Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Женщины в Белом движении Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Аэлита
младший унтер-офицер


Зарегистрирован: 25.08.2010
Сообщения: 232

СообщениеДобавлено: Пт Мар 25, 2011 2:13 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Ах, ВЕТЕР, Вы уже почти сагитировали меня в белогвардейки.

Цитата:
Аэлита,по Вам заметно,что пообщавшись на форуме и видимо прочитав часть исторических материалов,Вы явно переходите на сторону Белой Гвардии.Еще немного и Вам будет присвоено звание подпоручицы! Very Happy

Почти соблазнилась покрасоваться в мундире с погонами на белом конеRolling Eyes

А потом как увидела этих красавиц,со стрижками "под Котовского", и жуть взяла: что же это я тоже буду выглядеть такой страшненькой бритоголовой скинхэдкой,
Image

или ходить с саблей до пола и с какой-то веревкой на шее, как эта тетенька?

Image


Да еще ко всем прочем "радостям" придется и стрелять в свой родной народ?
Crying or Very sad

Нет. Я может как-нибудь уж в диэертирках временно перебьюсь, а? Embarassed
Не дамское это дело, шашками по головам рубать своих.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
ВЕТЕР
фельдфебель


Зарегистрирован: 23.09.2010
Сообщения: 475
Откуда: Почти Тюмень

СообщениеДобавлено: Ср Мар 30, 2011 8:01 am Ответить с цитатойВернуться к началу

А Ви Аэлита где фотки такие нашли? Особенно вторую. На вопрос,а чего у Ленина и Крупской детей не было,Ви видимо заплывете...У кого там сбой был?
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Аэлита
младший унтер-офицер


Зарегистрирован: 25.08.2010
Сообщения: 232

СообщениеДобавлено: Пн Апр 04, 2011 1:30 am Ответить с цитатойВернуться к началу

ВЕТЕР писал(а):
А Ви Аэлита где фотки такие нашли? Особенно вторую. На вопрос,а чего у Ленина и Крупской детей не было,Ви видимо заплывете...У кого там сбой был?


Эти фотки любезно предоставил нам в этой теме, но чуть выше, наш уважаемый Маслов!

А с чего у Вас возник вопрос о Крупской?
Это Вам, наверное, вид тетеньки с веревкой на шее навеял воспоминания о Надежде Конастантиновне? Razz

Вот видите, занятия мужскими делами, как-то: войнами, революциями и т.д. вредны для женщины: снижают процессы деторождаемости Crying or Very sad
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Wit Александрович
рядовой


Зарегистрирован: 19.10.2010
Сообщения: 60

СообщениеДобавлено: Чт Апр 14, 2011 4:15 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Глава 6. Какие мы разные

Когда мы жили в Инженерном замке, одна худосочная девица лет двадцати пяти уверяла, что она ясновидящая. По-моему, у нее на «чердачке» не все было в порядке...
«Если человек будет убит, то, закрыв глаза, я вижу, как он точно рассыпается костьми», – говорила она.
Это выражение особенно понравилось бабам, и они ее постоянно просили:
– А ну, товарищ, сгадайте мне, чи мои кости рассыпятся, чи ни!
Та сейчас же закрывала глаза:
– Я вижу вас бегущей по полю, и за вами кто-то гонится...
– То она от хветхвебеля удирает. Должно, опять пьяна. Уж больно охоча до водки, – рассуждает соседка.
– А мне, товарищ!
– Вы будете ранены. Я вижу, как вы, держась за бок, со стоном пробираетесь к лесу...
– Не за бок, за живот! Это она до ветру бегит, кашей объелась! – подсказывает другая.
Попросила и я.
– Вы сделаете что-то хорошее. Я вижу вас сидящей у костра.
– Еще бы не хорошее! Всех вшей из штанов над костром выкурит! – замечает моя соседка.
– Погадайте и мне, – просит следующая.
– Вы благополучно вернетесь домой. Я вижу вас в солдатской форме в кругу близких. Вы со слезами радости прижимаете к груди маленького мальчика. -191-
– От проклятая баба! – всплескивает руками одна из слушательниц. – Надо сказать хветхвебелю, щоб доглядав за ней. Приихала до дому и зараз хлопца родила!..
На все шутливые замечания «ясновидящая» никогда не обижалась. Мы попали в разные роты. Месяца через два я ее встретила на шоссе:
– Товарищ, погадайте мне!
– Ах, нет, увольте! Я больше не гадаю. У меня дар ясновидения, а из меня товарищи строят какого-то Петрушку!..
Второй комичной фигурой была двадцативосьмилетняя эстонка по фамилии Пендель или Пандель, прозванная Пудель. Она была санитаром. Я уверена, со времени основания Российского государства ни один воин не мог похвастаться такими прекрасными формами. Это был ком жира на двух подпорках. С несколькими подбородками и со столькими же жировыми складками на животике. Ходила эстонка раскорякой, так как из-за толщины ног составить вместе не могла. По той же причине руки, как крылья у квочки, торчали в сторону. Не знаю, правда ли, но одна доброволица утверждала, что у Пуделя была незаурядная сила. Ухватит восемнадцатилетнюю девочку за бочок, перекинет себе на горб и потащит — для Пуделя это не представляло большого труда. Как-то с песнями батальон проходил по улицам Петрограда. Шинели скрадывали наши фигуры, и никто не догадался, что шли женщины. Но лишь только паказался наш Пудель, раздался веселый смех: «Женский батальон!..»
У меня во взводе были две монашки. Я как-то одной задала вопрос:
– А как вы попали в батальон? Я слыхала, что монашкам запрещается знать, как течет жизнь за монастырской стеной. Богомольцы сказали.
– Нет, господин взводный, я-то в церкви была два раза в год: под Пасху и Рождество. Все время проводила в тяжелой работе — на конюшне. Раз зашла черница и сказала: «Богомольцы баяли, что устроили Женский батальон». Страсть как мне захотелось поступить. Побежала узнать. Говорят, правда. Пришла к матушке игуменье, поклонилась в землю: «Благословите, матушка, поступить в Женский батальон! Жись свою хочу положить за Рассею!» Не стала она меня удерживать, тут же благословила и говорит: «Служи верой и правдой, не щадя живота, да моли Царя -192- Небесного, чтобы простил нам наши прегрешения и вернул нам Царя земного. Без него, батюшки, не будет ни счастья, ни покоя на земле православной». Вторая же монашка, когда уже начались тревожные дни, при первой тревоге хватала молитвенник и начинала читать нараспев.
После обучения грамоте второй мерой, предпринятой ротным комитетом, было искоренение сквернословия. Кое-кто, бравируя, стал подражать довоенным боцманам. В роте искоренить это зло удалось. Но в обозе, где были преимущественно простые бабы, все это распустилось махровым цветком.
Как-то я проходила по шоссе. Две бабы возились около телеги. Здесь же стоял офицер. Что-то не ладилось с упряжью, и вдруг одна из них злобно заорала:
– Куды ты тянешь? Аль глаза у тебя в... Не видишь, что перекосило...
– Тра-та-та... – соловьиной песнью пронеслось по шоссе. Офицер схватился за голову: «Ну и женщины!»
Приближался день присяги, назначенный на праздник Рождества Богородицы, 8 сентября. Ротный предупредил: «Если кто-нибудь в себе не уверен, пусть уходит сейчас же. Не забывайте, что после присяги все ваши поступки будут караться дисциплинарным законом. Возврата к прошлому не будет!» Желающих \ покинуть батальон не нашлось.
Накануне присяги человек десять сидели вечером, долго
разговаривая. Я задала вопрос:
– А что, товарищи, никого не страшит завтрашняя присяга?
– Да нет, господин взводный. Кто боялся, уже давно покинул наши ряды. Одно грустно – будем присягать России-матушке, да не Царю-батюшке...
– Вместо Царя присягнем Временному правительству! – проговорила другая.
– Да, придется, – вздохнула первая. – Да только кабы да моя воля, я бы Временному правительству не присягнула, а такого бы «пристегнула», что они не знали бы, в какую дверь спасаться!..
– Скажите, какая монархистка, – засмеялась ее соседка.
– А вы, товарищ, не боитесь так открыто говорить об этом? Ведь у нас есть сочувствующие революции. Могут донести...
– А доносчику первый кнут! – резко проговорила М., бывшая учительница. — И было бы величайшим позором, если бы -193- наши доброволицы уподобились солдатам и начали доносить на нас же за наши убеждения. Наше дело не политика, а фронт. Мы можем не соглашаться друг с другом, но это нам не помешает плечом к плечу встать на защиту родины...
– Верно, правильно! – раздались одобрительные возгласы.
– А мой батька тоже был за Царя, – проговорила хорошенькая черноглазая доброволица. – Страсть как осерчал, когда узнал, что я записалась в батальон. «Кого, – кричит, – ты пойдешь защищать? Эту сволоту, что Царя с трона сбросила?» – «Нет, – говорю, – батя. Россию поеду защищать!..»
– А мой маленький братишка тоже отличился, – засмеялась другая. – Помнил, как во время войны мимо нас проходила манифестация с портретом Государя и пением «Боже, Царя храни». Идем с ним как-то после революции по улице, навстречу манифестация, но уже с красными флагами и пением «Интернационала». Мы остановились. Вдруг слышу, он спрашивает солдата: «Товарищ, а почему они не поют "Боже, Царя храни"?» Тот как захохочет: «А потому, парнишка, что они твоему Царю уже дали...» – и прибавил непристойное выражение.
– Эй вы, полуночники! Не пора ли на покой? Ведь завтра рано подниматься! – раздался голос из угла.
– В самом деле, давайте ложиться, – сказала я, поднимаясь. – Завтра нам предстоит если не решительный бой, то решительный день. И хорошо быть не только с ясной головой, но и отдохнувшими телом.
Мы разошлись по своим местам.
Наутро, особенно тщательно приведя себя в порядок, стали поротно стекаться к месту присяги. Дул ветер. Но вот батальон выстроился. Священник обратился к нам со словом. Сказал, что ему впервые в жизни приходится приводить к присяге гражданок. Говорил о нашем долге перед родиной и что наша верная служба зачтется нам на Небеси.
Наступил торжественный момент. Тишина стояла такая, что, пролети муха, мы услышали бы ее жужжание... «Поднимите правую руку с тремя сложенными перстами и повторяйте за мной! – прозвучал в тишине голос священника. – Клянусь и обещаю...» Мы клялись в верности родине и повиновении начальству. Затем приходили прикладываться к кресту и расписывались. -194-
Занятий в этот день не было, но не было и обычного веселья. Ни песен, ни шуток. Все ходили торжественные, притихшие. То же чувство я испытала в детстве, когда после причастия боялась каким-либо словом или действием осквернить святость свершившегося.
Вечером, когда стали укладываться спать, я говорю: «Ну, товарищи, свершилось! Мы уже с вами не Феклы, Марии или Лукерьи, а солдаты Русской Армии» – и шутя затянула «Солдатушки, браво ребятушки! А где ваши мужья?». И вдруг весь взвод, точно по приказу, грянул в ответ с необыкновенной силой: «Наши мужья – заряжены ружья. Вот где наши мужья!..»
Говорили, что Временное правительство дало разрешение на формирование второго батальона и маршевых рот. Со временем батальон должен был развернуться в 1-й Петроградский женский полк. Поручик Сомов видел рисунок нашего будущего знамени: белые лилии, икона Богоматери и соответствующие надписи. Знаменосцем назначалась наш фельдфебель Мария Кочерешко, георгиевский кавалер 3-й степени. Барабанщиком – цыганка, до поступления в батальон бившая в тамбур в каком-то оркестре. Шли последние приготовления. Выдавалась амуниция, зимние вещи. Для нашего Пуделя снимали специальную мерку, да и для нас брюки шили короче и шире в бедрах, так как в мужских штанах мы проваливались до подмышек, но на бедрах они сидели, как лайковые перчатки.
На фронте нам отводился участок под Двинском, между Пятигорским ударным батальоном и юнкерами, кажется, Северного фронта. Шла усиленная подготовка по ведению наступления, колке чучела и т.д.
В свободное же время жизнь текла своим чередом. Как-то доброволица Хасиева рассказала историю своего замужества. «Я влюбилась в кавказца Хасиева. Но когда он попросил моей руки у родителей, то они отказали, находя, что для меня, невесты с приданым, он неподходящая пара. Так я, не долго думая, сбежала и тайно повенчалась. Им ничего не оставалось, как примириться с фактом и нас простить».
Тут же сидела и отделенная Репкина. Я о ней упоминала – лучший стрелок и запевала. Но до чего она была неказиста! С выдающимися скулами, оттопыренными губами, ходила, как обезьяна -195- , загребая руками и подаваясь вперед. Приехавшая одной из первых, обучившись поворотам и маршировке, как и другие, она была приставлена для обучения новобранцев. Попав в учебную команду, по окончании ее была назначена отделенным, хотя на эту должность были и более достойные. Вагина ее прозвала «ташлинский мужик» (Ташлин – деревня, мужики которой славились своей косолапостью и тупостью). И вот, услыхав рассказ Хасиевой, наша Репочка решила не ударить лицом в грязь. Выговор был у нее на «о».
– А ко мне тоже сватался поручик. Красивый да богатай...
– Что же вы не вышли замуж?
Она скромно опустила глаза в землю и губы сложила «сердечком»:
– Да ня знаю, чего-то не захотелось...
– Я знала ее жениха. Был не только офицер, но и унтер-офицер, – подмигнула одна из слушательниц.
– Не, право слово, офицер, и с погонами...
– Неужели? – удивленно воскликнула другая.
– А я думала – с хвостом!..
– Да ты что из меня дуру строишь, думаешь, вру?
– Не обижайте, товарищи, нашу Репку, – примирительно проговорила другая. – Она славная девушка. А кому не хочется если не иметь, то хоть помечтать о женихе?
– Вот уж правду говорят, что «дураков не сеют, не жнуть, а сами ростуть».
– Видно, и нашу Репку выдернули из той же грядки, – тихо, чтобы она не услыхала, проговорила курносенькая А.
Недели, кажется, за три до выступления на фронт, назначенного на 26 октября, поручик перед строем объявил о производстве взводных в старшие унтер-офицеры, отделенных – в младшие унтер-офицеры и несколько рядовых в ефрейторы, и закончил словами: «Во всех ротах и командах нашивки будут нашиты сегодня, но моя рота получит их в день выступления на фронт». Может, это было сделано с целью поднятия духа при отъезде на фронт, но было обидно, что мы их не получили сразу. Кто из военных не помнит, как торопились молодые офицеры прицепить лишнюю звездочку, а нижние чины нашивку?
Завелась у нас и ротная собака, сопровождавшая нас на все ученья. Но однажды на стрельбище, подбежав к мишеням, она -196- была ранена. Услышав визг, поручик приказал доброволице: «Добейте ее прикладом!» Та, подбежав, ударила, но недостаточно сильно. Раздался за душу хватающий визг. «Не надо, не надо!» – послышались крики. Но пес издох.



Глава 7. Парад на Дворцовой площади

24 октября перед Зимним дворцом должен был состояться парад. Поручик Сомов и тут решил отличиться и тайком от других прорепетировал прохождение роты, ощетинив штыки.
Чистились, мылись и писали прощальные письма домой. За несколько дней до выступления командир батальона проверял наши знанья. Батальон был выстроен в поле, и 1-я рота под его команду делала все перестроения, рассыпалась в цепь, совершала перебежки и пошла в атаку. Результатом подготовки он остался доволен.
Наступило 24 октября. Погруженные в вагон, но конные разведчики в пешем строю, мы с песнями двинулись в Петроград.
Из одного вагона неслось «Гей, ну-ты, хлопцы!..» с залихватским припевом «И-ха-ха, и-ха-ха!». Из второго – «По дороге пыль клубится...». Грустная история казака-сироты, возвращающегося с набега. Из третьего – разудалая «Ой, да течет речка по песку, да!». Перекликались, точно петухи на рассвете. На каждой остановке пассажиры и служащие высыпали на перрон послушать наше пение. Запевала Яцулло заливалась соловьем. По прибытии в Петроград двинулись по улицам с пением. «Ох, и хорошо же спивают», – проговорил какой-то солдат, когда мы проходили.
Вот и Дворцовая площадь. Прибыл оркестр какого-то полка, скоро пожаловало и начальство: генерал со штабом (фамилии не помню) и военный министр Керенский. Мы построились во взводную колонну. Грянул оркестр. Пошел наш 3-й взвод.
Я вышла на середину взвода. Взвод поравнялся на дистанцию с желонером. Командую: «Прямо!» Тело натянуто, как струна. Вперила взор прямо в точку, боясь потерять равнение. «Ногу» отбиваю с таким усердием, что опасаюсь, как бы после парада мои ступни не превратились в две отбивные котлетки. Смерила взглядом -197- расстояние до начальства: пять шагов... Резкий поворот голов вправо. Вот уже по уставу «пожираю» начальство глазами, хотя от волнения не только не вижу лиц, но даже не замечаю фигур. Да как не волноваться! До сего времени приходилось водить взвод в знакомой обстановке под взглядами редких прохожих да котов с крыш! Здесь же – перед командующим и тысячью зрителей.
Накануне парада было получено донесение, что «товарищи» (большевики) во время парада хотят нас расщелкать. Мы шли на парад с заложенной обоймой патронов и курком, поставленным на предохранитель. По карманам и в подсумках были патроны. Получили приказ поручика: «В случае нападения первый залп давайте в воздух. Второй – по нападающим».
Второй раз идем поротно. Поручик командует: «На ру-ку!..» Рота идет, ощетинив штыки. Что и говорить, грозный вид! Как тут врагам при виде нас не засверкать в страхе пятками, спасая свою жизнь!..
Но что это? 1-я рота направилась прямо на вокзал, а нашу – правым плечом заводят обратно на площадь. Мы видим, как весь батальон, пройдя церемониальным маршем, также вслед за 1-й ротой уходит на вокзал. Площадь пустеет. Нам приказывают составить винтовки в «козлы». Откуда-то донесся слух, что на заводе, кажется, «Нобель», взбунтовались рабочие и нас отправляют туда для реквизиции бензина. Слышатся недовольные голоса: «Наше дело – фронт, а не мешаться в городские беспорядки». Раздается команда: «В ружье!» Мы разбираем винтовки, и нас ведут к воротам дворца.

Глава 8. Бой в Зимнем дворце

Казаки отказались защищать Зимний дворец и ушли 25 октября, оставив пулеметы юнкерам. Проходя по двору, я увидела юнкера, прохаживавшегося с обнаженной шашкой около орудия – Михайловское артиллерийское училище.
Роту вводят в роскошные апартаменты с окнами, выходящими на Дворцовую площадь. Говорили, что это покои Екатерины Великой. Раздают патроны; новенькие гильзы блестят, как золотые. Почти все по одному-два патрона прячут за пазуху – «на память». -198-
Усаживаемся на полу, не выпуская винтовок из рук. Никто не решался сесть на мебель, боясь испачкать ее шинелями. И как мы впоследствии были возмущены, узнав, что солдаты, ободрав с мебели шелк и бархат, свалили вину на нас.
Проходя на обед, видела сидевших на полу и стоявших юнкеров. Пока все тихо. Мы уже знаем, что оставлены для защиты Зимнего дворца.
Ночь не принесла никаких перемен. Доброволицы сидят, обхватив винтовки, готовые по первому приказу вступить в бой. Я несколько раз приникала к стеклу, силясь что-нибудь рассмотреть. Незаметно никакого движения. Поручик предупредил: «После приказа открывать огонь накладывайте на стекла что-нибудь мягкое и выдавливайте!»
Михайловское артиллерийское училище было обманом уведено перекинувшимся к большевикам комиссаром. 25-го во дворец пробрался комиссар Абрам Гундовский, уговаривавший юнкеров уйти. Он был ими арестован, но потом выпущен.
В ночь с 24-го на 2,5-е броневики покинули Зимний дворец. Остался лишь один броневик, из которого солдаты вынули магнето.
Во дворец с вокзала пробралось несколько ударников. Слыхали, что среди них была и женщина-прапорщик.
Штаб округа вызвал вечером 24-го фронтовые части, а Смольный – кронштадтских матросов. В Неву вошла целая флотилия (несколько тысяч матросов). Матросы высадились около Николаевского моста и оттуда повели наступление на Зимний дворец. Штаб округа приказал развести мосты (Литейный, Троицкий, Николаевский), чтобы отрезать рабочие районы от центра. Мосты были разведены, но в 3 часа рабочие и красноармейцы свели их снова. Ночью крейсеру «Аврора» было приказано подойти к Николаевскому мосту (находившемуся в руках юнкеров) и захватить его, что и было исполнено.
Все эти сведения были мной получены три года назад от г-на Зурова, пишущего «Историю русской революции», которому я дала кое-какие сведения о Женском батальоне. Теперь возвращаюсь к личным воспоминаниям.
25 октября 1917 года около 9 часов вечера получаем приказ выйти на баррикады, построенные юнкерами перед Зимним дворцом. -199-
У ворот высоко над землей горит фонарь. «Юнкера, разбейте фонарь!» Полетели камни, со звоном разлетелось стекло. Удачно брошенный камень потушил лампу. Полная темнота. С трудом различаешь соседа. Мы рассыпаемся вправо за баррикадой, смешавшись с юнкерами. Как потом мы узнали, Керенский тайком уехал за самокатчиками, оставив вместо себя министра Коновалова и доктора Кишкина, но самокатчики уже «покраснели» и принимали участие в наступлении на дворец. В девятом часу большевики предъявили ультиматум о сдаче, который был отвергнут.
В 9 часов вдруг впереди загремело «ура!». Большевики пошли в атаку. В одну минуту все кругом загрохотало. Ружейная стрельба сливалась с пулеметными очередями. С «Авроры» забухало орудие.
Мы с юнкерами, стоя за баррикадой, отвечали частым огнем. Я взглянула вправо и влево. Сплошная полоса вспыхивающих огоньков, точно порхали сотни светлячков. Иногда вырисовывался силуэт чьей-нибудь головы. Атака захлебнулась. Неприятель залег. Стрельба то затихала, то разгоралась с новой силой.
Воспользовавшись затишьем, я спросила, повысив голос:
– Четвертый взвод, есть ли еще патроны?
– Есть, хватит! – послышались голоса из темноты.
– Есть еще порох в пороховницах, не ослабели еще казацкие силы! – раздался веселый голос какого-то юнкера.
Нас обстреливали от арки Главного штаба, от Эрмитажа, от Павловских казарм и Дворцового сада. Штаб округа сдался. Часть матросов прошла через Эрмитаж в Зимний дворец, где тоже шла перестрелка. В 11 часов опять начала бить артиллерия. У юнкеров были раненые, у нас одна убита.
Прослужив впоследствии два с половиной года ротным фельдфебелем в 1-м Кубанском стрелковом полку, я видела много боев, оставивших неизгладимое впечатление на всю жизнь, но этот первый бой, который мы вели в абсолютной темноте, без знания обстановки и не видя неприятеля, не произвел на меня должного впечатления. Было сознание какой-то обреченности. Отступления не было, мы были окружены. В голову не приходило, что начальство может приказать сложить оружие. Был ли страх? Я бы сказала, как и раньше, при стоянии на часах в лесу, сознание долга его убивало. Но временами охватывала сильная -200- тревога. Во время стрельбы делалось легче. В минуты же затишья, когда я представляла, что в конце концов дойдет до рукопашной и чей-то штык проколет мой живот, и он, как спелый арбуз, затрещит по всем швам, – то, признаюсь, холодок пробегал по спине. Надеялась, что минует меня чаша сия и я заслужу 6олее легкую смерть – от пули. Смерть нас не страшила. Мы все считали счастьем отдать жизнь за Родину.
«Женскому батальону вернуться в здание!» – пронеслось по цепи. Заходим во двор, и громадные ворота закрываются цепью. Я была уверена, что вся рота была в здании. Но из писем г-на Зурова узнала, со слов участников боя, что вторая полурота защищала дверь. И когда уже на баррикаде юнкера сложили оружие, доброволицы еще держались. Как туда ворвались красные и что происходило, не знаю.
Нас заводят во втором этаже в пустую комнату. «Я пойду узнаю о дальнейших распоряжениях», – говорит ротный, направляясь к двери. Командир долго не возвращается. Стрельба стихла. В дверях появляется поручик. Лицо мрачно. «Дворец пал. Приказано сдать оружие». Похоронным звоном отозвались его слова в душе...

regiment.ru/Lib/B/4/1.htm

_________________
Мы к смерти приговорены,
И лишь немногим срок отсрочен.
Живем мы, как во дни войны —
Миг мимолетен и непрочен.
Через войну, через тюрьму
Идя, как от страстей вечерни,
Несем мы дому своему (...)
Свое немеркнущее пламя.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6637
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 19, 2012 6:05 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Вы наверняка читали про генерала Слащева, отчаянного храбреца и гениального тактика. Это был позер, дебошир, без конца со всеми ссорившийся, но не раз спасавший белый фронт. Слащев обожал экстравагантность, носил какие-то умопомрачительные мундиры собственного дизайна. «Пускай всякий, кто так воюет, наряжается как ему угодно», - говорил про него Врангель.

Но мы смотрим не на щеголя Слащева, а на девушку, которая рядом.

Image

Это Нина Нечволодова, она оправляется после ранения, полученного на Чонгарской гати. В ней трудно узнать пухлую барышню, тоже наряженную казаком, вот с этого снимка.

Image

Нужно было увидеть и пролить немало крови (своей и чужой), чтобы так перемениться всего за два года. Должен сказать, что, когда сравниваешь любое женское лицо до и после фронта, содрогаешься.

Читаем в воспоминаниях И.Сагацкого: «...Около вагона Слащева стояла большая группа и Ниночка-ординарец. Это была миловидная и стройная девица в белой рубахе с погонами унтер-офицера и одним или двумя Георгиевскими крестиками, в кавалерийских синих бриджах и сапогах со шпорами. Мне успели шепнуть, что Ниночка - из хорошей семьи, ведет себя безупречно и вполне заслуживает свои Георгиевские крестики…».

Сагацкий видел Нечволодову в апреле 1920 года, когда она уже состояла при своем сорви-голове и была личностью полулегендарной. Про первую мировую и завоеванные ордена - выдумки.

Годом раньше, когда начиналась эта любовь, Нина была сестрой милосердия. Однажды Слащев, в ту пору командир дивизии, был прошит пулеметной очередью. «Между тем пришлось отступать с позиции, и селение, в котором расположился Слащев, оказалось в районе, захваченном красными. Спасла Слащева молоденькая сестра милосердия, бывшая при гвардейском отряде, т.к. была сестрой служившего в этом отряде офицера. Она верхом отправилась в селение, в котором лежал Слащев, метавшийся в жару и беспамятстве, взвалила с помощью крестьян раненого на лошадь и прискакала с ним к гвардейскому отряду. Эта сестра милосердия неотлучно оставалась при боровшемся со смертью Слащеве и выходила его. Вскоре после выздоровления Слащев женился на ней. Его первый брак был несчастлив. Эта же вторая жена вполне подходила к нему: под видом ординарца (из вольноопределяющих) Никиты, она безотлучно находится при Слащеве и сопровождает его и в бою, и под огнем», - пишет очевидец.

С того дня и до самой смерти полоумного генерала Нина была с ним неразлучна. Куда он – туда и она. Даже если на верную гибель.

Вот описание знаменитого боя на Чонгарской гати – двухметровой насыпи через Сиваш.

22 марта 1920 года Слащев решил пройти по ней под ураганным огнем красных и захватить противоположный конец. Все офицеры сказали, что это невозможно. Тогда генерал построил мальчишек-юнкеров и под духовой оркестр, строевым шагом, повел вперед. «Ординарец Нечволодов» шел рядом – и был ранен. Гать в результате взяли, красные не выдержали «психической атаки».

Помните, как в пьесе «Бег», где Михаил Булгаков разделил образ реального Слащева на двух генералов – Чарноту и Хлудова, последний говорит вестовому Крапилину: «Я на Чонгарскую гать ходил с музыкой и на гати два раза ранен!», а Крапилин в неистовстве кричит: «Все губернии плюют на твою музыку!»?

По-моему, губернии правильно делают. Гнать под пулеметы любимую женщину – скверный героизм.

Биографию Слащева я пересказывать вам не буду, и так знаете. Разве что совсем коротко.

У Врангеля лопнуло терпение, и он снял самодура с командования армией. Нина последовала за Слащевым.

В эмиграции Слащева разжаловали и оставили без пенсии – Нина (в отличие от подруги генерала Чарноты) любимого не бросила.

Потом Слащеву взбрело в голову вернуться в Совдепию, где он был заочно приговорен к смертной казни. Нина поехала с ним.

Бывшего генерала амнистировали, и он преподавал тактику на высших командных курсах «Выстрел». Нина руководила там театральной студией.

Даже в кино они снялись вместе: в кинокартине «Врангель» сыграли самих себя.

Но в 1929 году Слащева убил некий Коленберг, мстя за брата, казненного белыми (у Слащева было прозвище «вешатель»).

И здесь следы Нины Нечволодовой теряются. Куда она исчезла и что с ней было дальше, неизвестно.

Борис Акунин

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6637
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Фев 23, 2013 3:36 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

«Полутёмная громада войскового собора в Екатеринодаре. Горсточка людей, пришедших помолиться за усопших. С амвона раздаются печальные слова: «Об упокоении душ рабов Божиих воинов Татьяны, Евгении, Анны, Александры…»

Какое непривычное и странное сочетание воина с женским именем… С болью и стыдом сжимается сердце при этих словах. Ведь это из-за нас, мужчин, пошли девушки на подвиг бранный. Помните, в окопах 17-го года революционные солдаты воткнули штык в землю и братались с врагом. Это им на смену пошли девушки и женщины.

Несколько месяцев перед этой панихидой восемнадцать юных девушек-офицеров представлялись мне в Новочеркасске в начале формирования Добровольческой армии. А вот теперь — «Упокой, Господи, воина Татьяну, воина Анну!»
Ярко и живо встали тогда в соборе образы погибших. Ярки они и теперь.

Одной из первых погибла Татьяна Бархаш* под Эйнемом.… На часах убита во Владикавказе Анна Алексеева. Баронесса де Боде пала в знаменитой конной атаке 31 марта. Самая младшая из девушек-прапорщиков (18 лет), Юлия Пылаева, умучена большевиками под Кореновской во время 2-го Кубанского похода. Убита Вера Мерсье, одна из двух сестёр, вторая была несколько раз ранена**. Была также ранена в Кубанском походе Семёнова.

Горя жертвенным огнём, пришли юные девушки-офицеры в Добровольческую армию. Еще до похода часть стала в строй, а часть исполняла опаснейшие поручения разведывательного отделения. Прапорщик Зинаида Готгардт*** (трагически скончавшаяся позже) ездила с поручением генерала Алексеева на Кубань для установления связи с генералом Эрдели, потом ездила в Могилёв, где в то время была ставка Крыленки. Ежеминутно рискуя погибнуть мучительной смертью, вися на подножке вагона в зимнюю стужу, среди разнузданных солдат и рабочих, она выполняла свои поручения.

Две погибли в подвале чека в Москве, посланные туда после возвращения из Кубанского похода. Из Крыма выехало всего три-четыре.


Помню, во время похода пришли при мне к генералу Романовскому две из девушек-прапорщиков. Они просили не отправлять их санитарами (или, правильнее, сёстрами милосердия) в санитарный обоз.

«Мы офицеры, Ваше Превосходительство, и приехали в Добровольческую армию драться с большевиками, а не ходить за ранеными. В обозе есть несколько дам, едущих за своими мужьями, пусть они ухаживают за ранеными».

И таковы были все. Были они прекрасными, смелыми и хладнокровными пулемётчицами, переносили все тяготы рядового офицера в походе.

Уже в Белграде встретил я одну из них (Заборскую) в нужде и горе, которые она переносила так же скромно, как скромна была в походе, и так же стоически, как была в боях.

В 1927 году в «Возрождении» была статья А. Яблонского о девушках-офицерах. Он их назвал иронически «Офицерочки». Если бы он видел их в нашем походе, то он не только не назвал бы их так, но низко склонил бы голову во время панихиды и с уважением преклонялся бы перед немногими уцелевшими, ибо это были доблестные офицеры.

Вечная память всем погибшим из них. А чудом уцелевшим — слава.»


(из воспоминаний С.Г.Ряшенцева. Опубликовано: Первый Кубанский Ледяной поход. М., "Центрполиграф", 2001, стр. 276-277)


Комментарии доктора исторических наук С.В. Волкова:

* Речь идёт о первом бое с большевиками на Кубани отряда войскового старшины Галаева, в котором пулемётчица Т.Бархаш сыграла выдающуюся роль, обеспечив победу добровольцев

** Сёстры Мерсье отличились во время октябрьских боёв с большевиками в Москве. Во время 1-го Кубанского похода в составе 2-й роты Корниловского ударного полка. Вера Мерсье погибла в 1-м Кубанском походе, а Мария была убита в 1919 г. под Воронежем.

*** Зинаида Иосифовна Готгардт во время 1-го Кубанского похода служила в разведывательном отделе штаба армии. Позже воевала во 2-й батарее Дроздовской артиллерийской бригады. Подпоручик. В эмиграции жила в Югославии, где покончила жизнь самоубийством

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
bort057
младший унтер-офицер


Зарегистрирован: 18.08.2012
Сообщения: 233
Откуда: Рязань

СообщениеДобавлено: Вс Фев 24, 2013 9:29 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Да, боль и стыд...
Вечная память.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Wit Александрович
рядовой


Зарегистрирован: 19.10.2010
Сообщения: 60

СообщениеДобавлено: Вс Май 05, 2013 12:20 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Нестерович-Берг Мария Антоновна (р.1897)
сестра милосердия

1897, 29 января. — Дата рождения.

1914–1915. — Участие в первой мировой войне. Работа сестрой милосердия Красного Креста в лазарете в Варшаве. Занятие Варшавы немцами. Пленение. Освобождение при содействии князя Ольгерда Чарторийского.

1915, 15 ноября – 1918. — Возвращение в Петроград. Помещение в госпиталь. Посещение Императрицей Александрой Фёдоровной и великими княжнами Ольгой и Татьяной. Выздоровление. Отъезд в качестве сестры милосердия в московский госпиталь. Организация помощи пленным. Деятельность в качестве председательницы благотворительного отдела московского «Союза бежавших из плена солдат и офицеров». Сбор пожертвований. Расширение деятельности Союза. Участие во встрече генерала Л.Г. Корнилова. Посещение Союза американской миссей Красного Креста. Октябрьские события в Москве. Оказание помощи юнкерам, участвующим в боях. Первая отправка солдат и офицеров из Москвы на Дон и в Сибирь. Отъезд в Новочеркасск. Помощь офицерам и солдатам Белой армии.

1918, 13 ноября. — Возвращение в Москву. Получение разрешения от Союза на отправку людей на Дон. Отъезд из Москвы в Новочеркасск. Встречи с генералами М.П. Богаевским и А.М. Калединым. Поездка в Нахичивань. Возвращение в Москву. Выход из Союза.

1918, декабрь. — Четвёртая поездка на Дон. Встреча с генералом М.В. Алексеевым. Расстрелы в Москве.

1919, 11 января. — Арест Революционным казачьим трибуналом в Миллерово (Донбасс). Предъявление удостоверения «Союза бежавших из плена». Освобождение.

1919, 16 января – 1 февраля. — Возвращение в Москву. Обыск в квартире. Арест ЧК. Допрос. Следователь Кизельштейн. Обвинение в помощи солдатам и офицерам Белой армии. Имитация расстрела. Избиения. Помещение в Новинскую тюрьму. Объявление голодовки. Попытка Союза организовать побег. Перемещение в Бутырскую тюремную больницу. Передача информации о предстоящих арестах. Отказ от предложения места комиссара народного призрения. Высылка из Москвы в распоряжение Крымского совета. Освобождение из Бутырской тюрьмы. Ухудшение состояния здоровья. Оставление до выздоровления в Москве в распоряжении ЧК.

1919, 4 февраля – май. — Приезд сестры Галины Нестерович. Продолжение помощи офицерам при содействии сестры. Взятие подписки об отказе от участия в контрреволюционной деятельности. Возвращение сестры в Киев. Знакомство с лётчиком ротмистром Бергом. Оказание помощи заключённым в Бутырской тюрьме. Прощание с родными. Бегство в Курск. Сопровождение раненого ротмистра Берга и его брата в Киев.

1919, 22 июня – декабрь. — Замужество. Муж – ротмистр Берг. Устройство его на службу дежурным офицером к гетману. Поездка с мужем на Кубань (сентябрь). Встреча с М.П. Богаевским.
Возвращение в Киев. Участие в боях против атамана С.В. Петлюры. Организация помощи офицерам. Создание благотворительных комитетов. Взятие города Петлюрой. Бегство с мужем в Бердичев.
Переезд в Одессу. Спасение от расстрела. Прибытие в Одессу и открытие благотворительной столовой. Отплытие на пароходе «Кронштадт». Гибель парохода. Спасение на английском корабле «Котория». Приезд в Батум.

1920. — Возвращение с мужем в Ростов, затем в Киев. Вывоз сестры и брата из Киева в Ростов, далее в Екатеринодар. Гибель сестры в Екатеринодаре при спасении офицеров (2 февраля). Бегство из Екатеринодара в Новороссийск. Оставление А.И. Деникиным Добровольческой армии. Прибытие в Севастополь на пароходе «Тигр». Болезнь мужа тифом.

1920, 15 апреля. — Рождение сына Юрия.

1920, 5 мая. — Отъезд в Польшу.

1926, май – 1927. — Возвращение к власти Ю. Пилсудского. Встреча с кардиналом Хлондом. Организация комитета борьбы с коммунизмом.


1920-е гг., конец. — Работа над воспоминаниями.

1930. — Переезд в Париж.

1931. — Опубликование своих воспоминаний.

_________________
Мы к смерти приговорены,
И лишь немногим срок отсрочен.
Живем мы, как во дни войны —
Миг мимолетен и непрочен.
Через войну, через тюрьму
Идя, как от страстей вечерни,
Несем мы дому своему (...)
Свое немеркнущее пламя.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Масловъ
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 29.05.2009
Сообщения: 2681

СообщениеДобавлено: Чт Дек 19, 2013 5:51 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

На сайте обнаружил новую подборку биографий женщин-участниц Белого Движения:

Реформатская Зинаида Николаевна http://belrussia.ru/page-id-4095.html
Нестерович-Берг Мария Антоновна http://belrussia.ru/page-id-4096.html
Вербицкая Елена Михайловна http://belrussia.ru/page-id-4097.html
Маршалк Вера Георгиевна http://belrussia.ru/page-id-4098.html
Смолко-Постоногова Елена Михайловна http://belrussia.ru/page-id-4100.html
Петрова Ольга Петровна http://belrussia.ru/page-id-4101.html
Нечволодова Нина Николаевна http://belrussia.ru/page-id-4102.html
Резниченко Акилина Алексеевна http://belrussia.ru/page-id-4103.html
Чоба Елена http://belrussia.ru/page-id-4104.html
Дервиз фон Маргарита http://belrussia.ru/page-id-4105.html
Бузун Ванда Иосифовна http://belrussia.ru/page-id-4106.html

_________________
Такъ громче, музыка, играй победу!
Мы одолели, и врагъ бежитъ, разъ, два!
Такъ за Царя, за Русь, за нашу Веру
Мы грянемъ дружное ура, ура, ура!
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB