на расстрел повели
Нет, не страшен ему суд богов
И ко встречи он с ними готов
Шаг размеренный, песня в уме
Об одной и заветной звезде
И приготовившись, они
Оружья молча, возвели
А там, в дали и град огня
Большевиков в Ад всех гоня
Едины воины вперед
Но ты расстрелян и под лед….

_________________
Страх дан нам богами, чтобы управлять нами.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 06, 2009 10:56 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Хорошее стихотворение!
Кто автор?

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 06, 2009 6:08 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Зорин Виктор писал(а):
Хорошее стихотворение!
Кто автор?


Юлия автор Very Happy Стихотворение уже есть на сайте: http://www.belrussia.ru/page-id-582.html

Итак, теперь о деятельности Верховного Правителя А. В. Колчака:

Государственное устройство:

По идее и программе Колчака государственное устройство России должен был определить всенародно избранный представительный орган. Он называл его и Национальным собранием, и Земским собором, и Национальным Учредительным собранием. Попытка отойти от привычного названия "Учредительное собрание" связана с тем, что Колчак был против признания того состава собрания, которое созывалось в январе 1918 г. и было разогнано большевиками. Колчак вообще считал выборы в него незаконными, так как они происходили уже при власти большевиков, при их "режиме насилия". Думается, основания для такого мнения у него были. В итоге Колчак пришел все же к признанию необходимости выборов Учредительного собрания, но он считал, что оно должно быть "законно избранным", в условиях действительно свободного волеизъявления народа. Созыв этого органа он связывал с окончанием войны.
Колчак предусматривал широкое развитие самоуправления, о необходимости которого говорил еще до приезда в Омск и сторонником которого проявил себя потом на практике. Относительно целей и практических шагов Колчака в государственном строительстве надо заметить, что его правительство, центральный и местный аппарат руководствовались постано-влениями и результатами практики Временного правительства, сформированного после Февральской революции и свергнутого большевиками. Вместе с тем правительство Колчака использовало определенный опыт страны и в дофевральский, то есть царский, период

Восстановление законности:

Меры А. В. Колчака по налаживанию дела законности переплетались естественным образом с восстановлением и совершенствованием административных и судебных органов. Был восстановлен Правительствующий сенат, суды, для которых подбирались квалифицированные юристы, разгонявшиеся при большевиках. Был повышен статус администраторов на местах. Во главе губерний (областей), уездов стояли управляющие (в большинстве своем бывшие комиссары Временного Сибирского правительства). В прифронтовых районах, на Урале был введен институт Главных начальников края (Уральского - С. С. Постников, Самаро-Уфимского - Е. К. Вишневский, Южноуральского - А. И. Дутов), с функциями генерал-губернаторов. Исключительно большое внимание уделялось возрождению местных органов самоуправления - городских дум с их управами и широчайшей сетью земств. В Сибири до революции они существовали не везде и теперь во многих местах создавались впервые. На Урале же земства существовали многие годы и по размаху, по результатам своей деятельности относились к числу лучших в стране. Теперь они возрождались значительно быстрее.

Восстановление тороговли, предпринимательства, банковской системы и экономики:

Проводился курс на развертывание предпринимательства, в том числе банковской системы. Восстанавливались в своих правах владельцы предприятий, акционерные общества. Все это делалось до Колчака и продолжалось при нем в освобождаемых районах. Большую роль в определении стратегии в этой сфере играло "Государственное экономическое совещание", образованное 22 ноября 1918 г., в работе которого деятельное участие принимал Колчак. Поощрялась инициатива, как тогда принято было говорить, "торгово-промышленного класса", мелкого бизнеса. Это относилось и к крестьянству. Была восстановлена свобода торговли. В Сибири, славившейся до революции развитой и высокоэффективной, имевшей прочные позиции на мировом рынке кооперацией, восстанавливались ее силы. Однако в системе торговли сильно проявлялись чисто спекулятивные тенденции, другие негативные явления, всвязи с чем правительство Колчака прибегало к различным санкциям и к регулирующим мерам в целях защиты интересов широких слоев населения.
Постепенно совершенствовалась налоговая система, что положительно влияло на финансовое состояние региона. В июле 1919 г. ежемесячное поступление доходов, по сравнению со второй половиной 1918 г., увеличилось с 50 до 140 млн. руб. Если в целом за вторую половину 1918 г. доходы по всем источникам составили 300 млн., то в первую 1919 г. - 843 млн. руб. Большие суммы выдавались в виде кредитов не только промышленности на военные цели, но также и местному самоуправлению, кооперации. Шла подготовительная работа по унификации денежных знаков, стабилизации рубля. Большую роль играли частные банки, вклады в которые в 1919 г. увеличились.

Проводившиеся меры позволили оживить промышленность, всю экономику, которую вольно или невольно развалили до того большевики

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 06, 2009 6:13 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Аграрная политика:

В чем же заключалась суть аграрной политики А. В. Колчака, которой он постоянно и всерьез занимался? Он определенно ориентировался на использование опыта аграрных преобразований П. А. Столыпина, создания фермерского хозяйства и ликвидации помещичьего землевладения путем отчуждения.

Лично А. В. Колчак сочувствовал рабочим. Он неоднократно затрагивал рабочий вопрос, твердо зная, что достаток рабочих зависит от успешной и согласованной деятельности и предпринимателей.

Бывал он на заводах и будучи Верховным правителем. Г. К. Гинс, сопровождавший Колчака в поездке по Уралу, писал: "В Перми он идет на пушечный завод. Беседует с рабочими, обнаруживает не поверхностное, а основательное знакомство с жизнью завода, с его техникой. Рабочие видят в Верховном правителе не барина, а человека труда, и они проникаются глубокою верой, что Верховный правитель желает им добра, ведет их к честной жизни. Пермские рабочие не изменили правительству до конца". Действительно, рабочие Мотовилихинского пушечного завода не очень-то доброжелательно относились к большевикам, восставали. Многие добром помнили Колчака.

Политика в области науки и культуры:

Если говорить об отношении А. В. Колчака, его правительства к интеллигенции, о политике в области науки и культуры, то следует отметить, что они, если учитывать военные условия, заслуживают высокой оценки. Здесь надо особо подчеркнуть роль самого Колчака. Он был крупным ученым, высокообразованным интеллигентным человеком. Конечно, на него накладывали отпечаток и профессия военного, и роль вождя в кровавой гражданской войне. Но качеств, обретенных в семейной среде, во время обучения и научной деятельности, он не растратил. Не случайно для ученых Сибири и Урала он был "своим" человеком.
Находясь в Сибири, А. В. Колчак не оставлял планов освоения Арктики. В его кабинете в Омске висела карта полярных экспедиций. Наладив связь с северным (архангельским) правительством Е. К. Миллера, Колчак приступил к подготовке новой арктической экспедиции. Для ее гидрографического обслуживания в конце 1918 г. создается Дирекция маяков и лоций. 23 апреля 1919 г. при правительстве Колчака организуется Комитет Северного морского пути, во главе которого был поставлен золотопромышленник, участник двух полярных экспедиций и общественный деятель С. В. Востротин. В 1919 г. была создана Карская экспедиция во главе с Б. А. Вилькицким, имевшая целью доставку в устье северных сибирских рек оружия и вывоз оттуда хлеба. При Колчаке продолжалось строительство Усть-Енисейского порта, начатое еще в 1917 г. В 1919 г. были организованы гидрографическая экспедиция Д. Ф. Котельникова и ботаническая В. В. Сапожникова, готовилась Обь-Тазовская экспедиция. Этим занимался Институт исследований Сибири, созданный в Томске в январе 1919 г. Колчак всемерно поддержал идею создания большой геологической службы для выявления богатства сибирского края. И все это тоже грани деятельности Верховного правителя России, которые несправедливо замалчивались советскими историками.
На Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке жила и активно функционировала система высшего и народного образования. На него выделялись значительные ассигнования. Находилось поле деятельности десяткам оказавшимся на востоке профессорам из Петрограда, Москвы, Казани и других городов. В обстановке войны шли поиски новых рациональных методик обучения в школе. На Урале и в Сибири функционировали театры, самостоятельно решавшие репертуарные вопросы

Социальная политика:

Восстанавливалось пенсионное обеспечение тех, кто его имел прежде, но был лишен большевиками. Существовали и функционировали различные приюты для престарелых и детей-сирот, инвалидов. Эти вопросы часто становились предметом обсуждения в правительственных учреждениях. Колчак лично участвовал в решении социальных вопросов, особенно связанных с положением солдат-ветеранов, в том числе георгиевских кавалеров, инвалидов прошлых войн, семей военнослужащих и погибших на фронте. Как и до Октября, при Колчаке эти категории людей не забывались. Летом 1919 г. большим тиражом выпускались и бесплатно раздавались брошюры, в которых указывался порядок получения солдатского пайка, пенсий, лечебных мест на курортах для больных воинов, назывались мастерские, где было организовано обучение инвалидов, протезные предприятия...
В Омске, Томске, Иркутске на инвалидов отводились сотни тысяч рублей.


Последнее письмо Колчака своему сыну в Париж:

Цитата:
"Дорогой милый мой Славушок,
Давно я не имею от тебя писем, пиши мне, хотя бы открытки по нескольку слов.
Я очень скучаю по тебе, мой родной Славушок. Когда-то мы с тобой увидимся.
Тяжело мне и трудно нести такую огромную работу перед Родиной, но я буду выносить ее до конца, до победы над большевиками. Я хотел, чтоб и ты пошел бы, когда вырастешь, по тому пути служения Родине, которым я шел всю свою жизнь. Читай военную историю и дела великих людей и учись по ним, как надо поступать, - это единственный путь, чтобы стать полезным слугой Родине. Нет ничего выше Родины и служения Ей.
Господь Бог благословит Тебя и сохранит, мой бесконечно дорогой и милый Славушок. Целую крепко Тебя. Твой папа".

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5795
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 16, 2009 11:04 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Комментирует историк Хандорин: ( 64vlad.livejournal.com/ )

Личность Колчака. Несколько цитат, воспоминаний современников.

Каждый из четверки Белых Вождей производил по-своему сильное впечатление на людей. Корнилов – человек-пружина – покорял неукротимой энергией и несокрушимой волей. Деникин привлекал простотой, добросердечием и открытостью натуры настоящего русского человека. Врангель (словно сошедший с картинки лихой кавалерийский генерал) притягивал спокойным мужеством, разумом и распорядительностью. Но, по моим наблюдениям, ни один не производил на окружающих такого глубокого впечатления, как Колчак (оговорюсь сразу, что это – мое субъективное мнение).
Несколько отрывков об Александре Васильевиче Колчаке из воспоминаний соратников и современников:
1. Премьер-министр П.В. Вологодский: «Адмирал подкупает своим благородством и искренностью» (Вологодский П.В. Во власти и в изгнании. – Рязань, 2006. – С. 120).
2. Управляющий делами Совета министров Г.К. Гинс: «Как человек, адмирал подкупал своей искренностью, честностью и прямотой… Умный, образованный человек, он блистал в задушевных беседах остроумием и разнообразными знаниями и мог, нисколько не стремясь к тому, очаровать своего собеседника… Его непорочная репутация служила залогом честности движения, и под его знамя встали все противники большевизма» (Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. – М., 2008. – С. 10, 12).
Тот же Гинс так вспоминал о нем в самые переломные, драматичные дни накануне эвакуации Омска: «Адмирал весь ушел в свои глаза. Его глаза смотрели мимо собеседников, большие, горящие, бездонные, и были устремлены в сторону фронта» (Там же. – С. 495). Да, не удалось передать этого Хабенскому!..
3. Управляющий Министерством иностранных дел И.И. Сукин: «Он не страдал ни тщеславием, ни величественностью, ни пафосом; наоборот, он обладал даром сосредоточения и уверенного обращения с сотрудниками, твердых и ясных приказаний подчиненным и полной достоинства беседы с иностранцами. Весь внешний облик, соответствовавший званию Верховного правителя, был им воспринят с инстинктивной легкостью и чуткостью» (Записки И.И. Сукина о правительстве Колчака. – В кн.: За спиной Колчака / Под ред. А.В. Квакина. – М., 2005. – С. 349). «Его политическое мировоззрение сводилось к весьма немногим, но зато резко очерченным убеждениям, в которые он до конца свято верил… Никакие соображения или аргументы политической целесообразности не могли его заставить, например, согласиться на отделение от России тех или иных ее окраин» (там же, с. 451).
4. Военный министр генерал барон А.В. Будберг «Едва ли есть еще на Руси другой человек, который так бескорыстно, искренне, убежденно, проникновенно и рыцарски служит идее восстановления Единой Великой и Неделимой России» (Будберг А.В. Дневник белогвардейца. – В кн.: Гуль Р. Ледяной поход. Деникин А. Поход и смерть генерала Корнилова. Будберг А. Дневник. – М., 1990.. – С. 305).
5. Морской министр адмирал М.И. Смирнов: «Прекрасный военный оратор, он краткой образной речью проникал в сердца слушателей… Его правилом, как активного военного моряка, было нападать на врага, но он всегда умел взвешивать шансы успеха… Не случись революции, Колчак водрузил бы русский флаг на Босфоре… Белый цвет есть признак чистоты намерений, честности жизни, искренности души. Ни к кому другому так не подходит название Белый Вождь, как к адмиралу Колчаку» (Смирнов М.И. Адмирал А.В. Колчак. – Париж, 1930. – С. 60).
6. Министр труда меньшевик Л.И. Шумиловский, впоследствии арестованный и расстрелянный большевиками, даже на суде имел мужество сказать: «Я считал его безукоризненно честным человеком. И ни одного факта, который бы разбил мою веру в него, за весь последующий период мне не удалось узнать» (Процесс над колчаковскими министрами. Май 1920 г.: Сборник документов. – М., 2003. – С. 113).
7. Министр снабжения, один из лидеров сибирских областников И.И. Серебренников: «Адмирал мог временами говорить хорошо и сильно, действуя на слушателей убежденностью и искренностью своих слов» (Серебренников И.И. Гражданская война в России. Великий отход. Т. 1. – М., 2003. – С. 432). «Честнейший и искреннейший русский патриот в лучшем смысле этого слова и человек кристальной душевной чистоты» (Там же, с. 451). «В самую страшную, последнюю минуту своей жизни А.В. Колчак не доставил своим врагам злорадного торжества… Он умер так же, как и жил, сохранив свою гордость и честное мужество, отличавшие собою весь его славный жизненный путь» (Там же, с. 66).
8. Глава британской военной миссии генерал А. Нокс: «Он обладает двумя качествами, необычными для русского: вспыльчивостью, вселяющей благоговейный ужас в его подчиненных, и нежеланием говорить просто ради того, чтобы поболтать» (Цит. по кн.: Флеминг П. Судьба адмирала Колчака. Пер. с англ. – М., 2006. – С. 100).
9. Один из лидеров кадетов, впоследствии – идеолог «сменовеховцев» профессор Н.В. Устрялов: «Трезвый, нервный ум, чуткий, усложненный. Благородство, величайшая простота, отсутствие всякой позы» (Устрялов Н.В. В борьбе за Россию. – В кн.: Устрялов Н.В. Национал-большевизм. – М., 2003. – С. 120).
10. Один из лидеров кадетов Л.А. Кроль: «Колчак несомненно был искренним человеком… несомненный патриот, прекрасный человек и превосходный моряк» (Кроль Л.А. За три года (воспоминания, впечатления и встречи). – Владивосток, 1921. – С. 167).
11. Командующий 3-й (Западной) армией генерал К.В. Сахаров: «Личность Верховного Правителя вырисовывается исключительно светлой, рыцарски чистой и прямой; это был крупный русский патриот, человек большого ума и образования, ученый-путешественник и выдающийся моряк-флотоводец… Прямой, глубоко проникающий взгляд горящих глаз умел подчинить себе волю других, как бы гипнотизируя их силою многогранной души» (Сахаров К.В. Белая Сибирь. – Мюнхен, 1923. – С. 34).
12. Генерал Д.В. Филатьев: «Рыцарь без страха и упрека, никогда и ничего лично для себя не искавший и отдавший всего себя на служение Родине… До конца своих дней он оставался чистым идеалистом и убежденным рабом долга и служения Великой России» (Филатьев Д.В. Катастрофа Белого движения в Сибири. – Париж, 1985. – С. 13).

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB