Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Колчак-Полярный Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Андрей Баранов
рядовой


Зарегистрирован: 22.10.2009
Сообщения: 20
Откуда: Воткинск

СообщениеДобавлено: Пт Окт 23, 2009 1:06 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Простите, "..вышедших в составе колонн генералов Вержбицкого, Сахарова, Бангерского, (?)..". я на память перепутал цитату из другого приказа о повышении в чинах за ВСП.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 23, 2009 1:32 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Андрей Баранов

А кстати спасибо Вам!
Интересную тему подняли! Very Happy

_________________
Варяг не Аврора, предавать не умеет.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Андрей Баранов
рядовой


Зарегистрирован: 22.10.2009
Сообщения: 20
Откуда: Воткинск

СообщениеДобавлено: Пт Окт 23, 2009 2:17 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Андрею 57.
"Орденом первой степени под № 1 был награжден сам С. Н. Войцеховский". (С)

Это Ваше предположение или есть документ?
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7461
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 23, 2009 2:52 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Андрей Баранов писал(а):
Андрею 57.
"Орденом первой степени под № 1 был награжден сам С. Н. Войцеховский". (С)

Это Ваше предположение или есть документ?


Об этом, например, говорится в произведении
Цитата:
Чичикалов А. Ордена и знаки отличия Белого движения М., 2004
(ну и в некоторых друих источниках, типа Википедии).
А последнюю свою награду генерал Войцеховский получил 28 октября 1997 г. указом президента Чехии Вацлава Гавела, когда был посмертно награжден орденом Белого Льва 3-й степени.

Кстати, Андрей, для того, чтобы цитировать сообщение, на которое Вы отвечаете, нажимайте кнопку quote ,которая находится в правом верхнем углу.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7461
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 26, 2009 12:06 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Отрывок из воспоминаний А.В. Тимиревой:

Цитата:
«И все шло по-прежнему: встречи, разговоры - и каждый раз радость встречи. Был как-то раз вечер в Собрании, где все дамы были в русских костюмах, и он попросил меня сняться в этом костюме и дать ему карточку. Портрет вышел хороший, и я ему его подарила. Правда, не только ему, а еще нескольким близким друзьям. Потом один знакомый сказал мне: "А я видел Ваш портрет у Колчака в каюте". - "Ну что ж такого, - ответила я, - этот портрет не только у него". - "Да, но в каюте Колчака был только Ваш портрет, и больше ничего".


Потом он попросил у меня карточку меньшего размера, "так как большую он не может брать с собой в походы".

Так прошли 1915 и 1916 годы до лета. Сыну моему было почти два года, я на даче жила вместе с моим большим другом Евгенией Ивановной Крашенинниковой и ее детьми, у сына была няня, и решила я съездить на день своего рождения к мужу в Ревель - 18 июля. На пароходе я узнала, что Колчак назначен командующим Черноморским флотом и вот-вот должен уехать.

В тот же день мы были приглашены на обед к Подгурскому и его молодой жене. Подгурский сказал, что Александр Васильевич тоже приглашен, но очень занят, так как сдает дела Минной дивизии, и вряд ли сможет быть. Но он приехал. Приехал с цветами хозяйке дома и мне, и весь вечер мы провели вдвоем. Он просил разрешения писать мне, я разрешила. И целую неделю мы встречались - с вечера до утра. Все собрались на проводы: его любили.

Морское собрание - летнее - в Ревеле расположено в Катринентале. Это прекрасный парк, посаженный еще Петром Великим в честь его жены Екатерины.

Мы то сидели за столом, то бродили по аллеям парка и никак не могли расстаться.

Я пишу урывками, потому что редко остаюсь одна, потому что надо писать со свежей головой, а не тогда, когда уже устанешь от всякой бестолковой домашней работы, от всего, что на старости лет наваливается на плечи. Живешь двойной жизнью - тем, что надо, необходимо делать, и тем, о чем думаешь. Но был ли день за мои долгие годы, чтоб я не вспоминала то, что было мною прожито с этим человеком!

Мне было тогда 23 года; я была замужем пять лет, у меня был двухлетний сын. Я видела А.В. редко, всегда на людях, я была дружна с его женой. Мне никогда не приходило в голову, что наши отношения могут измениться. И он уезжал надолго; было очень вероятно, что никогда мы больше не встретимся. Но весь последний год он был мне радостью, праздником. Я думаю, если бы меня разбудить ночью и спросить, чего я хочу, - я сразу бы ответила: видеть его. Я сказала ему, что люблю его. И он ответил: "Я не говорил Вам, что люблю Вас". - "Нет, это я говорю: я всегда хочу Вас видеть, всегда о Вас думаю, для меня такая радость видеть Вас, вот и выходит, что я люблю Вас". И он сказал: "Я Вас больше чем люблю". И мы продолжали ходить рука об руку, то возвращаясь в залу Морского собрания, где были люди, то опять по каштановым аллеям Катриненталя.

Нам и горько было, что мы расстаемся, и мы были счастливы, что сейчас вместе, - и ничего больше было не нужно. Но время было другое, и отношения между людьми другие - все это теперь может показаться странным и даже невероятным, но так оно и было, из песни слова не выкинешь.

Потом он уехал. Провожало его на вокзале много народу. Мы попрощались, он подарил мне фотографию, где был снят в группе со своими товарищами по Балтийскому флоту. Вот и конец. Будет ли он писать мне, я не была уверена.

Другая жизнь, другие люди. А я знала, что он увлекающийся человек. Вернулась и я в Гельсингфорс, на дачу на острове Бренде, где я жила вместе с семьей Крашенинниковых. Там же жила его семья. Все как было, только его не было. Недели через две вечером все мы сидели на ступеньках террасы. На этот раз мой муж и муж Е.И. Крашенинниковой были у нас наездом. Вдруг подошел огромного роста матрос Черноморского флота в сопровождении маленькой горничной С.Ф. Колчак. Александр Васильевич не знал даже моего адреса на даче. Матрос передал мне письмо и сказал, что адмирал просит ответа»

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Еленка
генерал от инфантерии


Зарегистрирован: 19.02.2009
Сообщения: 1620
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 27, 2009 5:54 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Андрей 57 писал(а):
В ночь на 7 февраля 1920 года тепло укутанные красноармейцы вывели за город. К устью реки Ушаковки, полуодетого Колчака — страшно бледного, седого как лунь, но внешне спокойного — и одного из последних верных ему офицеров. Последними словами адмирала были: “Передайте моей жене, что, умирая, я благословляю моего сына”.

Теперь я понимаю подпись Николая "Наша цель коммунизм-наводите поручик"))

Андрей 57 писал(а):
“По врагам революции — пли!”. Тела спустили в прорубь, затолкали под лед — как говорится, и концы в воду.

Значит тело его так и не нашли?( Простите меня конечно за мою непросвещенность...)

_________________
Мы русские и с нами Богъ!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеAIM Address
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 01, 2009 11:06 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Колчак-Полярный

Image

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7461
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 04, 2009 2:19 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Сегодня 135 лет со дня рождения Александра Васильевича Колчака:

Image

Image

Image

Image

Image

Image

Image

Image

Image

Image

Вечная память русскому Патриоту и Герою!!!!

Напоминаю:

Плотников И. Ф. "Александр Васильевич Колчак"

Книга известного уральского историка, профессора И. Ф. Плотникова в увлекательной форме повествует о жизни и деятельности одной из самых ярких личностей российской истории начала XX века Александра Васильевича Колчака. Перед глазами читателя пройдут грандиозные, драматические события, круто изменившие судьбу нашей страны. Непосредственным участником водоворота этих событий был верховный правитель России А. В. Колчак, которого истории было угодно выдвинуть лидером белого движения. Александр Васильевич Колчак - яркая личность и чисто русское явление. Он - выдающийся сын России и, надо надеяться, что таким, наконец, предстанет в глазах своих соотечественников-потомков.
Книга рассчитана на широкий круг читателей, любителей русской истории, армии и флота.

скачать можно на: http://www.belrussia.ru/page-id-575.html

Галерею фотографий, посвященную Александру Васильевичу Колчаку, можно посмотреть на: http://www.belrussia.ru/page-id-58.html

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7461
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 04, 2009 10:08 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Во время Гражданской войны Софья Федоровна ждала мужа до последнего в Севастополе. Переправив сына в безопасное место, она осталась в городе, скрываясь под чужим именем в семьях моряков. Но когда это стало опасно, Софья Колчак с помощью британских союзников в 1919 году эмигрировала, выехав на корабле из Севастополя в Констанцу. Потом Софья перебралась в Бухарест, а затем уехала во Францию. Сына Ростислава привезли туда же. Они жили в пригороде Парижа Лонжюмо. По жестокой иронии именно здесь в 1911 году большевиками под руководством В. И. Ленина была организована школа для подготовки партийных кадров из рабочих.

Во Франции 42-летнюю Софью Федоровну ждала обычная жизнь вдовы белого офицера – без мужа, без родины, без денег.

В архиве знаменитого полярного исследователя Фритьофа Нансена в Норвегии хранится письмо вдовы адмирала Колчака, написанное уже после его гибели.

«Дорогой сэр, все еще надеясь без надежды, я взяла на себя смелость обратиться к Вам, поскольку не вижу никого, кто хотел бы помочь нам в нашей беде... До сих пор нам оказывали помощь несколько скромных, чаще желающих остаться неизвестными, друзей, однако более многочисленные враги, беспощадные и жестокие, чьи происки сломали жизнь моего храброго мужа и привели меня через апоплексию в дом призрения. Но у меня есть мой мальчик, чья жизнь и будущность поставлены сейчас на карту... Молодой Колчак учится в Сорбонне... с надеждой встать на ноги и взять свою больную мать домой. Он учится уже два года, осталось еще два или три года до того, как он получит диплом и выйдет в большую жизнь. В мае начнутся экзамены, которые полностью завершатся к августу. Но как дожить до этого момента? Мы только на время хотели бы занять немного денег, чтобы перевести ему 1000 франков в месяц – сумма, достаточная для молодого человека, чтобы сводить концы с концами. Я прошу у Вас 5000 франков, на которые он может жить и учиться, пока не сдаст экзамены... Помните, что мы совсем одни в этом мире, ни одна страна не помогает нам, ни один город – только Бог, которого Вы видели в северных морях, где также бывал мой покойный муж и где есть маленький островок, названный островом Беннетта, где покоится прах Вашего друга барона Толля, где северный мыс этих суровых земель назван мысом Софья в честь моей израненной и мечущейся души и – тогда легче заглянуть в глаза действительности и понять моральные страдания несчастной матери, чей мальчик 10 апреля будет выброшен из жизни без пенни в кармане на самое дно Парижа. Я надеюсь, Вы поняли наше положение и Вы найдете эти 5000 франков как можно быстрее, и пусть Господь благословит Вас, если это так. Софья Колчак, вдова Адмирала».

***

Софья Федоровна сумела дать сыну хорошее образование. Сын адмирала – Ростислав Александрович (1910 – 1965 гг.) окончил Сорбонну, был талантливым финансистом, офицер французской армии, воевал против немцев во Вторую мировую войну, был в плену. Он женился на Екатерине Развозовой – дочери адмирала Александра Владимировича Развозова, убитого большевиками в Петербурге. В 1933 году них родился сын, которого назвали в честь двух дедов-адмиралов Александром. Александр Ростиславович Колчак постоянно проживает в Париже, так же, как отец, окончил Сорбонну. Правнук и две правнучки адмирала Колчака в настоящее время проживают в США.

…Софья Федоровна до конца жизни работала, что-то перешивала, вязала. Вырученные гроши собирала на сооружение братского памятника воинам белых армий в Сент-Женевьев-де-Буа. Под номером 6 там стоит имя ее мужа – и это считается символической могилой Верховного правителя России адмирала А. В. Колчака. На этом кладбище будет похоронена и сама жена адмирала. Софья Федоровна умерла в госпитале Лонжюмо в 1956 году, пережив Александра Васильевича на 38 лет.

В сороковую годовщину создания Галлиполийского обелиска в Сент-Женевьев-де-Буа возвели его уменьшенную копию как дань памяти всем участникам Белого движения. Деньги на это были собраны в эмигрантских кругах, а проект памятника и всего мемориала создан супругами Бенуа. На мраморной доске под двуглавым орлом сделана новая надпись: «Памяти наших вождей и соратников». По цоколю памятника расположены посвящения генералу Корнилову и всем воинам корниловских частей, адмиралу Колчаку и российским морякам, генералу Маркову и марковцам, казакам, генералу Дроздовскому и дроздовцам, генералу Деникину и первым добровольцам, генералу Алексееву и алексеевцам, генералу Врангелю и чинам конницы и конной артиллерии. Ни один из вождей Белого движения, чье имя высечено на памятнике, не нашел здесь своего последнего приюта. Большинство приняли смерть в России и остались там без могил и крестов.

Анна Васильевна Тимирева, когда арестовали Колчака, сама попросилась в тюрьму, чтобы быть ближе к любимому. Позже ее арестовывали еще 7 раз. В тюрьмах и ссылках она провела в общей сложности около 30 лет. захоронена на Ваганьковском кладбище. На углу 17-го участка.

В указанном месте обнаружилась огромная плита: «Александра и Анастасия Сафоновы». Это старшие сестры Анны Васильевны. Обе умерли еще в 1915 году от воспаления легких. За этим памятником стоит надгробие поменьше. Надписи на нем стерлись почти полностью. Но, если вглядываться до рези в глазах, можно различить имена. В одной могиле захоронены брат Тимиревой, сестра, племянник и - Анна Васильевна Тимирева. Правда, обозначена она под фамилией, которую получила после своего второго замужества, - Книпер.

Здесь же, отдельно от близких, покоится и сын Анны Васильевны Владимир. Он был расстрелян в 38-м году как немецкий шпион. Обвинили 23-летнего Одю (так юношу называли дома) по доносу, написанному матерью его возлюбленной. Женщина испугалась, что дочь выйдет замуж за пасынка Колчака и тем самым сломает себе судьбу.

Image

Маленький памятник слева - это и есть место захоронения Анны Тимиревой

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7461
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 06, 2009 4:13 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Еленка писал(а):


Андрей 57 писал(а):
“По врагам революции — пли!”. Тела спустили в прорубь, затолкали под лед — как говорится, и концы в воду.

Значит тело его так и не нашли?( Простите меня конечно за мою непросвещенность...)


Существует две версии:

Существует две версии:

Версия 1, которая практически не подвергалась сомнению десятилетиями: подо льдом тело Колчака вынесло в Ангару, и нет никаких сведений, что его кто-то нашел.


Версия 2, недавняя: недавно в Иркутской области были обнаружены неизвестные ранее документы, касающиеся расстрела и последующего захоронения адмирала Колчака. Документы с грифом «секретно» были найдены в ходе работы над спектаклем Иркутского городского театра «Звезда адмирала» по пьесе бывшего работника органов госбезопасности Сергея Остроумова. Согласно найденным документам, весной 1920 года неподалёку от станции Иннокентьевская (на берегу Ангары в 20 км ниже Иркутска) местные жители обнаружили труп в адмиральской форме, вынесенный течением на берег Ангары. Прибывшие представители следственных органов произвели дознание и идентифицировали тело расстрелянного адмирала Колчака. Впоследствии следователи и местные жители тайно похоронили адмирала по христианскому обычаю. Следователями была составлена карта, на которой могила Колчака была обозначена крестиком. В настоящее время все найденные документы находятся на экспертизе. Исходя из данных документов, иркутским историком И. И. Козловым было установлено предполагаемое расположение могилы Колчака


Взрослый Ростислав Колчак со своей матерью Софьей и своим сыном Александром во Франции:

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Еленка
генерал от инфантерии


Зарегистрирован: 19.02.2009
Сообщения: 1620
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 06, 2009 5:37 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Андрей 57
Спасибо, Андрей!) Ну будем надеяться, что адмирала захоронили и мы сможем на его могилу положить цветы. Smile

_________________
Мы русские и с нами Богъ!
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеAIM Address
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7461
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 08, 2009 6:36 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Наборы открыток "А.В. Колчак в Иркутске" выпущенных фондом Патриот.

Обложка набора открыток посвященного А.В. Колчаку

Image


Камера N 5 А.В. Колчак. Орден Святого Станислава с мечами, каким был награжден адмирал.

Image

Камера N 5 ничем не отличалась от других камер – койка, стол, зарешеченное окно. Отсюда А.В.Колчака уводили на допросы, и здесь он обдумывал возможные ответы. Застенографированный допрос А.В.Колчака – единственная и наиболее полная его автобиография. Протоколы допросов выказывают целеустремленность А.В.Колчака, его огромное чувство долга, искренность и ответственность за судьбы людей. Этажом выше, в общей женской камере находилась Анна Васильевна Тимирева. С ведома начальника тюрьмы, когда в карауле стоял Иван Урванцев, Александру Васильевичу и Анне Васильевне устраивались совместные прогулки, когда они могли поговорить и обменяться новостями.
С камерой N 5 связаны различные легенды. Например, будто бы адмирал, зная о неизбежной расправе, нарисовал на дверях камеры свой портрет в полный рост и в мундире.

Иркутская тюрьма. Улица Баррикад за Ушаковкой
И.Ф. Урванцев в 1930-е годы.


Image

Здесь, в камере N 5, с 14 января по 7 февраля 1920 года содержался Верховный правитель России, адмирал А. В. Колчак. В тюрьме содержалась и А.В. Тимирева. В охране тюрьмы числился молодой Иван Фролович Урванцев, подопечный и протеже Николая Тищенко и Захара Вершилло. Это они устроили восемнадцатилетнего Ивана в тюремную команду. Иван жил в казарме, стоял в общем карауле и у камеры Колчака, и, случалось, поздно ночью, адмирал заговаривал с молодым охранником. Выяснилось, что адмирал принимал у себя в Омске молодого геолога Николая Николаевича Урванцева, родственника Ивана Урванцева, и направил его на Таймыр. В 1920-21 годах Н.Н.Урванцев и Н.А.Бегичев вдоль и поперек прошли Таймыр. Н.Н.Урванцев нашел на Таймыре уголь и никель и по праву считается одним из основателей Норильска, заполярного города металлургов.
Много лет спустя о знаменитом узнике Иркутской тюрьмы, кандидату юридических наук, профессору С.В. Андрееву, рассказывал сам Иван Фролович Урванцев.

Устье Ушаковки – место гибели А.В. Колчака
По секретной телеграмме Ленина И.Н. Смирнову, прибывшему в те дни из Советской России – "Можете ли сделать архинадежно?" – Иркутский РВК 4 февраля 1920 года, без суда, вынес приговор адмиралу. 7-го февраля, в 5 часов 10 минут утра, Верховный правитель России адмирал А.В. Колчак, был расстрелян за оградой иркутской тюрьмы. С ним вместе расстрелян и В.Н.Пепеляев, премьер-министр его правительства. Тела на санях увезли к устью Ушаковки и спустили в Иордань – крестообразную прорубь, проделанную во льду в Крещенские водосвятия.
Расстрел Колчака большевики мотивировали подготовкой освобождения адмирала его сторонниками. Расстрел породил много слухов и легенд. Например, о любимом романсе адмирала "Гори, гори, моя звезда". Пел ли адмирал романс перед казнью? Думается, не пел. Но что это его любимый романс, свидетельствует репортаж из Парижа о русской эмиграции, опубликованный в журнале "Огонек" N 10 за 1929 год.

Нательный крест А.В. Тимирёвой из горного хрусталя. Из присылки М.Р. Капнист. Памятный крест на месте гибели А.В.Колчака. Стихи А.В. Тимирёвой, посвящённые Колчак

Image

Памятник А.В. КОЛЧАКУ в Иркутске, за р. Ушаковкой, у Знаменского монастыря

Открыт 4 ноября 2004 года, в честь полярного исследователя, флотоводца и патриота России – Александра Васильевича Колчака. Памятник создан скульптором В. М. Клыковым, по инициативе Сергея Валерьевича Андреева.
Вячеслав Михайлович Клыков – выдающийся деятель культуры России. Народный художник России, академик Академии художеств РФ, лауреат Государственных премий СССР и Государственных премий РСФСР имени И.Е. Репина, Почетный гражданин города Нови Сад в Сербии, отмечен правительственными наградами и "Золотой медалью" АХ России, а так же Гранд-при на выставке в Белграде.
Основные работы скульптора: памятник Кириллу и Мефодию в Москве, Владимиру Крестителю в Белгороде, памятник Сергею Радонежскому и Серафиму Соровскому; Илье Муромцу в Муроме, памятник Николаю II. Памятник маршалу Г.К.Жукову в Москве, памятник советским воинам на Прохоровском поле, в ознаменование победы в танковой битве на Курской дуге, памятник героям Фронта и Тыла в Перми.
В.М. Клыков.

Памятник А.В. Колчаку в Иркутске, апрель 2005 г.

Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7461
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 08, 2009 6:39 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Князе-Владимирский храм. Арх. В.А. Кудельский. Ул. Каштаковская, N 52.

Храм выстроен к 900-летию крещения Руси. Восстановлен и действует.
2000 году Иркутск посетил внучатный племянник А.В. Колчака, полярник, морской офицер, в отставке М.В. Александров-Колчак. Он приехал в Иркутск с женой, Верой Александровной. Пребывание в Иркутске, поездка на Байкал, отношение иркутян к историческим личностям и к памятникам истории, сильно подействовало на гостей. В те дни шла реставрация Князе-Владимирского храма и начиналась реставрация Харлампиевского, где венчались С.Ф. Омирова и А.В. Колчак.
Вера Александровна была настолько взволнована всем увиденным, что приняла таинство крещения, которое было совершено в Князе-Владимирском храме. "Дед в Иркутске венчался, а я здесь покрещусь," -сказала она.

В.А. Михайлова в Иркутске.

Image

Белый дом – архитектор школы Дж. Кваренги. Дом К.М. Сибирякова, затем резиденция генерал-губернаторов Восточной Сибири. Бульвар Гагарина, N 24.

В 1919-20 году первый корпус и библиотека Университета.
В Белом доме останавливался цесаревич Николай. В его свите находился академик живописи Н.Н. Каразин, который иллюстрировал путешествие цесаревича вокруг света. В России бытовало множество альбомов, буклетов и книг, украшенных рисунками Н.Н. Каразина – он был очень моден.
Иркутский университет открыли перед приходом к власти А.В. Колчака. Став 18 ноября 1918 года Верховным правителем, А.В. Колчак, 26 апреля 1919 года, начертал резолюцию на постановлении прежнего Совета министров об университете – "Утверждаю. Колчак".
После выхода из тюрьмы летом 1920 года, А.В. Тимирёва работала в библиотеке Белого дома каталогизатором, поскольку свободно владела несколькими языками.
А.В. Тимирёва.

Image

Альбом с рисунками академика Н.Н. Каразина – "Подарок морских офицеров" из дома
Подгорбунских. Частное собрание.


Image

Русско-азиатский банк – архитектор В.И. Коляновский.

В 1919 году здесь располагался Совет Министров Верховного. В предыдущем Сибирском правительстве Колчак числился морским министром. В 1919 году он отправляет экспедицию к устью Лены, с целью построить порт и доставлять грузы в Сибирь по морю. В тот момент, когда командующему флотом во Владивостоке пришла телеграмма Колчака с просьбой подыскать руководителя экспедиции, Матисен докладывал командующему о своем прибытии из Англии. В Омск ушла телеграмма: "Здесь Матисен" – и А.В. Колчак тут же утвердил его руководителем. В 1921 году, в Иркутске, Матисен опубликовал отчет об экспедиции, которая началась при А.В.Колчаке, а закончилась при советской власти. В советских энциклопедиях она названа "Первой советской полярной экспедицией". Таким образом, советские полярники напрямую приняли эстафету полярных исследований из рук Колчака и Матисена.

Наградной знак Ф.А. Матисена "Градусная экспедиция 1898 года". Частное собрание.

Image

Харлампиевская церковь или Морской храм. Улица Пятой армии, N 59.

Храм заложили и построили иркутские зверопромышленники – Югов, Трапезников, Бичевин, Шелехов, Баранов, Балакшин и другие. Это первая волна иркутских миллионеров, осваивавшая Камчатку, Курилы, Алеутскую гряду, Кадьяк и Аляску. В 1738 году Югов ставит деревянную церковь, а в 1777 году Балакшин ставит каменный храм, который народ называл "Морским храмом".
5 марта 1904 года в церкви совершилось таинство бракосочетания Александра Васильевича Колчака и Софьи Федоровны Омировой. Поверенными со стороны жениха были генерал-майор В.И. Колчак-отец, а так же друг и коллега жениха по полярным странствиям, штурман Н.А. Бегичев. Со стороны невесты поверенные – поручик И.И.Жалейщиков и прапорщик В.Я.Толмачев.

А.В. Колчак. Портрет С.Ф. Омировой в серебряном медальоне из присылки М.Р.Капнист.

Image

Памятник А.В. Колчаку за р. Ушаковкой, у Знаменского монастыря

Памятник Александру Васильевичу Колчаку открыт 4 ноября 2004 года и посвящен 130-летию со дня рождения знаменитого полярного исследователя и великого патриота России. Создан памятник выдающимся скульптором России Вячеславом Михайловичем Клыковым, по инициативе мецената, профессора Сергея Валерьевича Андреева. Еще в юности с историей А.В. Колчака С.В. Андреева познакомили люди, знавшие Колчака лично – Н.С. Тищенко и И.Н. Урванцев. С тех пор интерес к личности адмирала у С.В. Андреева не угасал.
Располагая интересными и малоизвестными фактами, о пребывании Колчака в Иркутске, кандидат юридических наук, профессор С.В. Андреев в настоящее время работает над книгой о Колчаке.
В день открытия памятника.
Памятная медаль в честь 130-летия А.В. Колчака и открытия памятника.
Авторы медали Галина и Сергей Коробовы. Медальер – Александр Осипов.


Image

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 7461
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 06, 2010 8:13 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Жди, что хочешь от прибоя
Лишь одно не даст волна –
Саблю славного героя –
Адмирала Колчака!
(газ. «Сибирские стрелки» № 125)

А.В. Колчак, 1916 год

Image

Ниже приводится интересный рассказ А. Тамарина из журнала «Нива» 1916г. с. 708, о том, как А.В. Колчак принял Черноморский флот.


«В Ялте, в порту и на волнорезе суета. Толпы валят к берегу.
- Миноносцы пришли, «Князь Трубецкой» со своими минометами.
Подхожу к эскадренному миноносцу «С…» и встречаю одного из друзей - ст. лейтенанта К-на (вероятно М.А. Китицин), с которым не встречался два года.
- Откуда?
Из под Босфора. Ловили немецкие подводки. Много их нынче развелось.
- Как адмирал?
- Наш Колчак? Изумительный человек. Непонятно когда он отдыхает. Три дня метался с нами в море и не сходил с мостика. Щуплый такой, в деле железный какой-то. Ни усталости, ни надрыва. Спокоен, весел и бодр. Только глаза горят ярче. Увидит в море дымок - сразу насторожиться и рад как охотник. И, прямо на дым.

- Небось поражены старики ваши?
- Да что уж, ошарашены. Конфуз полный. Командующий флотом, а сам с мичманами на миноносце рыскает, турецкие берега шарит. Я то его знаю. Еще на «Пограничнике» перед самой войной плавал с ним. Но кто мог ожидать тогда, что этот лихой командир миноносца через два с половиной года будет командовать флотом. Факт в истории европейских флотов небывалый.

- Да, о нем много необычных историй рассказывают.
- Еще бы. Что он проделывал с немцами в эту войну! Слыхали, как он в Либавский порт ворвался на хвосте немецкого миноносца? В апреле нагнал миноносец «Кронпринц», ворвался за ним Либавскую гавань и у самого берега потопил его и транспорт «Карлсбад», а сам спокойно ушел на своем миноносце.
Здесь он две недели, а знают все, будь-то он родился на нашей эскадре.

О Колчаке говорил Севастополь, говорила Ялта, о нем говорили все. Когда, после своего назначения, он приехал в Севастополь, на вокзале его встретили начальствующие лица.
Вице-адмирал Н. (вероятно Непенин) поздравил нового командующего и выразил надежду, что черноморские волны, наверное, скоро увидят его вымпел.
- Да, скоро, - сказал Адмирал, - через полчаса.
И, к общему удивлению, он прямо с вокзала поехал на Царскую пристань и оттуда, на простом ялике, к ближайшему миноносцу.

Через несколько минут на миноносце уже гремели якорные цепи, а на мачте гордо реял вымпел командующего флотом. Взвились сигнальные флажки: «По дежурной бригаде. Усилить топку, поднять якоря. В кильватере выходить в море!».
Эскадра вышла. Большой эскадре было приказано идти к Анапе, а отряд миноносцев, под командой Колчака ушел далеко в море, где нащупал шедший к Новороссийску крейсер «Бреслау». Миноносцы погнали крейсер в сторону нашей эскадры.
На большом расстоянии произошел бой, известный уже в реляциях. «Бреслау» спасся бегством только благодаря быстро наступившим сумеркам при густом молочном тумане. Адмирал преследовал крейсер в течение всей ночи на миноносце.

Возвратившись в Севастополь, адмирал выразил эскадре благодарность за «смотр». При таких условиях ни один адмирал доселе не производил смотра своей эскадре.
В Ялте нынче говорят:
- У нас Колчак! Теперь турки не сунутся».

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2831

СообщениеДобавлено: Вс Сен 09, 2012 1:09 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Жена Верховного правителя

Image
По описаниям современниц, она была высока, красива, умна. Ее невольная соперница Анна Васильевна Тимирева, разделившая с адмиралом два последних года его жизни, так писала о ней: «Это была высокая и стройная женщина, лет 38, наверное. Она очень отличалась от других жен морских офицеров, была интеллектуальна... Она была очень хорошая и умная женщина и ко мне относилась хорошо. Она, конечно, знала, что между мной и Александром Васильевичем ничего нет, но знала и другое: то, что есть, — очень серьезно, знала больше, чем я... Однажды, в Гельсингфорсе еще мы с С.Ф. поехали кататься по заливу, день был как будто теплый, но все-таки я замерзла, и С.Ф. сняла с себя великолепную черно-бурую лису, надела мне на плечи и сказала: «Это портрет Александра Васильевича». Я говорю: «Я не знала, что он такой теплый и мягкий». Она посмотрела на меня с пренебрежением: «Многого вы еще не знаете, прелестное молодое существо». И до сих пор, когда ее давно уже нет в живых, мне все кажется, что, если бы довелось нам встретиться, мы не были бы врагами. Я рада тому, что на ее долю не выпало всего того, что пришлось пережить мне».

Но и Софье Федоровне довелось хлебнуть лиха...
Она родилась на Украине — в старинном городке Каменец-Подольске, в тех краях, где был пленен прадед ее будущего мужа — турецкий генерал Колчак-паша. Брал его в плен брат ее пращура по материнской линии - фельдмаршал Миних. Со стороны матери, Дарьи Федоровны Каменской, числился еще один воинственный предок — генерал-аншеф М.В. Берг, громивший войска Фридриха Великого в Семилетнюю войну. По отцу же, Федору Васильевичу Омирову, начальнику подольской Казенной палаты, предки были куда более мирные — из духовного сословия.
Софья Омирова блестяще закончила Смольненский институт. Любила читать, изучала философию. Знала семь языков. Причем английским, французским и немецким владела в совершенстве...
Где и как они познакомились? Думаю, на одном из балов в Морском корпусе или в Смольненском институте. Ухаживание длилось несколько лет, и перед отбытием лейтенанта Колчака в северную экспедицию барона Толля они уже были помолвлены.

Чудом сохранилось одно из писем, адресованное ей женихом из похода: «Прошло два месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая, и так жива передо мной вся картина нашей встречи, так мучительно и больно, как будто это было вчера. Сколько бессонных ночей я провел у себя в каюте, шагая из угла в угол, столько дум, горьких, безотрадных... без Вас моя жизнь не имеет ни того смысла, ни той цели, ни той радости. Все мое лучшее я нес к Вашим ногам, как к божеству моему, все свои силы я отдал Вам...»
Свадьбу сыграли в Иркутске в 1904 году. Невеста примчалась к любимому в Якутию с острова Капри — на пароходах, поездах, оленях, собаках, — чтобы встретить его полуживого после полярной экспедиции. Она привезла с собой провизию для всех участников того отчаянного похода. Венчались в Градо-Иркутской Архангело-Михайловской церкви скоропалительно - разразилась война с Японией и муж, лейтенант, уже выхлопотал назначение в Порт-Артур. И уже на второй день после венчания в иркутской Архангело-Михайловской церкви Софья провожала суженого — на Дальний Восток, в Порт-Артур, на войну...
Так и было в их жизни… Всегда….

С первых же часов начавшейся в августе 1914 года германской войны капитан 2-го ранга Колчак был в море. А Софья, квартировавшая в прифронтовой Либаве с двумя детьми, поспешно паковала под канонаду немецких батарей чемоданы. Все говорили, что Либаву сдадут, и семьи русских офицеров осаждали вагоны поезда, идущего в Питер. Бросив все нажитое за десять лет, жена Колчака с детьми на руках и жалким дорожным скарбом все же выбралась из прифронтового города.
Она честно несла крест офицерской жены: переезды с места на место, чужие квартиры, болезни детей, бегство из-под обстрела, соломенное вдовство и вечный страх за мужа — вернется ли из похода... И не было ей за это никаких государевых наград и почестей. Муж получал ордена и боевые кресты. А она ставила кресты на могилах своих дочерей. Сначала умерла двухнедельная Танечка, потом — после бегства из осажденной Либавы — и двухлетняя Маргарита. Выжил лишь средний — Славик, Ростислав.
В центре ее мира были сын и муж. Только о них она думала и беспокоилась.Софья писала Колчаку:
«Дорогой мой Сашенька! Пыталась писать тебе под Славушкину диктовку, но, как видишь, получается все одно и то же: Мыняма папа гм цыбыбе канапу (конфету). У нас тут все по-старому. У Славушки прорезались два коренных зуба... Разбирая вещи, я осмотрела твое штатское платье: оно в порядке, кроме смокинга, попорченного молью. Сколько прекрасных вещей за бесценок отдали по твоему желанию татарину».

Она писала ему в Либаву с дачи своих друзей под Юрьевом, где проводила с детьми лето.
«2 июня 1912 года. Дорогой Сашенька! Славушка начинает много говорить, считать и поет себе песни, когда хочет спать... Как твои дела? Где ты теперь? Как прошли маневры и цел ли твой миноносец? Я рада, что ты доволен своим делом. Я боюсь, не было бы войны, тут об этом много говорили. Читала роман о генерале Гарибальди по-итальянски. Вышиваю и считаю дни. Пиши про себя. Переменилось ли к тебе начальство, получив полмиллиарда на флот?
Твоя любящая Соня».

Чуть больше года пробыла она адмиральшей, женой командующего Черноморским флотом, первой дамой Севастополя. Потом — почти отвесное падение в ад подпольной жизни, эмигрантского безденежья, увядания на чужбине... В Севастополе она не барствовала — организовала санаторий для нижних чинов, возглавила дамский кружок помощи больным и раненым воинам. А муж, если не уходил в боевые походы, то до полуночи засиживался в штабе. Черноморский флот под его командованием господствовал на театре военных действий.
«...Несмотря на невзгоды житейские, — писала она ему, — я думаю, в конце концов обживемся и хоть старость счастливую будем иметь, а пока же жизнь — борьба и труд, для тебя особенно...» Увы, не суждено им было иметь счастливую старость...
Последний раз она обняла мужа на перроне севастопольского вокзала. В мае 1917 года Колчак уезжал в Петроград, в командировку, которая не по его воле превратилась в кругосветку, закончившуюся расстелом в Сибири. Перед смертью Колчак сказал: «Передайте жене в Париж, что я благословляю сына». Из Иркутска эти слова и в самом деле достигли Парижа... Но тогда, в Севастополе, они прощались ненадолго...
Софья ждала его в Севастополе, даже тогда, когда оставаться там стало небезопасно; она пряталась по семьям знакомых моряков. И хоть муж ее — Александр Васильевич Колчак — еще не совершил ничего такого, чтобы ему наклеили ярлык «врага трудового народа», в городе нашлось бы немало людей, которые бы охотно подсказали чекистам — вон там укрывается жена командующего Черноморским флотом. Даром, что бывшего... Все это она прекрасно понимала, а потому еще летом 17-го отправила сына, десятилетнего Ростика, в Каменец-Подольский, к подругам детства.. А она осталась в Севастополе - ждать мужа и испытывать судьбу.

В декабре по городу прокатилась первая волна расстрелов. В ночь с 15 на 16 декабря были убиты 23 офицера, среди них — три адмирала. Софья Федоровна с ужасом прислушивалась к каждому выстрелу, к каждому громкому возгласу на улице, радуясь, что муж сейчас далеко, и сын — в тихом и надежном месте. Она бы и сама давно бы уехала туда, но верные люди сообщили, что Александр Васильевич снова в России, что он едет по Сибирской магистрали и что скоро будет в Севастополе. Первой мыслью было — немедленно ехать к нему навстречу, предупредить, что в город нельзя — схватят и расстреляют, не посмотрят, что сын севастопольского героя, что сам герой двух войн, георгиевский кавалер...
Теперь, как 13 лет назад, она снова была готова мчаться ему навстречу, через чекистские кордоны и партизанские засады... Она ждала его из этой чудовищно затянувшейся служебной командировки. Она ждала его из полярных экспедиций. Она ждала, когда он вернется с войны, она ждала его из японского плена. Но это севастопольское ожидание было самым безнадежным. Она почти знала, что он не вернется, и все-таки ждала, рискуя быть узнанной, арестованной, «пущенной в расход».
Она перестала его ждать лишь тогда, когда из Омска пришло известие: с Колчаком в поезде — Она. Анна. Жена его однокашника по Морскому корпусу — капитана 1-го ранга Сергея Тимирева. Молодая, красивая, страстная, любимая… А как холоден и жесток мог быть Колчак к женщине, которую любил когда-то, к своей жене! Забыто все, что связывало их - остался только отстраненный, ледяной тон. Вот фрагменты письма, отправленного Колчаком в октябре 1919 года Софье Федоровне, где он требует от жены не касаться своих взаимоотношений с Анной Тимиревой.

Честно говоря, оно просто ужасающе, не дай Бог ни одной женщине получить такое:
«Перед отъездом моим из Омска в Тобольск я получил твое письмо от 4-У1, а в пути в г. Тара встретился с В.В. Романовым, передавшим мне твое письмо от 8-У1. Я возвращаюсь после объезда Северного фронта из Тобольска в Омск на пароходе по Иртышу. Почти 21/2 месяца, с начала августа, я провел в разъезде по фронту. С конца августа армии начали отступление и после упорных и тяжелых месячных боев отбросили красных на реку Тобол. Война приняла очень тяжелый и ожесточенный характер, осложняемый осенним временем, бездорожьем и усиливающимися эпидемиями сыпного и возвратного тифа...
Мне странно читать в твоих письмах, что ты спрашиваешь меня о представительстве и каком-то положении своем как жены Верховного правителя. Я прошу тебя уяснить, как я сам понимаю свое положение и свои задачи. Они определяются старинным рыцарским девизом... «Ich diene» («Я служу»). Я служу Родине своей Великой России так, как я служил ей все время, командуя кораблем, дивизией или флотом.
Я не являюсь ни с какой стороны представителем наследственной или выборной власти. Я смотрю на свое звание как на должность чисто служебного характера. По существу, я Верховный главнокомандующий, принявший на себя функции и Верховной Гражданской Власти, так как для успешной борьбы нельзя отделять последние от функций первого.
Моя цель первая и основная — стереть большевизм и все с ним связанное с лица России, истребить и уничтожить его. В сущности говоря, все остальное, что я делаю, подчиняется этому положению. Я не задаюсь решить вопроса о всем том, что должно последовать за выполнением первой задачи; конечно, я думаю об этом и намечаю известные операционные направления, но в отношении программы я подражаю Суворову перед Итальянским походом и, перефразируя его ответ гофкригсрату, говорю: «Я начну с уничтожения большевизма, а дальше как будет угодно Господу Богу!»
Вот и все. Таким образом, я прошу тебя всегда руководствоваться этими положениями в отношении меня...
Ты пишешь мне все время о том, что я недостаточно внимателен и заботлив к тебе. Я же считаю, что сделал все, что я должен был сделать. Все, что могу сейчас желать в отношении тебя и Славушки, чтобы вы были бы в безопасности и могли бы прожить спокойно вне России настоящий период кровавой борьбы до Ее возрождения. Ты не можешь ни с какой стороны, кроме уверенности моей в безопасности и спокойной жизни твоей за границей, помочь мне в этом деле. Ваша будущая жизнь и в переносном, и в прямом смысле зависит от исхода той борьбы, которую я веду. Я знаю, что ты заботишься о Славушке, и с этой стороны я спокоен и уверен, что ты сделаешь все, что надо, чтобы воспитать его до того времени, когда я буду в состоянии сам позаботиться о нем и постараться сделать из него слугу Родины нашей и хорошего солдата. Прошу тебя положить в основание его воспитания историю великих людей, т. к. примеры их есть единственное средство развить в ребенке те наклонности и качества, которые необходимы для службы, и особенно так, как я ее понимаю. Я много говорил с тобой об этом и полагаю, что ты знаешь мои на этот предмет суждения и мнения.
Относительно денег я писал, что не могу высылать более 5000 фр. в месяц, т. к. при падении курса нашего рубля 8000 фр. составят огромную сумму около 100 000 руб., а таких денег я не могу расходовать, особенно в иностранной валюте.
Из моего письма ты усмотришь, что никакой роли в смысле представительства и приемов не только не требуется исполнять, но, по-моему мнению, она недопустима и может поставить тебя в очень неприятное положение. Прошу быть крайне осторожной во всех случаях, разговорах и встречах с иностранными и русскими представителями...
Прошу не забывать моего положения и не позволять себе писать письма, которые я не могу дочитать до конца, т. к. я уничтожаю всякое письмо после первой фразы, нарушающей приличие. Если ты позволяешь слушать сплетни про меня, то я не позволяю тебе их сообщать мне. Это предупреждение, надеюсь, будет последним.
Пока до свидания. Твой Александр».

Я бы немедленно умерла от ужаса и горя, но Колчаку везло на сильных женщин.
Письмо А.В. Колчака сыну:
«20 октября 1919 г.
Дорогой милый мой Славушок.
Давно я не имею от тебя писем, пиши мне, хотя бы открытки по нескольку слов.
Я очень скучаю по тебе, мой родной Славушок...
Тяжело мне и трудно нести такую огромную работу перед Родиной, но я буду выносить ее до конца, до победы над большевиками.
Я хотел, чтоб и ты пошел бы, когда вырастешь, по тому пути служения Родине, которым я шел всю свою жизнь. Читай военную историю и дела великих людей и учись по ним, как надо поступать, — это единственный путь, чтобы стать полезным слугой Родине. Нет ничего выше Родины и служения Ей.
Господь Бог благословит Тебя и сохранит, мой бесконечно дорогой и милый Славушок. Целую крепко Тебя. Твой папа».

В апреле большевики спешно покинули Крым и в Севастополь вступили войска кайзера. И снова пришлось прятаться. Немцы вряд ли оставили бы в покое жену русского адмирала, нанесшего им столь ощутимые удары в Балтийском и Черном морях. К счастью,на нее никто не донес. Этот самый страшный год в ее жизни окончился для жены адмирала только с приходом англичан. Софью Федоровну снабдили деньгами и с первой же оказией переправили на «корабле ее Величества» в Констанцу. Оттуда она перебралась в Бухарест, куда выписала из самостийной Украины сына Ростислава, и вскоре уехала с ним в Париж. Севастополь—Констанца—Бухарест—Марсель—Лонжюмо... Начиналась другая жизнь — без мужа, без родины, без денег... Все ценное из уцелевшего: столовое серебро, яхт-призы мужа и даже чарочки, поднесенные кают-компаниями кораблей, на которых он служил, — пошло в ломбард. Она сдавала туда золотую медаль мужа, полученную от Географического общества за полярные экспедиции, и серебряные чайные ложки, которые удалось вывезти из Севастополя

Благо, она не была барыней-белоручкой; многодетная семья, Смольненский институт, кочевая военная жизнь научили ее многое делать своими руками. И она перешивала, перелицовывала старые вещи, вязала, огородничала. Но денег катастофически не хватало. Однажды из спасло от голода чудо: сын адмирала Макарова, воевавший под знаменами Колчака в Сибири, присылает бедствующей вдове из Америки 50 долларов — все, что смог наскрести из своих доходов. В ее полунищенской жизни это стало грандиозным событием. Вот письмо Софьи Федоровны Ф. Нансену, у которого в 1900 году в Норвегии А.В. Колчак проходил подготовку перед своей первой полярной экспедицией. В эмиграции Софья Федоровна шла на многие унижения, чтобы выучить сына и выжить самой. Подобные письма она писала и другим людям, вежливо-просительную интонацию она вынуждена была усвоить прекрасно.

«Дорогой сэр, все еще надеясь без надежды, я взяла на себя смелость обратиться к Вам... До сих пор нам оказывали помощь несколько скромных, чаще желающих остаться неизвестными, друзей, однако более многочисленные враги, беспощадные и жестокие, чьи происки сломали жизнь моего храброго мужа и привели меня через апоплексию в дом призрения. Но у меня есть мой мальчик, чья жизнь и будущность поставлены сейчас на карту. Наш дорогой английский друг, которая помогала нам последние три года, не может больше оказывать поддержку; и сказала, что после 10 апреля сего года она для него ничего не сможет сделать. Молодой Колчак учится в Сорбонне... с надеждой встать на ноги и взять свою больную мать домой. Он учится уже два года, осталось еще два или три года до того, как он получит диплом и выйдет в большую жизнь. В мае начнутся экзамены, которые полностью завершатся к августу. Но как дожить до этого момента? Мы только на время хотели бы занять немного денег, чтобы перевести ему 1000 франков в месяц — сумма, достаточная для молодого человека, чтобы сводить концы с концами. Я прошу у Вас 5000 франков, на которые он может жить и учиться, пока не сдаст экзамены...
Помните, что мы совсем одни в этом мире, ни одна страна не помогает нам, ни один город — только Бог, которого Вы видели в северных морях, где также бывал мой покойный муж и где есть маленький островок, названный островом Беннетта, где покоится прах Вашего друга барона Толля, где северный мыс этих суровых земель назван мысом Софьи в честь моей израненной и мечущейся души — тогда легче заглянуть в глаза действительности и понять моральные страдания несчастной матери, чей мальчик 10 апреля будет выброшен из жизни без пенни в кармане на самое дно Парижа. Я надеюсь, Вы поняли наше положение и Вы найдете эти 5000 франков как можно быстрее, и пусть Господь благословит Вас, если это так. Софья Колчак, вдова Адмирала».
Ростислав в 1931 году поступит на службу в Алжирский банк, женится на дочери адмирала Развозова. Софья Федоровна скончается в 1956 году... На карте России остался ее почти неприметный след. В далеком Восточно-Сибирском море вмерзает в льды остров Беннетта. Юго-восточный мыс его носит имя Софьи — невесты отчаянного лейтенанта.


Как сложилась судьба А.Н. Тимирева после ухода жены?
С 3 мая 1918 года он состоял в Белом движении Владивостока. Когда осенью А.В. Колчак занял пост Верховного правителя России, Тимирев с 23 ноября 1918 года по 15 августа 1919 года служил в городе помощником Верховного главнокомандующего по морской части, а до весны 1919 года — командующим морскими силами на Дальнем Востоке.
В китайской эмиграции адмирал Тимирев плавал капитаном торгового флота Шанхая, в начале 1930-х годов был активным членом «Объединения Гвардейского экипажа» — «Кают-компании», собиравшейся на его квартире, когда он первые два года председательствовал в этом отборном сообществе. Тимирев написал в 1922 году интересные мемуары: «Воспоминания морского офицера. Балтийский флот во время войны и революции (1914—1918 гг.)». Они опубликованы в Нью-Йорке в 1961 году. В них на почетном месте рассказы о его гардемаринском однокашнике А.В. Колчаке. Умер С.Н. Тимирев 31 мая (13 июня) 1932 года в Шанхае.
Он не узнал, что его единственный сын расстрелян большевиками.

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB