Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Отношение к Русской Православной Церкви в советское время Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2009 10:22 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Интересная статья часть 2


"И БЕЗВИННАЯ КОРЧИЛАСЬ РУСЬ…"

За несколько десятков лет более ста миллионов православных верующих России подверглись разнообразным гонениям, притеснениям, дискриминациям, издевательствам – от увольнения с работы до расстрела. Борьба с православием была не только религиозная, но и политическая – борьба с истоками духовных, моральных, народных основ.

– Все репрессии – считает профессор, завкафедрой информатики Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного университета Николай Емельянов, – по своей силе можно разделить на четыре волны – 18-й год, 22-й год, 31-й год и ставший апогеем этой войны с христианством 37-й год. Первой волной, которую можно смело назвать "волной беззакония", было "смыто" около 20 тысяч человек, по нашим подсчетам 8 из 10 репрессий заканчивались убийствами священников. Казни многих тысяч священников и мирян проходили и днем, и ночью, причем, чаще всего – без суда и следствия.
Однако большевики вскоре поняли, что только расстрелами и виселицами православие не искоренишь. И в дело включилась борьба с самими церковными устоями. Фактически вторая волна была спровоцирована изъятием церковных ценностей. Тогда тоже было репрессировано более 20 тысяч священнослужителей, но в основном это были аресты. Другими словами, здесь проявилось скорее стремление властей запугать народ, ограбить Церковь, подавить даже молчаливое сопротивление. Недаром тогда и появились "обновленцы", пытавшиеся, к счастью, безуспешно расколоть Церковь. И если во время первой волны большевики действовали скорее стихийно, не озабочивая себя скрупулезным фиксированием своих преступлений, то во время второй волны репрессий заработала уже мощная государственная машина, которая ценила учет и порядок во всем. И хотя в известном ленинском письме того времени провозглашалось, что "чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам расстрелять, тем лучше", собственно расстрелов тем не менее было не так много, как в первые годы. По нашим данным, среди 20 тысяч репрессированных тогда священников расстреляно было около тысячи человек.

Следующая волна пришлась на начало 30-х годов. Было арестовано около 60 тысяч служителей Церкви, их них расстрелян был приблизительно каждый пятый. Эту волну можно смело назвать волной, направленной против христианских норм жизни. Во всем обществе расцветало стукачество, поощрялись доносы и провокации. И тот, кто не "стучал", уже по определению был если не врагом, то крайне неблагонадежным и подозрительным. Приходы в буквальном смысле наводнили сотрудники (иногда – внештатные) НКВД, которые должны были следить за каждым шагом и священнослужителей, и мирян. И любой судебный процесс того времени над священниками или членами паствы сопровождался доносом и показаниями этого стукача. Большевики пытались вывернуть нравственные нормы наизнанку, и абсолютно аморальные поступки возводились ими на пьедестал. "Если скажут: "Солги!" – солги! Если скажут: "Убей!" – убей!". Эти стихи с извращенным понятием о чести становились лозунгом той эпохи.

Ну и, наконец, та самая четвертая, чудовищная по своей силе волна, которую Святейший Патриарх Алексий II назвал "русской Голгофой", пришлась, как известно, на 37-й год. В первую очередь удар обрушился на верующих. Тем более что, несмотря на гонения, репрессии и "безбожные пятилетки" при переписи населения 1937-го года православными верующими назвали себя 1/3 городского и 2/3 сельского населения, то есть более половины живущих в ту пору в СССР. Это была открытая пощечина большевикам. Данные переписи 1937 года произвели эффект разорвавшейся бомбы. Иосиф Сталин вынужден был признать ее "вредительской" и засекретить ее результаты. Основных причин было две. Первая – в результате всестороннего советского учета "прорисовались" страшные последствия голода 1932-34 годов, когда страна потеряла, по разным оценкам, от 6 до 8 млн. человек. Причина вторая – "неправильные" данные о религиозных убеждениях населения. По итогам переписи получалось, что в стране "воинствующего атеизма" собственно атеистов почти нет. Организаторы и многие рядовые исполнители опальной переписи оказались в лагерях, часть из них была расстреляна. В переписи 1939 года все эти ошибки были "исправлены".

В результате репрессивного молоха за один 37-й год по самым скромным подсчетам было арестовано более 200 тысяч священников, при этом половина из них была расстреляна. Это был настоящий геноцид русского православного народа. Причем, если в начале 30-х власть еще искала повода для ареста (помогал заключенным, молился о тех, кто в узах, не донес и т.д.), то в конце 30-х шло просто выкорчевывание всех, кто еще осмелился остаться преданным Христу. Разумеется, закрывались и храмы. К 1939 г. по всей стране оставалось незакрытыми менее 100 храмов из 60000 действующих до революции. На свободе пребывали только 4 правящих архиерея, причем и на них в НКВД были сфабрикованы "показания" для ареста, который мог произойти в любое время.

И тут на нашу землю вторгся враг. И очень скоро большевики поняли, что без той самой морали, когда жизнь можно и нужно положить за други своя, когда нельзя предавать, лгать, просто потому что нельзя, без той самой христианской морали, войну невозможно выиграть. И тогда, только тогда, "красный поход" на Церковь был приостановлен. Власть обратилась за помощью к тем, кого пыталась все эти годы уничтожить. Таким образом, некоторое изменение государственной политики по отношению к Церкви и восстановление церковной жизни началось только во время Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. и было очевидным следствием общенародной трагедии. Однако и этот отказ от искоренения религии в кратчайшие сроки не означал прекращения преследования Церкви. Хотя и в меньших масштабах, чем прежде, аресты архиереев, священников и активных мирян продолжались и в послевоенный период. Массовое освобождение из лагерей и ссылок репрессированных священнослужителей и мирян произошло только в 1955-1957 годах. А в 1959 году началось новое страшное хрущевское гонение, во время которого было закрыто более половины из десяти тысяч церквей, действовавших в 1953 году.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2009 10:25 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Интересная статья часть 3


"ПОШЛИ НАМ, ГОСПОДИ, ТЕРПЕНЬЕ…"

Вот так безжалостно и бестрепетно резалась под корень элита ума и духа России. Такой трагедии наша страна не переживала за всю свою многовековую историю. Каких людей мы теряли! Например, священномученик Петр, архиепископ Воронежский (в миру Василий Зверев), личность более чем незаурядная. Он родился в 1878 году в семье священника, окончил историко-филологический факультет Московского университета и Казанскую духовную академию. Во время Первой мировой войны служил священником в действующей армии. В 1917 г. архимандрит Петр был назначен настоятелем Успенского монастыря в Твери. Там произошел его первый арест: он был заключен в тюрьму в качестве заложника. В феврале 1919 года был освобожден, уехал в Нижний Новгород и поселился в Печерском монастыре, к тому времени уже разграбленном большевиками, пытался с оставшейся малочисленной братией что-то восстановить и наладить. Епископ Петр часто служил в Сормове, и многие рабочие любили его. Когда в мае 1921 г. владыка был арестован, рабочие объявили трехдневную забастовку. Власти обещали выпустить владыку, но тут же тайно увезли его в Москву, на Лубянку. В тюрьме он тяжело заболел от истощения. Видя его немощь, его выпустили. Но вскоре опять посадили за обращение его к пастве, в котором он объяснял истинную суть обновленчества.

Когда в 1923 году был освобожден Патриарх Тихон, то в списке архиереев, поданном им властям с требованием освобождения, был и епископ Петр. В конце 1924 года епископ Петр прибыл в Москву. В 1926 году владыка Петр был назначен на Воронежскую кафедру с возведением в сан архиепископа. В Воронеже владыка пользовался огромным уважением и любовью. Рассказывали, что даже представители враждебной власти в его присутствии замолкали и невольно вставали.

Многие храмы в Воронеже были к этому времени захвачены обновленцами. В этой обстановке владыка сумел успешно противостоять расколу, обращая к себе сердца истовым служением и нелицемерной любовью к верующим. В результате деятельности владыки Петра началось возвращение Православной Церкви захваченных храмов. Обновленческие священники приносили публичное покаяние. Разумеется, терпеть этого далее коммунисты не могли. Уже в конце января 1926 года владыку Петра начинают постоянно вызывать в милицию и расспрашивают о взаимоотношениях с различными группами верующих. В ответ воронежцы устраивают манифестации с требованием освободить любимого настоятеля, которые разгоняются с помощью конной милиции. Была даже послана телеграмма в защиту архиепископа от имени группы рабочих в адрес XV Всесоюзной партийной конференции. Но зря люди надеялись, что "народная власть" прислушается к голосу рабочих. Напротив, те, кто писал телеграмму, вскоре оказались за решеткой. А 15 ноября 1926 года был арестован и владыка Петр. Приговоренного к 10 годам лагерей архиепископа отправили на Соловки. Однако ничто не могло сломить его дух. Один облик его внушал благоговейное уважение. Даже вохровцы, привыкшие издеваться над заключенными, кланялись ему, а он осенял их крестным знамением. Это не могло не злить и не беспокоить высокое начальство. И тогда архиепископа Петра отправили на остров Анзер, где бросили умирать в тифозном больничном бараке. Физические силы пастыря оказались слишком истощены, и он скончался 25 января 1929 года.

Но далеко не всегда власти терпеливо ждали, когда же неугодный им священник сам уйдет в мир иной, не выдержав издевательств. Очень часто беседы в НКВД заканчивались пулей. Так, например, на печально известном Бутовском полигоне был расстрелян священник Николай Агафонников. Начал свое служение о. Николай в селе Загорье, незадолго до революции был переведен в Вятку. Его арестовали в феврале 1923 года как контрреволюционера и отправили в Москву, на Лубянку, но через полгода выпустили за недоказанностью улик.

Несмотря на все сложности и опасности священнического служения при советской власти, о. Николай не оставил своего креста – не отказался от сана, не перешел во вскормленную властью обновленческую церковь, сулившую чины, спокойствие и льготы. Перестрадавший, прошедший подвалы Лубянки, он по-прежнему пребывал на своем посту – исполнял лежащие на нем обязанности добросовестно и усердно, еще и еще раз являя высокие личные качества.

В 1927 году о. Николай перебрался в Подмосковье, где поселились выросшие его дети (у него было восемь детей). Осенью 1937 года по инициативе Подольского районного отделения УНКВД по Московской области начались массовые аресты активных верующих и священнослужителей. На допросах безвинно арестованный о. Николай никого не оговорил, что по тем временам уже само по себе было немалым подвигом. Смертельные приговоры тогда выносились скоро. Расследование не проводилось, в суть дела никто особенно не вникал: нужно было освобождать камеры – места для новых жертв "красного террора". 5 ноября 1937 года приговор привели в исполнение: на Бутовском полигоне отец Николай был расстрелян, подобно тысячам новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви. Крепость духа позволила о. Николаю не сломаться и достойно вынести все испытания, выпавшие на его долю. Патриот своей Родины, он всю жизнь боролся за чистоту Православия, преданно служил русской Православной Церкви.

Прошлись своим страшным катком репрессии безбожной власти и по женщинам, многие из которых явили в ответ невероятную силу и мужество. Жизнь и судьба швеи Екатерины Арской в этом смысле весьма показательна. Она родилась 1 апреля 1875 года в Санкт-Петербурге в большой купеческой семье, вышла замуж за офицера-артиллериста, родила пятерых детей. После событий октября 1917 года мир вокруг Арских начал стремительно меняться, общая катастрофа не могла не коснуться и их семьи. Революция сломала ее привычную жизнь, она потеряла все: в 1918 году от эпидемии холеры умерли две дочери Екатерины Арской. Через два года, в 1920 году, в течение буквально одного месяца муж и трое детей умерли от дизентерии. Она осталась совершенно одна, без средств к существованию и находилась на грани голодной смерти. Но она не сломалась, напротив, вскоре Екатерина стала активным членом Александро-Невского братства. Члены этой организации в условиях политики государственного атеизма сохраняли преданность идеалам Православия. Никаких политических задач это общество православных верующих себе не ставило, однако над всеми, кто входил в него, был установлен жесточайший надзор со стороны ГПУ. 18 февраля 1932 года, когда по городу прокатилась волна арестов, Екатерина тоже была схвачена орлами-дзержинцами. Она проявила удивительное мужество на следствии, не назвав ни одной фамилии. Три года концлагеря – таков был приговор. После своего освобождения она поселилась в Боровичах, устроилась работать в артель швеей, но земные испытания ее отнюдь не закончились. Осенью 1937 года Екатерина Андреевна Арская вновь была арестована. Она, в числе других привлеченных, обвинялась в причастности к "единой контрреволюционной организации". Допросы и пытки, которым подвергались арестованные, вынудили некоторых из проходивших по делу, в том числе даже священнослужителей, дать показания против себя и своих товарищей. Однако пытки эти не смогли сломить Екатерину Арскую и не заставили ее подписать нужные чекистам показания. 17 декабря 1937 Екатерина Андреевна Арская была расстреляна.

Впрочем, рассказывать об этих людях, принявших муку и смерть за Христа можно бесконечно долго. И каждая из историй жизни и подвига новомучеников и исповедников Земли Русской будет трагически-прекрасной и горькой одновременно. Власть имела возможность уничтожить всех этих людей физически, но сломить так и не смогла. Молчаливое сопротивление "культу грабежа, убийства и богохульства" привело в результате к тому, что культ этот не смог одержать окончательную победу и пал сам. Сонм святых заступников Небесных нанес главный удар большевизму – величайшему злу в истории нашего отечества. Если бы духовное сопротивление этому преступному режиму не было бы явлено во всем своем величии, то вероятно "культ грабежа, убийства и богохульства" имел все шансы праздновать свою победу над Россией, распространяясь уже и за пределы нашего государства. Так что, роль новомучеников в истории нашей страны невозможно переоценить, хотя в сознании общества это пока, увы, не укрепилось.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Житель
зауряд-прапорщик


Зарегистрирован: 04.06.2009
Сообщения: 669
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2009 10:27 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Интересная статья часть 4

"НЕ ЗАБЫТЬ БЫ ТОГДА, НЕ ПРОСТИТЬ БЫ И НЕ ПОТЕРЯТЬ"

В 1989 году по инициативе Патриарха Алексия II начала работать комиссия, собиравшая свидетельства родственников пострадавших во время репрессий священнослужителей и мирян. Прошло три года, и комиссия прекратила свое существование. Потому что от родственников сведений почти не поступало. В комиссию пришло всего около 900 писем, и казалось, что новых сведений ждать неоткуда, ибо войны, революция, страшные гонения прервали связь времен, разрушили преемственность поколений. Но ситуацию спасли архивы.

– Как только был создан наш университет, – продолжает профессор Николай Емельянов, – мы сразу начали собирать базу данных по пострадавшим в годы советских репрессий. Сами понимаете, создать такую базу было непросто. Миллионы исторических фактов – рождение, жизнь, гибель человека, его поведение перед лицом угрозы – все необходимо было проверить и перепроверить. Факты эти, зачастую весьма обрывочные, поступают к нам из самых разных источников. Но в основном нам помогают архивы – архивы церковные, музейные, государственные, в том числе и архивы ФСБ, которые стали в итоге одним из главных наших источников. Сведения бывают очень разными: порой скудными, краткими, например, дата ареста такого-то священника и более ничего, порой, напротив, очень развернутыми, благодаря которым мы узнаем все важные факты биографии человека – где родился, где служил, в каких местах заключения находился, какие работы написал, какие работы написаны о нем, выписки из протоколов допросов, фотографии и так далее. И – поразительный факт! – чем дольше мы отступаем от того времени, тем больше к нам стекается сведений о пострадавших в годы гонений. Вот так и получается – мы своих родных не помним, а они нас помнят, и они молятся за нас. И являются нам в архивах ФСБ, в чьих-то воспоминаниях, в считавшихся потерянными письмах и работах. На сегодня база данных Православного Свято-Тихоновского университета составляет более 30 тысяч имен. Среди них 4 патриарха, 420 иерархов, 225 архимандритов, 115 игуменов, 83 игумений, более 4 тысяч монашествующих, более 500 послушников и послушниц, множество мирян. Эти сведения, я уверен, служат возрождению народной памяти. База данных "Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви ХХ века" доступна на сайте Свято-Тихоновского университета – www.pstgu.ru. Здесь находятся биографические данные не только святых, прославленных Церковью, но и неканонизированных страдальцев. Я убежден, что собранные нами сведения окажутся тем чудодейственным эликсиром, исцеляющим страшный разрыв поколений. Родственники мучеников, заходя на наш сайт, узнают о своих предках то, что было забыто семьей, утрачено в течение всех этих десятилетий.

Впрочем, для нас всех крайне важно знать имена тех, кто умер за Веру, пострадал за правду. Как сказано было еще на заре христианства апологетом Тертуллианом: "Кровь мучеников – это семя христианства". Век ХХ обильно засеял этим семенем Русскую землю, и наша задача донести рассказ о великих русских подвижниках до сердец человеческих.

До октября 1917 года в Русской Православной Церкви было прославлено около 450 мучеников, "железный" ХХ век увеличил это число в несколько раз. Уже сегодня Церковью канонизировано более 2 тысяч человек, и число их растет по мере того, как все новые и новые сведения приходят к нам из того страшного времени. Фактически Православная Церковь становится церковью новомучеников. И знание своего прошлого – это самое главное из всего, что следует передать по наследству. Тем более мы обязаны извлечь это знание из топи лжи, которая стремилась его засосать и уничтожить, из тьмы небытия, которое пытались на него набросить.

Сказано, что народ, лишенный прошлого, лишен и будущего. А между тем иногда приходится сталкиваться с мертвой пеленой равнодушия. Память прошлого не всем нужна, с ней трудно жить, без нее легче. Мы плохо знаем свою историю. Мы все еще спорим о том, что больше – хорошего или плохого – принесла нам иллюзия коммунистического построения мира. И в нашем сознании почти не осталось понимания мученичества как победы, как торжества Бога и Христа Его и Церкви над гонителями.
Но когда мир приходит в разрушение, спасти его могут только мученики.

Татьяна Птицына
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5840
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 30, 2009 9:03 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Первым отверг Бога и стал бороться с верой людей в Него Сатана (он же Дьявол). Ленин, человек с университетским образованием, пишет, что убийства верующих необходимы, чтобы покончить с религией. Но любой гимназист, из истории борьбы с христианством в Древнем Риме, знал - искоренить Веру никакими репрессиями невозможно!

К. Маркс ещё в студенческие годы так определил сверхзадачу своей жизни:

"Я хочу построить себе трон
На огромной холодной горе,
Окруженной человеческим страхом,
где царит мрачная боль".


И еще: -

"Видишь этот меч -
Князь тьмы продал его мне...
Ты, Сатана, падёшь в пропасть И я со смехом последую за тобой...
И скоро я брошу человечеству
Мои титанические проклятия...
Приняв мое учение,
Мир глупо погибнет..."


Эти многообещающие стихи взяты из собственноручно написанной К. Марксом в студенческие годы драмы "КВЛАНЕМ". Кстати, слово "квланем" на древнееврейском представляет собой анаграмму (чтение наоборот) имени Иисуса Христа. В Каббале анаграмма Бога есть одновременно атеизм и сатанизм. Ленин же, как всем известно, во всём был идейным и последовательным марксистом Да он и сам этого не скрывал. Ленин не просто отвергал Бога – он его буквально ненавидел, не выносил самого упоминания имени Творца, и когда дело доходило до религии, впадал в неистовство и беснование. Он был одержим потребностью патологической хулы всего божественного: религия у него не иначе как "поповщина", "заигрывание с боженькой", "самая гнусная из вещей", "труположество", ибо «Всякая религиозная идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье с боженькой есть невыразимейшая мерзость... самая опасная мерзость, самая гнусная зараза». Любопытно, что о Сатане Ленин никогда не говорил дурно, хотя Дьявол тоже часть религиозного мировосприятия



Кстати, можно вспомнить и такие кощунственные для русского праволсавного человека названия фильмов совдеповских, как, например, "Красные дьяволята":

Цитата:
Красные дьяволята
Производство: Киносекция Наркомпроса Грузии
Год выпуска: 1923
Премьера: 4.04.1923 (Тифлис), 30.11.1923 (Москва)
По одноименной повести П.Бляхина.
В одном из украинских поселков живут двое ребят — Миша и Дуняша. Миша увлекается произведениями Фенимора Купера, а Дуняша зачитывается романом «Овод». Внезапно поселок подвергается нападению банды Махно. Ребята решают сколотить небольшой отряд. К ним присоединяется уличный акробат Том Джаксон. С этого момента начинаются героические приключения трех юных разведчиков, бойцов Первой Конной армии.
Самым крупным успехом из произведений раннего этапа становления советского киноискусства пользовался двухсерийный приключенческий фильм «Красные дьяволята». Он был поставлен И.Перестиани по одноименной повести активного участника гражданской войны, старого большевика, писателя Павла Андреевича Бляхина.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5840
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 04, 2009 11:24 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

ЦЕРКОВЬ

ИРИ РАН подтверждает истинность знаменитого письма Ленина Молотову (для членов Политбюро) от 19 марта 1922г, в которм, в частности, говорится:

Цитата:
в данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля на голову и обезпечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий. Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешенной и безпощадной энергией и не останавливаясь подавлением какого угодно сопротивления. <...>



Цитата:
Эта инструкция должна сводиться к тому, чтобы он в Шуе арестовал, как можно больше, не меньше, чем несколько десятков представителей местного духовенства, местного мещанства и местной буржуазии по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления декрету ВЦИК об изъятии церковных ценностей. Тотчас по окончании этой работы он должен приехать в Москву и лично сделать доклад на полном собрании Политбюро или перед двумя уполномоченными на это членами Политбюро. На основании этого доклада Политбюро дает детальную директиву судебным властям, тоже устную, чтобы процесс против шуйских мятежников, сопротивляющихся помощи голодающим, был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе, как разстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев г. Шуи, а по возможности, также и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров. <...>

Цитата:
На Съезде партии устроить секретное совещание всех или почти всех делегатов по этому вопросу совместно с главными работниками ГПУ, НКЮ и Ревтрибунала [18]. На этом совещании провести секретное решение Съезда о том, что изъятие ценностей, в особенности, самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть проведено с безпощадной решительностью, безусловно ни перед чем не оста[на]вливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу разстрелять, тем лучше[.] Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать.




Архив Политбюро и Церковь:
unilib.neva.ru/dl/327/Theme_10/Sources/Soc_polit_life/Kremls_archievs.htm



хронологию и подробности событий в Шуе марта 1922г? В инете много ссылок по этой трагедии, см. например:

http://www.sedmitza.ru/text/409337.html

Ясно ведь, что сначала верующие предлагали властям собрать для голодающих вместо церковных ценностей и святынь продовольствие и деньги на нужную сумму (и получили отказ - почему?), что в беспорядках участвовал тысячи простых людей (четверть населения города!), в том числе даже члены партии, не согласные с антицерковной политикой Москвы, что началось это сопротивление именно как стихийная реакция отчаявшихся верующих людей, что решение стрелять в безоружных людей было принято властями (по указанию Москвы) еще до начала массовых беспорядков, что "суд" над участниками (инициаторами) сопротивления был неправедным, что даже при обсуждении в Политбюро ЦК РКПб постановления этого "суда" о казни "инициаторов" почти половина членов Политбюро (Рыков, Томский, Каменев) голосовала против казни, что только усилиями лично Ленина (а также Троцкого, Сталина и Молотова) расстрельный приговор "инициаторам" был утвержден.

Вот что аморально:

Несмотря на голод в стране, на недостаток, казалось бы, материальных средств для закупки продовольствия за рубежом, Ленин, Сталин и члены Политбюро нимало об этом не заботились, и 2 апреля 1922 года Политбюро принимает следующее постановление о расходовании средств, полученных от изъятия церковных ценностей:

«1). Отпустить особый сверхсметный кредит в 24 000 000 000 руб. на подарок 1-й Конной армии 2) Отпустить сверхмерный особый кредит в 15.000.000.000 руб. для Объединенной Военной Школы имени ВЦИК. 3). Отпустить особый сверхсметный кредит в 20 000 000 000 руб. на выплату заработной платы рабочим и служащим ВЦИК за март. 4). Отпустить особый сверхсметный кредит в 5 000 000 000 руб. комиссии по изъятию ценностей»




В стране свирепствовал страшный голод, люди миллионами погибали, а советское правительство в это время вывозило хлеб за границу. 7 декабря 1922 года Политбюро принимает преступное постановление: "Признать государственно необходимым вывоз хлеба в размере до 50 миллионов пудов".
Исправно отправляя в Германию десятки миллионов пудов хлеба и обеспечивая им многомиллионную армию наемных "интернационалистов", советское правительство, варварски грабило крестьян, тем самым заведомо выносило смертный приговор многим миллионам российских граждан...



Вот некоторые факты из фондов бывшего Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. На перевозку грузов Красного Креста в помощь голодающим губерниям в 1921 году советское правительство выделило всего лишь 125 000 "деревянных" рублей. Между тем в сентябре того же года на закупку за границей 60 тысяч комплектов кожаного обмундирования для чекистов ЦК РКП(б), по ходатайству Президиума ВЧК, выделил для своего детища 1 800 000 рублей золотой валютой.
В эти голодные годы жили большевистские вожди на широкую ногу. Вот свидетельство жены Троцкого - Н. Седовой: "...Красной кетовой икры было в изобилии... Этой неизменной икрой окрашены не в моей только памяти первые годы революции".

bogoslov.com/files/disk3/web.knigi./Tajnie.obs4estva/H07-T.htm

В апреле 1921 г. "Нью-Йорк Таймс" писала: "Только за минувший год на счет больше- вистских лидеров поступило: От Троцкого - 11 млн. долларов в один только банк США и 90 млн. швейц. франков в Швейцарский банк; От Зиновьева - 80 млн. швейц. франков в Швейцарский банк; От Урицкого - 85 млн. швейц. франков в Швейцарский банк; От Дзержинского - 80 млн. швейц. франков; От Ганецкого - 60 млн. швейц. франков и 10 млн. долларов США; От Ленина - 75 млн. швейц. франков. Кажется, что "мировую революцию" правильнее назвать "мировой финансо- вой революцией", вся идея которой заключается в том, чтобы собрать на лицевых счетах двух десятков человек все деньги мира". Та же газета в августе сообщала читателям: "Банк "Кун, Лейба и Ко", субсидировавший че- рез свои немецкие филиалы переворот в России 1917 г., не остался в нак- ладке от своих благодарных клиентов. Только за первое полугодие текущего года банк получил от Советов золота на сумму 102290000 долл. Вожди рево- люции продолжают увеличивать вклады на своих счетах в банках США. Так, счет Троцкого всего в двух американских банках за последнее время возрос до 80 млн. долларов. Что касается самого Ленина, то он упорно продолжает хранить свои "сбережения" в Швецарском банке, несмотря на более высокий процент годовых на нашем свободном континенте" (181). Ленинский агент в США Л. Мартенс в 1920 г. ищет каналы для размещения награбленных в Рос- сии сокровищ, сообщая об этом так: "Российское правительство готово не- медленно разместить в банках Америки золото на сумму в 200 млн. долларов для оплаты стоимости первых закупок". Существует несколько публикаций в американской прессе, где положительно оценивается роль Ленина и Ко в де- ле процветания экономики США и стабильности доллара, благодаря размеще- нию там огромных сумм денег. Скорее всего, это подводная часть золотого айсберга ВКП(б).

http://biblia-v.narod.ru/K/187.html

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5840
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2009 6:24 pm Ответить с цитатойВернуться к началу


Письмо Л. Д. Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) с предложениями о мероприятиях по изъятию церковных ценностей, принято Политбюро


Цитата:

Цитата:
№ 23-22

Постановление Политбюро ЦК РКП(б) “о деятельности духовенства в связи с изъятием ценностей из церквей”. Из протокола заседания Политбюро № 115, п. 12
от 22 марта 1922 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

12. — О деятельности духовенства в связи с изъятием ценностей из церквей. (т. Уншлихт).

а) Принять предложение т. Троцкого с поправкой т. Молотова.
б) Поручить наблюдение за проведением этого постановления, окончательное установление сроков и пр. Центральной Комиссии по изъятию ценностей.

СЕКРЕТАРЬ ЦК



— АПРФ, ф. 3, оп. 1, д. 267, л. 14. Черновой протокол заседания Политбюро. Рукописный подлинник на листе нелинованной бумаги. В колонке “Постановили” п. а) сформулирован: “Принять следующее предложение т. Троцкого с поправкой т. Молотова (списать)”. Слева внизу запись о рассылке: “Троцкому, Калинину, Сапронову, Уншлихту, Красикову, Цюрупе”. Л. 1: “Присутствовали: члены Политбюро т.т. Каменев, Сталин, Калинин. Зампредсто т. Цюрупа, Рыков”.
Цитата:
Постановление Политбюро ЦК РКП(б) “об изъятии ценностей из церквей”. Из протокола заседания Политбюро № 116, п. 17
от 23 марта 1922 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

17. — Об изъятии ценностей из церквей. (предл[ожения] т. Троцкого). Утвердить.

СЕКРЕТАРЬ ЦК.



ВСЕМ ЧЛЕНАМ ПОЛИТБЮРО ЦК РКП ДЛЯ СВЕДЕНИЯ. т. т. ЛЕНИНУ, СТАЛИНУ, КАМЕНЕВУ, ЗИНОВЬЕВУ, МОЛОТОВУ.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

1. Ассигновать немедленно миллион рублей в счет изъятых церковных ценностей для получения хлеба для голодающих. Широко оповестить об этом как о первом ассигновании.
...
4. Ассиг[н]овать 10 миллиардов советскими деньгами на расходы по изъятию.

Л. ТРОЦКИЙ.


Неплохое соотношение, не правда ли, товарищи?
Затраты на изъятия стоят много больше, чем хлеб голодающим. Или хлеб голодающим стоит гораздо меньше расходов по изъятию? Как тут верно?
Хоть хрен редьки не слаще, но в данном случае первое звучит гораздо хуже, поскольку в таком варианте просматривается тривиальное шкурническое желание погреть руки на этом деле, и поэтому раздуть этот вид расходов.

С 1 января 1922г. прекратилась выдача бумажных денег старого образца по всей территории страны, одновременно было объявлено, что они принимаются в платежи или в обмен на новые знаки по курсу один рубль за 10 000 рублей (совзнаков, советских денег).
Теперь пересчитаем по Троцкого от 23 марта 1922г:
Цитата:
"1. Ассигновать немедленно миллион рублей в счет изъятых церковных ценностей для получения хлеба для голодающих. Широко оповестить об этом как о первом ассигновании.
...
4. Ассиг[н]овать 10 миллиардов советскими деньгами на расходы по изъятию".


10 миллиардов совзнаков (т.е. старых рублей) делим на 10 000 = 1 000 000 рублей! (один миллион рублей)

Итак, большевички ополовинили то, что должно было пойти голодающим, в свою пользу. Половину себе забрали! Вот уж действительно, сначала ограбили церкви - якобы в пользу голодающих, а на самом деле половину из награбленного забрали в свои карманы, на свои бандитские нужды!

Интересно, что сказали бы красные, если бы благотворительные организации царской России половину всех собранных средств присваивали себе! В царской России, кстати, это было абсолютно исключено, потому что все финансовые операции благотворительных организаций находились под строгим государственным и общественным контролем и были абсолютно прозрачны. Такие "благотворители" в царской России тотчас под суд бы пошли!

Ну а большевички - ограбили, и в тёмную (под грифом "строго секретно") половину присвоили! Мразь и подонки! И от кого забрали-то эту половину - от голодающих, от умирающих от голода миллионов людей!

В марте 1922 года новый рубль был эквивалентен 10 000 совзнаков. Следовательно, "10 миллиардов совзнаков" соответствуют 1 000 000 рублей (одному миллиону рублей).
Следовательно, большевики из награбленого в церквах половину предназначали для нескольких миллионов умирающих от голода, а другую половину забирали себе. Эта другая половина предназначалась, как следует из письма Троцкого, для тех, кто занимался "экспроприацией". Сколько их было? Ну, от силы несколько тысяч красных чиновников и чекистов, вполне хорошо "упакованных" по тем временам (спецпайки, да еще с красной икрой - по воспоминаниям их кремлевских деток).
Таким образом, большевики не просто "ополовинили" награбленное в свою пользу, но еще и взяли себе в пересчете на одного большевика в тысячу раз больше, чем на одного голодающего!

Ну и как "прикажете" называть эту большевистскую верхушку (во главе с Лениным, Троцким, Молотовым \и Сталин кстати это решал\)?

Пока американцы спасали голодающих миллионами, Ленин с большевиками грабил голодающих и церкви

http://man-with-dogs.livejournal.com/592892.html

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5840
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2009 6:29 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Сборник документов АРХИВЫ КРЕМЛЯ

ПОЛИТБЮРО И ЦЕРКОВЬ
1922-1925 гг.

Цитата:
Письмо В. И. Ленина членам Политбюро о событиях в г. Шуе и политике в отношении церкви
19 марта 1922 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО.

Товарищу Молотову. Для членов Политбюро.

Просьба ни в каком случае копий не снимать, а каждому члену Политбюро (тов. Калинину тоже) делать свои заметки на самом документе. Ленин.

По поводу происшествия в Шуе, которое уже поставлено на обсуждение Политбюро, мне кажется, необходимо принять сейчас-же твердое решение в связи с общим планом борьбы в данном направлении. Так как я сомневаюсь, чтобы мне удалось лично присутствовать на заседании Политбюро 20-го марта, то поэтому изложу свои соображения письменно.

Происшествие в Шуе должно быть поставлено в связь с тем сообщением, которое недавно Роста переслало в газеты не для печати, а именно, сообщение о подготовляющемся черносотенцами в Питере сопротивлении декрету об изъятии церковных ценностей. Если сопоставить с этим фактом то, что сообщают газеты об отношении духовенства к декрету об изъятии церковных ценностей, а затем то, что нам известно о нелегальном воззвании патриарха Тихона, то станет совершенно ясно, что черносотенное духовенство во главе со своим вождем совершенно обдуманно проводит план дать нам решающее сражение именно в данный момент.

Очевидно, что на секретных совещаниях влиятельнейшей группы черносотенного духовенства этот план обдуман и принят достаточно твердо. События в Шуе лишь одно из проявлений и применений этого общего плана.

Я думаю, что здесь наш противник делает громадную стратегическую ошибку, пытаясь втянуть нас в решительную борьбу тогда, когда она для него особенно безнадежна и особенно невыгодна. Наоборот, для нас, именно в данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля на голову и обезпечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий. Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешенной и безпощадной энергией и не останавливаясь подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо во всяком случае будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету.

Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обезпечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство, в частности, и никакое отстаивание своей позиции в Генуе, в особенности, совершенно немыслимы. Взять в свои руки этот фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть, и в несколько миллиардов) мы должны во что-бы то ни стало. А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указывают на то, что позже сделать нам этого не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который бы либо обезпечивал нам сочувствие этой массы, либо, по крайней мере, обезпечил-бы нам нейтрализирование этих масс в том смысле, что победа в борьбе с изъятием ценностей останется безусловно и полностью на нашей стороне.

Один умный писатель по государственным вопросам справедливо сказал, что, если необходимо для осуществления известной политической цели, пойти на ряд жестокостей, то надо осуществлять их самым энергичным образом и в самый краткий срок, ибо длительного применения жестокостей народные массы не вынесут. Это соображение в особенности еще подкрепляется тем, что по международному положению России для нас, по всей вероятности, после Генуи окажется или может оказаться, что жестокие меры против реакционного духовенства будут политически нерациональны, может быть, даже черезчур опасны. Сейчас победа над реакционным духовенством обеспечена нам полностью. Кроме того главной части наших заграничных противников среди русских эмигрантов заграницей, т.е. эс-эрам и милюковцам, борьба против нас будет затруднена, если мы, именно в данный момент, именно в связи с голодом, проведем с максимальной быстротой и безпощадностью подавление реакционного духовенства.

Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и безпощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий. Самую кампанию проведения этого плана я представляю себе следующим образом:

Официально выступить с какими то ни было мероприятиями должен только тов. Калинин,— никогда и ни в каком случае не должен выступать ни в печати, ни иным образом перед публикой тов. Троцкий.

Посланная уже от имени Политбюро телеграмма о временной приостановке изъятий, не должна быть отменяема. Она нам выгодна, ибо посеет у противника представление, будто мы колеблемся, будто ему удалось нас запугать (об этой секретной телеграмме, именно потому, что она секретна, противник, конечно, скоро узнает).

В Шую послать одного из самых энергичных, толковых и распорядительных членов ВЦИК или других представителей центральной власти (лучше одного, чем несколько), причем дать ему словесную инструкцию через одного из членов Политбюро. Эта инструкция должна сводиться к тому, чтобы он в Шуе арестовал, как можно больше, не меньше, чем несколько десятков представителей местного духовенства, местного мещанства и местной буржуазии по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления декрету ВЦИК об изъятии церковных ценностей. Тотчас по окончании этой работы он должен приехать в Москву и лично сделать доклад на полном собрании Политбюро или перед двумя уполномоченными на это членами Политбюро. На основании этого доклада Политбюро дает детальную директиву судебным властям, тоже устную, чтобы процесс против шуйских мятежников, сопротивляющихся помощи голодающим, был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе, как разстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев г. Шуи, а по возможности, также и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров.

Самого патриарха Тихона, я думаю, целесообразно нам не трогать хотя он несомненно стоит во главе всего этого мятежа рабовладельцев. Относительно него надо дать секретную директиву Госполитупру, чтобы все связи этого деятеля были как можно точнее и подробнее наблюдаемы и вскрываемы, именно в данный момент. Обязать Дзержинского и Уншлихта лично делать об этом доклад в Политбюро еженедельно.

На Съезде партии устроить секретное совещание всех или почти всех делегатов по этому вопросу совместно с главными работниками ГПУ, НКЮ и Ревтрибунала . На этом совещании провести секретное решение Съезда о том, что изъятие ценностей, в особенности, самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть проведено с безпощадной решительностью, безусловно ни перед чем не оста[на]вливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу разстрелять, тем лучше[.] Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать.

Для наблюдения за быстрейшим и успешнейшим проведением этих мер назначить тут же на Съезде, т. е. на секретном его совещании, специальную комиссию при обязательном участии т. Троцкого и т. Калинина без всякой публикации об этой комиссии с тем, чтобы подчинение ей всех операций было обезпечено и проводилось не от имени комиссии, а в общесоветском и общепартийном порядке. Назначить особо ответственных наилучших работников для проведения этой меры в наиболее богатых лаврах, монастырях и церквах.

Ленин. 19.III.22.


Вот так большевистская мразь под видом борьбы с голодом грабила церкви, монастыри, при этом не только набивая свои карманы, но и расстреливая духовенство.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5840
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2009 8:41 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Смотрим данные о денежной реформе 28 ноября 1922г:

http://www.eup.ru/Documents/2006-07-18/40D46-1.asp


28 Ноября 1922 г. Госбанк РСФСР пустил в обращение свою первую червонную банкноту. Оценив ее в 11400 рублей совзнаками образца 1922г. При этом рыночный курс золотой десятки царского чекана равнялся тогда 12500 рублей теми же совзнаками".
Следовательно, один золотой царский рубль был эквивалентен 1250 рублям 1922г.
Следовательно, "10 миллиардов советских денег" (по п.4 письма Троцкого) были эквивалентны (делим на 1250) = 8 миллионов золотых царских рублей!
Итак, нескольким миллионам голодающих - 1 миллион золотых рублей,
а нескольким тысячам большевиков - 8 миллионов золотых рублей!




Вот и Ульянов-Бланк писал:

Цитата:
Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обезпечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей

- про голодающих ни слова, зато обеспечить себе фонд-это да, это надо.

Интересная статистика по поводу изъятых ценностей и поступивших в Гохран:
Цитата:

ВЕДОМОСТЬ количества собранных церковных ценностей по 1-е Ноября 1922 г.

I. По телеграфным сведениям местных Комиссий по изъятию ц[ерковных] ц[енностей] изъято:

Золота 33 п. 32 ф.
Серебра 23.997 п. 23 ф.
Бриллиантов 35.670 шт.
Пр[очие] др[агоценные] камни 71.762 шт.
Жемчуга 14 п. 32 ф.
Золотой монеты 3.115 руб.
Серебрян! ой] монеты 19.155 руб.
Различ[ных] драгоценных] вещей 52 п. 30 ф.

II. Из указанного количества поступило в Гохран:

Золота 18 п. 16 ф.
Серебра 18.567 п.
Жемчуга 1 п. 25 ф.
Монеты золотой 3.115 руб.
[Монеты] сереб[ряной] 19.155 руб.
Бриллиантов 5.209 кар.
Розы 1.712 кар.
Цветн[ых] камней 13.403 кар.
Пр[очих] различн[ых] вещей 2.732 шт.
Ну и впридачу еще,например: хороший урожай картофеля в 1921 году в центральных губерниях России большевики не позволили использовать для помощи голодающим, а по принудительной разнарядке направили его на переработку в питьевой спирт (1 млн. ведер) для вывоза за границу по линии Внешторга ( ГАРФ, ф. р-6765, оп. 1, д. 3, л. 97.)


Т.е. большевики просто грабили Россию!


Какая же часть от всего "экспропрированного" в ходе этой антицерковной кампании пошла голодающим? В общем это все же довольно трудно установить, но некоторые документы из этого "Дела №23 Об изъятии церковных ценностей

http://www.unilib.neva.ru/dl/327/Theme_10/Sources/Soc_polit_life/Kremls_archievs.htm#_Toc491501135

дают представление об этом.
Цитирую:
Цитата:
Сводная ведомость ЦК Последгол ВЦИК о количестве изъятых церковных ценностей [4 ноября 1922 г.]
<...>
<...>
<...>
Всего изъято по приблизительному подсчету на сумму 4.650.810 р. 67 к.
Кроме указанных церковных ценностей отобраны антикварные вещи в количестве 964 пред[метов], которым будет произведена особая оценка.


Ну а единственная цифра, упоминаемая в этом Деле №23 для голодающих - тот самый 1 000 000 (1 миллион рублей). Это обозначено в письме Троцкого от 23 марта 1922г как первый транш, но где сведения о последующих траншах? Их нет!
Таким образом, вполне вероятно, что лишь четверть от "экспроприированных" ценностей пошла на помощь голодающим.


Историков давно интересовал вопрос, на что пошли с таким отчаянным трудом добытые в 1922 г. церковные ценности. На хлеб для голодающих, на денежную реформу Г. Я. Сокольникова, на индустриализацию? Итоговая ведомость А. Н. Винокурова позволяет теперь ответить на этот вопрос.
Из 4,6 млн. собранных рублей еще до развертывания массовой кампании по изъятию было решено, по предложению Троцкого, истратить 1 млн. золотых рублей на закупку хлеба для голодающих и развернуть вокруг этого широкую агиткампанию (№ 23-30). Для оценки остающейся суммы изъятого стоит вспомнить сметы на расходы по проведению самой кампании: никакой документации по расходованию только на голодающих особого фонда, составленного из изъятого имущества (как предписывалось декретом 16(23).02 1922 г.), не обнаружено. Механизм контроля за этим расходованием (включая контроль духовенства и верующих), несмотря на все требования снизу, создан не был. Между тем составленная на один лишь апрель 1922 г. смета технических расходов Московской, Петроградской и губернских КИЦЦ была утверждена Малым СНК в сумме 1 559 592 золотых рубля (запрашивали 2 000 006), но потом разрешали и сверхсметные расходы. Это только расходы на упаковочные материалы, грузчиков, транспорт, с прибавлением части расходов на агиткампанию и на московское совещание обновленческого духовенства. Главные расходы на агитацию шли по другим сметам. Сюда не включены также основные расходы на кампанию, связанные с массовым применением по всей стране революционного насилия по отношению к верующим и духовенству (см., например, московскую смету на прокормление 3 500 человек, задействованных для изъятия — № П-76).
Учитывая все это, вряд ли будет преувеличением сказать, что собранные (и не разграбленные тогда же!) церковные ценности пошли в первую очередь на саму кампанию по изъятию или, точнее говоря, на кампанию по расколу и разгрому Русской Православной Церкви.

и в большевистские карманы.


А также, добавлю, на нужды ВЦИК, на нужды руководства большевистских властей в регионах, на армию (25 миллиардов совзнаков сверх сметы на 1ю Конную армию) и т.п. - и это при том, что целлью антицерковной компании официально и громогласно была обьявлена именно помощь голодающим!
И только четверть от изъятых в действующих церквах и монастырях ценностей (1 миллион рублей) пошла на помощь голодающим.

Но и это еще не все! Дело в том, что антицерковная компания 1922г была лишь малой частью от всего того грабежа богатств царской России, которой занимались большевики. Согласно


http://www.unilib.neva.ru/dl/327/Theme_10/Sources/Soc_polit_life/Kremls_archievs.htm


общая сумма экспроприаций в те годы оценивается в 500 миллионов золотых рублей (оценка Политбюро от 18 мая 1922г)! Все эти экспроприации проходили в Политбюро под грифом секретно.
И, как можно понять из всего этого, только 1 миллион рублей из общей суммы 500 миллионов пошел на помощь голодающим!


Ну и впридачу еще,например: хороший урожай картофеля в 1921 году в центральных губерниях России большевики не позволили использовать для помощи голодающим, а по принудительной разнарядке направили его на переработку в питьевой спирт (1 млн. ведер) для вывоза за границу по линии Внешторга ( ГАРФ, ф. р-6765, оп. 1, д. 3, л. 97.)

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.

Последний раз редактировалось: Дроздовский (Вт Мар 09, 2010 11:54 pm), всего редактировалось 1 раз
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5840
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 6:56 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Революционные фанатики громили церкви и храмы, жестоко преследовали духовенство. Мародерство большевиков достигало неслыханных размеров. Параллельно с грабежом шел процесс варварского разрушения церквей и храмов. Жгли иконы и церковную утварь.
В 1917 году в России было около 78 тысяч храмов и церквей. В Москве насчитывалось 568 храмов и 42 часовни. Из этого числа за годы Советской власти подавляющее большинство храмов, церквей и монастырей было разрушено, закрыто и обезображено. Большевики взорвали, а затем сровняли с землей величественный и неповторимый памятник русской культуры и зодчества Храм Христа Спасителя,' построенный на народные средства в ознаменование победы России над армией Наполеона. Позже были снесены Собор Казанской Божьей Матери на Красной площади, построенный в 1636 году в честь победы народного ополчения Минина и Пожарского над интервентами, и часовня Иверской Божьей Матери в историческом проезде. Многие Церкви большевики стали переоборудовать под клубы. Превращали их в мастерские, склады и даже в конюшни, свинарники и гаражи.


архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС:

Цитата:
«Товарищу Молотову для членов Политбюро. Строго секрет- но. Просьба ни в коем случае копии не снимать...Ленин.

Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления....Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей.... А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указывают на то, что позже сделать это нам не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который бы либо обеспечил нам сочувствие этих масс, либо, по крайней мере, обеспечил бы нам нейтрализование этих масс. ... Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать...Ленин».


Итак, искусственно созданный большевиками голод был использован как подходящий фон для бандитского ограбления храмов и святынь Православной Церкви с последующей отправки награбленного за рубеж. Это омерзительное письмо свидетельствует поистине о сатанинской ненависти Ленина к Богу, к Его Церкви.
Операция по изъятию церковных ценностей к маю 1922 года дала в руки советского правительства астрономическую сумму. Она в сто раз превышала сумму годового бюджета страны. И, тем не менее, население Поволжья в тяжких страданиях погибало. Из 32 миллионов человек, составляющих население пострадавших от засухи районов Поволжья, голодали более 20 миллионов человек.
Награбленные из Церквей и храмов ценности большевистское правительство переправляло за рубеж якобы для закупки хлеба для голодающего населения. Фактически хлеб в стране имелся, но и он отправлялся за границу.
Однако одного ограбления церквей и храмов было недостаточно озверевшим богоборцам.
В начале января 1919 года, в разгар гражданской войны, Ленин дает указание осуществить беспрецедентную акцию. Впервые в истории Православной России совершается чудовищное кощунство - в монастырях и храмах публично вскрываются мощи святых. Такого надругательства над чувствами верующих история еще не знала.
28 января 1919 года в 4 часа дня состоялось вскрытие раки преподобного Тихона в Богородицком монастыре в городе За-донске Воронежской губернии. 8 февраля в 4 часа 15 минут в Митрофановском монастыре в Воронеже было произведено вскрытие раки святого Митрофания.
Ленин посмел вскрыть мощи преподобного Сергия Радонежского (1321-1391), основателя и игумена Троице-Сергиевой Лавры, который благословил князя Дмитрия Донского перед битвой на Куликовом поле в 1380 году.
Вскрытие древней раки с мощами святого отца Сергия было совершено большевиками 11 апреля 1919 г. Ленин потребовал дать ему фотографические снимки, отснятые во время вскрытия. Бонч-Бруевич писал: «Я лично показывал ему фотографии из киноленты..., и он остался ими весьма удовлетворен».
С 1 февраля 1919 года по 28 сентября 1920 года было совершено 63 вскрытия. Кощунственные деяния большевиков не прекращались и в последующие годы.
12 мая 1922 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры в Петрограде была вскрыта рака легендарного святого благоверного князя Александра Невского.
Ленин торопил с процессами над высшим духовенством. По его инициативе в мае 1922 г. Политбюро принимает решение. "Дать директиву Московскому трибуналу:
1. Немедленно привлечь Тихона к суду.
2. Применить к попам высшую меру наказания ".
Во исполнение решения в Москве завершился суд, который 8 мая приговорил 11 священнослужителей и мирян к смертной казни. Священники Х.Надеждин, В.Соколов, М.Телегин, Тихомиров, А. Заозерский пополнили многотысячный список безвинно убиенных.
По указанию Ленина 4 мая 1922 г. Патриарх Тихон привлекается к судебной ответственности. С ним „работали", как и с остальным духовенством. Бесконечные допросы, угрозы, давление, посулы....

Надломленный тюремным заключением, Патриарх Тихон скончался 26 марта 1925 г. По словам очевидца: "...На похороны Святейшего Московского и всея России Патриарха Тихона пришло больше народу, чем на похороны вождя мирового пролетариата Ленина. День и ночь, без перерыва, народ шел проститься с Патриархом. За первый день, по слухам, было продано 60000 свечей. Вереница прощающихся растянулась на целую версту...".

В 1917-1922 годах жертвами большевистского террора стали многие видные иерархи Православной Церкви.

15 июня 1918 г. одним из первых принял мученическую кончину епископ Тобольский и Сибирский Гермоген. Большевистские изуверы утопили его, столкнув в воду с парохода.

В ночь с 25 на 26 января 1920 г. в Киево-Печерской Лавре большевики совершили зверское убийство митрополита Киевского Владимира. По показаниям свидетелей: "23 января вечером большевики овладели Лаврой... Убийцы повели митрополита в его спальню.... Там Владыку пытали, душили....К месту расстрела от лаврских ворот Владыку привезли на автомобиле. ...
Митрополит спросил: "Вы здесь меня хотите расстрелять?" Один из палачей ответил: "А что же, церемониться с тобою что ли? " Тогда митрополит попросил у них разрешения помолиться Богу, на что последовал ответ: "Только поскорее". Воздев руки к небу, Владыка молился вслух: "Господи, прости мои согрешения, вольные и невольные, и приими дух с миром". Потом благословил крестообразно обеими руками своих убийц и сказал: "Господь вас да простит". В это время раздались выстрелы, и святитель упал, обливаясь кровью. Убийцы начали подымать Владыку на штыки. Лицо Владыки было проколото в разных местах и прострелено. Грудь зияла страшным кровавым отверстием от разрывной пули. Несколько ребер выбито. Бока пронзены штыками и прострелены. Затылок тоже исколот штыковыми ударами.... Когда о. Анфим поднимал тело митрополита, к нему подбежало человек десять солдат и рабочих, начали глумиться и ругаться над расстрелянным Владыкою и не разрешали уносить его тело: «Вы еще хоронить его будете - в ров его бросить». Когда понесли тело Владыки, то проходившие благочестивые женщины плакали, молились и говорили: "Страдалец, мученик, Царство ему Небесное"."

Вслед за этим по всей стране прокатилась волна кровавых столкновений, арестов и расстрелов.К середине 1922 года в связи с изъятием церковных ценностей состоялся 231 судебный процесс. На скамье подсудимых оказалось 732 человека, многие из которых были приговорены к расстрелу.

12 августа в Петрограде был расстрелян митрополит Петроградский Вениамин. В заключительном слове, которое ему накануне было предоставлено на суде он сказал "О себе'? Что же я могу вам о себе еще сказать? Разве лишь одно... Я не знаю, что вы мне объявите в приговоре - жизнь или смерть, но, что бы вы в нем ни провозгласили, - я с одинаковым благоговением обращу очи горе, возложу на себя крестное знамение и скажу: слава Тебе, Господи Боже, за все...". Процесс митрополита Вениамина явился моральным поражением большевиков.

Старейший архиерей Серафим (Чичагов) митрополит Санкт-Петербургский начиная с 1921 года подвергался постоянным арестам и ссылкам 30 ноября 1937 года его, больного старого архиерея, арестовали. Из-за водянки он не мог сам идти, и чекисты были вынуждены вызвать карету скорой помощи, чтобы на носилках доставить его в Таганскую тюрьму. Несмотря на физическую немощь, и в тюрьме владыка сохранил силу духа и мужество: на допросах он не назвал никаких имен и виновным себя не признал. 11 декабря 1937 года в возрасте восьмидесяти одного года он сподобился мученического венца. Одному Богу известно, каким образом старца доставили в Бутово, как предали смерти. 23 февраля 1997 г. на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви владыка Серафим был причислен к лику святых.

Священномученик Фаддей, Архиепископ Тверской после долгих мучений и издевательств 31.12.1937 г. был утоплен в яме с нечистотами.

10 декабря 1937 года принял мученический венец настоятель Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, семидесятидевятилетний архимандрит Кронид (Любимов). На допросах измученный, почти слепой архимандрит Кронид вел себя безбоязненно. На предложения следователя "дать правдивые показания о своей контрреволюционной деятельности" архимандрит Кронид отвечал: "Я по своим убеждениям являюсь монархистом до настоящего времени, в таком же духе воспитывались мною монахи, которые должны быть последователями Истинно-Православной Церкви". На троекратные требования следователя назвать "единомышленников" старец отвечать отказывался. Последний настоятель Лавры и десять человек, проходившие с ним по делу, были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны в Бутово.

Незадолго до своего последнего ареста митрополит Серафим (Чичагов) говорил: "Православная Церковь сейчас переживает время испытаний. Сейчас многие страдают за веру, но это - золото очищается в духовном горниле испытаний. После этого будет столько священномучеников, пострадавших за веру Христову, сколько не помнит вся история христианства".

В России, как нигде в XX веке, проявилось противостояние Добра и Зла. Семьдесят лет, прошедшие с октября 1917 года, стали временем беспримерных гонений за веру, превзошедших даже гонения первых веков христианства. Сонмом мучеников преисполнилась Русская Православная Церковь, сохранившая в дни жестоких испытаний чистоту и крепость веры. Жестокость, проявленная по отношению к священнослужителям, не поддается описанию. Их подвергали аресту, зверски пытали, топили в прорубях и колодцах, бросали в огонь, отравляли, заживо погребали, топили в общественных нужниках, распиливали двуручной пилой, распинали на кресте, сдирали кожу с рук и ног....
Особо большие человеческие потери понесло Православие при изъятии церковных ценностей. В этот период было расстреляно около 8100 священников и монахов. Арестованных, сосланных и расстрелянных, было не менее 20 тысяч.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5840
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 01, 2009 10:27 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Церковь и советский атеизм

"Одна безнравственность влечет за собой другую. Мы постепенно подошли к духовному кризису. Мы сначала плюнули в икону, потом в отца с матерью"
П. ВЕЛЬЯМИНОВ.



Любая победившая революция пытается откреститься от идеологии свергнутого строя, разжигая тотальную войну против его устоев. Пролетарская революция взяла за основу новой идеологии вульгарный атеизм - отрицание бога, духовной первоосновы жизни человека как буржуазных пережитков. Ломка сложившихся традиций и мировоззрения происходила без учета человеческой психологии и сопровождалась безудержной пропагандой, агитацией и насилием.

Ленин считал религию одной из самых гнусных вещей, какие только есть на земле. С первых дней существования советской власти он повел решительную и жестокую борьбу против православной церкви с целью разрушить ее "до основания". Ленин стал прямым инициатором четырех массовых кампаний против православия. Первая проходила с ноября 1917 до 1919 г. и ознаменовалась началом закрытия монастырей, некоторых церквей, реквизицией их имущества, лишением церкви прав юридического лица. С осени 1918 г. по всей стране начались массовые аресты православных священников. В декрете об отделении церкви от государства, правленном ленинской рукой, пункт 12-й гласил: "Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют".

Вторая "ленинская" кампания прокатилась в 1919- 1920 годах, и главным ее действом стали кощунственные акты вскрытия святых мощей. В апреле 1919 г. были вскрыты мощи Сергия Радонежского, а в апреле 1920 г. Наркомюст постановил, что служители культа как имеющие "нетрудовой заработок" и занимающиеся "непроизводительным трудом" не могут пользоваться полными гражданскими правами.

Третья кампания развернулась в период с конца 1920 до начала 1922 г. и была направлена на раскол церкви, ее разложение изнутри. Луначарский в письме Ленину 30 ноября 1922 г сформулировал поистине революционную идею этой кампании, заявив, что противники "тихоновцев" должны признать "богоустановленность советской власти" За это сторонникам обновленной православной церкви обещалась поддержка государства. С начала 1922 г. Ленин развернул последнюю при своей жизни антицерковную кампанию, поставив ее задачей ограбление всех "богатых" церквей и расстрел при этом максимального числа православных священнослужителей. Ленин рекомендовал: "...Изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь, и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше". В духе таких рекомендаций был подвергнут жестоким пыткам и убит пермский архиепископ Андроник, расстрелян черниговский архиепископ Василий, приехавший в Пермь для расследования убийства Андроника; тобольский архиепископ Гермоген живым был привязан к колесу парохода и растерзан его лопастями. В марте 1922 г в Шуе верующие оказали сопротивление изъятию церковных ценностей, и Ленин в секретном письме Молотову развернул целую программу разгрома православной церкви. В этом послании зловеще выделялась фраза: "...И расстреливать, расстреливать, расстреливать" В первом полугодии 1922 г. произошло 1400 кровавых столкновений верующих с властями Более 700 священников были привлечены к уголовной ответственности. А всего с 1917 по 1922 г. около 8000 православных священников пали жертвами большевистского террора.

Однако при всем упорстве и жестокости, проявленных в антирелигиозной борьбе, Ленину пришлось признать, что государство от церкви отделить удалось, а вот народ отделить от церкви - нет. Рыков, сменив Ленина на посту главы правительства, несколько ослабил давление на церковь - уменьшились налоги, были освобождены из тюрем и ссылок некоторые иерархи. Тем не менее борьба продолжалась, а после ухода Рыкова со своего поста в конце 1920-х годов началась сталинская эпоха "воинствующего безбожия".

Все описанные антицерковные кампании, хотя и с коротким запозданием, прокатились и по Нижнему Тагилу. В 1920 г. закрыли Скорбященский женский монастырь и в нем устроили концлагерь № 2. В 1929 г. были вывезены святые мощи Симеона Верхотурского и помещены в музее атеизма, устроенном во Входо-Иерусалимском соборе. Священнослужителей лишали избирательных прав и преследовали.

Резкое ограничение свободы духовенства путем лишения его гражданских прав было одним из первых шагов советского государства по искоренению влияния церкви. Эта политика проводилась как в годы гражданской войны, так и после нее. В 1926 г. по инициативе ОГПУ в Нижнем Тагиле начали составлять "черные списки", в которые заносили адреса духовных пастырей, данные о членах их семей. Большой перечень священнослужителей-лишенцев содержится в "Именном списке лиц, лишенных избирательных прав по городу Н. Тагилу Уральской области за 1928 г.". Всего в списке перечислены 26 священнослужителей и 11 членов их семей. "Черные списки" пополнялись фамилиями лиц из числа церковнослужителей, высланных в Нижний Тагил в качестве ссыльнопоселенцев для возведения объектов индустрии. К сбору компрометирующих материалов привлекалась широкая общественность. Например, статья в газете "Рабочий" (органе Нижнетагильского окружкома ВКП(б) и окрисполкома) за 1930 г. сообщала, что "административный отдел горисполкома создал 23 бригады по выявлению лиц, подлежащих лишению избирательных прав. В бригады входят члены горисполкома, осодмильцы и милиция. С четвертого ноября бригады приступили к практической работе. Все организации и граждане должны помочь работе бригад. Только при помощи общественности возможно выявить всех лиц, подлежащих лишению избирательных прав".

Ряды лишенцев росли. Если в 1928 г. их насчитывалось 817 человек, то к 1936 г.- уже 1822, в том числе лишенных прав по религиозному принципу - 83. Среди них священников - 34, монашек - 13, церковной администрации из мира (старосты, члены церковного совета и т. д.) - 16, попечителей и благотворителей - один, приверженцев церкви - пять, иждивенцев - членов семей духовников - 14 человек. В сельсоветах тоже составлялись подобные списки (в Висимо-Шайтанске - шесть человек, в Черноисточинске - восемь, Висимо-Уткинске - двое).

Из уже упоминавшегося списка лиц (83 человека) лишенных гражданских прав по религиозному принципу, попали в ссылку 16, в тюрьму - четверо. Из них трое умерли в тюрьме и концлагере; под массированным давлением властей отказались от церкви 10 священнослужителей, от отца-священнослужителя - один, не отреклись - 14.

Особенно модными в 1930-х годах были шумные кампании (организуемые НКВД через печать) публичного отречения служителей религиозного культа от своего сана. Один из наиболее громких примеров этого - статья в газете "Рабочий", где продемонстрирован массовый публичный отказ ряда священнослужителей от своих взглядов.

Судя по всем спискам лишенцев, находящимся в Нижнетагильском архиве, за веру пострадали около 150 человек. Из них только священнослужителей - 87, иждивенцев служителей культа - 34, церковной администрации - 16, попечителей - один, остальные - приверженцы церкви.

Наряду с преследованием верующих и священнослужителей советская власть вела планомерную "осаду" зданий религиозного культа. В 1926 г в Тагиле насчитывалось восемь церквей, четыре часовни, мусульманская- мечеть, несколько молитвенных домов старообрядцев, евангелистов-христиан и один - еврейский.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5840
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 01, 2009 10:28 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

В конце 1920 - начале 30-х годов по всей стране происходило массовое закрытие, а затем и разрушение церквей. В это время уничтожили и церкви Тагила. Для этого использовались различные предлоги: Свято-Троицкую церковь закрывали в связи с образованием трещин, якобы угрожающих жизням верующих, церковь в Лае - из-за малой посещаемости. Наступление на веру велось как в городе, так и в деревне. Например, о том, как закрывалась церковь в Горбуново, рассказывается в статье "Клуб назвать "Семь лет без Ленина". "Это постановление было выполнено 22 января. Все колхозники, весь деревенский актив приняли участие в субботнике, сделали необходимый ремонт - закрасили иконы, устроили сидения. Вечером привезли кинопередвижку и устроили кино. Новый клуб был переполнен. Горбуновский сельсовет призывает последовать его примеру все сельсоветы". А вот как обосновывалась необходимость закрытия Выйско-Никольской церкви (декабрь 1929 г.): "В связи с быстрым ростом промышленности в Тагиле предвидится большой рост населения. Рост населения требует развертывания школьного строительства. Не имея финансовой возможности обеспечить население новыми школьными зданиями. Горсовет, уступая требованиям трудящегося населения ходатайствует перед Обладмотделом об изъятии Выйско-Никольской церкви от группы верующих и использовании таковой для школы". Месяцем раньше (в ноябре 1929 г.) Нижнетагильский окрисполком решил изъять подвальное помещение Выйско-Никольской церкви, где размещалась усыпальница Демидовых, "...для хранения продуктов снабжения для рабочих завода... сохранения от порчи картофеля". Что касается всей церкви, то Тагильский окрисполком потребовал в недельный срок представить проработку и проект переоборудования церкви "под культурное учреждение", отклонив ходатайство церковно-приходского совета Выйско-Никольской общины.

Заявление церковно-приходского совета - весьма интересный документ. Столько достоинства, гордости, смелости в более поздних документах нам встречать уже не приходилось. В нем, например, говорится: "Мы - не "ничтожная кучка верующих", как хотят представить дело лица, заинтересованные в отобрании храма и заявляющие об этом в газете... а весьма значительная и мощная религиозная община, насчитывающая в своих рядах несколько тысяч верующих... Храм для школы явно не соответствует по своей архитектуре и конструкции как внешней, так и внутренней. Приспособление его под школу потребует таких громадных средств, которые могут обеспечить постройку совершенно нового здания... Мы, верующие граждане СССР, не малолетние дети и не безвольные рабы, которые неспособны сознательно и самостоятельно разбираться в вопросах и решать свои нужды без посторонней помощи... Храм нам необходим, и мы от него не отказываемся..."

Неужели эти люди, защищавшие свой храм, ничего не слышали о церковных процессах начала 20-х годов, когда вся православная церковь объявлялась контрреволюционной организацией? Да и самой Конституцией РСФСР священники лишались избирательных прав, поскольку признавались "тунеядцами, наживающимися на эксплуатации религиозных предрассудков отсталых трудящихся". Или поверили словам Сталина, сказанным два года назад, о том, что каждый гражданин имеет право исповедовать любую религию?. А может быть, они считали, что все происходящее - лишь самоуправство местного начальства, и надеялись своей гордой позицией убедить, устыдить его?

Сопротивление такого рода - не единичный факт Народ не был равнодушен к попранию веры и ее символов. Примером может служить случай ареста С.К. Семина, который, выразив протест против закрытия церкви, был осужден по статье 58-10 УК РСФСР. Арестованный якобы за сопротивление властям, он был досрочно освобожден из лагерей за хорошую работу и препровожден в Нижний Тагил, оставаясь лишенцем до 1936 г. Следует отметить демонстрацию женщин в с. Балакино в связи с арестом дьякона Чернова. Особенно выделялась из толпы Орина Финодеева 55 лет (вдова, беднячка), которая кричала: "Дьякон нам нужен, церковь от государства отделили, и вы брать его не имеете права!"

Однако такое сопротивление не давало особых результатов и, как правило, было обреченным на поражение II декабря 1929 г. президиум горсовета вновь заслушал доклад предгорсовета Истомина о Выйско-Никольской церкви и решил отнять ее у "незначительной группы верующих" и переоборудовать в школу. Когда же приходский совет попросил разрешения на проведение собрания членов общины для регистрации и ознакомления с последними постановлениями ВЦИК, СНК и НКВД относительно церкви, в просьбе было отказано. В январе 1930 г изъяли татаро-башкирскую мечеть "для использования ее под нацменклуб". В документе об изъятии указано, что "взрослого татаро-башкирского населения, имеющего право голоса, насчитывается не более 280 человек, за отобрание мечети голосовали и дали подписи 269 человек, таким образом, от голосования и дачи подписи отказалось 21 человек... это количество составляют члены мечетского совета и члены их семей и лица, чуждые рабочему классу (лишенцы)". В начале февраля 1930 г. в Нижнем Тагиле запретили колокольный звон, а вскоре колокола сбросили с колоколен.

В феврале 1930 г. президиум горсовета по докладу члена совета Яковлева постановил: "Учитывая массовые требования трудящихся города о закрытии Входо-Иерусалимского собора и Введенской церкви, обоснованное на необходимости использования этих зданий под учебные мастерские по поднятию и выковыванию квалифицированной рабочей силы... требование трудящихся г. Тагила о закрытии Входо-Иерусалимского собора и Введенской церкви удовлетворить". Одновременно были закрыты и церкви в селениях Нижнетагильского округа.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5840
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 01, 2009 10:30 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Схема закрытия обычно была предельно проста: арест священника; обезглавливание церковного совета, распад общины, закрытие церкви. От общины оставалось только несколько неграмотных пожилых женщин, чьи ходатайства никто всерьез не воспринимал. Именно так закрывалась церковь в Шиловке.

Были и другие проверенные способы. Например, взамен арестованного священника назначить другого, но пьющего, от которого сами прихожане открещиваются, оросят убрать. "Вам не нравится этот? Тогда не будет никакого!" - и постепенно пустеет храм, и старикам некуда идти со своими молитвами. Или - согнать в одну церковь, в невообразимую тесноту, приверженцев разных верований (к примеру, старообрядцев и обновленцев), вызывая их раздражение, душевную и физическую усталость". Очень эффективно действовал многолюдный гвалт перед церковью во время молебна - с карнавалом, с факелами, с песнями, оркестром, криками "ура", сжиганием изображений "богов". Называлось это антирелигиозным праздником "Торжество правды". Иногда священнику давали разрешение проводить службы на один месяц, которое каждый месяц необходимо было продлять на тот же срок. И так - не один год! Священник каждый раз был вынужден являться на регистрацию к секретарю исполкома, отмечаясь у него, как отмечаются сейчас условно осужденные в спецкомендатуре. Все эти методы назывались "массовой атеистической работой среди населения".

В ходе ожесточенной антирелигиозной борьбы составлялись "боевые сводки". Вот строки из документа такого рода, где дается политико-экономическая характеристика района по состоянию на 31.12.1931 г.: "По числу классово-чуждого и антисоветского элемента Тагильский район занимает первое место по округу, или 5,2 % к общему числу всего населения района. Лишенцев - 900 человек, закоренелых обывателей и церковников - 100 человек, нэпманов и кулаков до 900 человек". Налицо боевые победы: "Из 12 существующих в районе церквей закрыто 6 церквей самой массой. Имеется секта лучинковцев в 24 человека с активом в 6 человек, но никакого влияния на окружающее население она не имеет".

К концу 30-х годов "чуждые рабочему классу элементы" были основательно "прополоты". Смельчаков, подобных авторам заявления церковно-приходского совета Выйско-Никольской общины, открыто обвинявшим представителей власти в преступных действиях против верующих, уже не было. Уровень, на котором принимались решения о закрытии культовых зданий, снизился. Например, в январе 1938 г. в президиум Нижнетагильского горсовета поступило заявление от церковного совета старообрядческой общины с жалобой на действия агента горкомхоза Огаркова, который закрыл старообрядческую часовню по улице В. Черепанова. Подписано заявление людьми явно преклонного возраста, а сам текст написан детской рукой, очевидно, под диктовку. Чувствуется стремление написать предельно аккуратно - а вдруг это поможет, убедит? Не помогло - часовню закрыли, даже без сбора подписей. На этом переписка закончилась.

Подошла очередь и Александро-Невской церкви. Конечно, она и раньше не была обойдена вниманием НКВД В начале 1930-х годов ее настоятелем был отец Всеволод Черепанов, перешедший сюда из Введенской церкви. Здесь же служил регентом его сын Леонид, судьба которого трагична. До революции Леонид окончил Пермскую духовную семинарию, был назначен в Скорбященский монастырь священником. В 1918 г. его посвятили в сан епископа под именем Льва. В 1925 г. Льва арестовали, и он отбывал срок на севере. Вернулся в 1932 г., но служить ему не разрешили, поэтому он был вынужден согласиться на место регента церковного хора Александро-Невской церкви. В 1937 г. снова был арестован и погиб.

В борьбе за закрытие Александро-Невской церкви сыграли свою роль противоречия в православной церкви. В 1920-30-х годах в ней существовало два течения. Одно из них представляли приверженцы патриарха Тихона, арестованного и судимого в начале 20-х годов за сопротивление насильственному изъятию церковных ценностей ("тихоновцы"). К другому течению относились сторонники модернизации церковного культа, приспособления церковной деятельности к изменившимся условиям. Приспособление это заключалось в том, что "обновленцы" слишком легко и охотно соглашались с любыми действиями властей, в том числе и такими, которые проводились прямо против церкви. А такие пункты программы "обновленцев", как ликвидация патриаршества и монашества, ношение духовенством гражданской одежды, критическое отношение к культу мощей, были совершенно неприемлемы для приверженцев традиционного культа История обоих течений изобилует многими неясностями, однако материалы, опубликованные в последнее время, говорят о том, что обновленчество часто использовалось как подрывная сила внутри православной церкви. Как и во всей стране, между тагильскими "тихоновцами" и "обновленцами" велась непрерывная глухая борьба за приверженцев, за захват церковных зданий.

Сохранилось анонимное заявление-донос в адрес секретаря культовой комиссии горисполкома (май 1938 г.) В нем "прихожанин Гальянского прихода" обвиняет одного из активистов церкви М. Ф. Лазарева сразу в нескольких грехах, каждого из которых вполне хватало для "оргвыводов". Это и "бывший кулак", и "отец арестованных сыновей", и "тихоновец", а еще и "пособник непорядочного священника". "Прихожанин" просит "выяснить правду и ликвидировать гнездо". Однако для проведения операции по "ликвидации гнезда", то есть закрытия церкви, анонимного доноса было недостаточно. Надо было "подработать" состав церковного совета. Туда включили и "обновленцев". Священника выдворили. А в мае 1939 г. появилась докладная записка председателя Ленинского райсовета Н. Куликова. В ней говорилось, что на 35 тыс. человек, проживающих на Гальянке, Ключах и Вые, не имеется ни одного театра и клуба, кроме красного уголка ВЖР, вследствие чего "трудящиеся Ленинского райсовета (так в тексте) в количестве 4975 человек просят своими постановлениями райсовет о закрытии Александре-Невской церкви и передаче ее под пионерский клуб".

Интересно, что в своем отчете горкому ВКП(б) ответственный секретарь горисполкома Яковлев 16 ноября 1940 г. писал: "Посещаемость Казанской церкви очень большая, я был в 1938 г. и в конце 1939 г., оба раза с трудом можно было пройти. Народу как сельдей в бочке". И это несмотря на несовместимость староверов и "обновленцев"! Из того же отчета следовало, что и Александре-Невская церковь посещалась тоже весьма активно.

20 мая 1939 г. президиум горсовета принял постановление о закрытии Александро-Невской церкви, "учитывая ходатайство граждан Ленинского райсовета в количестве 6000 человек" (президиум изрядно округлил цифру), и передаче ее под кинотеатр.

Однако требовалось еще утверждение вышеупомянутого постановления облисполкомом. Такое решение последовало только в марте 1940 г. Документ этот был получен в Тагиле одновременно с "не подлежащим оглашению" указанием облфинотдела об изъятии всего церковного имущества. В документе учтено, казалось бы, все: куда - колокола и языки от них, куда - золочанку и серебрянку, ризы с икон и чаши, медные монеты, ковры и дорожки, салфетки и столы, стулья и чехлы от них - все на учет. Впрочем, ни слова не было сказано об иконах и книгах. Они никакой цены не имели, поэтому не учитывались. По воспоминаниям старожилов, иконы, с которых были содраны оклады, рубили топором на дрова, и кое-кто из плачущих старух утаскивал эти "дрова" по домам. Кому-то удалось унести и недорубленные иконы. Директор находившейся рядом школы № 41 М.Г. Корякова посылала учащихся носить эти "дрова", чтобы топить школьные печи.

Точно так же поступали с книгами. Если крышки переплета были покрыты металлом, его сдирали для сдачи во вторцветмет, книгу рубили топором - и в печь.
Макулатуру тогда школьники не собирали.

То, что своими действиями облфинотдел нарушал закон, никого не беспокоило. А ведь в соответствии с постановлением Президиума ВЦИК и СНК РСФСР, принятым еще в 1929 г., к фактическому изъятию церковного имущества и ликвидации церкви можно было приступать только по истечении 15-дневного срока после объявления решения облсовета. Это время давалось верующим для обжалования решения в Президиуме ВЦИК. По-видимому, такая жалоба в Москву была послана, так как окончательный ответ о судьбе церкви пришел уже из Москвы Президиум Верховного Совета РСФСР 6 июля 1940 г утвердил решение облисполкома о закрытии Александро-Невской церкви и передал здание исполкому Нижнетагильского горсовета для переоборудования его под кинотеатр.

Конечно, никакого кинотеатра в церкви не устроили. Да никто и не собирался этого делать. А разговоры о клубе или кинотеатре были очередным обманом. Очередным - еще с тех времен, когда в одном из храмов Скорбященского монастыря устроили баню, а другой, прекраснейший по архитектуре и предназначавшийся для клуба, стал кладовой. Очередным-после "школы" в Выйско-Никольской церкви, "филиала музея" или "мастерских по выковыванию квалифицированной рабочей силы" во Входо-Иерусалимском соборе, "общежития" или "типографии" во Введенской церкви, "нацменклуба" в здании мечети. Но если при изъятии у верующих Выйско-Никольского храма в 1929 г. создавалась видимость дела (составлялась смета переделки церкви), то теперь, спустя десять лет, никаких объяснений с верующими не было. А Совет по делам русской православной церкви, созданный для контроля за соблюдением советского законодательства по вопросам религии и церкви, рассылал по всей стране директиву о том, что духовенство и верующие не имеют права "быть ознакомлены с инструкциями Совета по делам церкви и с подробными мотивами решений об отклонении тех или иных ходатайств".

18 декабря 1943 г. секретарь исполкома Нижнетагильского горсовета М. Губанов в отчете исполкому облсовета дал сведения о недействующих церквях в подотчетном периоде: "Секретно... Александровская церковь в Тагиле - пустует..." Нельзя сказать, что не было попыток использовать здание. Так, в начале 40-х годов возникла идея устроить там гараж. Сломали паперть, разобрали пол, чтобы ничто не мешало въезду автомашин. Однако гараж уже был - в Троицкой церкви, и второй оказался не нужен. Несколько лет там бродили коровы, спасаясь в церкви от летнего зноя. Жители постепенно разобрали кирпичную ограду на фундаменты домов, а в начале 50-х годов здесь устроили склад дуста.

Главным делом революции в России стало осквернение и разрушение святынь, опустошение людских душ, лишившихся веры в святые идеалы. Издавна на Руси было широко распространено паломничество к святым мощам Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Димитрия Салунского. На Урале поклонялись святым мощам Симеона Верхотурского, помещенным в раке, хранившейся в Верхотурском храме. С началом антирелигиозной борьбы святые мощи вывезли из Верхотурья в Тагил. Здесь их выставили, якобы для развенчания магической силы, в устроенном во Входо-Иерусалимском соборе музее атеизма. Затем, когда эта церковь была взорвана и алтарь поразительной красоты (дело рук итальянских мастеров) уничтожен, местные власти забыли о мощах. Они попали в фонды Нижнетагильского краеведческого музея, а затем вывезены в церковь с Елизаветинское под Екатеринбургом, где хранились до осени 1992 г. 27 сентября 1992 г. мощи торжественно провезли через Нижний Тагил в знак уважения к городу, который, несмотря на все перипетии, сохранил святыню, и возвратили в Верхотурский храм. Возрождается святыня - возрождается душа человеческая. Надеемся, что так оно и есть на самом деле.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 5840
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 15, 2009 11:52 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Крымская епархия после революции:


В истории Таврической (впоследствии Крымской) епархии 20-е и 30-е годы XX века являются временем беспрецедентных жестоких гонений.

Голодные иконоборцы

После окончания Гражданской войны Россию охватил чудовищный голод. Унесшее миллионы человеческих жизней страшное бедствие стало для большевиков удобным предлогом для наступления на православную церковь. 23 февраля 1922 г. советским правительством был принят декрет о принудительном изъятии церковных ценностей. Кроме того, с подачи большевистских руководителей в печати была развернута травля священников и монахов, которых обвиняли в бездушии, алчности и нежелании помочь голодающим.
И это притом, что церковь одной из первых включилась в борьбу с голодом. Летом 1921 года патриарх Тихон обратился к российской пастве, к народам мира и главам христианских церквей за рубежом с призывом протянуть руку помощи «стране, кормившей многих и ныне умирающей от голода». Для организации сбора и распределения пожертвований был образован Всероссийский церковный комитет помощи голодающим. С этой же целью создавались церковные организации на местах. Но добровольные пожертвования духовенства и верующих никак не устраивали советское руководство, и вскоре по всей стране специально созданные комиссии приступили к изъятию ценностей из храмов, монастырей и церквей.
В Крыму проведение этой кампании осуществлялось следующим образом. 30 марта 1922 г. Крымский ЦИК принял постановление, предписывающее всем православным храмам в течение 36 часов с момента получения циркуляра опечатать все ценности, сдать их в Наркомфин и сообщить об исполнении в 6-часовой срок. А поскольку за время революции и Гражданской войны все храмы епархии были в той или иной степени обворованы, к циркуляру было сделано дополнение, согласно которому лица, являющиеся хранителями церковных ценностей «по своему юридическому или фактическому положению», привлекались к ответственности «наравне с совершителями краж».
С самого начала мероприятия власти встретили глухое сопротивление священников и мирян. Так, в Симферополе в Александро-Невском кафедральном соборе работа комиссии по изъятию несколько раз прерывалась возмущенными верующими, не желавшими безучастно взирать на святотатство. Аналогичными трудностями сопровождалось изъятие в других храмах. Несмотря на это, безбожники продолжали свое черное дело, и вскоре из храмов Таврической епархии было изъято все, что возможно.

Разрешить епископам жениться!

Однако власти сочли это недостаточным. Стараясь подмять под себя духовную жизнь православного Крыма, большевики взяли курс на поддержку обновленческого движения и так называемой живой церкви — группы еретиков и раскольников, стремившихся разрушить каноническое христианство под видом церковных реформ. (Они предлагали упростить структуру церковного управления, разрешить епископам жениться, а священникам вступать в брак более одного раза, изменить язык богослужений со старославянского на русский и сократить время служб.) В Крыму ведущим идеологом обновленчества являлся симферопольский протоиерей Евгений Павлович Эндека, бывший настоятель Свято-Троицкого греческого храма.
Пользуясь негласной поддержкой, оказываемой властями, обновленцы захватывали храмы епархии, различными путями устраняя от кафедр ревнителей церковных канонов. Так, с подачи живоцерковников в Крыму состоялся ряд показательных судебных процессов над священнослужителями, которых обвиняли в сокрытии церковных ценностей, подделке документов и кражах, а также антисоветской агитации среди «трудящихся масс». После недолгого судебного разбирательства священников приговаривали к различным срокам тюремного заключения либо высылали из Крыма.
Такая участь постигла архиепископа Димитрия (Абашидзе), к этому времени устранившегося от управления делами епархии и принявшего монашеский постриг. Арестованный в Топлы в апреле 1923 г. владыка был выдворен в Киев. Не менее драматично сложилась судьба других священнослужителей. 1 декабря 1922 года ревтрибунал при КрымЦИК приговорил к 8 годам лишения свободы преемника владыки Димитрия архиепископа Никодима. Отсидев почти год в нижегородской тюрьме, владыка был выпущен по амнистии, после чего в течение 2-х лет пробыл в ссылке. В июне 1926 г. архиепископ приехал в Москву, где вскоре был вновь арестован. 15 января 1923 г. в Феодосии по обвинению в антисоветской агитации был арестован настоятель Александро-Невского собора протоиерей Владимир Георгиевич Поляков. В течение нескольких месяцев священник находился под следствием, затем был выслан из Крыма.

Общество «Безбожник»

Помимо открытых судебных репрессий, для устранения неугодных им пастырей власти также использовали и откровенно преступные методы: распространение порочащих слухов, запугивание, угрозы. В деле подрыва религиозных устоев особую роль сыграло общество «Безбожник», созданное на территории полуострова в 1924 г. Участники этой организации занимались атеистической пропагандой, подстрекали к издевательствам над духовенством и верующими, закрытию монастырей и церквей.
В октябре 1924 г. в Севастополе были закрыты все церкви Херсонесского монастыря. Начиная с 1924 г. постепенно закрываются монастырские храмы Инкерманского Свято-Климентовского мужского монастыря. Закрывая церкви и храмы, безбожники не щадили и удаленные обители. Так, в 1925 г. на долгие десятилетия прекратил существование расположенный близ села Терновка (бывшее Шулю) Спасо-Преображенский скит. Насельников святой обители, известных своим благочестием, погромщики выгнали прочь, а саму обитель закрыли. Лишь летом 1996 года стараниями архимандрита Августина Спасо-Преображенский скит был возрожден.
Для усиления антирелигиозной работы властями издавались специальные циркуляры, которые затем направлялись для исполнения в нижестоящие партийные органы. При этом во избежание стихийных протестов со стороны верующих рекомендовалось проявлять известную деликатность. Однако данное пожелание никогда не исполнялось на практике.
Как признавали сами организаторы, в процессе осуществления антирелигиозной кампании «некоторые члены партии и значительная часть комсомольцев допускали случаи грубого оскорбления чувств верующих, с шумом врывались в головных уборах в храмы, учиняли в период Вербного воскресенья в храмах драки, организовывали антирелигиозные спектакли, оскорбляли чувства людей».
Наглядной иллюстрацией этого служит происшествие 11 апреля 1925 г., когда во время торжественного богослужения в евпаторийском соборе ворвавшаяся внутрь группа комсомольцев и пионеров стала вырывать из рук молящихся принесенные по случаю великого праздника вербы и ими же их избивать. В этот же день аналогичные инциденты произошли в двух церквах Симферополя.

Последняя зачистка

Новая антирелигиозная кампания началась в 1929 г., после того как 4 января в Крымском обкоме партии прошло совещание, на котором было принято решение об усилении антицерковной работы. В крымских газетах во множестве начинают публиковаться статьи, изображающие церковь в качестве классового врага, а также материалы, связанные с отречением духовенства от сана. От имени трудящихся подготавливаются ходатайства и письма о снятии церковных колоколов. В массовом порядке закрываются церкви и храмы — уцелевшие во время предыдущей кампании, не превращенные в хранилища и сельские клубы.
Только за период с 1 января по 25 мая 1930 г. по решению президиума КрымЦИК были закрыты 11 православных храмов, среди них такие шедевры архитектуры, как Свято-Екатерининская церковь д. Сарыголь в Феодосийском районе, построенная в 1871 году. В 1932 г. прекратились богослужения в Севастопольском Свято-Владимирском адмиралтейском соборе. После закрытия собор был передан спортивному авиационному обществу под мастерские, затем отведен под склады. Могилы захороненных в соборе четырех адмиралов-героев (П. С. Нахимова, В. А. Корнилова, М. П. Лазарева, В. И. Истомина) были осквернены и разграблены.
К июню 1941 г. церковная жизнь Крыма подверглась разгрому. Из множества храмов епархии к началу войны функционировали лишь единицы. Многие святыни были безвозвратно утрачены. Большинство священнослужителей были репрессированы.
16 февраля 1931 г. в Москве был арестован бывший настоятель Севастопольского Свято-Владимирского адмиралтейского собора протоиерей Роман Иванович Медведь. В мае того же года священника приговорили к расстрелу, который потом заменили 10-летним заключением в соловецком лагере. Тяжелые условия лагерной жизни, недоедание и тяжелая работа подорвали здоровье о. Романа. В 1936 г. его отпустили домой — больного и совершенно измученного. Незадолго до смерти священника снова хотели арестовать, однако, увидев, в каком он состоянии, решили оставить умирающего в покое.
6 декабря 1937 г. в колымском лагере скончался о. Елеазар Спиридонов, священник Евпаторийского Свято-Ильинского храма, арестованный 27 октября 1936 г. по обвинению в «хранении монархической литературы» и «клевете на местные органы власти». 14 февраля 1938 г. по обвинению в участии в «греческой националистической организации» к расстрелу был приговорен священник Симферопольской Свято-Троицкой церкви протоиерей Николай Мезенцев.
Длившиеся на протяжении двадцати лет гонения на религию и православную церковь в Крыму прекратились только к началу войны с нацистской Германией. Жестокие поражения первых месяцев, в результате которых войсками противника были заняты огромные территории, заставили советское руководство пересмотреть свое отношение к духовенству и верующим.
Но это уже совсем другая история…

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2350

СообщениеДобавлено: Сб Май 29, 2010 10:33 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

КОМСОМОЛЬСКИЕ КАРНАВАЛЫ
Пробным камнем, на котором мы испытывали свои силы, были наши массовые кампании, из них основ­ная — «комсомольское рождество»... Это попытка совместить веселый, близкий и понятный молодежи и даже религиозно настроенным взрослым карнавал с большой и серьезной антирелигиозной пропагандой... В смысле изучения сравнительной истории религии — карнавал каждому рядовому комсомольцу давал большой толчок. Вынужденный полемизировать с верующими комсомолец должен был всерьез браться за антирелигиозную книжку. Кривая читаемости антирелигиозной литературы очень поднялась во всех московских библиотеках, где читает рабочая молодело....
В нескольких сотнях пунктов были проведены анти-рождественские карнавалы...
Вот несколько наиболее ярких фактов из описаний карнавалов.
В Архангельске э шествии участвуют ряженые крестьяне, которые тащат сани с попами. У каждого из крестьян надпись «Доколе, Господи!» — В Симбирске на карнавале проведена была инсценировка «Крестный путь человечества». Состояла она из коротких сцен, ставившихся на остановках шествия: избиение младенцев, инквизиция, гонение сектантов и т. д. Инсценировка имела чрезвычайно большой успех.— В Тамбове шествие открывает колоколенка на грузовике, языки колокола раскачивают Деникина, Колчака, Пуанкаре, Керзона и т. д. Колокольня успешно конкурирует с церковными.
В другом месте карнавал начался инсценировкой на возвышенной площади мифа о Будде.
После двинулся карнавал. Открывал его грузовик с картонными церквами, синагогой, попом и раввином, приплясывавшими при игре оркестра. Дальше подвода с ледяными богами, ряжеными офицерами, нэпманами, меньшевиками.
...Очень любопытно выступление комсомольцев и партийцев Донбасса, инсценировавших 9 января, на улицах Бахмута «Кровавое Воскресенье». Сперва по городу проехала в погонах казацкая сотня, расставили пулеметы. Затем двинулось шествие ряженых комсомольцев, с иконами и царскими портретами. Но зато — после стрельбы иконы и портреты подверглись уничтожению — и комсомольцы вернули окружавшие толпы к 1923 г. [...]
Союз имеет дело с подростками, которые мало знакомы с капиталистическим гнетом. Этот рабочий подросток требует к себе сложного, комбинированного подхода. Подходом к нему является «комсомольское рождество и пасха». Подходом к нему будет книжка «Комсомольцы в дебрях Африки». Так, постепенно всеми этими путями беря его в руки, мы через волшебный фонарь приведем его к политкружку, легче и занимательней построенному. Это время не за
горами.

Москва. 1923
Опубликовано: Журнал "Родина", №4, 1990. - с.10

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2350

СообщениеДобавлено: Сб Май 29, 2010 10:34 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Из статьи "Пасха Христова: в царской Тавриде и в красном Крыму" (автор: Екатерина Ерш):

Дела безбожные
Прошло всего двадцать лет со времени Пасхи 1909 года. И вот новые газеты. Новые журналисты (а может, «перестроившиеся» старые?) берутся за перо. Газета «Домна» 1929 год: «Дела безбожные. Союз безбожников на заводе еще очень молодой и большого опыта в работе еще не имеет, с июня месяца 1928 года только начал организационно оформляться. Безбожники имеются почти во всех цехах за исключением кузнечного, коксового, механического в которых ячейки организационно не оформлены.
Цехуполномоченные еще не достаточно энергично проводят работу, а при желании и энергии можно работу провести и создать в каждом цехе ячейку безбожников… Пора сбросить с плеч рабочих и служащих наследие царизма — религиозные вериги, связывающие по рукам и ногам трудящиеся массы. Необходимо в тесном союзе труда и науки строить социалистическое хозяйство. Религиозно-мистическое мировоззрение тормозит наше строительство. Религия корнями вросла в наш быт».
Тот же автор под псевдонимом Ш.Н. (свой фамилией подписаться не решился) выдает в следующем номере газеты еще один «шедевр»: «Пасха — праздник разгулья и пьянства. Религиозные праздники приносят большой вред. Но больше всего приносит вреда праздник пасхи и другие «двунадесятые» праздники. К пасхе (со строчной буквы. — Е.Е.) верующие подготавливаются в течение семинедельного великого поста с тем, чтобы сэкономить за пост, а потом… все сразу опустошить в «светлый христовый праздничек»… Спросим себя — кому нужны эти праздники и что мы от них имеем? Кроме вреда, ничего... Нам нужно больше энергии и силы на строительство, на борьбу с трудностями…»
Однако от советских безбожных «праздников» Ш.Н. не открещивается. Они, видимо, для здоровья полезнее: «Вместо рабских разгульных праздников, мы создадим дни отдыха, создадим новые светлые праздники труда и борьбы: «Первое Мая», «День кооперации», «День женщин», «Юношеский день», «день Октябрьской революции» и другие. Нужно эти дни увеличить и совершенно выкинуть из календаря религиозные праздники пьянства и разгула».
А вот еще один «научный» разбор Пасхи, опубликованный 1 мая — к слову, наутро после главного языческого, сатанинского дня Вальпургиевой ночи. Впрочем, в «язычестве» автор без тени смущения обвиняет… православных: «Языческий праздник. В этом году почти совпадает с первомайскими днями языческий праздник «пасха». Кончился Байрам, кончается еврейская «пасха» — древний земледельческий праздник первой жатвы «когда появляется первый сноп на поле» (Второзаконие, глава 16, 9—10), использованный позже как праздник национального единения, как день памяти чудесного «исхода» евреев из Египта. На самом же деле никогда еврейский народ в целом в Египте не был и никакого «исхода» из Египта по научным исследованиям быть не могло… Дальнейшее отражение в сказаниях о египетском боге — Озирисе, греческом — Дионисе, вавилонском — Таммузе, финикийском — Адонисе и т.д. И лишь позднейшее оформление в легенде о христе (даже собственное имя, вопреки правилам грамматики, безбожники писали со строчной буквы. — Е.Е.). И верующая часть населения, готовясь к «светлому христову воскресению», не думают о том, что христа никогда не было…»
Почему-то читая это, вспоминаешь слова булгаковского Воланда: «Что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!» К слову, роман «Мастер и Маргарита» Булгаков начал писать именно в 1929 году…
Святое и грешное
Газета «Красная Керчь», 1929 год. На страницах этого издания целый безбожный парад:
«Не праздновать пасху. ЦК союза горнорабочих получил телеграмму о том, что по инициативе группы беспартийных рабочих Доссора (нефтяной промысел Эмбанефти в Казахстане), рабочие и служащие Эмбонефти для борьбы с пьянством, прогулами и падением труддисциплины постановили не праздновать пасху и другие религиозные праздники. В первый день пасхи рабочие отдают свой заработок на сооружение самолета».
«Религии — смертный бой. ЦРК не должен устраивать пасхальных витрин. База юных пионеров при союзе медсантруд и работпрос требует, чтобы перед пасхой на витринах кооперативных и государственных магазинов не было никаких «соблазнительных» выставок (пасхи, крашеные яйца, предметы мещанского обихода и т.д.), ибо эти выставки вызывают ненужное праздничное настроение (!!! — Е.Е.). Кроме того, они оказывают влияние и на некоторых пионеров. Желая избегнуть этого явления, мы, юные пионеры 1 и 23 отрядов, требуем запрещения пасхальных выставок».
«Против религиозного праздника. В дни пасхи 5 и 6 мая Госиздат работает. Торговля будет производиться как в обычные рабочие дни. С 5-го мая начинается двухнедельник дешевой продажи книги: все книги будут продаваться с большой скидкой».
«Рабочие и служащие Азчергосрыбтреста, порывая решительно с религиозными предрассудками, влекущими за собой пьянство, болезни и прогулы, постановили отказаться от празднования пасхи и в понедельник 6 мая явиться на работу. Они вызывают последовать их примеру рабочих и служащих табачной и консервной фабрик».
О Пасхе стихами
Пасху поносили не только в прозе, но и в стихе. Вот отрывок из одного из них:
«В этот день царит в народе
Вместе цветом майских роз —
Цвет пожаров и раздоров,
Обалденье и дремота,
Песнопенье и блевота,
Полбутылка и христос!..
---
Их трезвон объединяет
Лагерь тьмы, слепых, безвольных,
И — коммуной недовольных
Наших яростных врагов…
Книга! Разум человека!
Страсть творцов иного века, —
В этот день
Ударь в атаку
На попов и на богов!»

Чем закончилась «атака на богов», мы прекрасно знаем: миллионы погибших в сталинских лагерях, умерших от голода, погибших на полях братоубийственной войны. Как тут не вспомнить строки из Святого Писания «Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет
человек, то и пожнет».
time4news.org/content/paskha-khristova-v-tsarskoi-tavride-i-v-krasnom-krymu

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB